Патриарх Московский и всея Руси АЛЕКСИЙ II

Из выступления на Епархиальном собрании Москвы

21 декабря 1995 года

Преосвященные архипастыри, всечестные отцы, возлюбленные о Христе братья и сестры!

Благодать вам и мир от Бога Отца нашего и Господа Иисуса Христа. Всегда благодарим Бога за всех вас, вспоминая о вас в молитвах наших, непрестанно памятуя ваше дело веры и труд любви и терпение упования на Господа нашего Иисуса Христа пред Богом и Отцем нашим, зная избрание ваше, возлюбленные Богом братия (1 Фес. 1, 1-4).

Словами, которыми апостол Павел начинал свое обращение к Фессалоникийцам, хочу и я начать свое сегодняшнее обращение к вам.

Подходит к концу еще один год нашего земного странствования к Небесному Отечеству. Этот путь в уходящем году не всегда был простым и легким, но по милости Божией мы его прошли. Прошли с верой, что на этом пути нам спутешествовал Сам Господь Иисус Христос, Который никогда не оставляет Свою Святую Церковь. Прошли под благодатным молитвенным осенением Царицы Небесной. Видимыми и обнадеживающими знаками Ее материнского благословения были незабвенные встречи Ее чудотворных икон - Владимирской и Иверской.

Происшедшие за последние годы перемены в отношениях государства и Церкви дали безусловно положительные результаты. Возвращены и продолжают возвращаться монастыри и храмы, воссоздаются и строятся новые, открываются духовные учебные заведения, люди без страха могут войти в храм, участвовать в общей церковной молитве, в православных Таинствах и обрядах. Естественно, нас это радует и воодушевляет, хотя и не все обстоит столь безоблачно.

Возвращаемые Церкви храмы, монастыри и принадлежавшие им строения во многих случаях доведены до крайнего разрушения. Их восстановление часто требует неимоверных усилий. Но заботясь о восстановлении внешнего, нам надлежит не меньше сил положить и на восстановление главного, внутреннего - на реставрацию душ человеческих.

На протяжении веков Россия строилась и укреплялась Православием. И сегодняшняя общественная жизнь невозможна без возрождения духовно-нравственных начал, в значительной степени утраченных к настоящему времени обществом.

Восстановление высоких моральных норм, нравственных устоев и традиций, основанных на Православии, способно привести к возрождению общества и государства в целом, а чрез то и к возрождению наших православных храмов и обителей. И то, что они уже восстанавливаются, является свидетельством оздоровления нашего общества.

В настоящее время Русская Православная Церковь насчитывает более 17 000 приходов. С ростом количества приходов увеличивается и количество епархий. Их на сегодняшний день 119 (было 68). При этом число архиереев нашей Церкви достигло 144 (было же 74). Постоянно растет и количество монастырей. Как свидетельствуют данные последнего заседания Священного Синода, оно достигло 337, не считая 40 монастырских подворий. Ожидается, что в самое ближайшее время эти цифры еще увеличатся.

Растет и число духовных школ. Еще совсем недавно мы располагали лишь тремя духовными учебными заведениями: в Москве, Санкт-Петербурге и Одессе.

На сегодняшний день мы имеем 3 духовные академии, 16 духовных семинарий, 29 духовных училищ, 1 богословский институт, 1 православный университет.

Только в Москве в нашем непосредственном ведении в настоящее время находятся:

четыре мужских монастыря: Свято-Данилов с четырьмя храмами; Свято-Донской с девятью храмами (богослужение совершается в пяти); Новоспасский с пятью храмами (богослужение совершается в двух); Сретенский с одним храмом;

четыре женских монастыря: Богородице-Рождественский с четырьмя храмами (богослужение совершается в одном); Покровский с двумя храмами (богослужение совершается в одном); Зачатьевский с двумя храмами (богослужение совершается в одном); Новодевичий с восемью храмами (богослужение совершается в трех).

Всего православных храмов в Москве 350, в том числе 7 кремлевских соборов, 198 приходских храмов, 28 патриарших подворий с 47 храмами (и еще 4 в Московской области), 4 подворья братских Церквей с 6 храмами, 6 монастырских подворий с 7 храмами, 39 монастырских храмов, 6 храмов при отделах и учреждениях Московской Патриархии, 30 храмов при государственных учреждениях, 6 крестильных храмов.

Богослужения совершаются на сегодняшний день в 252 храмах: 6 кремлевских соборах, 199 приходских храмах и патриарших подворьях, 19 монастырских храмах, 6 крестильных храмах, 22 храмах при государственных учреждениях.

Не возобновлено богослужение в 98 храмах: 1 кремлевском храме, 63 приходских храмах и патриарших подворьях, 20 монастырских храмах, 14 храмах при государственных учреждениях.

Кроме того, имеются 6 часовен (1 - действующая), 2 храма воссоздаваемых, 9 храмов строящихся.

На приходах города Москвы совершают служение 580 священнослужителей, в том числе 425 священников, 155 диаконов, не считая духовенства московских монастырей, количество которых за последний год увеличилось на два: возобновили свою деятельность Сретенский мужской монастырь - к 600-летию Сретения Владимирской иконы Божией Матери и своего основания - и Покровский женский монастырь в Таганской слободе.

Клир Москвы за прошедший год увеличился на 50 человек. <...>

Хотя более 20 московских храмов еще не имеют настоятелей, все же острота положения постепенно сглаживается, и есть надежда, что в ближайшие 2-3 года проблема нехватки духовенства полностью исчезнет, что позволит нам значительно повысить качественный уровень душепопечительства стольного града.

За прошедший год я посетил 9 епархий как в границах России, так и за ее рубежами. Каждое посещение епархий (а посетил я на сегодняшний день 49 епархий) - это насыщенная до предела программа.

В этом году, который еще не окончился, мною было совершено 228 богослужений, 6 архиерейских, 39 священнических и 17 диаконских хиротоний.

Большее количество богослужений из всех совершенных мной приходится, конечно, на стольный град. В патриаршем Успенском соборе Москвы совершено за прошедший год 31 богослужение, некоторые из них сопровождались крестными ходами за пределы Кремля: 7 января - к месту закладки воссоздаваемого Храма Христа Спасителя, 24 мая - к памятнику просветителям славян равноапостольным Кириллу и Мефодию и 7 сентября - к Сретенскому монастырю в связи с его 600-летием.

Много и других знаменательных событий было за прошедший год в церковной жизни Москвы.

Это освящение вновь сооруженного храма-памятника погибшим в годы Великой Отечественной войны - храма Георгия Победоносца на Поклонной горе; это освящение воссозданной Иверской часовни у Воскресенских ворот Красной площади; это закладка храма великомученика Димитрия Солунского в пос. Восточном; это освящение вновь сооруженного деревянного храма-часовни в честь Державной иконы Божией Матери на Пречистенской набережной у Храма Христа Спасителя.

В прошлые времена при строительстве большого храма обычно рядом строился маленький деревянный, который был призван привлечь внимание к строительству нового храма и молитвенно возгревать его. Такая цель ставилась и при строительстве храма-часовни у воссоздаваемого Храма Христа Спасителя.

