СВЯТЕЙШИЙ ПАТРИАРХ АЛЕКСИЙ II

Биографический очерк

С 1917 года, когда в России было восстановлено Патриаршество, каждый из четырех предшественников Святейшего Патриарха Алексия II нес свой тяжелый крест. В служении каждого Первосвятителя были тяготы, обусловленные своеобразием именно того исторического периода в жизни России и всего мира, когда Господь судил ему быть Предстоятелем Русской Православной Церкви.

Первосвятительское служение Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II началось с наступлением новой эпохи. Пришло избавление от гнета безбожной власти. Пораженная кризисом, власть металась, ища спасения в "перестройке". Всем однажды завладев в России, она уходила в небытие. Между тем Русская Церковь, сохранив верность Святому Православию, осталась, как и прежде, незыблемым основанием исторического бытия России.

Святейший Патриарх Алексий II (в миру Алексей Михайлович Ридигер) родился 10/23 февраля 1929 года. Его отец, Михаил Александрович, происходил из старинной петербургской семьи, представители которой проходили славное поприще военной и государственной службы (среди них генерал-адъютант граф Федор Васильевич Ридигер - герой Отечественной войны 1812 года). Михаил Александрович должен был пойти по их стопам, окончив Императорское Училище Правоведения - одно из самых привилегированных учебных заведений России, но завершить обучение там не успел из-за революции 1917 года. Поселившись в новообразованном государстве Эстония, он в 1926 году сочетался браком с Еленой Иосифовной Писаревой, уроженкой Ревеля (Таллина).

Святейший Патриарх Алексий вспоминает:

"Я был единственным сыном у родителей, мы жили очень дружно. Нас связывала крепкая любовь..."

В довоенной Европе жизнь русской эмиграции была малообеспеченной, но материальная скудость не мешала цветению культурной жизни. Эмигрантскую молодежь отличал высокий духовный настрой. Огромная роль принадлежала Православной Церкви. Активность Церкви в жизни русского рассеяния была высока, как никогда прежде в России. Религиозная общественность в русском зарубежье создала бесценный для России опыт воцерковления различных форм культурной деятельности и социального служения. В молодежной среде активно работало Русское Студенческое Христианское Движение (РСХД). Движение имело своей основной целью объединение верующей молодежи для служения Православной Церкви, ставило своей задачей подготовку защитников Церкви и веры, утверждало неотделимость подлинной русской культуры от Православия.

В Эстонии Движение действовало с большим размахом. В рамках его деятельности активно развивалась приходская жизнь. В мероприятиях Движения охотно участвовали русские православные люди. Среди них был и отец будущего Святейшего Патриарха. С юных лет Михаил Александрович стремился к священническому служению, но лишь после окончания богословских курсов, открытых в Ревеле в 1938 году, он был рукоположен во диакона, а затем - во иерея. В течение 16 лет отец Михаил был настоятелем таллинской Рождества Богородицы Казанской церкви, состоял членом, а позже председателем Епархиального совета. В семье будущего Первосвятителя царил дух русской православной церковности, когда жизнь неотделима от храма Божия и семья воистину является домашней церковью. Для Алеши Ридигера не было вопроса о выборе жизненного пути. Его первые сознательные шаги совершались в храме, когда он шестилетним мальчиком выполнял свое первое послушание: разливал крещенскую воду. Уже тогда он твердо знал, что станет только священником. Восьми-девяти лет он знал Литургию наизусть и любимой его игрой было "служить". Родители смущались этим и даже обращались к валаамским старцам по этому поводу, но им было сказано, что если все мальчиком делается серьезно, то препятствовать не нужно.

Большинство русских, живших в то время в Эстонии, по существу не были эмигрантами. Являясь уроженцами этого края, они оказались за границей, не покидая родины. Своеобразие русской эмиграции в Эстонии во многом определялось компактным проживанием русских на востоке страны. Здесь стремились побывать рассеянные по всему миру русские изгнанники. По милости Божией они находили здесь "уголок России", заключавший в себе великую российскую святыню - Псково-Печерский монастырь, который, находясь в то время за пределами СССР, был недоступен для безбожной власти. Ежегодно совершая паломничества в Пюхтицкий Свято-Успенский женский и Псково-Печерский Свято-Успенский мужской монастыри, родители будущего Святейшего Патриарха брали мальчика с собой. В конце 1930-х годов вместе с сыном они совершили две паломнические поездки в Спасо-Преображенский Валаамский монастырь на Ладожском озере. Мальчик на всю жизнь запомнил встречи с насельниками обители - духоносными старцами схиигуменом Иоанном (Алексеевым; † 1958), иеросхимонахом Ефремом (Хробостовым; † 1947) и особенно с монахом Иувианом (Красноперовым; † 1957), с которым завязалась переписка и который принял отрока в свое сердце. Вот небольшой фрагмент из его письма к Алеше Ридигеру:

"Дорогой о Господе, милый Алешенька!

