Патриарх Московский и всея Руси АЛЕКСИЙ II

Размышления в пасхальные дни

13 апреля 1996 года

Вновь пришла на Русскую землю Пасха. Звонят колокола, православные христиане приветствуют друг друга троекратным целованием, в храмах непрестанно поется радостная песнь: "Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав"! Воскресение Христово не случайно считается в Православной Церкви "праздником праздников и торжеством торжеств". Если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша,- писал апостол Павел своим ученикам (1 Кор. 15, 14). И это означает, что именно в Воскресении Господа, в Его победе над мировым злом, которую Он, всемогущий, вечный и праведный Бог, одержал, принеся Себя в жертву за грехи человечества,- лежит основание и нашей победы над грехом, нашего спасения, нашего духовного и физического бессмертия. Воскресение Христово - не просто историческое событие, произошедшее почти две тысячи лет назад и уже потому словно бы не имеющее прямого отношения к нашей жизни. Именно принятие Крестной жертвы Господа Иисуса, именно живая вера в Него как нашего Спасителя таинственным образом делает человека способным принять Божию помощь в достижении духовного совершенства, без которой - и об этом свидетельствует опыт десятков поколений христиан - подлинное обновление невозможно. Утверждая это, вовсе не хотел бы сказать, что в неверующем или нехристианине нет нравственного чувства, делающего личность подлинно человеческой, мало того - богоподобной. Но лишь вера Христова дает нам высочайший нравственный идеал, который уже здесь, среди тревог и опасностей мира, призывает нас жить "не по-земному, а по-небесному", как говорил преподобный Амвросий, старец Оптинский. Лишь эта вера дает нам невидимую, но реальную помощь Божию, а через нее - силу исполнить высокое призвание христианина, силу, которой у самого человека нет и быть не может. К сожалению, готовность исполнить волю Господа посещает нас нечасто. И даже в России, славной своей многовековой христианской традицией, нечасто можно увидеть политика или предпринимателя, общественного деятеля или местного руководителя, чьи поступки были бы действительно проникнуты христианской нравственной мотивацией. Но неправильно перелагать всю тяжесть всеобщих грехов только на власть имущих или на облеченных богатством, как мы это привыкли делать в прошлом. В бедах страны по-своему виноват каждый из нас: пастырь и рабочий, земледелец и ученый, журналист и воин,- ибо мы многого не сделали, много зла не остановили, во многом не сохранили стремления к согласию, правде, добродетели. Подчас мы сами становились проводниками зла, а то и его источниками. Свет Воскресения Христова нисходит в наши души, даруя нам возможность увидеть благость и любовь Господню. Но в этом свете, исполненном правды Божией, мы особенно явственно видим нашу греховность, наше несовершенство, наше нежелание исполнить Его благую волю. Проявляется все это и самим ходом истории нашей страны - истории, в которой, по крайней мере в этом веке, скорости общественных перемен были, пожалуй, невиданными для Старого света. Достоевский пророчески писал еще в 1881 году: "У нас все теперь в вопросах. И, что главное, ведь все это требует времени, истории, культуры, поколений, а у нас, напротив того, предстоит разрешить в один миг. В том-то и главная наша разница с Европой, что не историческим, не культурным ходом дела у нас столь многое происходит, а вдруг и совсем даже как-то внезапно, иной раз даже никем до того неожиданным предписанием начальства. Конечно, все произошло и идет не по вине чьей-нибудь, и уж, если хотите, так даже и исторически, но согласитесь и с тем, что такой истории не знала Европа". Быстрота перемен - и благословение и проклятие для России. Если бы не бурные общественные процессы нашей истории, мы навряд ли могли бы стать духовно и материально значимой державой, сумевшей выстоять, приняв на себя основную тяжесть двух самых страшных войн. Однако именно эти перемены породили жертвы, какие любой другой народ не смог бы перенести. Изменения происходят и ныне, и снова они несут в себе противоречие между общенародной пользой и страданиями многих людей, между порядком и снисходительностью, между справедливостью и прощением, между бескомпромиссным законом и общественным согласием. Эти противоречия были, есть и будут всегда. Они - следствие греховной раздвоенности мира. Но Христос, в Котором человечество примирилось с Богом, дает нам надежду на обновление нашего внутреннего единства, а значит, и на духовную целостность общества, в котором не будет более конфликта между законом и всепрощением. К счастью, мы видим, как христианское возрождение Отечества дает свои плоды, именно таким образом изменяя окружающую нас реальность. Поистине сама история возвратилась "на круги своя", когда Президенты Белоруссии и России подписали договор о новой форме союза двух государств, а несколькими днями раньше было подписано соглашение об углублении интеграции между Белоруссией, Казахстаном, Киргизией и Россией. После нескольких лет ослепления, подвигшего народы бывшего Советского Союза возвести между собой искусственные барьеры, они вновь со всей очевидностью осознали, что необходимо именно вместе созидать свою жизнь, преодолевая многие трудности и опасности. Примечательно, что объединительные процессы сегодня не встречают сколько-нибудь мотивированного отвержения, и никто из здравомыслящих политиков любой ориентации не предлагает этим процессам альтернативы. Общество пришло к осознанию того, что всегда понимала Церковь: разделение есть грех, какими бы прагматическими соображениями оно ни оправдывалось.