На Рождество Христово, 7 января сего года мы совершали молебное пение в котловане воссоздаваемого Храма, пасхальную вечерню мы уже совершали на полу будущего верхнего храма, а в праздник Преображения Господня совершали молебное пение с освящением плодов в нижнем, Преображенском храме.

Главный православный кафедральный собор города Москвы с каждым днем предстает все в более величественном облике. К Рождеству Христову 1996 года предполагается закончить сооружение куполов, которые к празднику Святой Пасхи должны быть покрыты листами нержавеющей стали, обработанной по новой технологии нитридом титана с позолотой. К этому же дню центральный купол будет увенчан крестом.

Много восторженных откликов приходится слышать как от москвичей, так и от приезжих в связи с воссозданием кафедрального собора Москвы, но, как известно, есть и отрицательные: мол, лучше бы эти деньги потратить на что-то другое.

Подобные высказывания особенно участились во время предвыборной кампании, когда некоторые кандидаты, суля своим избирателям золотые горы, виной нынешних материальных трудностей выставляли строительство Храма Христа Спасителя. Я вполне ответственно должен заявить, что из бюджетных средств государства на это строительство не перечислено ни одного рубля, равно как и из бюджета города Москвы. Оно осуществляется на пожертвования, поэтому разговоры о том, что мы плохо живем из-за того, что строится Храм Христа Спасителя, не имеют под собой никакого основания.

Когда подобные высказывания исходят от кандидатов в депутаты, как правило вчерашних, а возможно, и сегодняшних атеистов, это вполне понятно, но сознание православных людей не вмещает того, что подобные высказывания порой принадлежат православным священникам. К сожалению, такие есть. Непонятно, чем руководствуются подобные священнослужители, высказывая негативное отношение к воссозданию Храма Христа Спасителя. Думают ли они о том, как и где мы, православные москвичи, будем отмечать 2000-летие Пришествия в мир Христа Спасителя - великий юбилей христианства?

Если люди жертвуют средства именно на Храм Христа Спасителя, то эти средства, согласно волеизъявлению жертвующих, и должны быть употреблены на его воссоздание, а не на что-то другое. На что-то другое их могут просто не пожертвовать.

То, что возрождается святыня Москвы - Храм, варварски разрушенный в 1931 году,- это знамение времени. И те пожертвования, которые поступают на восстановление Храма (а иногда за неделю поступает до миллиарда рублей),- это свидетельство того, что люди хотят принять участие в акте покаяния, в воссоздании того, что было варварски разрушено государством и безбожной властью.

Смерч атеизма смел в стольном граде все крупные храмы: Храм Христа Спасителя, Богоявленский Дорогомиловский собор, Иверский собор Николо-Перервинского монастыря и другие. При проведении торжеств 1000-летия Крещения Руси богослужение пришлось проводить под открытым небом, поскольку главный в то время патриарший Богоявленский собор Москвы оказался не в состоянии вместить всех желающих.

В настоящее время патриаршим собором является Успенский собор Кремля, вместимость которого также невелика; он мог бы предельно наполняться каждое патриаршее богослужение, но из-за договорных условий с администрацией музеев Московского Кремля мы можем допускать в собор не более 800 человек, а при этом он заполняется лишь наполовину. Остальные московские храмы еще меньше.

Не имеем мы и достойного вместительного зала для проведения Поместных Соборов. Поместные Соборы последних десятилетий проходили в Сергиевском трапезном храме Троице-Сергиевой Лавры. На Соборе 1990 года, где присутствовало 316 депутатов, трапезный храм уже был заполнен до отказа. С нынешним увеличением количества епархий, монастырей, духовных школ автоматически увеличивается и число представителей, делегированных на Поместный Собор. На предстоящем Соборе оно должно достичь 800-900 человек.

Забота об этом понудила нас просить правительство Москвы о сооружении подобного зала в стилобатной части воссоздаваемого Храма Христа Спасителя.

В настоящее время в стилобатной части Храма Христа Спасителя сооружается необходимый нам зал с примыкающим к нему храмом Преображения Господня. В этом зале и предполагается проводить общецерковные и московские собрания и конечно же Епархиальные собрания с приглашением всех клириков. Сейчас мы не имеем возможности пригласить на Епархиальное собрание все духовенство Москвы и представителей приходских советов, поскольку конференц-зал гостиничного комплекса "Даниловский" уже не в состоянии всех вместить.

В стилобатной части Храма Христа Спасителя расположатся также зал заседаний Священного Синода, Музей русской православной духовной культуры и ряд подсобных храмовых помещений.

Мы благодарны правительству Москвы за понимание наших нужд и стремление оказать нам помощь. В то же время нас не может не печалить непонимание всего этого рядом наших православных священников, высказывающихся против воссоздания соборного Храма.

Кроме торжественных богослужений в воссоздаваемом Храме Христа Спасителя, были и другие знаменательные события в церковной жизни православной Москвы. 1 сентября 1995 года в Донском монастыре мы имели радость встречи чудотворного образа Царицы Небесной, именуемого "Донским", пред которым были совершены Божественная литургия и молебен.

7 сентября из Успенского собора Московского Кремля состоялся торжественный крестный ход, собравший десятки тысяч москвичей, в Сретенский мужской монастырь, где было совершено всенощное бдение, а утром 8 сентября - Божественная литургия и молебен пред исторической святыней нашей Церкви - чудотворной Владимирской иконой Божией Матери, которую 600 лет назад православные москвичи встречали на этом же самом месте и в честь этой встречи воздвигли Сретенский монастырь. С той же верой, что и 600 лет назад, мы встречали образ Божией Матери и в этом году - несмотря на сильный дождь, прилегающие к монастырю улицы были заполнены народом, было невозможно не только проехать после богослужения, но даже пройти. Подобного не помнят православные москвичи за последние 70 лет.

В связи с воссозданием Иверской часовни у Воскресенских ворот Москвы и невозможностью до сих пор обрести основной список Иверской иконы Божией Матери - главную святыню Иверской часовни, мы обратились к настоятелю Свято-Иверского монастыря на Афоне архимандриту Василию с просьбой о написании нового списка с чудотворной иконы Благой Вратарницы, хранящейся в этом монастыре. Такой список был выполнен талантливым и благочестивым иконописцем Ксенофонтова монастыря иеромонахом Лукой и самолетом греческих ВВС доставлен в Москву. 25 октября состоялась его торжественная встреча в аэропорту Шереметьево. Тысячи москвичей и духовенство Всехсвятского благочиннического округа вместе с нами участвовали в этой встрече. Со слезами на глазах и пением Богородичных песнопений, коленопреклоненно православные москвичи встречали эту святыню.

Из аэропорта образ был доставлен в Богоявленский собор, где его встретило все остальное столичное духовенство вместе с прихожанами собора и иных храмов Москвы. В Богоявленском соборе уже не помнят, когда бы так был наполнен собор, как в тот вечер и ту ночь на 26 октября.