Сердечно благодарю тебя, дорогой мой, за приветствие с праздником Рождества Христова и с Новым Годом, а также за твои добрые пожелания. Да спасет тебя Господь Бог за все эти дары духовные. <...> Если бы Господь сподобил всех вас приехать к нам на Пасху, это увеличило бы нашу пасхальную радость. Будем надеяться, что Господь по Своей великой милости сотворит это. Мы тоже с любовию вспоминаем всех вас: вы для нас - точно свои, родные по духу.

Прости, дорогой Алешенька! Будь здоров! Да хранит тебя Господь! В своей чистой детской молитве вспомни и о мне, недостойном.

Искренно любящий тебя о Господе

М. ИУВИАН".

Так в самом начале сознательной жизни будущий Первосвятитель прикоснулся душой к чистому роднику русской святости - "пречудному острову Валааму". Через монаха Иувиана духовная нить соединяет нашего Патриарха с Ангелом-хранителем России - святым Иоанном Кронштадтским. Именно по благословению этого великого светильника земли Русской отец Иувиан стал валаамским монахом, и конечно же он рассказывал о великом пастыре милому его сердцу мальчику Алеше. Эта связь напомнила о себе спустя полвека - Поместный Собор Русской Православной Церкви 1990 года, избравший Святейшего Патриарха Алексия II, прославил праведного Иоанна Кронштадтского в лике святых.

Путь, который веками проходили святители земли Русской,- путь пастырского служения, берущий начало от воцерковленного детства во Христе,- был при советской власти под запретом. Божий Промысл о нашем нынешнем Предстоятеле выстроил его жизнь от самого рождения так, что жизни в России советской предшествовали детство и отрочество в старой России (насколько это было тогда возможно), и с советской действительностью встретился возрастом юный, но духом зрелый и мужественный воин Христов. С раннего детства Алексей Ридигер прислуживал в церкви. Его духовным отцом был протоиерей Иоанн Богоявленский, впоследствии епископ Таллинский и Эстонский Исидор († 1949). С пятнадцати лет Алексий был иподиаконом у архиепископа Таллинского и Эстонского Павла (Дмитровского; † 1946), а затем и у епископа Исидора. Учился в русской средней школе в Таллине. Святейший Патриарх вспоминает, что у него всегда была пятерка по Закону Божию.

Семья была его крепостью и опорой и при выборе пути, и на протяжении всего священнического служения. Не только узы родства, но и узы душевной дружбы связывали его с родителями, все переживания они делили друг с другом...

В 1936 году таллинский Александро-Невский собор, прихожанами которого были родители будущего Первосвятителя, передали эстонскому приходу. История этого храма многострадальна: сразу же после провозглашения Эстонской республики в 1918 году началась кампания по ликвидации собора - собирали деньги "на снос церквей с русскими золотыми луковицами и будок русских Богов" (православных часовен) даже в школах у детей. Но против разрушения собора выступила общественность, русская и международная, а также Красный Крест. Потом поднялась новая волна: снести купола Александро-Невского собора, поставить шпиль и создать там "пантеон эстонской независимости". В архитектурном журнале были опубликованы иллюстрации: вид города без "русских луковиц", но с "пантеоном эстонской независимости". Эти иллюстрации сохранились у будущего Святейшего Патриарха Алексия и в свое время пригодились для спасения собора, когда власти уже советской Эстонии вознамерились переделать храм в планетарий (демонстрация намерений буржуазной власти относительно использования собора обескуражила советских правителей). В 1936 году сняли позолоту с куполов, и в таком виде собор просуществовал до войны, затем, в оккупационное время, немцами был закрыт. В 1945 году, когда в Эстонию вошли советские войска, собор возвратили Церкви. Иподиакону Алексию было поручено привести его в порядок и подготовить для возобновления в нем богослужений. Это ответственное послушание он исполнил достойно: первое богослужение в соборе состоялось уже на Пасху 1945 года. Алексий был псаломщиком, а затем ризничим в восстановленном храме. До поступления в Духовную семинарию он служил псаломщиком и в других храмах Таллина: в Симеоновской и Казанской церквах.

В 1946 году Алексий Ридигер сдал экзамены в Петербургскую (Ленинградскую) Духовную семинарию, но не был принят, поскольку ему в то время еще не исполнилось восемнадцати лет. В следующем, 1947 году он был зачислен сразу на 3-й курс семинарии, которую окончил по первому разряду в 1949 году. Будучи на первом курсе Петербургской Духовной академии, 15 апреля 1950 года он был рукоположен во диакона, а 17 апреля 1950 года - во священника и назначен настоятелем Богоявленской церкви города Йыхви Таллинской епархии. Три с лишним года он совмещал служение приходского священника с учебой в Академии (заочно). Этот первый приход в жизни будущего Первосвятителя запомнился ему особо: здесь он соприкоснулся со многими человеческими трагедиями - в шахтерском городке они случались нередко.

