Патриарх Московский и всея Руси АЛЕКСИЙ II

Из заключительного выступления на торжественном заседании IV Международных Рождественских образовательных чтений

22 января 1996 года

Мне хотелось бы остановиться на следующих принципиальных вопросах, которые были затронуты в выступлении А. И. Солженицына.

Священный Синод и Архиерейский Собор Русской Православной Церкви приняли решение о неучастии православных священнослужителей в работе органов представительной власти как общероссийского, так и местного уровней. Считаю, что это совершенно правильно. Я на собственном опыте испытал, что означает для священнослужителя быть избранным в высший орган государственной власти. Поэтому со всей ответственностью скажу: священнику не место в центре политических дебатов, которые иногда ведутся со всем ожесточением, озлобленностью и нетерпимостью людей друг ко другу.

Вспоминаю то время, когда мне пришлось быть на союзных съездах народных депутатов. Тогда вырабатывался Закон о свободе совести и участие священнослужителей в его подготовке было очень важно, потому что находилось немало юристов, которые считали, будто Положение о религиозных объединениях 1929 года (совершенно дискриминационное по отношению к верующим) является эталоном для России. Такое мнение непременно нужно было преодолеть. Поэтому так важно на тот момент было участие священнослужителей.

И все же это не наше место - быть в центре политических дебатов. Далеко не всегда, скажем, приходской священник способен грамотно и на достаточном юридическом уровне отстаивать позицию Церкви при выработке законов, касающихся религиозного образования, веротерпимости и тому подобных.

С другой стороны, у нас появляются иные возможности влияния на законодательный процесс. Мы надеемся, что по мере возвращения народа к вере, к духовным ценностям такие возможности будут возрастать благодаря тому, что среди депутатов увеличится количество православных мирян, которые смогут выразить мнение Церкви и отстоять его.

Не могу также согласиться и с тем, что трансляции по телевидению праздничных богослужений в их полном объеме - излишне продолжительны и малополезны. Это отнюдь не так, даже совсем наоборот. И подтверждение тому - многочисленные письма, которые приходят, в том числе и на телевидение, от людей, лишенных возможности пойти в храм: по болезни, из-за преклонного своего возраста или потому, что в месте их проживания просто нет пока еще церкви. Поэтому нам приходится изыскивать через благотворителей те огромные деньги, которые требует телевидение за трансляцию Рождественских и Пасхальных богослужений.

Не могу не коснуться экспансии Римо-католической Церкви, некоторых протестантских деноминаций и сект, которые мы подчас называем тоталитарными. Такая экспансия, к сожалению, осуществляется и, к сожалению, мы, находясь на своей земле, не всегда оказываемся в равном с ними положении. На пресс-конференциях мне иногда задают вопрос: а что, у вас некому выступить на телевидении? Или: почему в воскресный день мы не слышим проповеди православного священника, но сразу по трем каналам выступают японские, корейские и американские проповедники? Дело в том, что мы, как я уже говорил, просто не имеем возможности платить коммерческому телевидению миллионы рублей за минуту эфирного времени. А для инославных миссионеров с их сребрениками никаких препон нет. И телевидение, таким образом, откровенно способствует духовной агрессии в нашей стране, неразборчиво и беспрепятственно предоставляя свои каналы.

Несколько иначе действуют тоталитарные секты, и мы уже видели те трагические последствия, которые они приносят нам и могут еще принести.

Тоталитарные секты - человеконенавистнические по сути своей. Они стремятся подавлять психику человека, используя для этого психотропные средства, гипноз и другие недопустимые средства воздействия. В своей работе они делают упор на молодежь. Поэтому одно из средств их работы заключается в том, чтобы оторвать детей от своих родителей, заставить их забыть о детстве, об отчем доме, уничтожить все, что их с этим связывает. Даже детские фотографии разрываются такими сектантами, если у кого-либо из молодых людей их обнаружат. По существу дела происходит отрыв не только от отчего дома, но и от Отечества. Деятельность таких сект несет опасность не только отдельным людям и Церкви, но в первую очередь самому государству, обществу в целом. И то, что последователи Муна, другие сектанты проникают чрезвычайно активно даже в государственные структуры - я имею в виду, в частности, область образования, в том числе и высшие учебные заведения - это очень опасно. Потому что не просвещать пришли все эти миссионеры и их последователи, а разделить нас окончательно - по вероисповедному признаку.

Критика из уст писателя А. И. Солженицына прозвучала и в адрес священнослужителей, дескать, и ориентируются они плохо в социальной жизни, и ораторы слабые, и вообще не готовы ко встрече с мирянами вне стен храма. К сожалению, доля правды в этом есть. Но, хочу отметить, что внешность бывает порой обманчива, есть священники, которые и говорят вроде бы тихо и мало, а люди к ним тянутся, потому что молитвенники они великие. И дай Бог, чтобы таких молитвенников было на нашей Русской земле больше.

Что касается обновленческих мотивов и замечаний А. И. Солженицына о необходимости большей простоты и понятности богослужений, приближения их к восприятию современного человека, то надо сказать, что доходчивыми, понятными и простыми должны быть, в первую очередь, проповеди священнослужителей.

Вот даже сегодня я получил записку, в которой меня спрашивают, почему в Церкви не научают тому, как надо молиться? Ведь действительно очень многие из тех, кто вышел из предыдущих десятилетий, не умеют этого делать, хотя иногда уже просто чувствуют потребность в молитве, мне приходилось слышать удивительные свидетельства таких людей. Людям, воспитанным на отрицании духовных ценностей, часто бывает трудно даже переступить порог храма. Это процесс не простой. Но множество людей идет по дороге к храму, множество уже пришли к нему, и им конечно же очень важно знать - как жить по-христиански, как обращаться к Богу, как совершать свой молитвенный труд. Вот чему - доходчиво и просто - должны научать священнослужители нашу паству.

В заключение мне хотелось бы напомнить слова апостола Павла, который говорит: тщанием не лениви, духом горяще, Господеви работающе (Рим. 12, 11). Будем же неленивым духом работать Господеви. И да поможет всем нам Господь в деле просвещения, научения и наставления вере христианской, духовным и нравственным ценностям.