Всю ночь пред образом совершались молебные пения с акафистом Божией Матери, а утром он был доставлен к Никольскому монастырю на Никольской улице, откуда торжественно принесен в Казанский собор на Красной площади, в котором нами была совершена Божественная литургия. По ее окончании образ крестным ходом с участием членов правительства страны и Москвы был перенесен к воссозданной Иверской часовне, где по совершении чина освящения ее и Воскресенских ворот был установлен на исторически уготованное ему место Вратарницы нашего града.

И, как в прежние века, когда всякий приезжавший в Москву считал своим первым долгом перед началом всех дел получить благословение Благой Вратарницы через Ее образ Иверский, не говоря уже о москвичах, всегда веровавших в несомненное покровительство Пресвятой Богородицы, к Благой Вратарнице потянулись неиссякаемые вереницы людей. Сегодняшние очереди к Иверской часовне, постоянные молебны, которые совершаются там ежедневно с 8 часов утра до 8 часов вечера,- яркое свидетельство того, что не иссякла вера православных москвичей и не истощилась помощь Царицы Небесной.

Участвовали мы и в праздновании знаменательных гражданских юбилеев.

Так, 9 мая мы принимали участие в торжествах по случаю 50-летия Победы в Великой Отечественной войне, когда по совершении Божественной литургии и панихиды в храме великомученика Георгия Победоносца на Поклонной горе церковная делегация, возглавляемая нами, присутствовала при проведении военного парада.

Принимали мы участие и в торжественном открытии памятника маршалу Г. К. Жукову.

16 сентября нами совершалась панихида по великом русском полководце - фельдмаршале князе М. И. Кутузове по случаю 250-летия со дня его рождения, в которой приняло участие правительство Москвы во главе с ее мэром.

Стало уже традицией участие Церкви в праздновании Дней славянской письменности и культуры, равно как и торжественный крестный ход из Кремля к памятнику святым равноапостольным Кириллу и Мефодию на Славянской площади, где в день их памяти, 24 мая, нами ежегодно совершается молебен святым славянским просветителям.

При нашем молитвенном участии 17 сентября сего года совершалось перенесение останков Великого князя Сергея Александровича Романова из Московского Кремля в Новоспасский монастырь. Губернатор Москвы Великий князь был похоронен в крипте Чудова монастыря. После разрушения монастыря захоронение оказалось под площадью, на которой стоят автомашины. Мы всецело поддержали идею перенесения останков Великого князя в Новоспасский монастырь, в родовую усыпальницу бояр Романовых.

Не проходит недели, чтобы Церковь не приглашалась к участию в каких-либо общественных торжествах: юбилейных датах учреждений, учебных заведений, освящении зданий, сооружений, открытии выставок, презентациях и т. п.

Не всегда хватает времени и сил для всех этих торжеств, поэтому нами часто препоручается участие в них нашим викариям, отцам благочинным или настоятелям храмов, которым не следует забывать, что подобные приглашения свидетельствуют об интересе к Церкви, о стремлении как-то приблизиться к ней, и цель священнослужителя - максимально помочь людям в этом, привлечь их внимание к нуждам Церкви и ее проблемам, показать открытость Церкви для общества.

Несмотря на финансовые трудности, возвращаемые Русской Православной Церкви храмы и обители восстают из пепла - от Дальнего Востока до Крайнего Севера.

Священнослужители многих храмов несут свое служение в тяжелейших условиях, лишенные самых элементарных удобств, этим священнослужителям мы выражаем нашу признательность и благодарность.

За последние годы значительно повысился духовный уровень клириков нашего града, большинство из которых или закончили духовные учебные заведения, или учатся в них.

Но есть еще ряд священнослужителей, не внявших нашему призыву иметь как минимум семинарское образование. Напоминать им об этом в дальнейшем мы не намерены, но при поощрениях, назначениях, поступающих жалобах этот фактор будет иметь для них отрицательное значение.

С исчезновением дефицита духовенства в нашем городе предпочтение будет отдаваться лицам, имеющим духовное образование.

В Великую Субботу я, как и в прошлые годы, посетил ряд храмов и должен сказать, что многие настоятели и старосты храмов учли наши замечания и пожелания, хотя не могу сказать, что все.

Украшенность храма - это как бы отражение внутреннего состояния человека. Если он внутренне ощущает и переживает праздник, он и внешне отобразит его, украсив храм Божий.

Во многих только что открывшихся храмах ощущаются уют и свойственное храму благолепие, но в других, даже довольно посещаемых храмах царит безвкусица: аляповатые киоты и иконостасы в стиле модерн, подобного же рода светильники, скамьи. Все это не отвечает нашему представлению о православном Доме молитвы. В ряде таких храмов при входе по-прежнему висят светские объявления, не имеющие отношения к богослужениям, по-прежнему отсутствует святоотеческая литература, и в то же время - обилие современной, далеко не православной, а иногда и инославной литературы, свидетельствующее о соответствующей настроенности духовенства прихода.

Если наши призывы на Епархиальных собраниях для такого духовенства остаются "гласом вопиющего в пустыне", мы вынуждены будем обращаться к административным мерам.

Не всегда уделяется должное внимание и пению в храмах. Оно должно быть по-настоящему церковным и понятным для народа. Для этого необязательно иметь многочисленный хор: даже небольшой хор способен создать торжественную и молитвенную обстановку в храме. Многое зависит от того, насколько воцерковлены певцы и сам руководитель хора.

Оставляет желать лучшего и проповедь в храме. К ней часто относятся по-казенному, как к дополнению, приложению к Литургии или - еще хуже - как к заполнению времени между причащением духовенства и мирян, чтобы в этот промежуток прихожане не "скучали". Живого, сердечного слова порой не слышно. Нередко руководствуются старыми образцами проповедей XVIII или XIX века. Нужно понимать, что сейчас иное время, иные запросы и даже прекрасные проповеди прошлых столетий оказываются бездейственными, потому что не отвечают проблемам и чаяниям сегодняшнего времени. Перед нами живой человек сегодняшнего дня, с его заботами, тревогами, и надо ему, конкретному человеку, помочь. Не впадая в политические дискуссии и мирское суесловие, современная живая проповедь должна давать с религиозных, евангельских позиций ответы на вопросы сегодняшнего дня, на то, что сейчас волнует прихожан: как спастись, как жить по-христиански, как исполнять заповеди Божии, как проявлять любовь по отношению к ближнему своему. Именно так поступают многочисленные инославные проповедники, и поэтому к ним, к сожалению, идут люди. А мы в горделивом самоуспокоении, что обладаем полнотой Истины, сами в дверь Истины не входим и других не пускаем.

Проповедь - важнейшая часть богослужения и служения людям. Она должна давать религиозное, с точки зрения Вечности, осмысление всего, что окружает и интересует прихожан сегодня.