В 1953 году отец Алексий окончил Духовную академию по первому разряду и был удостоен степени кандидата богословия за курсовое сочинение "Митрополит Московский Филарет (Дроздов) как догматист".

15 июля 1957 года отец Алексий был назначен настоятелем Успенского собора города Тарту и в течение года совмещал служение в двух храмах. В Тарту он прослужил четыре года. Тарту (Юрьев) - университетский город, затихающий в летнее время и оживленный зимой, когда приезжают студенты. Святейший Патриарх сохранил добрую память о старой юрьевской университетской интеллигенции, которая активно участвовала в церковной жизни. Это была живая связь со старой Россией.

17 августа 1958 года отец Алексий был возведен в сан протоиерея. В 1959 году в праздник Преображения Господня умерла мать Святейшего Патриарха. Ей в жизни выпал трудный крест - быть женой и матерью священника в атеистическом государстве. Надежным прибежищем и утешением была молитва - каждый день Елена Иосифовна читала акафист перед иконой Божией Матери "Всех скорбящих Радость". Отпевали матушку Елену Иосифовну в Тарту, а похоронили в Таллине, на Александро-Невском кладбище - месте упокоения нескольких поколений ее предков. Отец с сыном остались вдвоем.

Менее чем через полтора года, 3 марта 1961 года, в Троицком соборе Троице-Сергиевой Лавры протоиерей Алексий Ридигер принял монашеский постриг. Вскоре постановлением Священного Синода от 14 августа 1961 года иеромонаху Алексию было определено стать епископом Таллинским и Эстонским с поручением временного управления Рижской епархией. 21 августа 1961 года иеромонах Алексий был возведен в сан архимандрита. Это было нелегкое время - разгар хрущевских гонений. Советский вождь, пытаясь реанимировать революционный дух двадцатых годов, требовал буквального исполнения антирелигиозного законодательства 1929 года. Казалось, вернулись довоенные времена с их "пятилеткой безбожия". Правда, новое гонение на Православие кровавым не было - служителей Церкви и православных мирян не истребляли, как прежде, но газеты, радио и телевидение извергали потоки хулы и клеветы на веру и Церковь, а власти и "общественность" травили и преследовали христиан. По всей стране шло массовое закрытие храмов. Резко сократилось и без того малое число духовных учебных заведений.

В феврале 1960 года Святейший Патриарх Алексий I в своем выступлении на конференции советской общественности за разоружение через головы собравшихся в Кремле обратился к миллионам православных христиан. Призывая их к стойкости перед лицом новых гонений, Святейший Патриарх сказал:

"В таком положении Церкви есть и много утешительного для верных ее членов, ибо что могут значить все усилия человеческого разума против христианства, если двухтысячелетняя история его говорит сама за себя, если враждебные против него выпады предвидел Сам Христос и дал обетование непоколебимости Церкви, сказав, что врата адовы не одолеют ее!"

В те трудные для Русской Церкви годы покидало этот мир старшее поколение епископов, начинавших свое служение в дореволюционной России,- исповедники, прошедшие Соловки и адские круги ГУЛАГа, архипастыри, уходившие в зарубежное изгнание и вернувшиеся на родину после войны... На смену им пришла плеяда молодых епископов, среди которых был и епископ Таллинский Алексий. Епископы эти, не видевшие Русскую Церковь в могуществе и славе, избрали путь служения Церкви гонимой, находившейся под гнетом безбожного государства. Власть изобретала все новые способы экономического и полицейского давления на Церковь, но неодолимой крепостью стала для нее верность православных Христовой заповеди: ищите же прежде Царствия Божия и правды Его (Мф. 6, 33).

3 сентября 1961 года архимандрит Алексий вступил под своды родного ему с детства Александро-Невского собора в Таллине - в этот день совершилась его хиротония во епископа Таллинского и Эстонского. В своем Слове при наречении во епископа он сказал:

"С юных лет в моем сердце была любовь к храму Божиему и в глубине своей души я слышал голос, зовущий: иди по Мне (Лк. 5, 27). В юные годы я любил прислуживать при богослужениях, а затем, по получении богословского образования и принятии благодати священства, в течение одиннадцати лет проходил пастырское служение, черпая силы для него в молитве и укрепляющей силе Божественной благодати, которая немощная врачует и оскудевающая восполняет. Теперь мне предстоит еще более трудный подвиг в сане епископа. Перед моим духовным взором в качестве идеала истинного пастыря рисуется образ Божественного Пастыреначальника Господа Иисуса Христа. Вспоминаются Его заветы святым апостолам и другим последующим пастырям Святой Церкви Христовой, которым заповедано быть добрыми пастырями, полагающими душу свою за овцы своя (Ин. 10, 11), являться для верных образцом в слове, в житии, в любви, в духе, в вере, в чистоте (1 Тим. 4, 12), преуспевать в правде, благочестии, вере, любви, терпении, кротости... подвизаться добрым подвигом веры (1 Тим. 6, 11-12)".

