Патриарх Московский и всея Руси АЛЕКСИЙ II

Слово в Прощеное воскресенье

17 февраля 1991 года

Дорогие мои!

Вновь мы пришли к спасительным дням Великого поста. Давно уже отцы Церкви назвали Святую Четыредесятницу "духовной весной". И поистине - время духовного пробуждения и обновления приходит к нам в эту пору года.

Ту духовную бодрость, что стяжали мы в прошлый пост и Пасху, мы мало-помалу растрачивали. Вновь возвращались к нам наши прежние немощи, вновь суета житейских попечений потихоньку закрывала своей завесой наше духовное небо. И вновь нам казалось, что можно безбедно и удобно служить двум господам - и Богу нашему, и своим страстям. Вновь мы заключали странное, неестественное, но столь привычное перемирие с нашими грехами.

И вот уже начала скучать душа, начала беспокоиться о своем исподволь подкравшемся нездоровье. И хотела бы душа вновь воспрянуть и вновь вести свою духовную брань - а решимости нет, и какое-то недолжное "смирение" перед грехом отнимает силы.

И потому так спасительны для души эти дни покаяния - ибо призывается она к своему первоначальному состоянию, на поприще духовного подвига и труда. И как для человека, который долгое время был лишен движения и труда, радостно вновь исполнять тяжелую, но полезную работу - так и душа, застоявшаяся в привычных получувствах, в глубине своей радуется открывшемуся простору.

И, очнувшись, услышав призыв Господа своего, душа вопиет к Нему: "Боже мой! Не забуди меня! Не остави меня! Найди меня! Исцели меня!" Помянух Бога и возвеселихся,- восклицает псалмопевец (Пс. 76, 4).

В покаянии человек обретает себя, ибо научается отделять себя от своих дел и грехов. В покаянии человек как бы говорит Богу: то, что я делал - это не есть я сам. Ты знаешь мои грехи, Господи, вот я исповедую их пред Тобою, но Ты же и видишь, что мне самому стыдно называть их "моими". Они уже не "мои", Господи, и я уже не "их". Я хочу быть другим, Боже мой, и я знаю, что Ты - и только Ты - в силах очистить меня. И больше всего я хочу быть просто Твоим, Господи, сыном. Пусть блудным сыном - но не отринутым. Я хочу быть Твоим, о Господи, рабом - пусть пришедшим в последний час, но все же не изгнанным от Твоего лица.

В эти дни Святой Четыредесятницы, в дни, которые особо и всецело посвящены Богу, человеку легче вспомнить то, что он сам также есть Божие имение. Вы куплены дорогою ценою (1 Кор. 6, 20). Через пост, через вызволение от пут мирских греховных влечений мы из горького плена своеволия входим в радость благого послушания Христова.

Ибо ради чего пост? Ради того, чтобы мы учились жить уже не нашей жизнью, но жизнью совершенно Божественной. Пост нам дан для того, чтобы мы освободили в себе место для принятия Распятого и Воскресшего Христа. Так и говорит об этом святитель Иоанн Златоуст: "Ради чего в самом деле пост? Он - вместо креста: мы получили большее, отдаем меньшее... Не будем тяготиться трудностию поста: все же пост не то, что Распятие на Кресте. Кто не страдает вместе с Иисусом, тот не знает Иисуса; кто уклоняется от поста, тот забывает о Кресте". Это поистине так, ибо пост - это искание воли Божией. Но там, где человек исполняет волю Бога, он распинает свою ветхую волю. И одно невозможно без другого, как и говорит нам об этом Господь через Своего пророка Исаию: если ты удержишь ногу твою... от исполнения прихотей твоих... то будешь иметь радость в Господе (Ис. 58, 13-14). И для того Вседержитель разъясняет пророку, какой пост ведет ко спасению. Вот пост, который Я избрал: разреши оковы неправды, развяжи узы ярма, и угнетенных отпусти на свободу... раздели с голодным хлеб твой, и скитающихся бедных введи в дом; когда увидишь нагого, одень его... Тогда... исцеление твое скоро возрастет... тогда ты воззовешь, и Господь услышит; возопиешь, и Он скажет: "вот Я!" (Ис. 58, 6-9).

Вот и пояснение слов Златоуста, сравнивающих пост с крестом. Как на Кресте Спаситель даровал Себя нам, грешным, так и мы, удерживаясь от зла и от гнева, живя в братолюбии, даруем себя нашим ближним. И потому нельзя нам вступить в пост, не явив на деле, а не на словах наше братолюбие. Прежде чем мы обратимся к Богу со словами покаяния, надлежит нам примириться с окружающими...

Этот шаг требует немалой решимости и твердости. Нам надлежит с усилием исторгнуть из своего сердца плевелы злопамятности и раздражительности, гнева и человеконебрежения. Нам надо простить друг друга!

Знаем ведь мы, что Господь запретил нам приходить к алтарю, если мы не примирились с нашим ближним. И знаем мы, что Господь обещает судить нас тем судом, каким мы сами судим остальных. И как же нам избежать осуждения? - умилостивить наш собственный суд над нашими ближними.

Возлюбленные! Господь ждет от нас прощения и милости. Он ждет, чтобы мы простили нашим ближним для того, чтоб и Он смог бы помиловать нас. Наши обиды друг на друга не должны войти вместе с нами в Великий пост. Со дерзновением сможем мы молиться словами Молитвы Господней: остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим только тогда, когда простим своим ближним.

Потому на пороге Великого поста наше первое "прости" мы должны сказать людям, нашим ближним; и лишь затем мы сможем поднять глаза к Нему и сказать, обращаясь к Отцу нашему Небесному: "Прости".

И вот, отцы, братья и сестры, умоляю вас: простите меня, дорогие мои! Простите меня, возлюбленные мои! Простите меня, чада мои!