Патриарх Московский и всея Руси АЛЕКСИЙ II

Телеобращение по поводу захоронения "екатеринбургских останков"

14 июля 1998 года

Дорогие братья и сестры!

В предстоящие дни наша страна отмечает одну из трагических дат своей истории.

80 лет назад, 17 июля 1918 года была расстреляна семья последнего Российского Императора Николая Александровича. Страдальчески погибли не только Император и Императрица Александра Феодоровна, но и их чада - неизлечимо больной мальчик Цесаревич Алексей, его сестры Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия. Вместе с ними приняли кончину их верные слуги.

Время все дальше уносит нас от того дня, когда было совершено это злодеяние. Несколько поколений за эти годы сменили друг друга, но убийство Царской Семьи - поныне тяжкое бремя на народной совести, ибо наши предки, посредством или прямого участия и одобрения, или безгласного попустительства и равнодушия,- виновны в этом грехе. Покаяние в нем может быть достигнуто лишь путем глубокого осмысления всего, что произошло с нашей страной и народом нашим за последние восемь десятилетий. Видимым же плодом покаяния и Божия прощения должно стать духовное, нравственное возрождение Отчизны нашей, водворение в ней мира и согласия, уход в прошлое смут и противоречий, коими, к сожалению, был так богат завершающийся век.

Мы, как и пять лет тому назад, обратились к пастырям и пастве с Посланием, в котором "призываем к покаянию весь наш народ, всех чад его, независимо от их политических воззрений и взглядов на историю, независимо от их этнического происхождения, религиозной принадлежности, от их отношения к идее монархии и к личности последнего Российского Императора".

17 июля в храмах Русской Православной Церкви будут совершены панихиды с поминовением убиенных членов Императорской Семьи, их верных слуг и "всех в годину лютых гонений за веру Христову умученных и убиенных, их же имена ведает Сам Господь".

Печально, что скорбная годовщина убиения Царской Семьи омрачена ожесточенными спорами об останках, найденных несколько лет назад под Екатеринбургом.

26 февраля сего года наша Церковь предложила приемлемый для всех, разумный и, главное, мирный выход из создавшегося положения. Для нас очевидно, что останки принадлежат жертвам богоборческой власти, ведь сама местность - Ганина яма - была местом массовых расстрелов в первые годы гражданской войны, и найти там коллективные захоронения не представляет особого труда. Не вдаваясь в дискуссию о конкретной принадлежности этих останков и скорбя о том, что они до сих пор не погребены, Церковь предложила захоронить их в символической могиле-памятнике. Этим был бы выполнен нравственный долг перед миллионами невинно убиенных, в том числе и перед Царской Семьей. Что же касается идентификации данных останков, то время все поставит на свои места, когда уйдут в сторону иные интересы, не имеющие прямого отношения к поиску исторической истины. К сожалению, на следующий день после заседания Священного Синода, предложившего такой путь решения вопроса, Правительство постановило захоронить "екатеринбургские останки" 17 июля как царские.

В то же время в Церкви, да и во всем обществе есть весьма немало сомнений относительно того, должна ли была государственная комиссия делать окончательный вывод о принадлежности "екатеринбургских останков" Царской Семье. Озабоченность людей усиливается и тем, что ход научных изысканий, проведенных по просьбе комиссии, мало известен широкому кругу ученых, не говоря уже об их общедоступности. Только в самое последнее время стали появляться официальные документы комиссии. Многие спрашивают, почему итоги новейшего следствия полностью противоречат выводам, сделанным по горячим следам комиссией, возглавляемой следователем по особо важным делам Николаем Соколовым с 1918 по 1924 годы. Материалы этого следствия неоднократно издавались как в России, так и за рубежом. Кроме того, методика проведения генетической экспертизы вызвала серьезные возражения как зарубежных, так и отечественных исследователей, в том числе крупнейшего специалиста Центра ДНК-идентификации человека Российской Академии наук профессора Льва Животовского.

Суждение по вопросу принадлежности "екатеринбургских останков" в среде церковной и светской общественности оказалось разделенным и приобрело явно болезненный, конфронтационный характер. В этой ситуации Священноначалие Русской Православной Церкви, имеющее своим долгом заботу о единстве Церкви и содействие гражданскому миру и согласию, воздерживается от поддержки той или иной точки зрения, а следовательно, и от такого участия в церемонии захоронения "екатеринбургских останков", которое могли бы расценить как признание их принадлежности Царской Семье.

Мне хорошо известно, что такая позиция Церкви некоторыми не принимается. Этим людям хотел бы особо разъяснить, что любые, самые, казалось бы, убедительные научные доводы не могут поставить точку в деле о "екатеринбургских останках" до тех пор, пока существуют не менее весомые научные возражения. Долг Церкви - познать волю Божию, а она раскрывается в соборном согласии епископата, клира и народа Божия, то есть всей Полноты Церковной. И в связи с этим особую ответственность на нас налагает то, что предстоящий Поместный Собор нашей Церкви будет рассматривать вопрос о возможности канонизации Царской Семьи. Если Император и его близкие будут причислены к лику страстотерпцев, то их останки будут почитаться как святые мощи, и совершенно немыслимо, чтобы в Церкви отсутствовало согласие относительно их подлинности.

Но канонизация есть прежде всего акт духовный. Она может совершаться и в отсутствие останков святого, как это уже не раз бывало. Не обязательно наличие останков и для отпевания - напутственной молитвы Церкви о усопшем. Неверно говорят, что Церковь отказалась отпевать Царя и его Семью. На самом деле отпевание было совершено еще в 1918 году, после получения известия об убиении Царской Семьи во многих городах и весях России и мира.

Даже если на данный момент неизвестно, где покоятся останки Императора Николая II и его Семьи, Церковь верует, что души страдальцев получили упокоение у Господа. И Церковь молится о упокоении их, молится, помня о совершенном злодеянии и принося в нем Господу покаяние от лица всего народа.

Дорогие мои! Призываю всех вас помолиться 17 июля об упокоении не только Царской Семьи, но и всех убиенных и пострадавших в годы богоборчества, дабы в духе согласия, не уступая давлению суетного разномыслия, чуждого церковному и народному благу, выйти из нелегкого времени, переживаемого сейчас нашей страной, нашим народом и нашей Церковью.