Уже в самом начале своего архиерейского служения молодой епископ столкнулся с решением местной власти о закрытии и передаче под дом отдыха Пюхтицкого Успенского монастыря. Однако ему удалось убедить советское начальство в невозможности для епископа начинать служение с закрытия обители. В начале 1962 года, будучи уже заместителем Председателя Отдела внешних церковных сношений, епископ Алексий привез в монастырь делегацию Евангелической Церкви Германии. В то время его отец лежал с инфарктом, но епископ должен был сопровождать иностранных гостей - ведь речь шла о спасении обители. Вскоре появились восторженные отзывы о Пюхтицком монастыре в газете "Neue Zeit". Потом была еще одна делегация, третья, четвертая, пятая... И вопрос о закрытии обители был снят.

Протоиерей Михаил Ридигер скончался 9 мая 1962 года и был похоронен рядом с матушкой на Александро-Невском кладбище Таллина.

Вспоминая те годы, Святейший Патриарх Алексий говорит:

"Одному Богу известно, сколько каждому из священнослужителей, оставшихся в Советской России, а не уехавших за рубеж, пришлось пережить... Мне довелось начать свое церковное служение в то время, когда за веру уже не расстреливали, но сколько пришлось пережить, отстаивая интересы Церкви, будут судить Бог и история".

За 25 лет епископского служения Владыки Алексия в Эстонии ему, с Божией помощью, многое удалось отстоять. Но тогда враг был известен - он был один. И у Церкви находились способы внутреннего противостояния ему. Вступив на Патриарший престол, Святейший Владыка столкнулся с совершенно иной ситуацией: у Церкви в современном сложном мире, с его социальными, политическими и национальными проблемами, оказалось множество новых врагов...

23 июня 1964 года епископ Алексий был возведен в сан архиепископа и в конце 1964 года назначен Управляющим делами Московской Патриархии и постоянным членом Священного Синода. Святейший Патриарх вспоминает:

"В течение девяти лет я был близок к Святейшему Патриарху Алексию I, личность которого оставила в моей душе глубокий след. В то время я занимал пост Управляющего делами Московской Патриархии, и Святейший Патриарх полностью доверял мне решение многих внутренних вопросов. На его долю выпали тяжелейшие испытания: революция, гонения, репрессии, потом, при Хрущеве, новые административные гонения и закрытие храмов. Скромность Святейшего Патриарха Алексия, его благородство, высокая духовность - все это оказывало на меня огромное влияние. Последнее богослужение, которое он совершил незадолго до своей кончины, было в 1970 году на Сретение. В Патриаршей резиденции в Чистом переулке после его отъезда осталось Евангелие, раскрытое на словах: ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему с миром..."

25 февраля 1968 года архиепископ Алексий был возведен в сан митрополита. 18 июня 1971 года во внимание к усердным трудам по проведению Поместного Собора Русской Православной Церкви 1971 года он был удостоен права ношения второй панагии.

В 1984 году Владыке Алексию было присвоено звание доктора богословия. Трехтомный труд "Очерки по истории Православия в Эстонии" был представлен им на соискание степени магистра богословия, но Ученый Совет ЛДА единодушно решил, что, поскольку "диссертация по глубине исследования и по объему материала значительно превосходит традиционные критерии магистерской работы" и "в преддверии 1000-летия Крещения Руси этот труд может составить особую главу в исследовании об истории Русской Православной Церкви", то автор заслуживает более высокой ученой степени, чем та, на соискание которой он ее представил. "Диссертация - всеобъемлющая работа по истории Православия в Эстонии, в ней собран огромный церковно-исторический материал, изложение и анализ событий соответствуют высоким критериям, предъявляемым к докторским диссертациям" - таким был вывод Совета. 12 апреля 1984 года состоялся торжественный акт вручения докторского креста митрополиту Таллинскому и Эстонскому Алексию.

В восьмидесятые годы сквозь все многообразие наполнявших этот период событий красной нитью проходит подготовка к празднованию 1000-летия Крещения Руси. Для митрополита Алексия этот период стал одним из важнейших этапов жизненного пути. 23 декабря 1980 года Владыка Алексий был назначен заместителем председателя Комиссии по подготовке и проведению празднования 1000-летия Крещения Руси, председателем организационной группы этой Комиссии.

В то время могущество советской системы было еще незыблемым и по-прежнему враждебным было ее отношение к Русской Православной Церкви. О степени озабоченности власти приближением нежеланного юбилея свидетельствует образование специальной комиссии ЦК КПСС. Перед этой комиссией была поставлена задача - умалить значение Крещения Руси в восприятии народа, ограничить празднование церковной оградой, воздвигнув между Церковью и народом пропагандистский заслон. Усилия множества историков и журналистов были направлены на замалчивание и извращение правды о Русской Церкви и истории России.