Несомненно, проповедь требует серьезной подготовки, но ведь гораздо больше усилий прилагают инославные проповедники, не ленящиеся пересекать океаны, чтобы в то время когда наши пастыри безмолвствуют, "просвещать" наш народ. Нам, православным, должно быть стыдно, что наши потенциальные прихожане уходят в секты, поскольку там "все понятно" и там "все объясняют". <...>

Теперь несколько слов я хотел бы сказать о той религиозной экспансии, которая осуществляется в пределах России и ближнего зарубежья. Закрывать на это глаза не следует. Экспансию осуществляют различные секты, часто тоталитарные, а также парарелигиозные проповедники, порой покупающие души людей, можно сказать, за "чечевичную похлебку". При этом основным объектом их деятельности является молодежь, то есть наше будущее.

Особенно характерно это для таких тоталитарных сект, как "Белое братство", "Аум Синрикё", стремящихся не только увлечь молодежь, но полностью оторвать ее от семьи, близких, родных и подчинить себе. Для достижения этой цели используются и гипноз, и психотропные средства, и принуждение к разрыву всех нитей, связывающих человека с семьей.

И конечно же всеми этими миссионерами и проповедниками движет не желание просветить, а желание еще более разделить россиян. И это должны понимать не только мы, церковные люди, это должны понимать и государственные деятели, потому что будущее России только в единстве народа. К разделениям по политическим взглядам, по национальной принадлежности пытаются еще добавить разделение по вероисповедному признаку - в этом большая опасность для России.

Есть силы, будем говорить откровенно, которые не хотят и боятся видеть Россию сильной. Они стараются ослабить Россию, ослабить и разделить россиян. На это не следует закрывать глаза.

К сожалению, в религиозной экспансии участвуют не только секты, но и некоторые Церкви, заявлющие, что Россия - неправославная страна, поэтому они могут здесь свободно действовать. Да, возможно, она сегодня и не всецело православная, потому что 70 лет Россию и россиян отучали от Православия, вытравляли веру в душах людей, в результате чего три поколения были воспитаны в духе отрицания веры и духовных ценностей. Сегодня, возможно, она не всецело православная,- но большинство россиян корнями своими уходят в Православие. И когда мы ежегодно на двусторонних встречах с Римско-Католической Церковью подписываем по данной проблеме соглашения, которые потом остаются только на бумаге и не выполняются, встает вопрос, а нужно ли вообще проводить эти встречи?

В двух последних православно-католических встречах во Фрайзинге в Германии лет десять назад и в Баламанде в Ливане два года назад было достигнуто и подписано совместное соглашение о том, что уния не ведет к единству Церкви, причем подписано оно было и представителями Православных Церквей, и представителями Римско-Католической Церкви. Раз так, об этом нужно открыто сказать, признать ошибку, покаяться, а не праздновать широко 400-летний юбилей Брест-Литовской унии. Я думаю, что все мы должны осознавать и видеть ту опасность для Церкви и нашего народа, которую несет тенденция возрождения унии.

Заметно усилилось проникновение польского католицизма в Белоруссию. В уходящем году я посещал эту республику и ощутил это. Более 120 католических священников сегодня работают в Белоруссии. Из них 106 являются гражданами Польши и насаждают католицизм и польский национализм, причем неприкрыто.

Не менее печалит и тревожит нас и общее ослабление приверженности церковной традиции, которое стало проявляться в последнее время. В основном это связано с духом времени, с общим обмирщением, секуляризацией сознания и поведения. В церковное сознание властно вторгаются светские, мирские понятия, и мирскими мерками и категориями судят о церковной жизни, забывая или игнорируя церковное Предание и каноны. Это приводит к вольным или невольным искажениям всей церковной жизни. В качестве примера могу указать на перенос гражданско-правовых понятий и политических терминов во внутрицерковную жизнь.

Некоторые в последнее время активно пытаются внедрить на приходах религиозно-демократический плюрализм, хотя и в рамках единой Церкви. Правомерно и справедливо говорить о религиозном плюрализме в государстве, но не внутри Церкви. Плюрализм - это принцип конгрегационистско-протестантский. В Церкви - не демократический плюрализм, а благодатная соборность и свобода чад Божиих в рамках закона и святых канонов, которые не стесняют доброй чистоты свободы, но ставят преграду греху и чуждым Церкви элементам.

Известно, что тем, кого сегодня стесняют каноны и традиции, кому трудно и чуждо послушание Священноначалию, завтра будут мешать и догматы: начнутся разговоры об их неактуальности, реакционности и т. д. Для всякого православного совершенно понятно, что догматы и каноны нужны для его бессмертной души и вечной жизни, а не для сиюминутных мирских интересов. Апостольские, святоотеческие традиции, предания, каноны - это основа структуры Церкви. Без этого все рухнет в Церкви, превратится в хаос. Как бы привлекательны и соблазнительны ни были для нас модные мирские идеи, мы должны руководствоваться церковными правилами, непоколебимо и мужественно стоять в своем церковном правоустроении, всегда памятуя завет святого апостола Павла: братия, стойте и держите предания (2 Фес. 2, 15).

Но есть и частный аспект негативного процесса вторжения мирских понятий в церковную жизнь. В связи с острой нехваткой кадров в последнее время в Церковь, в клир пришло много вчерашних неофитов, церковный стаж которых исчисляется иногда двумя-тремя годами. С одной стороны, нас радует желание людей приобщиться к православной вере. Происходит постоянное благодатное восполнение Церкви. Но, с другой стороны, эти люди - "младенцы в вере", не окрепшие в церковном подвиге. Им трудно перемениться, отрешиться от прежних интересов и понятий. Они приносят с собой в Церковь груз прежних, светских представлений, на основе которых часто поверхностно судят о церковной жизни, не входя в благодатный апостольский и святоотеческий опыт двухтысячелетнего бытия Церкви. Сейчас проблема кадров, для Москвы по крайней мере, уже не стоит так остро. Поэтому мы будем повышать требовательность к кандидатам на церковные должности. Сегодня нам необходимо не просто заполнить вакантные священнические места, но заполнить их глубоко церковными, укорененными в традициях Православия, высокообразованными священниками. Не требоисполнителями, а православными педагогами, миссионерами, активными тружениками в социальной сфере. Надеюсь, что эти пожелания будут учитывать те настоятели и священники, которые дают рекомендации своим прихожанам, представляя их как кандидатов на рукоположение.

Я не случайно упомянул о православном миссионерстве. Все вы знаете, что продолжается религиозная экспансия, подлинное нашествие инославных проповедников на Россию. Они активно проповедуют, навязывают учения, чуждые исконному историческому менталитету русского народа. После семидесяти лет бездуховности, утраты религиозных корней наши люди оказались слабыми в вере, нестойкими, подверженными всяким влияниям. Инославные миссионеры чаще активно привлекают к себе не вчерашних атеистов, которых религиозные вопросы и сегодня интересуют мало, а наших православных, формально крещеных, но не просвещенных по-настоящему светом православной веры. Это наша и беда, и вина. Мало у нас серьезной катехизаторской работы, часто она, к сожалению, носит формальный характер. Мало пастырской заботы и душепопечения, нет тревоги и ответственности за каждую потерянную овцу. За своего родного сына или дочь боролись бы изо всех сил, почему же мы так беспечны и равнодушны к другим, нашим же людям? Почему так легко отдаем заезжим миссионерам тех, за кого мы в ответе пред Богом? Кстати, тактика религиозной экспансии за последнее время изменилась. Она стала скрытнее, хитрее, изощреннее. Но цель осталась прежней - подорвать, разорить, разрушить нашу Святую Церковь. Мы обязаны всеми силами противостоять этому, бороться за каждого человека. Надо все сделать для того, чтобы люди поняли и почувствовали, что православная вера для них - единственная, истинная, светлая, прекрасная и духовно сильная, что Церковь наша для них единственна и незаменима как заботливая и любящая Мать. С этой целью учреждается миссионерская служба для внутренней миссии Церкви.

