Иоанн Златоуст

ВОСЕМЬ СЛОВ НА КНИГУ БЫТИЯ

СЛОВО VII

Почему дерево называется деревом познания добра и зла, и о том, что значат слова: „днесь со Мною будеши в раи" (Быт. II, 9; Лук. XXIII, 43).


     1. Усердно просил я вчера вашу любовь помнить сказанное и предложить вечером двоякую трапезу, обыкновенную из снедей и словесную. Что же? Сделали ли вы это и предложили ли эту двоякую трапезу? Знаю, что вы сделали, и вкусили не только той, но и этой. Позаботившись о худшей, вы не должны были пренебречь лучшею. И действительно, эта лучше той. Ту приготовили руки поваров, а эту уста пророков; одну составляют произрастения земли, другую - плоды Духа; брашна той трапезы скоро портятся, а этой - нетленны; а поддерживает настоящую нашу жизнь, а эта ведет нас к будущей. И что вы вместе с той трапезой приготовили и эту, это узнал я не от слуги вашего, или домочадца, а от достовернейшего вестника. От какого же? Это - ваши рукоплескания сказанному, похвала преподанному. Когда я сказал вчера: „пусть каждый из вас сделает свой дом церковью", вы громко воскликнули, выражая удовольствие по поводу этих слов. А кто с удовольствием слушает то, что говорят, тот обнаруживает готовность показать это и на деле. Поэтому я сегодня еще с большим усердием приступаю к беседе.

     Но будьте внимательны и ныне. Не только проповеднику нужно быть бодрым, но и слушатели должны быть внимательны, слушатели даже более, чем проповедник. Ведь у нас одна забота - передать господское серебро, а вам (предстоит) больший труд - и принять и сохранить его с большою тщательностью. Итак, по выслушании (поучения), привесьте к дверям замки и запоры; оградите душу со всех сторон грозными помыслами, как какими-либо стражами. Вор дерзок, всегда бодрствует и постоянно нападает; и хотя часто терпит неудачу, часто делает новые усилия. Пусть же станут грозные стражи и если увидят, что диавол пришел и хочет похитить что-либо из положенного, пусть гонят его прочь с громким криком; нападут ли житейские заботы, пусть удаляют их; будет ли затруднять забывчивость по (слабости) природы, пусть возбуждают память к деятельности. Потерять господское имущество не маловажная опасность. Если получившие это добро и растратившие вверенное часто наказываются смертью, то какому наказанию подвергнутся те, которые, получив драгоценнейшее этого учение и утратят его? Получающие это имущество отвечают только за целость его, а более ни за что; сколько они получили, столько же сполна и должны отдать; больше никто не требует от них. По отношению же к божественному учению мы ответственны не только за сохранение его, но и за большое приращение. Нам повелевается не только возвратить то, что мы получили, но и представить это Господу вдвойне. И одно сохранение его требует большой борьбы и старания, когда же Господь повелевает нам еще умножить его, то, подумай, какой требуется труд и забота от нас, которым (это) вверено? Поэтому-то получивший пять талантов принес не только то, что было ему вверено, но и еще столько же (Мф. XXV, 16). Те были даром человеколюбия господина; но нужно было и рабу показать свое усердие. Подобным образом, и получивший два таланта приобрел другие два, и за это удостоился от своего господина одинаковой чести. А получивший один талант и принесший то самое, что было дано ему, хотя не уменьшил и не убавил вверенного, но так как не проявил усердия и не удвоил данного ему, то подвергся тягчайшему наказанию, - и совершенно справедливо. Если бы я хотел, говорит (господин), только сберечь их, а не получить от них прибыли, то не отдал бы их рабам. Ты же обрати внимание на человеколюбие господина. Принес получивший пять талантов другие пять, и получивший два - еще столько же, и оба удостоились одинаковой награды. Как тому сказал: добре, рабе благий и верный, о мале был еси верен, над многими тя поставлю (Мф. XXV, 21), так и принесшему два: добре, рабе благий и верный, о мале был еси верен, над многими тя поставлю (ст. 23). Прибыль неодинакова, а награда одна и та же, так как и этого (второго) удостоил одинаковой чести. Почему это? Потому что Бог смотрел не на количество принесенного, а на усердие трудящихся. Каждый из них сделал то, что мог. А большее и меньшее количество принесенного зависело не от беспечности этого и не от усердия того, но от неодинаковости данного им. Тот получил пять, и принес другие пять; этот получил два, и принес (другие) два - нисколько не уступив первому в усердии: как тот удвоил вверенное, так и этот удвоил. А получивший один талант принес только его; потому и наказан.

