Патриарх Московский и всея Руси АЛЕКСИЙ II

Из вступительного слова на IV Международных Рождественских образовательных чтениях

22 января 1996 года

Уважаемые члены президиума, дорогие отцы, братья и сестры!

Вновь, в четвертый раз собрались мы на Рождественские образовательные чтения. В наше время, отличающееся стремительностью общественных перемен, четыре года - срок значительный. При всех немалых неладах и трудностях нынешней нашей жизни следует отметить и момент безусловно положительный. Сняты, наконец, бесчисленные табу, опутывавшие общественное сознание и появилась возможность называть вещи своими именами, говорить откровенно и по существу. Мне хотелось бы сегодня не просто сказать о том, как хорошо, что в одном зале собрались представители как церковной, так и государственной системы образования, что такие встречи стали у нас доброй традицией. Все это справедливо, более того замечательно, что такое вообще стало возможным, что между нами более нет искусственно создаваемого средостения.

На протяжении тысячелетней истории Русская Православная Церковь перенесла множество тяжелейших испытаний. Напоминать ли о временах недавних, когда в самой принадлежности к Церкви усматривался состав преступления, гонения почитались естественным порядком вещей, практически прервана была великая культурная преемственность? Недаром с драгоценными одеждами сравнивает церковное песнопение кровь мучеников. Церковь, обескровленную и обессиленную, не сумев истребить до конца, целенаправленно стремились обратить в культурную резервацию, старательно изолируя не только общество от Церкви, но и Церковь от общества. Так преследовалось даже преподавание светских дисциплин в духовных учебных заведениях. Сегодня прямые гонения позади, но разве исчерпан заряд слепой ненависти, ярость явного и скрытого недоброжелательства в душах отдельных людей, отравленных ядом безбожной пропаганды?

Оглядываясь назад, много ли можно найти в истории нашей периодов вполне безоблачных? Распри князей, нашествия иноплеменников... Волчцами и терниями устлан путь Русской земли. Церковь по-матерински согревала своей любовью и своими молитвами страдающие русские сердца, спасая их от уныния и отчаяния.

Во все времена именно Церковь была олицетворением и символом единства Русской земли, охранявшим ее от распадения на части в дни великих исторических испытаний. Очень в непростом положении оказалась наша Церковь в конце Синодального периода.

Приоритетный статус Православной веры в России был естественным следствием огромного влияния ее на сложение русского народа и на само развитие российской государственности. Однако в обстоятельствах нового времени, при утрате веры значительной частью образованного сословия, этот статус стал тяжкой обузой, препятствовавшей Церкви делать жизненно необходимые шаги. К примеру, в империи, номинально православной, невозможно было и заговорить об особом православном образовании для мирян. Все учебные заведения от начальных до высших по определению считались православными независимо от того, до какой степени профанировалось в них подчас преподавание Закона Божия.

Стоит напомнить, какие препятствия пришлось преодолевать инициаторам создания церковноприходских школ, стремившихся сделать доступными грамотность и свет Истины Христовой простому народу. Не будем забывать, что именно простые старушки, воспитанницы церковноприходских школ, сохранили Церковь в годы тяжелейших испытаний.

Не стоит, как бывает порой, излишне идеализировать дореволюционную русскую жизнь, но было в ней много светлого и высокого. Однако надвигалась страшная революционная гроза, хотя продолжали жить и совершенно другие люди, преданные Церкви и Христу, хранившие в душе идеал святости. Расширялась благотворительная деятельность, открывались монастыри, строились храмы Божии. Много появлялось так называемых женских общин, где сестры, не принимая пострижения и монашеских обетов, исполняли правила, налагаемые на послушниц монастырей, и занимались благотворительностью. Некоторые из них впоследствии преобразовывались в общежительные монастыри. Так возник, например, Серафимо-Дивеевский монастырь.

Как милость Божию рассматриваем мы возрождение Церкви, совершающееся в нынешних затруднительных экономических обстоятельствах. Буквально из ничего, из руин поднимаются храмы, мало-помалу возрождается приходская и монастырская жизнь, издаются книги, пишутся иконы и во всем ощущается благопоспешение Божие.

Церковь жива. Еще раз подтвердила история слова Спасителя: создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее (Мф. 16, 18).

Церковь никому ничего не навязывает, но с пастырским попечительством обращается ко всем. Я не раз повторял, что задачи воспитания и образования относятся к самым насущным, самым важным. От их решения непосредственно зависит будущее нашего Отечества.

