Патриарх Московский и всея Руси АЛЕКСИЙ II

Из доклада на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви

29 ноября 1994 года

Благословен Бог и Отец Господь нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому

(1 Пет. 1, 3)

Ваши Высокопреосвященства, Ваши Преосвященства, дорогие и возлюбленные о Господе собратья - архипастыри Русской Православной Церкви!

За истекшие со времени последнего Архиерейского Собора два с половиной года в жизни Русской Православной Церкви произошли многие события - радостные и печальные, вселяющие надежду и вызывающие глубокую озабоченность и тревогу, но всегда призывающие нас вознести благодарные молитвы Господу и Богу нашему. Ибо никогда Он не оставлял Своими великими милостями нашей Церкви, даже в годы самых тяжелых испытаний посылая нам для утешения и духовного укрепления великих подвижников и свидетелей веры. Ныне открываются нам их святые имена, ныне мы обретаем их святые и нетленные мощи. Есть и другие свидетельства великой милости Божией к нам, проявляющиеся в мироточении святых икон и иных чудесных явлениях благодати Божией. Мы знаем, что знамения эти посылаются нам в ободрение на нашем пути, дабы укрепить нас в вере, надежде и любви. <...>

С чувством глубокой благодарности Господу нашему Иисусу Христу мы можем отметить, что истекший период характеризовался неуклонным ростом количества приходов и числа верующих в нашей Церкви, что вызвало к жизни необходимость упорядочения структуры внутрицерковного управления. Были образованы новые епархии с выделением их из состава существовавших ранее территориально крупных епархий, включавших в себя несколько административно-территориальных регионов. Это относится в первую очередь к епархиям Дальневосточного региона, Сибири и Урала, где большая удаленность некоторых приходов от епархиального центра, отсутствие дорог и иных средств коммуникации становилось серьезным препятствием для архипастырского окормления этих приходов. <...>

Общее количество епархий Русской Православной Церкви достигло 114. Они окормляются 136 архиереями, из которых 113 являются правящими и 23 - викарными. Для сравнения приведу статистику 1988 года, когда во всей Русской Православной Церкви было 67 епархий и 74 архиерея. Только за период 1989-1994 годов было рукоположено 72 архиерея и открыто или восстановлено 32 епархии. <...>

За четыре с половиной года своего патриаршего служения я в полной мере осознал, насколько тяжел первосвятительский крест. Это крест ответственности за Церковь в наше непростое время, когда начальствовать - в чем бы то ни было - не привилегия, не честь, а тяжкий подвиг. И Господь, и история спросят с нас строго, какой вклад в это судьбоносное время, когда закладывается будущее России и других суверенных государств, будущее Церкви, каждый из нас внес в умиротворение общества, в возрождение духовной культуры, в возрождение нашего исстрадавшегося Отечества и Церкви, сынами и дочерьми которых мы являемся.

Думаю, каждый из вас поймет меня в том, что силы и уверенность для этого служения я черпаю в молитве и службе Божией, стараясь совершать их неукоснительно, несмотря ни на какие внешние обстоятельства. <...>

За годы моего патриаршего служения мне пришлось заложить или освятить многие храмы в разных регионах и в первую очередь в Москве. И каждый раз, закладывая новые храмы, ощущаешь, что духовные начала возвращаются в нашу жизнь. Их возвращение поможет нам побеждать трудности, болезни, черпать силы в молитве, в молитвенном подвиге, свидетельствовать о вере и становиться верующими не только по имени, но и по жизни. <...>

За последние годы привычными стали прежде редкие службы в Кремлевских соборах. Мы совершали Божественные литургии в Успенском, Благовещенском, Архангельском соборах и в храме Ризоположения. Желающих помолиться у святынь Кремля столь много, что мы вынуждены ограничивать количество молящихся.

Еще об одной особенности патриаршего служения в столичном городе мне хотелось бы сказать. В наше время, когда общественное значение Церкви значительно возросло, очень важны стали официальные правительственные и общественные встречи и контакты Предстоятеля Церкви. Я регулярно встречаюсь с Президентом России, премьер-министром, членами Правительства. В дни официальных визитов в Москву состоялись встречи с канцлером ФРГ Гельмутом Колем, с Президентами Чили, Южной Кореи, многих других государств, а Президента США Билла Клинтона мне даже пришлось принять в больнице. Я уже не говорю о том, что многие вновь прибывающие в столицу России послы из разных стран разных континентов вскоре после вручения верительных грамот обычно наносят визит и Патриарху Московскому.

