Патриарх Московский и всея Руси АЛЕКСИЙ II

Заявление в связи с ситуацией, сложившейся вокруг нового закона "О свободе совести и о религиозных объединениях"

24 июля 1997 года

22 июля сего года Президент Российской Федерации Б. Н. Ельцин отклонил принятый Государственной Думой и одобренный Советом Федерации закон "О свободе совести и о религиозных объединениях".

Это решение главы государства вызвало сожаление в среде верующих Русской Православной Церкви. Ранее Патриарх, члены Священного Синода Русской Православной Церкви и другие архиереи, собравшиеся в Троице-Сергиеву Лавру на праздник Преподобного Сергия Радонежского, обратились к Президенту с просьбой ввести упомянутый закон в действие. Обращения такого рода направлялись духовенством и верующими нашей Церкви и других традиционных религиозных организаций России.

Новый закон "О свободе совести и о религиозных объединениях" создаст предпосылки для действенного ограждения личности и общества от произвола деструктивных псевдорелигиозных культов и иностранных лжемиссионеров. Он устраняет существенные правовые пробелы, имеющиеся в ныне действующем законодательстве о свободе совести, необходимость коренного совершенствования которого признается практически всем нашим обществом.

Закон упорядочивает правовое положение религиозных организаций как юридических лиц, создает новые условия для осуществления религиозного образования, сотрудничества религиозных организаций с государством в сферах благотворительности и культурно-просветительной деятельности, а также в других общественно значимых областях.

Текст закона, являющийся плодом долгих усилий его разработчиков, действовавших в контакте с российскими религиозными организациями, стал выражением высшей точки компромисса разнодействующих интересов, реально существующих в обществе.

Дифференциация религиозных объединений по времени их создания, численности и распространению, вводимая новым законом, является весьма справедливым шагом и наличествует в законодательстве многих стран Европы и мира, причем в некоторых из них существует особое правовое положение одной или нескольких конфессий, чего нет в вышеуказанном законе.

Упоминание об уважении к православию, исламу, иудаизму, буддизму и иным традиционно существующим в России религиям содержится в преамбуле закона, не имеющей прямого юридического действия. Это упоминание ничем не ущемляет права религиозных меньшинств. Ни оно, ни какая-либо иная норма закона не вводит преимуществ или ограничений для религиозных организаций по вероисповедному признаку.

Вызывает удивление критика упомянутого Закона со стороны некоторых зарубежных государственных органов и религиозных объединений, которые никак не реагируют на наличие в ряде стран гораздо менее либеральных законов о религии, а подчас прямо или косвенно поддерживают эти законы. Это говорит о предвзятости и политике "двойного стандарта" в отношении России.

К сожалению, закон был подчас неправильно интерпретирован российскими и зарубежными средствами массовой информации: так, в одной из публикаций утверждалось, что все новые религиозные объединения должны пройти 15-летний испытательный срок для получения регистрации, однако ничего не говорилось о том, что этого не требуется от организаций, входящих в централизованные религиозные структуры. Во многих материалах СМИ прямо утверждалось, что новый закон запрещает деятельность конкретных конфессий, что абсолютно не соответствует истине.

В связи с этим я счел необходимым распространить текст закона среди епископата, духовенства и мирян нашей Церкви, дабы создать возможность для широкого, повсеместного обсуждения закона и для выражения православными христианами отношения к нему.

В то же время многие факты свидетельствуют, что новый закон, почти единогласно принятый Государственной Думой и одобренный Советом Федерации, уже пользуется широкой общественной поддержкой. Его окончательное отклонение может создать в России напряжение между властью и большинством народа, что существенно затруднит движение нашего общества к миру и согласию, годом которых провозглашен нынешний год.

Посему убежден в необходимости введения в действие этого закона без изменения его структуры и принципиальных положений.