     2. Итак слышали вы, какое наказание ожидает тех, которые не употребляют в дело господские деньги? Будем беречь их, употреблять в дело и приобретать на них большую прибыль. Не говори: „я человек простой, я ученик, не имею способности учить, будучи не учен и не имея значения". Пусть ты человек простой; пусть неученый; пусть ты получил один талант: употреби в дело то, что тебе дано - и получишь одинаковую с учителем награду. Впрочем, я совершенно уверен, что вы храните сказанное и бережете весьма тщательно. Поэтому не будем посвящать этому всей беседы и к сказанному вчера присоединим для вашей любви дальнейшее, воздавая вам награду за сохранение. Получивший прежде и сохранивший это, достоин того, чтобы получить и еще. Какой же предмет занимал нас вчера? Речь была о древе и мы показали, что человек до вкушения от древа знал добро и зло и обнаружил большую мудрость в том, что дал имена зверям, в том, что узнал свою жену, в том, что сказал: се ныне кость от костей моих, - также в том, что сказал он о браке, о деторождении и сожитии, об отце и матери, - в том, что получил заповедь, так как не знающему добра и зла никто не дает заповеди и закона о том, что делать и чего не делать. Сегодня нужно сказать о том, почему это древо названо древом познания добра и зла, если человек не от него получил это знание. Не маловажное дело знать, почему оно носит такое название. И диавол, ведь, сказал: в оньже аще день снесте от древа, отверзутся очи ваши, и будете яко бози, ведяще доброе и лукавое (Быт. III, 5). Как же, скажут, ты говоришь, что оно не сообщило познания добра и зла? Кто же, скажи мне, внушил это? Не диавол ли? Да, говорят, он - когда сказал: будете яко бози, ведяще доброе и лукавое. Так ты представляешь мне свидетельство врага и клеветника? Хотя он сказал: будете яко бози, но сделались ли они богами? Как не сделались богами, так и не получили они тогда и знания добра и зла. Он лжец и не говорит ничего истинного: во истине, сказано, не стоит (Иоан. VIII, 44).