Эти встречи отнимают немало времени, но я вижу в них проявление уважения к Русской Православной Церкви и ее роли в духовном возрождении нашей страны. Помню я и о долге печалования Патриарха, который особенно подчеркивал Собор 1917-1918 годов. В частности, за последнее время я неоднократно обращался к Президенту страны с просьбами о помиловании заключенных, твердо вставших, по моему глубокому убеждению, на путь исправления. <...>

Я сказал о том, что силы в своем служении черпаю в молитве и службе Божией. Вторым, уже земным источником сил и радости для меня является общение с людьми, общение с вами, дорогие собратья, с клириками и прихожанами, братией и сестрами монашеских общин в ваших епархиях. Наша совместная молитва, поклонение святыням становились источником духовной бодрости и радости о Господе, не оставляющем Церковь Русскую Своими милостями и щедротами. Повсюду я встречал активную созидательную деятельность, жертвенное служение и самоотверженность в деле возрождения храмов, приходской и монашеской жизни, в устроении церковных школ, работе на ниве духовного просвещения, церковной благотворительности и милосердия.

Основным в своих встречах во время поездок по епархиям я считаю служение единству и согласию. На мероприятиях, связанных с визитом Патриарха, объединяются многие силы и группы, нередко выступающие в повседневной жизни относительно разобщенно: это и администрация, и местный депутатский корпус, и духовенство, верующие, приходской актив, местные предприниматели, бизнесмены, банкиры, работники образования и воспитания - всех их можно видеть за патриаршим богослужением, на приемах, при посещении мною различных учреждений. <...>

Следует также отметить, что патриаршие богослужения во время посещения епархий неизменно собирали большое количество архиереев, клириков и верующих, в том числе прибывших из близлежащих епархий, что было зримым воплощением церковной полноты и соборности. Эти богослужения становились и яркими церковно-общественными событиями, оказывали сильное духовно-просветительное воздействие на тех, кто пока стоит вне Православия, пробуждая в этих людях интерес к церковной жизни. Повсюду во время посещения епархий совершались крестные ходы, собиравшие сотни и тысячи молящихся. Во время визитов освящались храмы, имели место посещения монастырей, встречи с представителями светских кругов, интеллигенции, молодежи. Я также посещал церковные и светские учебные заведения, воинские части, больницы, детские дома, приюты для престарелых, места заключения. При посещении епархий мною не упускалась возможность обратиться к максимально широкому кругу людей через средства массовой информации. Практически в каждой из посещаемых епархий имели место пресс-конференции, дававшие возможность заявить о церковной позиции по вопросам, волнующим жителей конкретных регионов и общество в целом.

Посещение некоторых епархий было связано с духовными событиями, имеющими общецерковное значение и широкий общественный резонанс, такими как перенесения мощей преподобных Зосимы, Савватия и Германа Соловецких и святителя Питирима Тамбовского. <...>

Всего в означенный период я посетил 26 епархий, общее же число епархий, которые я посетил с первосвятительскими визитами, достигло сорока двух. <...>

Широкий общественный резонанс вызвало празднование 600-летия со дня кончины Преподобного Сергия Радонежского. Оно началось на Вологодской земле в Спасо-Прилуцком монастыре, где подвизался преподобный Димитрий Прилуцкий, один из первых учеников Преподобного Сергия. Здесь была проведена конференция, посвященная преподобному Димитрию, в рамках международного Сергиевского конгресса. Торжества, посвященные Преподобному Сергию, включали в себя ряд международных научных конференций, выставок, концертов духовной музыки и других церковно-общественных мероприятий, так что это событие по праву может быть названо общенародным праздником. 15 января 1993 года состоялось торжественное собрание по итогам года памяти Преподобного Сергия Радонежского, объявленного ЮНЕСКО. Священный Синод обратился к чадам Русской Православной Церкви с Посланием, в котором подчеркнул значение Преподобного Сергия для духовного обновления и преображения нашего народа, сохранения и развития русской культуры через духовное просвещение.

4 ноября 1993 года был освящен Казанский собор на Красной площади. Разрушенный в годы лихолетья, он был заново возведен всего за несколько месяцев и стал символом возвращения из праха и небытия святынь земли Русской, знамением надежды во время смуты и угрозы гражданской войны.

В сознании народном кровоточащей раной является разрушение Храма Христа Спасителя в Москве.