Эта работа должна активно вестись на каждом приходе. Работа эта трудная, длительная. Она требует много терпения, пастырского опыта, педагогического подхода и умения. Но иного, более легкого и доступного пути у нас нет.

Как вы, наверное, знаете, недавно был образован Комитет, а вскоре будет образован Отдел по миссионерской работе в Церкви. Конечно, каждый христианин - священнослужитель или рядовой мирянин - должен быть миссионером, но первыми миссионерами должны быть люди, которые трудятся за свечным ящиком, которые регистрируют Таинства и требы: ведь именно к ним подходят люди нецерковные, иногда впервые переступившие порог храма, и задают порой самые неожиданные вопросы. На эти вопросы нужно вдумчиво, с любовью отвечать, а не отгонять их грубостью, на что нам чаще всего поступают жалобы.

Не в чужих странах, а у себя, в своей стране, следует заниматься миссионерской деятельностью и развивать ее. И каждый православный христианин должен быть миссионером.

Считаю необходимым коснуться еще одного аспекта приходской пастырской деятельности - вопроса об исповеди, власти "вязать и решить", которого я уже неоднократно касался.

По-прежнему в ряде храмов исповедь носит формальный характер, когда сухо прочитывается перечень грехов и затем следует общее "прощаю и разрешаю". Такая исповедь не затрагивает сердца, не вызывает сокрушения о грехах и исправления порочной жизни. Беда в том, что священник на исповеди часто чувствует и осознает себя неким судией, поставленным вершить судьбу верующих. А это совершенно не так. Когда священник читает молитву: "Се, чадо, Христос невидимо стоит, приемля исповедание твое...", он должен сознавать и чувствовать, что Христос невидимо присутствует при Таинстве не только для прихожан, но и для него. Христос и для священника, приемлющего исповедь,- Судия Праведный. Священник является только свидетелем покаяния, и прежде всего с него взыщет Господь за каждую погибшую, неуврачеванную овцу. Поэтому каяться, смиренно просить прощения у Бога на исповеди должен прежде всего сам священник. Тогда на покаяние его души откликнутся и другие.

Пастырская власть есть власть душепопечительства, и врачевание душевных недугов может включать в себя и разные дисциплинарные меры воздействия, как строгие, так и снисходительные. Однако я должен предостеречь от крайностей в этом деле и формального подхода к нему.

С одной стороны, нельзя приветствовать легковесно-либеральный, мнимо милостивый подход, когда всем подряд - без рассуждения, без глубокого раскаяния, серьезность которого проверяется только временем,- сразу прощаются все грехи. Всепрощенчество есть потворство греху, профанация Таинства, оскорбление правды и святости Бога. Священник может с легкостью сказать: "Прощаю и разрешаю". Но простит ли Бог? В этом случае священник сам впадает в грех и другого в него вводит, не врачует, а калечит.

Часто спрашивают: как узнать и ощутить, простил мне Господь грехи или нет? Святоотеческий критерий очень прост: если после исповеди человек стал смиреннее и возненавидел прежний грех, значит, Бог ему простил.

С другой стороны, стали нередки случаи излишней строгости, ригоризма, формалистически-буквального отношения к каноническим прещениям.

Епитимья имеет назначение не наказать, а исправить, вернуть очищенного, раскаявшегося, примиренного со своей совестью грешника к общению с Богом.

Если в наше время, не учитывая духовного состояния большинства прихожан, отлучать их от Причастия на годы, то такая епитимья даст обратные результаты: вместо тоски по разлуке с Таинством, вместо печали по Бозе она может привести к дальнейшему охлаждению религиозного чувства в человеке и отходу его от Церкви. Несомненно, строгость должна быть, но разумная, сердечная, с рассуждением, согласованная с искренностью и силой покаяния.

Отлучение от Причастия действенно и потому применимо только для глубоко церковных людей, а таких среди современных исповедников меньшинство. Для большинства же людей, мало или недостаточно церковных, гораздо полезнее будет такая епитимья, как более частое хождение в церковь, чтение Священного Писания, чтение молитвенного правила утром и вечером, социальное служение больным, обездоленным и несчастным, во искупление своих грехов. Итак, строгость - но сердечная, милость - но сдержанная. Не советую священникам, особенно молодым, отлучать от Причастия кого-либо на длительные сроки.

Следует помнить, что отлучение от Причастия есть дело архиерея, как обладающего полнотой церковной власти, и что священнику при рукоположении дарована лишь часть этой власти.

Указ Святейшего Синода от 28 февраля 1722 года гласит: "Кающегося и исповедующего грехи свои, какие бы ни были, к Причастию Святых Таин пропускать безотложно, ведая, что Бог истинно кающихся приемлет скоро". А в 1734 году Святейший Синод издал Указ, определяющий: "Ни за какие вины от входа церковного не отлучать и треб церковных не лишать. Ибо без благословения епископского священник не имеет права наложить запрещение" (Ардалион Попов. Суд и наказание за преступления против веры и нравственности по русскому праву. С. 204, 218).

Весьма заметным за последнее время стало увлечение молодых священников духовничеством, возникло некое "младостарчество", причем происходит это из добрых, ревностных побуждений, а результат бывает плачевный и для исповедующихся, и для самих священников. Священник впадает в прелесть, во внутреннее горделивое самомнение (я - духовник! как я хорошо провожу исповедь!), а исповедник получает только кажущееся облегчение души.

Старчество - это особое харизматическое дарование, связанное с рассудительностью духовной, с различением духов, и дается оно избранным, прошедшим долговременную школу послушания, смирения, победившим страсти и стяжавшим Святого Духа. Ожидать такого от молодых священников, не имеющих часто простого жизненного опыта, не говоря уже о пастырском, было бы наивно.

Слава Богу, не оскудело еще на земле подлинное старчество и есть еще настоящие старцы, действительно умудренные жизненным и пастырским опытом, которые умеют врачевать души людей. Но не надо за это браться молодым священникам с первых дней своего пастырского служения.

Изучение обстоятельств присоединения к Православию бывших членов тоталитарных сект показывает, что далеко не единичны случаи ухода людей в секты после конфликтов с такими "младостарцами".

Нередко приходится сталкиваться со случаями извращенного толкования основ церковной жизни в результате вмешательства подобного "старца" в интимную семейную жизнь. <...>

Не во всех приходах существуют церковноприходские воскресные школы. Нас особенно беспокоит, что в ряде приходов отношение к духовному воспитанию и просвещению детей весьма поверхностное и формальное. Это не привлечет их в церковную ограду, а, наоборот, оттолкнет.