В то же время весь культурный мир был единодушен в признании 1000-летия Крещения Руси одним из величайших событий XX столетия. Советской власти поневоле приходилось с этим считаться и соизмерять свои действия внутри страны с возможной реакцией на них в мире. В этих условиях огромная роль принадлежала русскому православному зарубежью. Развернув широчайшую кампанию подготовки к празднованию 1000-летия Крещения Руси, русские люди в разных странах мира привлекали внимание к положению Церкви и верующих в России. Неустанно работал в этом направлении протопресвитер Александр Киселев, возглавлявший Комиссию Русской Зарубежной Церкви по подготовке к празднованию 1000-летия Крещения Руси. Когда из эмигрантского далека приходили вести о маститом протопресвитере, митрополит Алексий вспоминал довоенный Таллин и начало своего церковного служения, вспоминал отца Александра, в то время молодого настоятеля храма, а рядом с ним себя - мальчиком в стихаре.

В мае 1983 года решением Правительства СССР для создания к 1000-летию Крещения Руси Духовно-административного центра Московского Патриархата состоялась передача Русской Православной Церкви Свято-Данилова монастыря - первого московского монастыря, основанного святым благоверным князем Даниилом в XIII веке. В 1920-х годах эта обитель была твердыней Православия. Советская пропаганда вещала о великодушной "передаче архитектурного памятника-ансамбля". На деле Церковь получила груду развалин и промышленного мусора. Митрополит Алексий был назначен председателем Ответственной комиссии для разработки мероприятий по приему зданий Свято-Данилова монастыря, организации и проведению всех реставрационных и строительных работ, необходимых для создания на его территории Духовно-административного центра Русской Православной Церкви. Прежде воздвижения стен на разоренном месте возобновилось монашеское делание. Молитвы и добровольный самоотверженный труд православных в кратчайшие сроки подняли из руин московскую святыню. Чудесное преображение возвращенного Церкви уголка Московской земли заставляло людей задумываться о судьбах России...

Возрождение Свято-Данилова монастыря оказалось знаменательным для всего периода подготовки к празднованию 1000-летия Крещения Руси. Государственный атеизм, привычно воинственный в начале этого периода, заметно сдал свои позиции к концу 1980-х годов.

9 июня 1986 года Владыка Алексий был назначен на вторую по значению кафедру Русской Православной Церкви - Петербургскую (в то время Ленинградскую) с поручением управлять Таллинской епархией. Так началась еще одна эпоха в его жизни.

Правление нового архиерея стало переломным для церковной жизни северной столицы. Вначале он столкнулся с полным игнорированием Церкви городскими властями. Ему даже не разрешили нанести визит председателю Ленгорсовета,- уполномоченный Совета по делам религий жестко заявил: "Этого в Ленинграде никогда не было и быть не может". Но уже через год тот же самый председатель при встрече с митрополитом Алексием сказал: "Двери Ленинградского совета открыты для Вас днем и ночью". Вскоре представители власти сами стали приезжать на прием к правящему архиерею - так был сломан советский стереотип.

За время управления Петербургской епархией Владыке Алексию удалось сделать очень многое: были восстановлены и освящены часовня блаженной Ксении Петербургской на Смоленском кладбище, Иоанновский монастырь на Карповке. В бытность Святейшего Патриарха митрополитом Ленинградским совершилась канонизация блаженной Ксении Петербургской, стали возвращаться Церкви святыни, храмы и монастыри, в частности были возвращены святые мощи благоверного князя Александра Невского, преподобных Зосимы, Савватия и Германа Соловецких.

Возрождать церковную жизнь уже во всероссийском масштабе предстояло будущему Первосвятителю нашей Церкви в его Патриаршем служении.

3 мая 1990 года почил о Господе Святейший Патриарх Московский и всея Руси Пимен. Для избрания нового Предстоятеля Русской Православной Церкви был созван внеочередной Поместный Собор. 7 июня 1990 года колокол Троице-Сергиевой Лавры возвестил об избрании пятнадцатого Всероссийского Патриарха.

Архиепископ Оренбургский и Бузулукский Леонтий, старейший по хиротонии архиерей Русской Православной Церкви, произнес слова поздравления новоизбранному Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II:

Силой единства Святого Духа Поместный Собор Русской Православной Церкви избрал... Вашу Святыню пятнадцатым светильником Всероссийского Патриаршего Престола. Радуемся и сорадуемся и от всего сердца и от всей души приветствуем Ваше Святейшество. Патриаршество Вашего Святейшества да будет благословенным для Русской Православной Церкви и спасительным для Вашей Святыни.