Как стремление к покаянию и восстановлению исторической памяти в недрах православного народа, в сознании многих наших соотечественников зрели желание и готовность воссоздать эту святыню. <...>

Практически нет ни одной епархии, в которой не действовали бы монастыри или не готовилось бы их открытие. Общее количество монастырей составляет в настоящее время 281, к этому числу следует прибавить и 31 монастырское подворье. В неимоверно трудных условиях, в апостольской нищете совершается возрождение подлинного духа русского монашества. Трудности, сравнимые только с послемонгольским периодом русской истории, легли на плечи самоотверженных подвижников, оставивших мир ради служения Христу и ближним. Перед каждой епархией ныне стоит важная задача возродить православный уклад монашеской жизни и традиционное просветительское, миссионерское, благотворительное, а также хозяйственное значение монастырских общин.

Нужно возблагодарить Господа нашего за возрождение монашеской жизни в древних православных обителях, долгое время находившихся частью в государственном пользовании в качестве музеев или других объектов культуры, а частью предоставленных медленному разрушению или использовавшихся в целях, далеких от духовной сферы. Некогда поруганные, сегодня эти обители возрождаются трудом монашествующих и благочестивых паломников. Только за последние два с половиной года было открыто 138 обителей, среди которых знаменитый Новоиерусалимский Воскресенский монастырь, Свято-Троицкий Ипатьевский монастырь в Костроме, Старо-Голутвин монастырь в Коломне, Святогорский монастырь под Псковом. На каждом заседании Священного Синода благословлялось открытие монастырей на всем огромном пространстве благовестия нашей Церкви - от Карелии до Дальнего Востока.

В непростых условиях совершается и возрождение приходской жизни. Если в 1988 году общее количество приходов составляло 6800, то в настоящее время их число достигло 15985. В нашей Церкви совершают служение 12841 священник и 1402 диакона. <...>

Сегодня открылись широкие возможности для христианского благовествования, и на нас лежит долг перед Богом использовать их в полную меру. В настоящее время священник обязан нести проповедь о Христе всему обществу, прежде всего тем людям, которые в прошлом были отторгнуты от церковной жизни. Готов ли современный пастырь идти со словом духовного назидания в детский сад, среднюю школу, вуз, в воинскую часть, в лагерь к заключенным? Духовные школы призваны готовить священнослужителей, способных выполнять эту миссию. К делу подготовки образованных пастырей должно быть приковано сегодня наше особое внимание.

Несомненно, что основное бремя богословского образования несут на себе духовные школы, призванные готовить священнослужителей, могущих и учительным словом, и примером собственной жизни приобретать новых чад Церкви и вести народ Божий по пути спасения.

В духовных школах сосредоточены лучшие педагогические и научные кадры Русской Церкви, они хранят традиции старой школы, беспощадно разрушенной в лихолетье революционной смуты.

За время, прошедшее после Архиерейского Собора 1989 года, в программу которого входили вопросы, связанные с состоянием религиозного образования в Русской Православной Церкви, наблюдалось значительное расширение всей системы духовного образования.

Была открыта третья Духовная академия - Киевская; число духовных семинарий увеличилось с 6 до 14. В 1988-1989 годах появилось 5 первых духовных училищ; в настоящее время насчитывается уже 28 училищ, и число их продолжает расти. Многие епархии уже имеют или стремятся иметь у себя духовную школу. В 1989 году, ко времени созыва Архиерейского Собора, все духовные школы Русской Православной Церкви насчитывали 2548 учащихся. В настоящее время общее число всех воспитанников духовных учебных заведений (по стационару), включая Регентские и Иконописные школы - около 4 тысяч человек, а вместе с заочным сектором - около 6 тысяч человек. Пастырей Церкви ныне готовят в общей сложности 47 духовных учебных заведений. <...>

Важнейшей современной задачей Русской Православной Церкви является просвещение и воспитание народа Божия, а также людей, стоящих за оградой Церкви и ищущих правду жизни. <...>

Нужно возблагодарить Бога за установившиеся ныне в России и большинстве других стран СНГ и Балтии добрые отношения между Церковью и государством, которые при невмешательстве государства и Церкви в дела друг друга, при отказе от подмены ими места и роли друг друга в жизни общества создают возможность для их свободного взаимодействия на благо и Церкви, и государства, и самое главное, народов, населяющих наши богоспасаемые страны. Среди сфер, где Церковь и государство помогают друг другу,- благотворительность и социальное служение, наука и культура, забота о сохранении и возрождении исторических памятников, о духовно-нравственном просвещении и воспитании народа.

