Патриарх Московский и всея Руси АЛЕКСИЙ II

Из вступительного слова на открытии международной научной конференции "Сергий Радонежский и традиции русской духовности"

2 октября 1992 года

Здесь, несомненно, прозвучит много интересных докладов, посвященных различным аспектам влияния Преподобного Сергия на духовную жизнь, историю, искусство. Я же хотел поделиться с вами лишь некоторыми мыслями о том, какие существенные черты православной духовности нашли свое воплощение в жизни Преподобного Сергия, благодаря чему он стал, по слову священника Павла Флоренского, Ангелом-хранителем России. Православие, по определению преподобного Максима Исповедника, есть истинное знание мира видимого и невидимого. Значит, это не просто система вероучительных истин, не просто культ, не просто традиции, а прежде всего живое молитвенное общение с невидимым, сверхчувственным миром и духовное постижение мира видимого, материального. Об этом говорит святой апостол Павел в послании к Римлянам: невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы (Рим. 1, 20). Православие - правильное прославление Бога - есть прежде всего молитвенное прославление. Молящийся, в меру своего духовного возраста, становится причастен горнему миру. Это совершается через стяжание Духа Святого, которое преподобный Серафим Саровский назвал целью духовной жизни.

Эту изобильную духовность, это духовное благоухание, эту причастность миру горнему мы видим в облике Преподобного Сергия. Он был поистине "земным Ангелом и Небесным человеком". Об этом говорят явление Божией Матери в сопровождении апостолов и иные небесные явления, и прозорливость его, и сослужение Ангелов Преподобному Сергию во время совершения Божественной литургии.

Уход от мира в православной аскетике не означает гнушения миром. Святые с любовью относятся к миру и людям как творению Божию, ради спасения которого Бог послал на Крестную смерть Сына Своего.

Именно такая преизобильная любовь Преподобного Сергия к людям постоянно подчеркивается авторами его жития: "Он имел нрав тихий, и кроткий, и смиренный, и добронравный, приветливый и благоуветливый, утешительный, сладкогласный, благодатливый, милостивый и добросердый, смиренномудрый и целомудренный, благоговейный, нищелюбивый, страннолюбивый". И еще: "Равно бо любляше всех, и всем добро творяше и ко всем любовь имеяше". Любовь святых к творению - это следствие их молитвенного подвига, это дар Духа Святого. Православие учит нас духоносной любви, устами преподобного Исаака Сирина повествует о "милующем сердце святых", милосердие которых - это "возгорение сердца о всем творении"; устами преподобного Симеона Нового Богослова вразумляет, что "добродетели без любви - увядшие цветы". Духовному облику православных святых свойственно также и особое смирение, столь ярко проявившееся у Преподобного Сергия еще в двенадцатилетнем возрасте в ощущении собственной греховности. Можно было бы вспомнить много ярких примеров его смирения, однако они вам хорошо известны. Как сказано в житии, Преподобный "на учение Спасово взираше, смиряше себя, и меньше всех творяшеся и собою образ всем творя". Как справедливо сказал однажды протоиерей Сергий Булгаков, "характер православных определяется их основными чертами, смирением и любовью. Православие не убеждает и не завлекает, оно пленяет и притягивает, что есть образ действия в мире". Еще одна примечательная черта духовного облика Преподобного Сергия - это поразительная внутренняя гармоничность, спокойствие, "тихость жития". Здесь нет и намека на экзальтацию, порождаемую сосредоточением на чувственных образах и представлениях, напротив, здесь внутренний мир, тихо струящаяся молитва Иисусова, озаряющая сердце, словно ровный свет лампады. Созерцательный характер, неотмирность православной духовности отнюдь не означают непрактичности. Вспомним отношение Преподобного Сергия к труду, вспомним его умиротворяющее участие в государственной жизни, его роль в "собирании" русских земель, благословение святого благоверного великого князя Димитрия на Куликовскую битву. Но и здесь главное - вера. Вспомним слова благословения Преподобного великому князю: "Богу помогающу, ти - победиши". Вспомним предстояние Преподобного на молитве во время самой битвы.

Миротворческая роль его в конфликтах между князьями - это исполнение евангельской заповеди блаженства: блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими (Мф. 5, 9). И его труды ради единения Руси также имеют глубокое религиозное обоснование: это взирание на образ единения Пресвятой Троицы, которое "побеждает страх перед ненавистной рознью мира". Как справедливо отметил священник Павел Флоренский, храм во имя Живоначальной Троицы был прототипом собирания Руси в духовном единстве и в братской любви. Не случайно именно со времени Преподобного Сергия наша Церковь стала столь торжественно праздновать день Пресвятой Троицы и на Руси стали строиться Троицкие храмы, которые, как правило, имели Сергиевские пределы.

Ныне, как в былые времена, помять о Преподобном Сергии является для каждого православного христианина призывом к духовному совершенству, к почести высшего звания Божия во Христе Иисусе (Флп. 3, 14). Она научает умножать веру, надежду и любовь: веру, которая, по слову евангельскому, может горы переставлять, надежду, которая не постыжает, любовь, которая есть полнота совершенства. Мы верим, что и ныне Преподобный Сергий предстательствует перед Господом о многострадальном земном Отечестве нашем. Вспоминаются слова сказания Авраамия Палицына, келаря Троице-Сергиевой Лавры: "Велика же бысть польза царствующему граду от обители Преподобного Сергия ради святых его молитв".

Как и в трудные, смутные времена XVII века, так и ныне Преподобный Сергий не оставит нас своим молитвенным ходатайством и заступлением! Мы обращаемся к преблаженному авве Сергию, пастырю земли Российской, со словами молитвы и верим, что она будет услышана: "Моли за ны, отче священный, за дети своя духовныя, яко имея дерзновение к Небесному Царю, и не премолчи, вопия за ны ко Господу, и не презри нас, верою и любовию чтущих тя; поминай нас недостойных у Престола Вседержителя, не престай, моляся о нас ко Христу Богу, тебе бо дана бысть благодать за ны молитися!"