В Слове на закрытии Поместного Собора новоизбранный Патриарх сказал:

"Избранием Собора, через который проявилась, верим, воля Божия в Русской Церкви, на мое недостоинство возложено бремя Первосвятительского служения. Велика ответственность этого служения. Принимая его, я осознаю свои немощи, свою слабость, но нахожу подкрепление в том, что избрание мое состоялось Собором ничем не стесненных в волеизъявлении архипастырей, пастырей и мирян. Нахожу подкрепление в предстоящем мне служении еще в том, что вступление мое на престол Московских святителей соединилось во времени с великим церковным торжеством - прославлением святого праведного Иоанна Кронштадтского, чудотворца, чтимого всем православным миром, всей Святой Русью, место погребения которого находится в городе, который до сего времени был моим кафедральным градом..."

Священный Синод обратился ко вновь избранному пятнадцатому Предстоятелю со словами приветствия:

Гряди к пастве своей, Святейший Патриарх Алексий, вместе со святым Патриархом Иовом устрой Церковь, просвети народ, защити Православие!

Гряди к пастве своей, Святейший Патриарх Алексий, вместе со святым Патриархом Ермогеном собери сынов Отечества на защиту его христианского и национального достояния и государственности!

Гряди к пастве своей, Святейший Патриарх Алексий, вместе со святым Патриархом Тихоном сохрани Церковь от ересей и расколов, призови всех чад Ея под омофор единой Истины, яже есть Святое Православие Господа Иисуса Христа!

Освященный Собор Русской Православной Церкви благословляет Тебя на великий подвиг предводительства церковного!

Интронизация Святейшего Патриарха Алексия состоялась в Богоявленском кафедральном соборе Москвы.

Слово нового Предстоятеля Русской Церкви было посвящено задачам, стоящим перед ним на этом многотрудном поприще:

"Свою первоочередную задачу мы видим прежде всего в укреплении внутренней, духоносной жизни Церкви. Церковь наша - и это мы явственно видим - вступает на путь широкого общественного служения. На нее, как на хранительницу непреходящих духовных и нравственных ценностей, исторической памяти и культурного наследия, с надеждой взирает все наше общество. Дать достойный ответ на эти надежды - наша историческая задача".

Решению этой важнейшей задачи посвящено все Первосвятительское служение нынешнего Предстоятеля нашей Церкви. Начало второго тысячелетия христианства в России можно охарактеризовать одним словом - "возрождение".

На исходе восьмидесятых годов двадцатого столетия коммунистическая власть уже не имела достаточных сил для подавления духовных чаяний народа. Темницы рушились на глазах. Знамением времени стало появление православных священников на общественных мероприятиях и на телевидении. Служители Церкви пришли в учебные заведения, больницы, места заключения и воинские части. Церковь выходила на общественное служение, а народ пробуждался от духовной спячки. Миллионы людей, выросших в привычном безбожии, устремились в храмы, чтобы принять Святое Крещение. Тысячелетие Крещения Руси фактически ознаменовалось Вторым Крещением народа. Вскоре после интронизации Святейший Патриарх Алексий II сказал об этом:

"Происходящие перемены не могли не произойти, ибо 1000 лет христианства на Русской земле не могли исчезнуть совсем, ибо Бог не мог оставить свой народ, столь возлюбивший Его в своей прежней истории. Не видя десятилетиями просвета, мы не оставляли молитв и надежды - сверх надежды надежды, как говорил апостол Павел. Мы знаем историю человечества и знаем любовь Бога к сынам Его. И из этого знания мы черпали уверенность, что времена испытаний и господства тьмы кончатся".

Возвращение Церкви к широкому общественному служению - во многом заслуга Святейшего Патриарха Алексия II.

Никакие сферы общественной и культурной жизни не должны находиться вне поля зрения Церкви. Церковь должна заниматься вопросами образования, воспитания и здравоохранения, вопросами охраны окружающей среды, духовным окормлением Вооруженных Сил, всемерно расширять области своего социального служения. Не претендуя на политическую власть, она должна восстановить свое традиционное значение для семьи и общества.

Полнота служения Русской Православной Церкви была восстановлена на Поместном Соборе 1917-1918 годов актом избрания Патриарха всея Руси. Но ныне Церковь возвращается совсем не в то общество, каким оно было в России 1917 года. Утрачено православное сознание, разрушены традиции, расшатаны нравственные устои, оторвана от церковного обихода вся жизнь. Если уже священномученик Патриарх Тихон ощущал, что у Церкви нет должной поддержки в народе, то еще труднее сегодня - после семидесяти лет гонений на Православие, когда, кажется, все корни уничтожены, связь времен нарушена, в стране практически нет православной общественности или ее роль исчезающе мала.

Но недаром Россию называют Домом Пресвятой Богородицы. Одно за другим следовали события воистину промыслительные: обретение мощей преподобного Серафима Саровского, торжественный перенос их в Дивеево, когда по предсказанию святого среди лета запели Пасху; обретение мощей святителя Иоасафа Белгородского и возвращение их в Белгород, обретение мощей Святейшего Патриарха Тихона и торжественное перенесение их в Большой собор Донского монастыря, обретение в Троице-Сергиевой Лавре мощей святителя Московского Филарета и преподобного Максима Грека, совсем недавнее обретение нетленных мощей преподобного Александра Свирского. Эти чудесные обретения свидетельствуют о том, что начался новый, удивительный период в жизни нашей Церкви, свидетельствуют о благословении Божием на служение Патриарха Алексия II.