     Не будем же приводить свидетельства врага; мы увидим из самого дела, почему оно называется древом познания добра и зла. И прежде, если угодно, рассмотрим то, что такое добро и зло? Что же такое добро? Послушание. А что такое зло? Непослушание. И затем, чтобы нам не ошибаться касательно существа добра и зла, тщательно исследуем это на основании Писания. Что в этом действительно состоит добро и зло, послушай, что говорит пророк: что добро, и чесого Господь Бог [1] ищет от тебе (Мих. VI, 8)? Скажи, что добро? Любити Господа Бога, твоего [2]. Видишь, что послушание - добро (происходит) от любви. И опять: два зла, говорит Господь, сотвориша людие Мои сии [3]: Мене оставиша источника воды живы [4] и ископаша себе кладенцы сокрушеные, иже не возмогут воды содержати (Иер. II, 13). Видишь, что зло - непослушание и оставление? [5]. Итак будем помнить то, что добро - послушание, а зло - непослушание, и так будем понимать то и другое. Потому названо так древо познания добра и зла, что заповедь, обучавшая послушанию и непослушанию [6], соединена была с этим деревом. И прежде этого Адам знал, что послушание - добро, а непослушание - зло, а потом он узнал (это) яснее на самом деле, как и Каин, прежде чем убил своего брата, знал, что братоубийство - зло. А что он знал это, послушай, что он говорит: пойдем на поле (Быт. IV, 8). Для чего ты, вырвав брата из отеческих объятий, ведешь его в поле? Что ты предпринимаешь в пустом месте? Для чего делаешь беззащитным? Для чего ты уводишь его дальше от глаз отца? Для чего скрываешь дерзкое предприятие, если не боишься греха? Для чего и по совершении убийства, когда спрашивают тебя, негодуешь и лжешь? А именно, когда Бог спросил: где есть Авель брат твой, ты ответил: еда страж брату моему еси аз? (ст. 9). Из этого видно, что (он) приступил к этому делу с ясным сознанием. Таким образом, как он и до совершения дела знал, что убийство - зло, и с большею ясностью узнал (это) потом, когда подвергся наказанию и услышал: стеня и трясыйся будеши на земли (ст. 12), так и отец его познание добра и зла имел и до вкушения, хотя и не столь ясное, как по вкушении от древа. Что и говорить?

     Что худо, все мы знаем и до совершения; яснее же узнаем по совершении, а с самою большею ясностью - когда подвергаемся наказанию. Так и Каин знал, что братоубийство - зло и прежде его совершения, а потом яснее узнал из наказания; так и мы знаем, что здоровье - хорошо, а болезнь - тяжкая вещь прежде, чем испытаем это на деле; а гораздо лучше узнаем различие того и другой, когда перенесем болезнь.

     3. Таким же образом и Адам знал, что послушание добро, а непослушание зло, а потом узнал яснее, когда, вкусив от древа, изгнан был из рая и лишился того блаженства. Когда он подвергся наказанию за то, что, вопреки божественному запрещению, вкусил от древа, то наказание яснее, самым делом, показало ему, какое зло составляет непослушание Богу, и какое добро - повиновение. Поэтому и называется это дерево деревом познания добра и зла. Почему же оно называется деревом познания добра и зла, если в самой своей природе оно не заключало этого познания, и человек яснейшим образом узнал это из наказания за непослушание относительно этого дерева? Это потому, что Писание обыкновенно дает названия местам и временам, где и когда совершаются события, от этих событий. И чтобы это было вам яснее, приведу пример. Исаак выкопал некогда колодцы, соседи вздумали испортить эти колодцы, вследствие этого произошла вражда, и Исаак назвал колодезь „Враждою" [7], не потому, чтобы сам колодезь враждовал, а потому, что за него произошла вражда. Так называется и дерево познания добра и зла не потому, чтобы само оно имело знание, а потому, что у него совершилось обнаружение познания [8] добра и зла. Опять, Авраам выкопал колодезь; Авимелех делал ему козни; сошлись они, прекратили вражду, поклялись друг другу и назвали этот колодезь [9] кладязем клятвенным, не потому, что колодезь клялся, а потому, что у него дана была клятва. Видишь ли, как не места бывают причиной событий, хотя и получают названия от событий? Совершенно необходимо еще продолжить примеры, чтобы яснее было сказанное. Опять, Иаков увидел встретивших его ангелов и полк Божий, и назвал то место „Полком" [10] (Быт. XXXII, 1, 2). Хотя место не было полком, но оно названо так, потому что там увидел (Иаков) полк. Видишь, как он назвал место по событию, случившемуся на том месте? Так называется и дерево познания добра и зла, не потому, что имело познание добра и зла, а потому, что у него обнаружилось познание добра и зла, оно (служило) упражнением в послушании и непослушании. Опять, Иаков видел Бога, сколько возможно это для человека, и дал месту тому имя: Вид Божий. Почему? Видех бо Бога, сказано (Быт. XXXII, 30). Место не было видом Божиим, но получило название от бывшего на нем события. Видишь, сколько есть доказательств того, что Писание имеет обычай давать названия местам по совершившимся на них событиям? Тоже самое делает оно и относительно времен. Но, чтобы не утруждать вас, вот обратим речь от темного к светлому. Ваша мысль утомилась, занимаясь тонкими предметами: поэтому уместно дать ей отдых, и перейти к предметам более простым и ясным.