Вполне понимая, что распад Советского Союза стал следствием и тоталитарной национальной политики, основанной к тому же на воинственном безбожии, не могу не сказать, что произошедшее между нами разделение для абсолютного большинства жителей стран Содружества было и остается чем-то глубоко непонятным и противоестественным, ибо прошло через каждый народ, через многие семьи, через родственные связи, через общую веру, общую культуру, общую историю, общее хозяйство, а в конечном счете - и через сердца людские. Вот почему с совершенно особым волнением стоял я 2 апреля на Соборной площади Кремля, сознавая, что подписи руководителей России и Белоруссии разрушают стену между двумя народами. Дай Бог, чтобы начатый объединительный процесс не останавливался, чтобы вовлек в себя как можно больше народов, объединенных одной исторической судьбой и уже в силу этого долженствующих жить вместе и сообща трудиться как на взаимное благо, так и на благо всех народов Европы, Азии и мира. Конечно, нарождающееся новое объединение останется трагически незавершенным, покуда не восполнится волей к интеграции со стороны единокровного и единоверного народа Украины. Многие данные свидетельствуют, что в большинстве своем граждане этой страны такую волю уже проявляют. Однако, очевидно, что согласия по этому вопросу в украинском обществе нет. Это усугубляется и церковным расколом, порожденным действиями политиков-националистов, в том числе прежним руководством страны. И дабы стремление к единству завоевало уважение подавляющего большинства украинского народа, равно как и других народов стран Содружества, необходимы самые твердые гарантии того, что оно никогда не приведет к пагубной практике подавления одного народа другим, которая, к сожалению, была свойственна тоталитарному периоду нашей истории, а в чем-то имеет и более глубокие корни. Сотрудничество народов должно быть плодом взаимного самопожертвования ради общего будущего, ради грядущих поколений. Стремление к единству должно быть только обоюдным, только нацеленным на равноправие, только сопряженным с аскетическим отказом от всякой попытки определить в этом процессе роль наций более мощных, высокоразвитых, "цивилизованных" и в силу этого имеющих некие особые права. Сближение народов станет нашим экзаменом на преодоление националистических крайностей, на способность к общенациональному смирению и покаянию, на готовность братски помогать друг другу, отбросив вековые предубеждения, и тем исполнить закон Христов.

Уже не один год пасхальная радость омрачается не преодоленной до конца трагедией в Чеченской Республике. Нет смысла спорить с тем, что законный порядок в Чечне должен быть восстановлен - положение, которое складывалось там в предшествующие кровопролитию годы, никак нельзя назвать нормальным. Однако не будем забывать и о том, что криминалитет, пользовавшийся полной безнаказанностью в Чечне, имел мощную поддержку и в остальной России, о чем сегодня появились многочисленные свидетельства. Так что в трагедии Чечни виновны не только чеченцы, и преодолевать последствия этой трагедии нам надлежит всем вместе.

Мирный план российского Президента дал новую надежду на уврачевание чеченской раны. Впрочем, предвижу, что осуществить его будет непросто. К сожалению, до сих пор не прекратились страдания мирных жителей и российских военнослужащих, людей, лишившихся крова и пополнивших огромную армию беженцев. Крайне опасным является рост терроризма и угроз террора. Ничем нельзя оправдать нападения на места богопочитания, захват заложников, в том числе - женщин, детей и священнослужителей-миротворцев. Самое же опасное - в том, что российское и мировое общественное мнение стало словно привыкать к страданиям людей в Чечне, как будто эти страдания совершенно прекратились или стали менее значимыми для нашей совести. Мир в Чечне должен быть полностью восстановлен, стать прочным и справедливым. И нам необходимо понять, что такой мир не построить без учета законных интересов всех слоев населения Чечни, всех проживающих там этнических, родственных, культурных, общественных групп. Каждая из них, в том числе нечеченцы, должна иметь не только право на свой дом, свою землю, на мирную и созидательную жизнь, но и на участие в управлении территорией, в происходящих в Чечне и на общефедеральном уровне политических процессах. Именно к этому, на мой взгляд, нужно стремиться в ходе мирного процесса, ибо подавить силой волю народа или какой-либо значительной его части невозможно - история достаточно красноречиво свидетельствует об этом.