Символом возрождения Русской Церкви в 1990-х годах, несомненно, стало восстановление в Москве Храма Христа Спасителя, разрушенного безбожниками именно как символ церковной и государственной мощи России. Святейший Патриарх Алексий II придает огромное значение этому общецерковному делу. Он - председатель Общественного наблюдательного совета по воссозданию Храма Христа Спасителя. Сколько несправедливых упреков по поводу восстановления Храма пришлось выслушать нашему Первоиерарху от радикальной общественности! Многим не хотелось, чтобы величественный Храм вновь стоял в Москве, напоминая о верности России Святому Православию. Но православные люди, веря своему Патриарху, сердцем чувствовали, что воссоздание Храма Христа Спасителя в нынешней Москве - событие даже более важное, чем его строительство полтора века назад. Это подтверждение того, что православный дух жив в русском народе и что попытка превратить Москву в безликий вненациональный город не удалась.

На Пасху 1995 года Святейший Патриарх в сослужении многочисленного духовенства совершил первое богослужение после закладки Храма Христа Спасителя - пасхальную вечерню. Еще не было ни стен, ни сводов, богослужение проходило под открытым небом.

Темпы строительства удивляли всех - к Пасхе 1996 года Храм уже возвышался над Москвой, сияя золотыми куполами. С лета того же года в нижней, Преображенской церкви Храма Христа Спасителя, устроенной в память о ранее находившемся на этом месте Алексеевском монастыре, совершается Бескровная Жертва; множество раз здесь совершал богослужения Святейший Патриарх. К началу следующего тысячелетия и верхний храм предстанет во всем своем великолепии. Предстоятель Русской Церкви в своих пастырских обращениях к народу часто касается темы возрождения нашей национальной святыни:

"Храм Христа Спасителя стал видимым знаком воскресения Святой Руси. Он созидается всем народом. Эти стены, эти купола, это рождающееся благолепие вобрали в себя лепты российских и московских властей, отечественных и иностранных благотворителей, миллионов простых россиян, в том числе жителей стран ближнего и дальнего зарубежья. Низкий поклон и благодарность всем, кто принимал участие в воссоздании этой порушенной святыни...

Мы приближаемся к великому событию в жизни всего христианского мира - двухтысячелетию Пришествия в мир Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа. Храм Христа Спасителя был посвящен Рождеству Христову, и мы надеемся с помощью Божией встретить великий юбилей христианства, прославляя родившегося на земле Спасителя мира в этом величественном Храме".

Важной частью служения Святейшего Патриарха Алексия стали поездки по епархиям, которых он совершил уже более ста. Каждая из них приносит встречи с людьми, жаждущими увидеть своего Первосвятителя, людьми, которые собираются издалека, терпеливо ждут и искренне радуются необыкновенному событию. Сам вид Святейшего Патриарха в белом кукуле, его добрая улыбка, теплые слова, обращенные к пастве,- все это сильнейшим образом воздействует на людей, даже невоцерковленных. Образ Первосвятителя пробуждает в сознании наших соотечественников генетическую память, напоминая душе о чем-то родном и высоком, хотя для многих и незнакомом. Сегодня для России Патриарх поистине является символом единения.

Каждая поездка знаменуется освящением новых храмов - за восемь лет своего Патриаршего служения Святейший Владыка лично освятил их более ста! В программу неизменно входят встречи с местными властями, для которых общение с Патриархом Московским и всея Руси является большой честью и вопросом престижа. Эти встречи не проходят для государственных деятелей бесследно, побуждают их по-новому взглянуть на проблемы духовно-нравственного состояния общества и национально-государственного строительства в целом. Часто в программу Патриарших визитов входит посещение вузов, воинских частей, больниц, воскресных школ. Но главным для Святейшего Патриарха остается богослужение, службы Божии, длящиеся в поездках по 4-5 часов - так много желающих принять Святое Причастие из рук Первосвятителя, получить его благословение...

Многие удивляются, как у Святейшего Патриарха хватает сил выдерживать такие колоссальные нагрузки, когда даже молодые, сильные люди, сопровождающие его в поездках, безмерно устают. Но Господь хранит Своего верного служителя, молитвенника и ходатая за всю Русскую землю и дает ему силы.

