Патриарх Московский и всея Руси АЛЕКСИЙ II

Письмо Святейшему и Блаженнейшему Католикосу-Патриарху всей Грузии Илии II

20 февраля 1991 года

Ваше Святейшество и Блаженство! В эти начальные дни спасительного поприща Великого поста я обращаюсь к Вашей Святыне с братским приветствием по поводу пришедшей Святой Четыредесятницы. И, как велит православная традиция, прежде всего испрашиваю у Вас прощения, если в минувшем году я согрешил против Вас чем-то в слове, деле или помышлении.

Однако я прошу Вас извинить меня не только в силу традиции, но и потому, что чувствую необходимым для себя совершить действие, выходящее за рамки канонического церковного права. В эти дни я считаю необходимым обратиться к пастве не моей, а Вашей Церкви. Побуждают меня к этому печальные вести, идущие из Южной Осетии.

Дорогие братья и сестры! Первые дни Великого поста для всех христиан - время особого духовного бодрствования, трезвления, время сугубой тщательности в определении подлинных мотивов тех или иных своих действий и, соответственно, в их оценке. Это - время покаяния, когда человек, стоя пред лицом своих бед и невзгод, старается, вопреки своим привычкам, найти все же вину в себе, а не "причины" и "поводы" вне себя.

И потому, веруя, что народы Грузии не только по имени, но и по духу своему являются христианами, я надеюсь, что мое слово будет воспринято с большим пониманием именно в эти дни.

Во мне и в вас течет одна кровь - Кровь Христова, даруемая нам Господом в Таинстве Причащения. Лишь административные управленческие структуры обособляют Русскую и Грузинскую Церкви, но они, конечно, более чем сестры,- они едины в целостности единого организма Вселенской Церкви Христовой.

В эти дни, когда люди готовы в спорах за землю проливать на эту землю кровь людей, Слово Божие, которое все мы слишком склонны забывать за немолчным шорохом газетных страниц, да напомнит нам, что мы - пришельцы на Земле, и наш путь лежит к Вечному Богу, и весь он подобен Пасхе - в ее древнеиудейском смысле стремительного перехода, ибо не имеем здесь постоянного града, но ищем будущего (Евр. 13, 14).

Творцом нам вручена земля. И мы должны будем дать ответ в том, как использовали мы данный нам талант. Скажем ли мы: "Вот, Господи, мы любили эту землю, и, живя на ней, мы славили Тебя, ее Творца; и мы выращивали на ней виноград и пшеницу, а вино и хлеб приносили в Твои алтари, чтобы через эти самые простые земные дары Ты смог приобщать нас к Себе". Или скажем: "Вот, Господи, мы так любили эту землю, что убивали и прогоняли всех, кто, кроме нас, хотел назвать ее своею"...

В одном древнем предании говорится, как некий монах осудил своего брата. Через некоторое время тот, кого он осудил, умирает. И вслед за тем было осудившему видение: пред ним предстал Ангел с душой усопшего брата и сказал: "Вот, ты взялся судить его. Что ж, как ты скажешь, так и будет. Скажи же: достоин ли он вечной погибели? Но помни, как только ты примешь решение, оно будет исполнено". И человек, столь легко делавший себя судьей в человеческих делах, в ужасе отказался совершить последний суд...

Я хочу спросить любого человека, любой национальности: вот, перед лицом Христа, ты встретился с человеком, которого ты считаешь своим врагом и врагом своей земли и своего народа. И вот, там - перед Лицом Христа - сможешь ли ты повторить свой суд и сказать: "Поскольку он мешает мне жить, да будет он предан смерти"?! А всякий иной суд, который можно было бы совершить и оправдать, лишь скрывшись от лица Бога (Быт. 3, 8),- лукав и неправеден.

Один скончавшийся несколько лет назад московский священник на вопрос, что нельзя есть постом, напутствовал: "Людей не ешь..." Как же можно войти в пост, приблизиться к Чаше Христовой, творя или оправдывая насилия?! А оно сегодня - в Южной Осетии и на улицах Цхинвали. Иверия - земля Божией Матери. Но не может же Она благословлять тех, кто блокирует, лишает самого необходимого многотысячный город, к тому же населенный православными христианами!

Ваше Святейшество! Вы лучше знаете народы Вашей Церкви, их души и характеры. Вы лучше найдете слова, которые пояснили бы, что христианская вера не дает права ненавидеть кого бы то ни было на "законном" основании.

И если даже мы священническим словом и не сможем остановить кровопролития, но, возвысив свой голос против него, мы по крайней мере избежим другого греха - не дадим повода врагам Православия утверждать, что наши национальные Церкви не могут-де стать выше национализма. Действительно, ведь негоже, по мудрому слову апостола, чтобы из-за грехов и немощей верующих хулилось Имя Божие...

Остаюсь искренне любящим Ваше Святейшество, всегда молящийся за Вас и просящий Ваших молитв

Алексий, Патриарх Московский и всея Руси