Однако на общем благотворном фоне возникают и проблемы, требующие улучшения церковно-государственных взаимоотношений. Для России это прежде всего вопрос возвращения Церкви святынь, храмовых зданий и иного имущества, несправедливо изъятого у верующих после 1917 года. Живущий в условиях, регламентируемых светским правом, церковный организм нуждается в принципиальном решении государственной властью данного вопроса. <...>

Отдельно остановлюсь на взаимоотношениях Церкви и мира политики. Всем нам известно, что общественные процессы в странах СНГ и Балтии весьма непросты. Падение прежней государственной идеологии привело к возникновению мировоззренческого и духовного вакуума, породило у многих растерянность. В этих условиях политические настроения как отдельных людей, так и общества в целом быстро и радикально меняются. Возникают, распадаются, сталкиваются друг с другом властные структуры, политические союзы, партии, движения и так далее. И в этой сложнейшей ситуации как никогда важно, чтобы Церковь была неизменно верна своей объединяющей и примиряющей миссии, чтобы она всегда возвышалась над политической борьбой и вообще над всей рознью мира сего.

Среди пастырей и пасомых нашей Церкви есть люди самых разных политических убеждений. И в этом нет ничего дурного - наоборот, наши разномыслия обогащают нас. Но вместе с тем Полнота Церкви в своем отношении к политике едина в главном - в сознании того, что частные политические воззрения наших архипастырей, пастырей и мирян не должны разделять Тело Христово, не должны препятствовать нашей пастырской и просветительной миссии, обращенной ко всем людям, каких бы взглядов на жизнь общества они ни придерживались. Церковь проповедует мир и согласие ближним и дальним и учит, что человеческие различия и не совпадающие интересы не должны быть причиной вражды, ненависти и тем более взаимного насилия. <...>

В любых взаимоотношениях в "мире сем" - межчеловеческих, социальных, политических, межэтнических, межгосударственных и так далее - Церковь призвана быть умиротворяющим началом. Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими (Мф. 5, 9) - исполнение этой заповеди Христовой есть долг всякого пастыря и мирянина. Примирение враждующих повсюду - от нашего собственного дома, семьи, приходской общины до дома общечеловеческого - это важнейшая часть свидетельства и служения Церкви в обществе. Господь сказал христианам: Мир оставляю вам, мир Мой даю вам; не так, как мир дает, Я даю вам (Ин. 14, 27). Наполнившись миром Христовым, нисходящим свыше, христианин несет этот мир туда, где никто не может дать его людям,- в мир сей, подчас раздираемый ненавистью и рознью. "Стяжи дух мирный, и вокруг тебя спасутся тысячи" - эти слова преподобного Серафима Саровского сегодня имеют для чад церковных совершенно особое значение. Преобразить внешний мир мирным духом Господним - призвание и всякого христианина, и Церкви как Богочеловеческого организма.

И поэтому сегодня, когда люди России, многих стран СНГ и других регионов мира особенно жаждут мира, нередко страдая из-за вражды и ненависти, миротворческая миссия нашей Церкви особенно активна и многогранна.

Хорошо известно, что за прошедшее с последнего Архиерейского Собора время, особенно в 1993 году, наша Церковь занимала весьма активную позицию в связи с внутриполитическими конфликтами в России. В марте прошлого года, когда произошло первое критическое обострение отношений между законодательной и исполнительной властью, я и члены Священного Синода от российских епархий обратились с призывом к примирению и объединению всех сил на благо Отчизны. К сожалению, этот призыв не был услышан: в сентябре-октябре того же года произошли всем известные трагические события в Москве. В этот момент, чреватый началом гражданской войны и распадом России, Церковное Священноначалие неоднократно призывало православную паству горячо молиться о восстановлении гражданского мира, обращалось к противостоящим сторонам со словом увещания и призывало к диалогу. По инициативе Русской Православной Церкви и при ее посредничестве здесь, в Свято-Даниловом монастыре, проходили переговоры между представителями бывшего Верховного Совета и высшей исполнительной власти. К сожалению, предложенный тогда план мирного урегулирования кризиса не смог осуществиться: насилие, вылившееся на улицы Москвы, привело к трагической развязке. Но я убежден, что молитвы и труды Церкви не были напрасны: Господь и Пречистая Его Матерь сохранили Россию от гражданской войны и распада, от хаоса и диктатуры, и сегодня мы вновь имеем возможность мирно созидать жизнь Отечества нашего. Церковь продолжила свои миротворческие усилия внутри России, приняв участие в разработке и подписании Договора об общественном согласии, выразившего стремление различных политических и иных сил к отходу от радикальных форм разрешения конфликтов.

