Патриарх Московский и всея Руси АЛЕКСИЙ II

Из выступления на встрече с администрацией Астрахани и Астраханской области

23 октября 1992 года

Перед Церковью открылись сегодня большие возможности, но, к сожалению, мы к этому благоприятному времени подошли ослабленными в результате десятилетий жизни по дискриминационному закону 1929 года, лишавшему Церковь возможности осуществлять присущую ей деятельность: заниматься воспитанием детей, благотворительной работой.

В течение 28 лет я был одним из президентов Конференции Европейских Церквей, и нашим братьям из других стран трудно было объяснить, почему Церкви, которая призвана умножать и сеять добро, в нашей стране была запрещена благотворительная деятельность. Говорилось, что государство взяло на себя все эти функции, но в последние годы, в период гласности, уже всем стало ясно, что миллионы наших соотечественников живут за чертой бедности, нуждаются в помощи, и не только в материальной помощи, но и в духовной поддержке.

В послереволюционный период Церкви и религиозным объединениям нашей страны пришлось пережить тягчайшие испытания - годы репрессий и гонений, массовых расстрелов иерархов, священнослужителей, монашествующих и верующих. Была поставлена задача уничтожить веру в душах людей. В 1932 году, когда была объявлена так называемая безбожная пятилетка, ставилась задача, чтобы к концу пятилетки имя Божие не произносилось в пределах Советского Союза. Несмотря на гонения, в годы Великой Отечественном войны Церковь проявила свое патриотическое служение, она была вместе с народом, разделяя трудности, страдания, которые выпали в эти суровые годы нашему Отечеству. Многие из священнослужителей нашей Церкви получили боевые ордена за участие в партизанском движении, за службу в армии, за труд на благо Отечества.

В конце 1950-х годов Церковь вновь стала подвергаться административным преследованиям, возобновились массовые закрытия храмов, особенно в западных областях Украины. Но Церковь продолжала духовно окормлять верующих, давать им духовные силы для жизни, хотя вся эта деятельность была ограничена только стенами храма. Мы совершали богослужения в оставшихся церквах, но деятельность за пределами храма была строго ограничена. Нельзя было даже напутствовать умирающего - не только в больнице, не только в доме для престарелых, но даже на квартире. Это было сопряжено с огромными, невероятными трудностями и являлось прямым нарушением элементарных прав верующих.

С принятием союзного Закона о свободе совести, а потом Закона Российской Федерации, а также с принятием законов в других независимых государствах бывшего Советского Союза положение изменилось. Церковь получила возможность и воспитывать детей, и осуществлять благотворительную деятельность, но ей не хватает кадров.

Недавно в Москве при Первой Градской больнице образовано училище сестер милосердия. Несколько месяцев тому назад я был на его открытии. Около полутора сот девушек поступили в это училище. Самое большое впечатление на меня произвели их добрые лица. Если они понесут эту доброту больным, нуждающимся в помощи, нуждающимся в поддержке, это будет большим облегчением для страдающих людей.

Я нахожусь под впечатлением посещения детского дома в вашем городе. Он оставил хорошее впечатление, но сам факт существования этих детских домов настораживает. Все больше и больше родителей бросают своих детей. Работники этого дома рассказывали, в каком иногда тяжелом состоянии подбрасывают детей: избитых, обваренных кипятком, привязанных к радиатору отопления... Где же родительская любовь? Какое воспитание могут дать своим детям такие родители?

Сегодня у Русской Православной Церкви много проблем, одна из важнейших - нехватка священнослужителей. Но тем не менее, работать в местах заключения с теми людьми, которые совершили тяжкие преступления, мы считаем необходимым. Более двух лет тому назад под Санкт-Петербургом, в самой большой зоне, где отбывают наказание рецидивисты, я освящал закладку церкви. Это делалось по желанию заключенных, они же сами и собрали средства, причем не хватило нескольких тысяч, и мы предложили им денежную помощь. Заключенные отказались, сказав, что построят храм сами, на свои средства и своими силами. Я тогда обещал им, что когда храм будет построен, я приеду на его освящение. Через три недели состоялось мое избрание Патриархом Русской Православной Церкви, и я получил от них очень теплую поздравительную телеграмму. Я даже сначала подумал, что текст ее кто-то им подсказал, но потом оказалось, что они написали его сами. Недавно я ездил освящать этот прекрасный храм. Когда журналисты спрашивали заключенных, почему они хотели построить именно храм (он занял территорию одной из спортивных площадок), то ответ был единодушным: в этом мы видим возможность духовного и нравственного обновления. Во время первого богослужения около семидесяти человек исповедовались и причастились. У меня в памяти остались очень хорошие лица людей, хотя они и оступились, совершив преступление. Это говорит о том, что словом Божиим происходит какое-то нравственное обновление, можно достучаться и до огрубелых человеческих сердец.