Есть пожелания, чтобы Отдел по религиозному образованию и катехизации занимался не только общецерковными задачами, но и проблемами московских церковноприходских воскресных школ. Дети - это будущее нашей Церкви, и оно зависит от того, как мы их подготовим.

Отсутствие программ, общих методических указаний, опытных преподавателей, помещений не способствует такой подготовке.

Призывали мы на прошлых собраниях и к тому, чтобы, просвещая детей, не забывать и о взрослых - их родителях, находящихся, как правило, под пагубным влиянием массовой культуры и средств массовой информации и не менее, чем дети, нуждающихся в духовном просвещении. Этому особенно должна способствовать выпускаемая нами литература.

В связи с этим мне хотелось бы упомянуть о некоторых современных, числящих себя православными, писателях в рясах и вообще о религиозном книгоиздательстве. У нас нет официальной духовной цензуры, и в настоящее время мы не намерены учреждать ее, но одобрение Издательского Совета на издание духовной литературы должно быть. Только после этого можно ставить гриф, означающий церковное благословение на данное издание. На многих же книгах, которые сегодня издаются и которые я в первый раз вижу, стоит гриф: "По благословению Святейшего Патриарха"! Но беда не только в этом, а в том, что у авторов, считающих себя православными и являющихся даже клириками нашей Церкви, нет внутренней религиозно-канонической и моральной самоцензуры. И вот большими тиражами выходят книги полуправославные, полупротестантские, полусектантские и даже хуже того - в угоду тлетворному духу времени - гностические, с проповедью оккультных измышлений, ересей Рерихов, Блаватской и т. п. Кому-то не дает покоя ересь мистического космизма! И люди справедливо спрашивают: "Если это пишут священники и в отношении их не принимают никаких мер, то что это - позиция Русской Православной Церкви сегодня?" Все это вносит немалое смущение в среду верующих и даже ведет к отпадению от Церкви неокрепших в вере "малых сих".

Думают ли авторы таких книг о своем ответе пред Богом? Помнят ли они завещание, данное апостолом Павлом своему ученику апостолу Тимофею: храни преданное тебе, отвращаясь негодного пустословия и прекословий лжеименного знания, которому предавшись, некоторые уклонились от веры (1 Тим. 6, 20-21).

Эти же слова мне хотелось бы напомнить и некоторым священнослужителям, ведущим так называемые просветительские беседы по радио и с экранов телевизоров и пытающимся привлечь к себе внимание призывами встать на их защиту и направлять телеграммы в адрес Московской Патриархии, чтобы тем самым уберечь их от неких "репрессий", естественно, мнимых.

По этому поводу хочу напомнить сказанное мной на предыдущем собрании. Мы ни из кого не собираемся делать мучеников, как этого некоторые хотели бы, но в то же время вынуждены будем принимать необходимые меры к пресечению тех или иных действий, направленных против Православия, рассчитанных на раскол Церкви и на разрушение ee веками освященных традиций.

Большие надежды возлагались нами на Отдел религиозного образования и катехизации в деле противостояния так называемым новым религиозным течениям, а точнее, сектам. К сожалению, Отдел ограничился лишь выпуском некоторой литературы. В то же время к этой работе активно подключился приход храма в честь иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость" на Большой Ордынке, где клирик этого храма священник Олег Стеняев с участием епископа Истринского Арсения успешно противостоит сектантам и многим уже помог возвратиться в лоно Матери-Церкви.

Этот же приход, внимая нашему призыву на Епархиальном собрании 1994 года, выступил с инициативой координации усилий по борьбе с пьянством и созыва конференции по данному вопросу с привлечением священнослужителей, имеющих медицинскую специальность, близкую к наркологии. Опыт участия Церкви в борьбе с пьянством до 1917 года свидетельствует, что Церковь способна оказать помощь обществу в деле возвращения к нормальной трезвой жизни многих людей. Неиссякаемый духовный потенциал нашей Церкви, без сомнения, и в настоящее время может сыграть важную роль в борьбе с алкоголизмом и наркоманией. В течение последних 3-4 лет некоторые московские приходы (в первую очередь приход храма в честь иконы Божией Матери "Отрада и Утешение" в Хорошеве) устраивали различные мероприятия по оказанию помощи страждущим подобными вредными пристрастиями. Но то были разрозненные, не всегда приводящие к желаемому результату попытки. В то же время имеется целый ряд хорошо организованных мероприятий, достойных подражания. Появился интересный опыт сотрудничества с медицинскими учреждениями, которые не скрывают своей готовности в борьбе с пьянством объединить усилия с Церковью.

Считаю, что Отделу по благотворительности и социальному служению, возглавляемому архиепископом Солнечногорским Сергием, следует безотлагательно заняться данной проблемой, подготовить рабочий орган по борьбе с пьянством, привлекая к сотрудничеству представителей не только Церкви, но и Академии медицинских наук, медучреждений, социальных и правительственных служб, и в ближайшее время провести конференцию по данной проблеме.

Хотя многим сегодня живется нелегко и люди зачастую не имеют средств, чтобы обеспечить себе даже прожиточный минимум, тем не менее пьянство продолжает распространяться. Алкоголизмом охвачено, особенно в сельской местности, подавляющее большинство населения, и Церковь в силу своих возможностей должна принять участие в спасении людей от этой беды.

Сама жизнь указывает Церкви новые формы социального служения, которые мы не можем игнорировать. Необходимо восстановление утраченного опыта и обмен им между приходскими общинами.

Особое попечение Русская Православная Церковь всегда имела о духовно-нравственном состоянии нашего воинства. С Божией помощью в настоящее время взаимоотношения Православной Церкви и Российской Армии приобретают устойчивый характер, выйдя за рамки Министерства обороны. Прошло чуть более полутора лет со времени подписания Совместного соглашения о взаимодействии между Русской Православной Церковью и Российской Армией и создании Координационного комитета. За это время подобные соглашения были подписаны с Министерством внутренних дел, Федеральной пограничной службой, Министерством по чрезвычайным ситуациям, Федеральным агентством правительственной связи и информации. Отрадно, что инициатива заключения подобных соглашений исходит от руководства министерств и ведомств.

Исходя из необходимости особого попечения о защитниках Отечества, во исполнение Определения Священного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви 1994 года, Священный Синод в июле месяце сего года образовал Отдел Московского Патриархата по взаимодействию с Вооруженными Cилами и правоохранительными учреждениями, во главе которого был поставлен епископ Красногорский Савва. Продолжая направления, развитые сектором по связям с Армией Отдела внешних церковных сношений и Координационным комитетом, вновь созданному Отделу предстоит изучать и обобщать опыт сотрудничества в центре и на местах.

В ходе предпринятых епископом Саввой и сотрудниками Отдела поездок и встреч с военачальниками, воинскими формированиями и правоохранительными структурами были затронуты вопросы выделения молельных комнат и строительства часовен, определения времени регулярного посещения воинских частей священниками для совершения молебнов, панихид, других треб.