     Итак, обратимся к спасительному древу Креста, так как оно, именно оно, уничтожило все бедствия, какие ввело то древо [11], - лучше же сказать, не оно ввело бедствия, а всецело человек, что с великим избытком уничтожил потом Христос, даровав гораздо большие тех блага. Поэтому самому Павел говорит: идеже умножися грех, преизбыточествова благодать (Римл. V, 20), то есть, дар больше греха. Поэтому он опять говорит: не якоже прегрешение, тако и дар (ст. 15); не в такой мере даровал Бог, в какой согрешил человек, не такова прибыль, как убыток; не таково приобретение, как кораблекрушение; блага более, чем сколько зол; и - справедливо. Бедствие ввел раб, - и их было меньше, а блага даровал Господь, потому их и больше. Поэтому сказано: не якоже прегрешение, тако и дар. Потом указывает и самую разность: суд [12] бо из единого во осуждение, дар же от многих прегрешений во оправдание (ст. 16). Слова эти очень не ясны [13] - поэтому нужно привести объяснение. „Суд бо" значит: наказание, возмездие, смерть. Из единого, то есть, греха, потому что один, говорит, грех ввел такое зло; а дар уничтожил не только этот один грех, но и многие другие. Поэтому говорит: дар же от многих прегрешений во оправдание. Поэтому и Иоанн Креститель вопиял: се Агнец Божий, не вземляй грех Адама, но - вземляй грех [14] мира (Иоан. I, 29). Видишь ли, что не якоже прегрешение, тако и дар, напротив, это древо принесло благ более, чем сколько зол введено вначале?

     4. Это сказал я, чтобы ты не считал себя обиженным прародителями. Диавол изгнал Адама (из рая), Христос ввел разбойника. Смотри на различие. Тот изгнал человека, не имевшего (другого) греха, кроме пятна непослушания, а Христос ввел в рай разбойника, обремененного бесчисленными грехами. Но то ли только удивительно, что ввел в рай разбойника и ничего нет другого? Можно указать и на другое, большее. Не только ввел разбойника, но (ввел) прежде всех, даже прежде апостолов, - чтобы никто после этого не отрицал входа (в рай), не отчаивался в своем спасении, видя, что сделавший бесчисленные грехи обитает в царских чертогах. Но посмотрим, не показал ли разбойник трудов, подвигов и плодов? И этого нельзя сказать; напротив, за одно слово, за одну веру вошел он в рай прежде апостолов, чтобы ты знал, что не столько значила его праведность, сколько все совершило человеколюбие Божие. Что сказал разбойник? Что сделал? Постился? Плакал? Сокрушался? Каялся долгое время? Нисколько; он получил спасение на самом кресте, после (своих) слов. Вот, как скоро: с креста на небо, от осуждения к спасению! Какие же те слова? Почему они имеют такую силу, что принесли ему столько благ? Помяни мя, сказал, во царствии Твоем (Лук. XXIII, 42). Что это значит? Он просил о даровании благ, не показавши усердия на деле; а видевший его сердце внимал не словам, а расположению души. Пользовавшиеся учением пророков, видевшие знамения и созерцавшие чудеса говорили о Христе, что Он беса имать и льстит народ (Иоан. VII, 12, 20); а разбойник, не слышавший пророков, не видевший чудес, видя пригвожденного на кресте, не обратил внимание на это бесчестие, не посмотрел на это бесславие, но, проникая в самое божество, сказал: помяни мя во царствии твоем. Это необычайно и изумительно! Видишь крест - и вспоминаешь о царстве? Что ты видишь достойного царства? Человека распятого, заушаемого, осмеиваемого, поносимого, оплевываемого, бичуемого. Достойно ли это царства, скажи мне? Видишь ли, что он (разбойник) смотрел очами веры и судил не по внешности? Поэтому и Бог, признал эти слова не пустыми, но как тот разбойник усмотрел божество, так и Бог видел сердце разбойника и сказал: днесь со Мною будеши в раи (Лук. ХХIII, 43).