Не менее, а может быть, и более важной заботой Церкви в ее миротворческом делании в последние годы было стремление помочь умиротворению кровопролитных межнациональных, межконфессиональных и иных конфликтов, возникших на территории бывшего СССР. Я, как Предстоятель Русской Церкви, выступил со специальными документами в связи с грузино-абхазским и осетино-ингушским конфликтами, военными действиями на территории, окормляемой Православной Церковью в Молдавии, направил послание российским воинам, находящимся в Таджикистане. Но, конечно, помощь Церкви людям, живущим в регионе конфликтов, не ограничивается лишь обращениями Церковного Священноначалия, осуждающими насилие, от кого бы оно ни исходило, и призывающими начать мирный процесс. Пастыри и верные чада нашей Церкви, находящиеся в конфликтных регионах, почти всегда исполняли миротворческую миссию, заботились о пострадавших, вносили созидательный элемент в отношения между людьми, разделенными баррикадами вражды. Были, правда, и другие примеры, когда миряне и даже пастыри оказывались вовлеченными в конфликт на чьей-либо стороне. Но таких, слава Богу, было меньшинство.

Особое внимание Церковь уделяла содействию миру в зоне армяно-азербайджанского конфликта, где кровопролитие не прекращается уже несколько лет. В 1993 году состоялись наши миротворческие встречи с блаженнопочившим Святейшим Патриархом и Католикосом всех армян Васкеном I и духовным главой мусульман Азербайджана Шейхом-уль-ислам Аллахшукюром Паша-заде. Эти встречи и принятые на них совместные документы позволили нам провести в 1993 и 1994 годах трехсторонние переговоры в Москве, в которых участвовали представители Патриарха Васкена I, Шейх-уль-ислам Аллахшукюр Паша-заде и Предстоятель Русской Православной Церкви. Итоги этих переговоров стали весьма немаловажными для определения позиции высших духовных лидеров Армении и Азербайджана ввиду непрекращающейся войны. Миротворческие усилия, предпринимаемые в связи с этим конфликтом нашей Церковью, а также Всемирным Советом Церквей, с которым мы сотрудничаем, продолжаются.

Забота Русской Церкви о восстановлении мира в "горячих точках" не ограничивается ее канонической территорией и сопредельными районами. Во время наших визитов в зарубежные страны, в частности Грецию, Израиль, Иорданию, Кипр, Соединенные Штаты Америки, Сирию состоялись встречи с государственными руководителями, которым излагался взгляд нашей Церкви на ряд международных проблем, в первую очередь, представляющих угрозу миру и жизни людей. Особо же заботит русских православных христиан положение на территории бывшей Югославии, где живет традиционно близкий нам по вере и культуре народ сербский. Мы скорбим обо всех жертвах и желаем мира для всех - сербов, хорватов и мусульман, будучи уверены, что разрубить сложный балканский узел при помощи меча невозможно, и только прекращение насилия, диалог и взаимные уступки положат конец кризису. Об этом говорилось в двух специальных документах, с которыми вначале мы, а затем и весь Священный Синод обратились в связи с ситуацией в бывшей Югославии. Миротворческие усилия нашей Церкви были продолжены во время нашего визита в Югославию и на боснийскую землю, состоявшегося в мае этого года, когда я имел в боснийской столице Сараево встречу со Святейшим Патриархом Сербским Павлом и духовным руководителем хорватских католиков архиепископом Загребским кардиналом Франьо Кухаричем. В результате этой встречи была принята совместная миротворческая декларация и с нашей стороны было высказано предложение о созыве представительного межрелигиозного форума по балканскому мирному урегулированию.