Давно известно, что в тех местах, где активно работают священнослужители, заметно меняется в лучшую сторону духовно-моральный настрой личного состава. И, быть может, поэтому руководство воинских и исправительных структур с пониманием относится к данной проблеме. В настоящее время, помимо оказания помощи поруганным в годы безбожных лихолетий храмам, по инициативе военнослужащих строятся новые. Только в Москве на базе воинских формирований их заложено и возводится три.

В исправительно-трудовых учреждениях Московской области существуют три действующих храма-часовни и несколько молитвенных помещений в местах предварительного заключения, а также и в тюрьмах Москвы.

Как показывает опыт, окормление исправительно-трудовых лагерей православными пастырями имеет большое нравственное значение. Православная Церковь возвращает оступившихся, потерявших нравственный стержень людей к духовным основам общечеловеческих законов, так необходимых каждому человеку.

В 1995 году в Бутырской тюрьме, в отсеке для приговоренных к высшей мере наказания, была совершена Божественная литургия. После этого я получил письмо от участвовавших в ней смертников, которые пишут, что и они услышали слово Божие, "ощутили, что и до них доходит Его милосердие". Письмо было удивительно трогательное, свидетельствующее, что даже до сердец таких людей, совершивших тягчайшие преступления, можно достучаться словом Божиим.

Много внимания сейчас уделяется вопросам призыва и прохождения воинской службы церковнослужителями и православными гражданами, готовящимися принять священный сан. В настоящее время достигнуто соглашение о призыве юношей православного вероисповедания в войсковые части в пос. Арсаки Владимирской области, находящиеся в непосредственной близости от Свято-Смоленской Зосимовой пустыни, и в Химкинский гарнизон (Первая бригада связи). В ходе осеннего призыва в эти подразделения направлено 49 призывников Московской, Рязанской, Нижегородской, Ярославской, Калужской областей.

Посещая в 1994 году Свято-Смоленскую Зосимову пустынь и расположенную в Арсаках воинскую часть, я от начальника военного гарнизона слышал, что приход в эту воинскую часть более тридцати воспитанников духовных школ и верующих людей совершенно оздоровил нравственную обстановку в ней. В свободное от учебы и воинских занятий время молодые люди, воины, принимают активное участие в восстановлении обители и богослужебной жизни Зосимовой пустыни.

Говоря о призыве и призывниках, нельзя не отметить важность и необходимость благословения и научения тех, кто готовится к ратному служению. Было бы весьма полезным, чтобы пастыри в своих проповедях, духовных беседах с молодым поколением разъясняли понятия патриотизма, значимости военной службы, поскольку сегодня в обществе наблюдается определенное негативное отношение к нашему воинству в связи с теми трагическими событиями, которые происходят в Чечне.

В ходе поездки в Краснодарскую епархию в этом году я посетил военный госпиталь, где встретился со 186 ранеными, которые были собраны в столовой, чтобы я имел возможность обратиться к ним. Затем я посетил две палаты с тяжелоранеными. На постелях лежали мальчики по 18-19 лет. Видеть это было тяжело... У всех военнослужащих, которые ранеными вернулись из Чечни, на груди - крестики или образки. И отрадно, что нет у них того синдрома озлобленности, который наблюдался у возвратившихся из Афганистана. Они, эти юноши, рады, что живы, что у них есть надежда вернуться домой, к своим семьям, после той трагедии, в которой они участвовали, вернуться к нормальной жизни и работать, насколько им позволит их ранение.

Пришла пора воскресить исконные духовные традиции, призвав помощь Божию на людей, исполняющих свой воинский долг. Пора вернуть уважение и почтение к ратным труженикам. Ибо всегда православные солдаты и офицеры были основой нерасторжимого единства Русской Православной Церкви и Российской Армии. Священники, призванные к духовному окормлению воинства российского, кроме богослужений и треб, должны вести катехизаторские беседы, бороться с невежеством и безнравственностью и, подавая пример христианской жизни, быть духовным авторитетом не только для православных солдат, но и для воинов других религиозных исповеданий, как, например, мусульман, которых мы не собираемся обращать в христианство. Может быть, меньше будет тогда межконфессиональных конфликтов. Любовь и терпимость должны определять жизнь в частях, гарнизонах, на кораблях.

Становление государственности всегда начиналось с воспитания воина, которое строилось на духовных и нравственных началах. Потому-то и вопросы, касающиеся создания системы военно-патриотического воспитания и допризывной подготовки, требуют особого внимания.

С душевной радостью читаешь письма работников военных комиссариатов о высоком нравственном состоянии православных призывников, о том, что их становится все больше.

Что же касается мер, способствующих поднятию воинского духа и воинской чести, то было бы хорошо, чтобы духовенство принимало непосредственное участие в таких войсковых мероприятиях, как присяга, воспоминание выдающихся боевых событий, воспоминание погибших, увольнение в запас.

7 декабря этого года, принимая участие в праздновании 175-летия бывшего Михайловского артиллерийского училища, ныне нашей главной ракетной академии, мы почувствовали, насколько армия тянется к Церкви, к вере, начиная c высших военачальников и кончая рядовыми солдатами.

Возвращаясь к деятельности Отдела по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями, хочу проинформировать и о том, что практически достигнута договоренность о формировании на базе войсковых частей Федерального управления двух специальных военно-строительных рот из числа военнослужащих православного вероисповедания, которые могли бы привлекаться к работам по восстановлению храмов и монастырей.

Затрону и еще один момент, касающийся отношений Российской Армии и Православной Церкви: возрождение религиозности должно координироваться и направляться официальным руководством Вооруженных Сил и Церковным Священноначалием. Церковно-армейское сотрудничество должно быть основано на принципах строгой добровольности. Настало время приложить силы для того, чтобы слово Божие и братская христианская забота дошли до каждого воина!

Священным Синодом три года тому назад образована Комиссия по координации деятельности монастырей Русской Православной Церкви. В июле сего года возглавить ее поручено епископу Орехово-Зуевскому Алексию. Определение Священного Собора Православной Российской Церкви от 31 августа (13 сентября) 1918 года "О монастырях и монашествующих", в котором детально разработаны все основополагающие принципы монашеской жизни, несомненно поможет Комиссии в ее деятельности, но, учитывая, что практически деятельность российских монастырей была прервана на долгие годы и в настоящее время многие из них остро нуждаются в практическом опыте общежительного монашеского делания, необходимо провести Всероссийское монашеское совещание для обсуждения многих насущных вопросов устроения монашеской жизни.

С удовлетворением хотелось бы отметить, что все меньше стало поступать в Патриархию жалоб на отказы в совершении треб. <...>

Более всего жалоб на то, что в одних храмах богослужения чрезмерно сокращаются, в других - чрезмерно, по-монастырски, удлиняются. При совершении нами богослужений в ряде таких приходов ощущается полная растерянность духовенства и хора, не привыкших к общепринятой традиции совершения богослужений. Думаю, руководством здесь может служить приходская практика незакрывавшихся известных московских приходов, где в этом отношении соблюдается "золотая середина", с сохранением сложившихся благочестивых московских традиций. Это не имеет отношения к монастырям, где богослужения должны совершаться по Уставу.