Очень важным этапом в жизни нашего общества стало принятие в 1997 году нового Закона "О свободе совести и о религиозных объединениях", подтвердившего историческую роль Православной Церкви в судьбе России. Следствием этого, как надеются все православные верующие, должно стать прекращение агрессии многочисленных сект, заполонивших нашу страну. Это еще одна проблема, решению которой Святейший Патриарх Алексий отдает много сил и времени. В своем обращении к участникам VI Рождественских чтений в 1998 году он вскрыл глубинные причины этого явления:

"Недаром наблюдаем мы возрождение архаичных языческих культов и распространение тоталитарных сект, отрицающих в человеке не только образ Божий, но и личностное начало. Наблюдаемое движение от тотального материализма к примитивному магизму показывает степень одичания и деградации современного общества. Для человека, утратившего нравственные ориентиры, все представляется допустимым и приемлемым - и получившее невиданный, поистине индустриальный размах уничтожение детей в утробе матери, и бездумные эксперименты с наследственностью живых особей, и развращение малолетних, и осквернение всего светлого и чистого".

Прежний закон о свободе совести, 1990 года, возвратил Церкви возможность не только развивать катехизаторскую, религиозно-образовательную и воспитательную деятельность в обществе, но и осуществлять благотворительность, помогать малоимущим, служить ближним в больницах, домах престарелых и местах заключения.

Многостороннее социальное служение Церкви в нашем обществе продолжает расширяться,- это одно из важнейших направлений ее деятельности. Ряд подписанных Святейшим Патриархом Алексием совместно с государственными структурами документов заложил основы для развития духовного попечения Церкви о больных и престарелых, о военнослужащих и работниках правоохранительных органов, о находящихся в местах заключения.

За время Патриаршего служения нынешнего Предстоятеля Русской Православной Церкви было образовано большое число новых епархий - их уже около 70 на территории нынешней Российской Федерации и более 120 - вместе с ближним и дальним зарубежьем; возобновлена монашеская жизнь более чем в 450 монастырях (в конце 1980-х годов их было 19), открыто более 50 духовных учебных заведений.

Являясь правящим епископом города Москвы, Святейший Патриарх Алексий II много сил и времени отдает возрождению и развитию внутриепархиальной и приходской жизни столицы. Эти труды являются примером устроения епархиальной и приходской жизни для других епархий. В Москве ныне около 350 действующих храмов вместо 45 в недалеком прошлом.

Главное направление международной деятельности Русской Православной Церкви определяется тем, что решение многих проблем современного мира лежит на путях развития межправославного сотрудничества и диалога между христианами разных конфессий во исполнение Христовой заповеди о единстве. В своих контактах с инославными Русская Православная Церковь осуществляет полезный обмен опытом социального служения христиан в сложных условиях современности, непреложно свидетельствуя при этом в мире о Святом Православии. Для Предстоятеля Русской Православной Церкви эти вопросы являются предметом всемерного внимания.

***

Тяжко и мучительно переживается нашими людьми нынешнее состояние государства и общества - слишком велики разочарования и потери. Многие теперь приходят в Церковь, но как и с чем обращается к ней большинство? Ждут от Церкви чего-то согласного с собственными, часто нехристианскими понятиями о жизни. Отовсюду к Церкви устремляются требования, упреки и обвинения. Немирный дух, царящий в нашем обществе, осаждает Церковь со всех сторон, не говоря уже о сознательной деятельности тех, кому ненавистна сама идея возрождения верной Богу России...

Как тяжело в этих условиях служение Первосвятителя! Каким терпением и мужеством должен он обладать, чтобы вести церковный корабль в море наших нестроений! Но ведомая им Церковь Русская укрепляется, и мы видим, как год от года возрастает ее значение в жизни нашего Отечества. Все громче слышен ее голос в различных сферах нашей жизни и все внимательнее к нему прислушиваются.

Появляются первые признаки духовного оздоровления. Приходит осознание того, что катастрофы, переживаемые Россией в XX столетии, суть прямое следствие богоотступничества и что покаяние в этом страшном грехе - единственный путь спасения, путь возвращения русского народа в Дом Отчий. Ряды становящихся на этот путь православных россиян растут по молитвам святых угодников Божиих. В сонме их сияет святитель Московский Алексий - великий заступник земли Российской, Небесный покровитель Святейшего Патриарха Алексия II, занимавший Первосвятительский престол в XIV веке. Под его духовным окормлением в разоренной Московской земле созидался оплот Православия, возрастала, собирая силы и укрепляясь духом, Православная Русь.

В Акафисте, который постоянно читается в Москве у мощей святителя Алексия, есть такие слова: "Ангеле от земли прозябый! Великаго Совета Ангел, провидев доброту души твоея, прежде всех избра тебе, еже благовестити плененным отпущение и слепым прозрение".

Ныне под омофором Святейшего Патриарха Алексия II, молитвами иже во святых отца нашего Алексия, святителя Московского, совершается прозрение и духовное возрождение России.

Вся Полнота Русской Православной Церкви с надеждой и упованием смотрит на своего Предстоятеля, в день его семидесятилетия от всего сердца желая ему крепости духовной, здоровья и сил, чтобы право править кораблем церковным на благо народа Божия.