Миротворческое служение Церкви не ограничивается лишь заботой о прекращении кровопролитных конфликтов. Любые проявления вражды и ненависти - межэтнической, гражданской, политической, социальной, межконфессиональной - суть вызовы, на которые христианин призван ответить своим трудом миротворца. Обсуждению перспектив наших миротворческих усилий, равно как и межхристианского сотрудничества на благо мира и согласия на пространстве бывшего СССР, была посвящена межконфессиональная конференция "Христианская вера и человеческая вражда", прошедшая в июне в российской столице. В конференции приняли участие представители большинства христианских Церквей и религиозных объединений, действующих в странах СНГ и Балтии и традиционно участвующих в межконфессиональном миротворческом диалоге. В качестве наблюдателей участвовали также деятели ислама, иудаизма и буддизма. Итогом конференции стало принятие весьма важных документов и начало работы по созданию постоянно действующей системы межконфессионального сотрудничества во исполнение миротворческих и иных религиозно-общественных задач. <...>

Теперь остановлюсь на взаимоотношениях Церкви с политическими партиями и движениями. Мы готовы сотрудничать с ними во всяком добром деле, объяснять церковный взгляд на вопросы общественной жизни через контакты с их руководителями и активистами, через разумное, сбалансированное участие представителей Церкви в отдельных мероприятиях этих организаций. Но чего канонические церковные структуры никогда и ни при каких условиях не должны делать, так это нарушать принцип аполитичности Церкви, оказывая прямую поддержку той иной политической организации, представляя ее как безусловно предпочтительную для Церкви, а тем более призывая пасомых голосовать за нее на выборах. Такие случаи, к сожалению, бывали и среди наших архиереев, и среди священников. Священноначалие будет всеми мерами заботиться о том, чтобы политический нейтралитет Церкви не разрушался подобными действиями, спровоцированными, как правило, внецерковными силами.

Особой областью взаимоотношений Церкви и общества является наше участие в жизни Вооруженных Сил и правоохранительных институтов.

Православная Церковь искони заботилась о духовном состоянии воинства, о том, чтобы люди, несущие ратную службу Отечеству, находились под особым покровом Господним. Традиция церковного попечения о воинах была, как вы знаете, прервана на семьдесят лет, но сегодня она постепенно возрождается. Пусть у нас нет сегодня достаточного числа священнослужителей, могущих составить кадровый институт военного и морского духовенства,- приходские пастыри уже весьма активно посещают воинские гарнизоны и части, встречаются с армейскими коллективами, участвуют в деятельности военных учебных заведений. Это направление церковного служения получило особый импульс после состоявшейся в марте этого года моей встречи с министром обороны России Павлом Сергеевичем Грачевым, во время которой мы подписали совместное заявление, одним из пунктов которого стало решение образовать совместный Координационный комитет по взаимодействию между Русской Православной Церковью и Вооруженными Силами Российской Федерации. Этот орган уже ведет самую разнообразную деятельность, опираясь на соответствующие штатные подразделения в Управлении воспитательной работы Министерства обороны и в Отделе внешних церковных сношений. Одним из плодов деятельности комитета стала Первая Всероссийская конференция "Православие и Российская Армия", которая собрала клириков, ответственных за пастырское служение в армии, прибывших почти из всех российских епархий, и офицеров, ответственных за взаимоотношения с Церковью в региональных армейских структурах. Сегодня же, полагаю, нам стоило бы подумать об учреждении постоянно действующей церковной структуры, имеющей попечение о взаимодействии с Вооруженными Силами в общецерковном масштабе. Будет ли это новый синодальный отдел, специальный координационный центр, особая пастырская служба или нечто иное - роль этой структуры видится в том, чтобы в дополнение к церковно-армейскому координационному комитету мы имели сугубо внутрицерковный орган, занятый организацией пастырской работы в войсках и иными вопросами взаимоотношений с армией, который имел бы авторитетного руководителя и постоянно работающих тружеников - пастырей и мирян. <...>

Церковь Русская, издревле хранящая веру православную и несущая Свет Христов ближним и дальним, переживает ныне нелегкий период устроения жизни своей в условиях, несущих нам одновременно множество новых возможностей и множество новых вызовов.

Да будет слово, сказанное нами, воистину созвучно гласу Господа, ведущего Церковь Свою через радости и печали. Да послужит оно миру, спасению, преуспеянию чад Церкви нашей и народов наших. Да устранит оно из нашей жизни все нестроения, соблазны, разделения и преграды, мешающие спасительному служению Православной Церкви в непростом нынешнем мире. Да пребудет оно верным Правде Божией и завету любви, данному нам Господом и Спасителем нашим.

"Утверждение на Тя надеющихся, утверди, Господи, Церковь, юже стяжал еси Честною Твоею Кровию".