Патриарх Московский и всея Руси АЛЕКСИЙ II

Председателю Комитета Верховного Совета СССР по вопросам работы Совета народных депутатов, развитию управления и самоуправления Н. Д. Пивоварову и членам Комитета

19 марта 1991 года

В связи с готовящимся законопроектом о статусе Московского столичного округа считаю необходимым обратить ваше внимание на то, чтобы в тексте будущего Закона нашло отражение значение Москвы как религиозно-духовного центра России и Советского Союза.

Не нужно специально разъяснять, что значила Москва в церковной жизни России и что значила поддержка Церковью объединительной политики Москвы для становления нашего государства. Достаточно напомнить, что два года назад мы отмечали четырехсотлетие установления в Москве Патриаршества. Даже в так называемый Синодальный период истории Русской Церкви (или в петербургский период истории России), когда Москва не являлась государственной столицей, она, особенно при выдающихся митрополитах Платоне (Левшине) и Филарете (Дроздове), продолжала оставаться средоточием русской церковной жизни.

Лишь в годы Отечественной войны по специальному указу правительства Местоблюститель Патриаршего престола Митрополит Сергий (Страгородский) вынужден был покинуть Москву и отправиться в эвакуацию.

Москва - законное и историческое место пребывания Патриарха всея Руси, центральных учреждений Патриархии, место проведения Поместных и Архиерейских Соборов Русской Православной Церкви, что отражено в каноническом наименовании нашей Церкви как Московского Патриархата.

Мы считаем, что эта реальность, чрезвычайно значимая как для духовной, так и для государственной жизни России, должна быть отражена в законопроекте.

Да, Церковь в СССР отделена от государства, но немыслимо Москву отделять от Русской Церкви.

В связи со статусом Москвы как центра Патриаршего управления Церковью я хотел бы обратить ваше внимание также и на то, что при Патриархе действуют церковно-дипломатические представительства Зарубежных Православных Церквей - так называемые подворья (на сегодня их три - Антиохийское, Иерусалимское, Болгарское; в будущем мы ожидаем увеличения их числа).

В Москве и окрестностях необходимо также размещение подворий крупнейших ставропигиальных монастырей (то есть монастырей, непосредственно подчиненных не своему епархиальному (областному) епископу, а Патриарху), таких как Соловецкий, Оптина пустынь, Валаамский, Пюхтицкий и другие.

Восстановление нормальной церковной жизни в стране, и прежде всего в Москве, предполагает также возврат к бесспорному праву собственности законных владельцев на их имущество, что на практике означает поэтапное возвращение в собственность Церкви храмов, монастырей, зданий и земель, которыми она исторически и законно обладала до печальных экспроприаций нашего недавнего прошлого. Поэтому мы полагаем, что, говоря о видах собственности в Москве, законопроект должен указать на наличие церковной собственности наряду со всеми ее другими видами. О том, насколько ненормальна нынешняя ситуация в этой области, свидетельствует хотя бы тот факт, что мы до сих пор платим взносы за аренду Данилова монастыря, поднятого нами на церковные средства буквально из руин, и даже за здания, выстроенные заново на средства Церкви.

С другой стороны, нельзя распродавать зарубежным или "совместным" предприятиям и организациям здания и земли, ранее занятые монастырями и храмами, дабы не получилось затем так, что Церкви пришлось бы выкупать свою землю и имущество у новых хозяев.

Особо обращаем ваше внимание на передачу монастырям их бывших земельных угодий в связи с тем, что развитие экологически чистого монастырского хозяйства может привести к реальному появлению экополисов в окрестностях Москвы. Для этого опять же при введении системы разграничения видов собственности на землю - союзная, республиканская, муниципальная - не должна выпасть собственность церковная.

В связи с проблемой будущего бывшей церковной собственности хотел бы обратить ваше внимание на то, что сегодня государственные власти вместо того, чтобы создавать арендаторам условия для их переселения, на деле лишь возбуждают противостояние. Мы не требуем, чтобы музейные храмы прекратили выполнение своих культурных функций, мы не требуем "выбросить на улицу" музейных работников, мы не требуем одномоментного решения всех вопросов. Мы лишь желаем, чтобы для всех была ясна перспектива и цель движения по возвращению Церкви ее нормального статуса и чтобы все конкретные вопросы обсуждались и решались исходя из тех целей, которые мы должны достичь.

Мы надеемся также на юридические гарантии самостоятельности Церкви в ее внутренних делах и управлении. Для этого полагаю необходимым признание государством права Церкви решать свои внутренние вопросы на основе церковно-канонического права.

Мы просим также позволить принять участие в дальнейшей работе по выработке законопроекта о статусе Москвы представителю Московской Патриархии.

В заключение хотел бы еще раз обратить ваше внимание на то, что Русская Православная Церковь - единственная общественно значимая сохранившаяся структура дореволюционной России и что хотя бы поэтому исторически, политически и национально некорректно при создании концепций о будущем Москвы не принимать во внимание факт существования Русской Православной Церкви с ее исторически сложившимися структурами.

С уважением

Алексий, Патриарх Московский и всея Руси, народный депутат СССР