На каждом Епархиальном собрании мы напоминаем, что Таинство Святого Крещения должно совершаться в соответствии с правилами и традициями нашей Церкви. И тем не менее все чаще стали поступать обращения в Московскую Патриархию по поводу того, действительно ли Таинство, совершенное обливанием, а иногда даже окроплением.

Теперь нами дано указание выяснять, какие священники совершают подобным образом Таинство Крещения, для принятия к ним соответствующих канонических мер. <...>

Много недоуменных вопросов обращено к нам по поводу венчания браков, исходя из факта государственной регистрации, что не всегда сообразуется с церковными канонами. Не все браки, особенно повторные, подлежат венчанию. Нынешняя либеральная политика государственных органов, вредная и разрушающая семью, не должна становиться для Церкви непререкаемым правилом. Церковный брак - это Таинство, как и Таинство Святого Причащения, к которому мы порой по тем или иным причинам не допускаем прихожан. Такое же отношение должно быть и к венчанию.

И в связи с этим возникает вопрос о снятии церковного бракоблагословения. Сейчас к нам слишком часто обращаются за снятием церковного бракоблагословения, считая, что, если супруги разведены государством, то это означает возможность беспрепятственного снятия церковного благословения, даже если они развелись по причине несходства характеров. Такая практика вызывает множество нареканий в адрес Церкви.

По каким причинам Церковь может считать венчание утратившим силу, ставшим недействительным?

По евангельским критериям - это смерть одного из супругов или доказанное прелюбодеяние. В других случаях следует налагать епитимью на разведенных, например рекомендовать воздерживаться от вступления в повторный брак в течение года или трех лет. Ведь нередко в наше время бывает, что из второго или третьего брака супруги возвращаются к первому, особенно если в нем были дети.

Считаю, что нашей канонической группе следует хорошо продумать этот вопрос, чтобы снять множество нареканий по данному поводу в адрес Церкви. <...>

На последнем Архиерейском Соборе было принято решение о переоформлении Уставов Православных братств как организаций верующих, призванных оказывать помощь православным приходам, а через то Церкви в целом. Как известно, некоторые братства занялись коммерческой, политической и иной деятельностью, не только не приносящей пользы Церкви, но даже вредящей ей.

До сих пор ряд братств не спешат с перерегистрацией своих Уставов, противопоставляя тем самым себя Полноте Церкви.

Продолжают поступать жалобы на некоторых настоятелей московских храмов, являющихся одновременно и председателями приходских советов, что они уделяют мало внимания реставрации храма и содержанию его в должном порядке. При этом подчеркивается, что даже старосты, ранее назначавшиеся от райисполкомов, гораздо больше заботились о должном, благолепном состоянии храма. Неоднократно мы напоминали о нежелательности совмещения этих должностей, за исключением вновь открывающихся приходов, где еще не выявились люди, могущие стать во главе прихода. <...>

Многократно говорилось и о недопустимости грубости в храме, от кого бы она ни исходила, тем более от священника. За прошедший год многим не внявшим нашему обращению пришлось расстаться со своими местами. Так будет и в будущем.

На прошлых собраниях мы призывали к тому, чтобы священник внешне имел облик, достойный своего звания,- как в стенах храма, так и вне его. Внешность - это отображение внутреннего состояния, внутреннего порядка или беспорядка в человеке. Многие, особенно молодые священнослужители, до сих пор это к сведению не приняли, и в обязанность отцов настоятелей и отцов благочинных входит научить их этому.

Ряд священнослужителей жалуются на то, что их телевизионные интервью обрезают и делают из них бессмыслицу.

Учитывая антицерковную настроенность ряда средств массовой информации, старающихся, как и ранее, только негативно представлять с экранов телевизоров нашу Церковь, не советую давать никаких интервью, которые, несмотря на благие побуждения, могут послужить во вред Церкви.

Немалым соблазном служит и то, что, когда священнослужителей приглашают освящать банки, биржи, рестораны, все это стараются показать на экранах телевизоров, и у людей нецерковных создается впечатление, что Церковь только и занимается освящением банков и бирж.

Частыми стали обращения к нам по поводу необходимости регулярных публикаций в официальных изданиях Московского Патриархата нормативных актов, законов, постановлений правительства, Министерства финансов и др., касающихся жизни Церкви, налогов и тому подобного. <...>

Однако дело это непростое. Так, в нынешнем налоговом кодексе, принятом Думой, более 500 страниц. Мы много работали над ним. В том проекте, который достался нам, вообще не упоминались религиозные организации. В результате работы и с Министерством финансов, и с налоговыми службами мы заложили в этот новый, очень жесткий налоговый кодекс все то, что необходимо религиозным организациям, чтобы оградить их от произвола, который иначе могли бы чинить налоговые службы и налоговые инспекции.

Ряд председателей приходских советов обратились с предложением создать банк данных о наличии на приходах транспорта (грузовиков, автобусов), а также строительных материалов для продажи или обмена. То же самое можно сделать и в отношении икон, предметов церковной утвари, облачений - для обмена или передачи их нуждающимся приходам.

Действительно, в ряде приходов, которые не закрывались и в советское время, сосредоточено много утвари и икон, привезенных из закрывавшихся в 1920-1930-е годы храмов. Считаю, что всем этим можно поделиться со вновь открытыми храмами, тем самым будет сделано благое дело помощи возрождающемуся храму в его становлении и приобретении святынь, перед которыми молилось не одно поколение. Епархиальному совету следует рассмотреть данное предложение, реализация которого может оказать существенную помощь ряду приходов. <...>

Ныне всем приходится испытывать финансовые трудности, в том числе и Московской Патриархии и ее Синодальным отделам, монастырям и духовным школам. Только поддерживая друг друга, можно сохранить то, что созидалось трудами не одного поколения.

Нужно распространить практику, которая осуществлялась в 1995 году в Богоявленском кафедральном соборе, храме Архангела Михаила в Тропареве и ряде других храмов, когда к празднику Святой Пасхи выпекалось большое количество куличей, раздававшихся бесплатно верующим прихожанам, которые не смогли приобрести куличи на свои средства. Какая же Пасха без кулича! <...>

Завершая собрание, хочу поблагодарить всех тружеников церковных: архипастырей, пастырей, наместников и настоятельниц ставропигиальных монастырей, настоятелей приходских храмов, председателей и членов приходских советов за ваш порой подвижнический труд, несомый в столь экономически нелегкое время.

Надеюсь, что несомненная вера в Пастыреначальника нашего Господа Иисуса Христа поможет всем нам преодолеть как имеющиеся, так и предстоящие в будущем трудности так же, как преодолевала гораздо большие трудности и испытания Святая Церковь в прошлом.

Итак, возлюбленные, возрастайте в благодати и познании Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа. Ему слава и ныне и в день вечный (2 Пет. 3, 18).