Другой проблемой, пусть менее известной, но продолжающей глубоко ранить сердца православных христиан, остаются гонения на каноническую Православную Церковь в Эстонии. Не каждому легко разобраться в хитросплетениях возникшего на близкой мне земле церковно-административного и юридического конфликта. Впрочем, суть его очень проста: верующие, своими руками создавшие храм или получившие его в наследство от предков, почитающие его как святыню и место присутствия Божия,- лишаются всяких прав на храмовое здание только потому, что отказываются порвать духовную связь с Матерью-Церковью - Московским Патриархатом - и перейти под юрисдикцию Константинопольского Патриарха, вероломно объявившего Эстонскую Церковь подчиненной его власти и разрушившего тем самым основы общения между Константинопольской и Русской Церквами. Крайне несправедливое, угнетенное положение верующих канонической Церкви возникло потому, что эстонские власти решили любой ценой отторгнуть православную паству "от Москвы", даже не задумываясь над тем, что это противоречило и до сих пор противоречит воле абсолютного большинства православных жителей Эстонии.

Вмешательство государства в дела Церкви никогда не приносит пользы - мы слишком хорошо знаем это из недавнего опыта. Сейчас немудрые действия власти и использованные ею амбиции Константинополя привели Эстонию, где всегда мирно жили христиане разных исповеданий, на грань религиозного конфликта. Выход из сложившейся ситуации только один - предоставление церковным общинам твердого права на созданные ими и исторически им принадлежащие храмы и святыни. Покуда это не сделано, трагическая напряженность будет сохраняться и усиливаться, что должно быть осознано как эстонским государством, так и общественным мнением в Эстонии и вне ее. Россия движется к президентским выборам. В этот период неизбежно усилится существующее в стране политическое противостояние, обострятся многие тлеющие в обществе конфликты. Меня, как Предстоятеля Русской Церкви, часто спрашивают: за кого голосовать? Тем более, что есть силы, которые явно или тайно стремятся вовлечь Церковь в политические распри, заявить об исключительной поддержке ею той или иной политической программы. Однако церковное Священноначалие, как и прежде, твердо настаивает на невмешательстве Церкви в предвыборную кампанию, ибо двери храмов и сердца пастырей открыты для всех, кто взыскует вечной истины, без различия их политических убеждений. Церковь одинаково относится ко всем кандидатам и никому из них не отдает предпочтения, ибо верит, что каждый из этих людей по-своему желает принести благо Отчизне. В то же время никто не может отнять у Церкви права во всеуслышание сказать, чего она ожидает от любого кандидата на высший государственный пост, имея в виду программу его будущих действий. Прежде всего любой политик, стремящийся к столь высокой ответственности, должен иметь ясное представление, как справиться с постигшими страну бедами: вопиющей преступностью, с которой подчас смиряются и даже пытаются найти способ сосуществования органы власти на местах; тяжким положением пожилых, немощных, недужных, детей-сирот - словом, всех тех, кто не может сам себя прокормить и о ком должно заботиться общество, если только оно продолжает оставаться подлинно человеческим; потерей веками сложившихся достижений нашей страны в области образования, науки, культуры, здравоохранения, технологии, военного дела, международного авторитета. Каждый серьезный политик не может не представлять себе, как окончательно преодолеть трагическую ситуацию в Чечне. Не должен он игнорировать и насущную потребность народов Содружества в новом единении, движение к которому ни в коем случае не должно прекратиться после выборов. На международной арене Россия призвана предстать как активная миротворческая сила, для которой нет далеких и безразличных проблем, но всякая братоубийственная распря является собственной болью. Наконец человек, претендующий на высший пост в государстве, сам исторический облик которого сформирован многовековой духовной культурой - прежде всего культурой православного христианства,- не может забывать о том, что наша Церковь, вместе с другими традиционными российскими религиозными общинами, нуждается в благоприятных условиях для своего свидетельства, для восстановления должного места в жизни общества, для участия в воспитании юношества и более старших поколений своей паствы, в созидании общественной нравственности, в решении гуманитарных, культурных, моральных проблем общества, то есть для всего того, что искони составляло ее миссию в окружающем мире. Во многих из этих направлений церковной деятельности мы можем плодотворно взаимодействовать с властью на всех ее уровнях, что отнюдь не противоречит принципу отделения Церкви от государства, если только не толковать этот принцип в традициях тоталитарного государственного атеизма, создавшего невиданную практику изоляции Церкви от общества. Обо всем этом мы, пастыри, будем говорить с сильными мира сего, невзирая на уровень их власти и на их политические убеждения. Ибо, являясь неотъемлемой частью жизни народа, взращенного молитвами и трудами святых земли Российской, Святая Церковь не может не болеть о происходящем в стране, не может не прилагать усилий для уврачевания недугов народной души и для созидания лучшей жизни.

В России, славной своими подвижниками, богатой своей тысячелетней православной традицией, явившей миру сонм мучеников и исповедников,- основание нашей надежды. О России, все еще лежащей во тьме нового язычества, но пробуждающейся в стремлении к Богу, к духовному возрождению,- наша боль и наша забота. И Господь, восставший из гроба два тысячелетия назад в далеком Иерусалиме,- ныне с нами, и на Его помощь в благих делах мы уповаем.

Христос воскресе, дорогие мои! Мира вам, благоденствия, и да пребудет с вами Его благословение, укрепляющее наши силы в служении Ему, друг другу и возлюбленному нашему многострадальному Отечеству.