     Здесь прошу о внимании, потому что возникает немаловажный вопрос. Вот манихеи, эти немые и бешеные псы, имеют наружный вид кротости, а внутри носят свирепое бешенство псов, под кожею овцы скрывают волка. Но не смотри на внешность, а разузнай скрытого внутри зверя. Так они, ухватившись за это место, утверждают: Христос сказал: аминь, аминь глаголю тебе, днесь со Мною будеши в раи; значит, воздаяние благ [15] уже было, и воскресение излишне. Если разбойник в тот же день получил блага, а тело его не воскресло еще и поныне, то воскресения тел совсем не будет. Поняли ли вы сказанное или нужно еще повторить это? Аминь, аминь глаголю тебе, днесь со Мною будеши в раи. Следовательно, говорят, вошел разбойник в рай без тела; как же (иначе), если его тело не было погребено, не разрушилось и не сделалось прахом. И нигде не сказано, что Христос воскресил его. А если Он ввел разбойника, и он стал наслаждаться блаженством без тела, - то ясно, что нет воскресения тела. Если бы было воскресение тела, то сказал бы: со Мною будеши в раи не днесь, а при конце (мира), когда будет воскресение тел. Если же ввел разбойника, а тело его, истлевши, осталось вне, то ясно, что нет воскресения тел. Это говорят они. Затем примите и наши слова; лучше же сказать, - не наши, а божественного Писания, потому что мы говорим не свои слова, но - Святого Духа. Что ты говоришь? Плоть не участвует в венцах? Но она участвовала в трудах: (как же) лишается наград? Когда нужно было подвизаться, она понесла большую часть трудов; а когда пришло время венцов, то увенчивается одна душа? Не слышишь ли слов Павла, который говорит, что предстать [16] нам подобает пред судилищем Христовым, да приимет кийждо свойственное телу, соответственно тому, что сделал [17], или блага, или зла? (2 Кор. V, 10). Не, слышишь ли, как он же говорит: подобает тленному сему облещися в нетление, и мертвенному сему облещися в бессмертие (1 Кор. XV, 53)? Мертвенному, - чему? Душе, или телу? Очевидно, телу, потому что душа по природе бессмертна, а тело по природе смертно. Но они [18] многое из этого отрицают, хотя и из того, что остается, можем понять сродство того, что отрицается. Разбойник вошел в рай, говорят они. Что же из этого? Разве это - те блага, которые Бог нам обещает?

     Разве не знаешь, что Павел говорит об этих благах? Ихже око не виде, и ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша (1 Кор. II, 9). А - рай и око Адамово видело, и ухо слышало, и сердце человеческое ощущало; об нем мы столько времени и беседуем. Какие [19] же разбойник получил блага? Бог обещает ввести нас не в рай, а в самое небо; и не царство райское Он возвестил, а царство небесное. Начат, сказано, проповедати и глаголати: покайтеся; приближися бо не царство райское, но царство небесное (Матф. IV, 17). Ты потерял рай, а Бог дал тебе небо, чтобы явить и собственное человеколюбие, и уязвить диавола, показав, что как много не будет он злоумышлять против человеческого рода, не успеет ни в чем, когда Бог возводит нас постоянно к большей чести. Так, ты потерял рай, а Бог открыл тебе небо; ты осужден на временный труд, а удостоился вечной жизни. Он повелел земле производить терния и волчцы (Быт. III, 18), а душа произрастила тебе плод Духа. Видишь, насколько приобретение больше потери, насколько превышает богатство? Я говорю следующее: Бог создал человека из земли и воды, и поселил его в раю. Созданный не остался добрым, но совратился. Тогда (Бог) воссоздает его уже не из земли и воды, но из воды и Духа, и обещает ему уже не рай, но царство небесное. А как, послушай. Когда Никодим, князь Иудейский, впал в ошибку и, имея в мыслях здешнее рождение, говорил, что старый человек не может родиться вновь, смотри, как Христос яснее открывает ему образ рождения: аще кто не родится водою и Духом, не может внити в царствие Божие (Иоан. III, 5). А если таким образом Он обещал царство небесное, разбойника же ввел в рай, то еще не дал ему благ [20].