Воспитание может быть по-настоящему успешным, если оно обращено к душе данного конкретного человека. Мы много говорим о традиции не потому, что хотим привлечь к себе на помощь нечто отдаленное и уже несуществующее. Тысячелетний духовный опыт не мог остаться втуне, он запечатлен в сердечной глубине даже у тех людей, которые, как выражались наши предки века полтора тому назад, наиболее пропитаны раболепством перед Европой и отчуждены от традиции складом своих убеждений. И в них под сиюминутными наслоениями скрыт народный, сложившийся под воздействием православного устроения жизни характер. Стоит такому человеку почувствовать под ногами родную почву, стоит над головой увидеть небо Божие, стоит душе его вспомнить о Царстве Небесном, не преходящем вовеки, как с глаз его спадает пелена, а с души - завороженность и плененность стихиями века сего. Стяжав мир душевный и благодать Божию, сможет он одолеть любой общественный кризис, и не только одолеть, но и выйти из него очищенным и обновленным, восприяв "Божественное Духом обновление", "избавление, просвещение и жизнь, и спасение..."

Церковь не нуждается в симфонии с государством. Христос глава Церкви, и Он же Спаситель тела (Еф. 5, 23). Но если на повестку дня ставится задача возрождения и укрепления России, может ли Русская Православная Церковь оставаться сторонним наблюдателем? Церковь всегда помогала государству, благодаря ее духовной поддержке возвышалась Русская земля.

По нашему глубочайшему убеждению, Церковь должна быть отделена от государства, но не должна и не может быть отделена от общества, ибо члены общества и составляют Тело Церкви. Церковь заботится о духовном, о вечных и непреходящих ценностях.

Однако у Церкви и государства есть общие задачи, которые надо решать вместе и только вместе. Это вопросы воспитания и образования, проблемы нравственного здоровья общества, обретения мира и согласия, преодоления межнациональной вражды.

На всех нас лежит колоссальная ответственность за воспитание будущего поколения. Исторические обстоятельства трудны: кризис государственности не преодолен, продолжается пропаганда ненависти и насилия, делаются попытки представить нормой пренебрежение к священному дару жизни, ведется целенаправленное нравственное разложение и растление молодежи. Только всей своей жизнью, где каждое слово неразрывно с делом, можно свидетельствовать о непреходящих духовных ценностях.

Судьба России, ее будущее - во многом в руках педагогов и воспитателей. Хочется пожелать здоровья, сил душевных и телесных всем, кто подвизается на поприще образования. "Не будем унывать! - говорит святитель Игнатий Брянчанинов,- не будем безрассудно стремиться к блестящим подвигам, превышающим наши силы, примем с благоговением смиренный подвиг, очень соответствующий немощи нашей, подаяемый как бы видимо рукою Божиею".

Главное - дух и содержание школы. Педагог должен обладать знаниями, но еще больше он должен быть одушевлен своей деятельностью, видеть в ней не изнурительный рутинный труд, а призвание Божие.

Надлежит подумать и о реальных формах совместной работы. Поприще деятельности обширно, хотя и мало пока делателей. Надеюсь, что уже в ближайшие годы выпускники наших высших богословских учебных заведений смогут качественно изменить общую картину и внести свой вклад в дело возрождения духовных начал в жизни общества. Церковь могла бы уже сейчас подготовить по заказу Министерства образования ряд учебных пособий по основам православной веры. Они должны существенно отличаться от репринтно переизданных учебников по Закону Божию - переменились обстоятельства времени, переменились и задачи, которые должны ставить и решать такие пособия. Как верующие, так и неверующие должны почерпнуть из них жизненную силу Православия и высоту его идеалов. Почином здесь может послужить книга "Христос и его ученики (Новозаветные чтения)", заключающая в себе фрагменты новозаветного текста с толкованиями. Книга подготовлена Отделом религиозного образования и катехизации Московского Патриархата, выдержана в современном ключе, но с учетом богатейшего святоотеческого наследия. Она предназначена для высших педагогических учебных заведений.

Со всей остротой стоит проблема, связанная с преподаванием предметов религиоведческого цикла. Кто должен их преподавать? Можно ли оставлять их в руках бывших преподавателей "научного" атеизма или истории партии? Думается, что следует подумать о создании совместной аттестационной комиссии.

Россия стоит перед великим историческим выбором. Неисповедим Промысл Божий о России. Уповаем, что ей, по милости Божией, удастся выйти из нового вавилонского плена, из мрачной каменистой пустыни озлобленных душ и сердец, ожесточенных неверием, увядших среди общего развращения и упадка. Да победит духов злобы поднебесной слово любви и примирения, благодатная сила веры, нерушимый свет евангельской истины и правды.

От души желаю всем участникам открывающихся сегодня Рождественских чтений плодотворно, с пользой провести время, взаимно обогатиться опытом друг друга. Бог вам да споспешествует в великом и святом деле просвещения. Милость и благословение Божие да сопутствуют вам!