Сегодня Русской Православной Церкви и другим религиозным объединениям нашей страны возвращаются тысячи разрушенных и оскверненных храмов, десятки монастырей. Но в каком они состоянии? Сегодня мы освящали кремлевский Успенский собор. По сравнению с другими храмами, которые передаются нам, он в прекрасном состоянии. Но внутреннее его убранство уничтожено. Большинство храмов нужно сегодня восстанавливать из руин, однако из-за дороговизны и экономических трудностей это очень непросто сделать.

Церкви необходимо сегодня готовить кадры учителей для церковноприходских школ, тружеников для больниц, домов престарелых, мест заключения. Многое уже сделано, но гораздо больше предстоит сделать. Эта работа сопровождается большими трудностями, потому что вакуум, образовавшийся в душах людей в результате воспитания в духе безверия, бездуховности, пытаются заполнить разные силы. Сегодня в Россию ринулись тысячи проповедников с Востока и Запада со своими учениями и идеологиями, они часто сопровождают свои проповеди раздачей гуманитарной помощи, что является настоящим подкупом людей. В Санкт-Петербурге в течение нескольких недель по телевидению рекламировали одну чету из США, мужа с женой, которые выступали в спортивном комплексе, обещая просвещение, исцеление и бесплатную детскую Библию тем, кто будет присутствовать на их проповедях. (Детская Библия на черном рынке стоит 1000 рублей.) В октябре в Москве будет выступать американский проповедник Билли Грэм, на одну рекламу которого в Москве было отдано 365 тысяч долларов. В этом году в России проходила миссия "Волга-92", организованная протестантскими фундаменталистами, проповедниками из Финляндии, на нее также было затрачено немало средств.

Почему же тратятся эти миллионы? Из одного ли желания просветить наш народ светом Евангелия? Ведь они приезжают сюда, будто в пустыню, как будто здесь никогда не было Церкви и никогда не проповедовалось Евангелие! Я глубоко убежден, что нас хотят разделить по вероисповедному признаку.

За этим идут на нашу землю последователи разных восточных мистических учений, протестантские фундаменталисты, католики, мечтающие окатоличить Россию или Украину, что не удалось сделать в "смутные времена". Появились уже и сатанисты, они проповедуют, что зло сильнее добра, поэтому нужно служить сознательно злу. Но что же будет, если наш народ сознательно будет служить злу? Достаточно ему и так послужили. Куда мы зайдем?

Билли Грэм спросил у меня, чем он может помочь русским православным? Я ответил: призывайте русских, украинцев, белорусов и другие народы Руси вернуться к своим историческим корням, своим традициям. Ведь Русь прошла 1000-летний путь вместе с Православной Церковью. Нужно возвращаться к своим корням, своим традициям.

Сегодня возможности Церкви еще далеки от тех, которые она имела раньше. До революции Церковь осуществляла широкую социальную деятельность: были приюты, сиротские дома и богадельни для престарелых. Наш народ - жертвенен, я об этом могу свидетельствовать. Если случаются какие-то несчастья, стихийные бедствия, катастрофы, наш народ всегда откликается. Помните землетрясение в Армении: сколько людей жертвовали тем, кто пострадал! Но нас приучили только к жертвам материальным; а пойти навестить больного и одинокого человека, помочь ему в трудностях, принести ему кусок хлеба насущного,- от этого мы отвыкли. Это милосердие должно быть возвращено в нашу жизнь.

Желаю руководству области и города благословенных успехов в решении нелегких задач. Желаю всем вам, жителям этого богатого своей историей многонационального края, мира, благополучия, счастья. Дай Бог, чтобы противостояния и нетерпимости у вас никогда не было.