     Но они, сверх того, говорят еще нечто другое. Раем, говорят, (Христос) назвал здесь не рай, но, царство небесное. Так как Он говорил разбойнику, человеку, не слыхавшему высоких догматов и не знавшему пророчеств, но все время проведшему в пустынях, совершавшему убийства, не заглядывавшему в церковь, не слышавшему божественного поучения и не знавшему, что такое - царство небесное, то, произнося слова: Днесь со Мною будеши в раи, под именем рая, как более известным и обычным, Христос разумеет царство небесное, и о нем говорит разбойнику. С этим могу согласиться. Следовательно, говорят, разбойник вошел в царство небесное. Откуда видно? Из слов: Днесь со Мною будеши в раи. Если это решение натянуто, приведем более ясное. Какое же это? Христос сказал: не веруяй в Сына уже осужден есть (Иоан. III, 18). Что же? Уже осужден? Между тем еще нет воскресения, нет наказания и мучений: как же осужден? За грех. Опять Господь говорит: веруяй в Сына перешел [21] от смерти в живот (Иоан. V, 24). Не сказал: „перейдет", но: „уже перешел и этот, опять, за подвиг, как Тот - за грех. Как один осужден, не быв еще судим, а другой перешел в жизнь, еще не перешедши, и как этому за подвиг, а тому за грех (Христос) говорит, как о деле совершимся, о том, что не совершилось, в таком же смысле сказал Он и разбойнику.

     И врачи, когда увидят кого в безнадежном положении, говорят, что он уже умер и мертв, хотя знают, что он еще дышит; как он с точки зрения врачей умер, потому что не имеет надежды на поправление, так и разбойник вошел на небо, потому что миновал опасность подвергнуться гибели. В таком же смысле сказано было и Адаму: в он же аще день снесте от древа, смертию умрете (Быт. II, 17). Что же, разве в этот самый день он умер? Нет; он прожил после того дня более девятисот лет (Быт. V, 5). Как же Бог сказал: в тот же день умрете? По приговору, а не самым делом. Так и разбойник вошел на небо. Послушай, что говорит Павел, показывая, что никто еще не получил воздаяния блага; говоря о пророках и праведниках, он прибавил: по вере умроша сии вси, не приемше обетований, но издалече видевше я и целовавше, Богу лучшее что о нас предзревшу, да не без нас совершенство приимут (Евр. XI, 13, 40). Этого держитесь и помните, и учите не слышавших; об этом размышляй каждый и в церкви, и на рынке, и дома. Нет ничего приятнее божественного учения. Послушай, что об нем говорит пророк: коль сладка гортани моему словеса Твоя, паче меда и сота устом моим (Пс. CXVIII, 103). Этот сот полагай на вечерней трапезе, чтобы всю ее исполнить духовного веселия. Не видите ли, как богатые люди после обеда приглашают певцов и флейтистов? Они свой дом делают театром, - ты сделай свой дом небом; а сделаешь это не тогда, когда переменишь стены, или переставишь основание, а когда призовешь к своей трапезе самого Владыку небесного. Бог не презирает такие вечери. Где духовное учение, там и смиренномудрие, и честность, и скромность; где муж, и жена, и дети в согласии и любви соединены узами добродетели, там посреди Христос. Он ищет не золотой крыши, не блестящих колонн и не красивых мраморов, а красоты души, духовного благолепия, трапезы, обильной праведностью и имеющей плоды милостыни. Когда Он увидит такую трапезу, тотчас приходит и принимает участие в собрании. Он сам сказал: вы видели Меня алчущим, и напитали (Матф. XXV, 35). Итак, когда услышишь, что внизу громко кричит нищий, и затем дашь просящему что-нибудь из того, что находится на столе, то в лице раба ты пригласил Господа к своей трапезе, всецело исполнил ее благословений, и этим начатком положил весьма важное основание к тому, чтобы твои житницы наполнились множеством благ. Бог же мира, дающий хлеб в пищу и семя сеющему, да возрастит посеянное вами и умножит плоды правды во всех вас, подавая Свою благодать (2 Кор. IX, 10), и да удостоит царствия небесного, которое да получим все мы, по благодати и человеколюбию Господа нашего Иисуса Христа, чрез Которого и с Которым слава Отцу и Святому Духу, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.


[1] Ku/rioj o9 Qeoj; в Ватик., Алекс. и др. сп. o9 Qeoj не читается здесь.

[2] 'Agapa~n Ku/rion to\n Qeo/n sou. В кн. прор. Михея, по Ватик. и Алекс. сп., соответствующее место читается: a0gapa~n e1leon kai\ e3toimon ei~/nai tou~ poreu/esqai meta\ Kuri/ou tou~ Qeou~ = любити милости и готову быти еже ходити с Господем Богом твоим. Златоуст передает здесь слова пророка своими словами, выражая их сущность.

[3] o9 lao/j mou ou~/toj слово ou~/toj = „сии" не читается в списках и прибавлено, вероятно Златоустом для ясности.

[4] zw~ntoj вместо zwh~j согласно с Синайск., Алекс. и др. сп.

[5] Подразумевается, оставление Бога и Его закона.

[6] h9 e0ntolh\ h9 gomna/zoisa th\n u9pakoh\n kai\ th\n parakoh\n.

[7] 1Exqran, слав. - вражда, по евр. „Ситна". Быт. XXVI, 21.

[8] peri\ au0to\ e0ge/neto o9 e1legxoj th~j gnw/sewj...

[9] 'Eka/lesan to\ fre/ar e0kei~no. Быт. XXI, 31.

[10] Parembolh\n вместо Parembolai = „полки", в греч. сп. и Слав. Б.

[11] Т.е., древо познания добра и зла.

[12] to\ me0n ga\r kri/ma согласно с обычным чтением списков; в Славян. Б.: грех бо.

[13] 'Asafe/steron to\ ei0rhme/non.

[14] th\n a9marti/an согласно с обычным чтением списков; в Славян. Б.: грехи.

[15] a0nti/dosij tw~n a0gaqw~n.

[16] parasth~nai - вместо обычного в списках fanerwqh~nai = явитися.

[17] ta\ i1dia tou~ sw/matoj, pro\j a4 e1pracen вместо читаемого в большинстве списков: ta\ dia\ tou~ sw/matoj, pro\j a4 e1pracen = (букв.) "то, что чрез тело, сообразно с тем, что сделал".

[18] Т.е., манихеи.

[19] Pw~j ou~\n a0pe/labe ta\ a0gaqa\ o9 lhsth\j по тексту патрологии Миня; но по ходу речи вместо pw~j = „как" нужно, вероятно, читать poi~a...

[20] ou0de/pw a0pe/dwken au0tw~| ta\ a0gaqa/.

[21] metabe/bhken - согласно с обычным чтением греч. сп.; transiet, transibit „прейдет" (Слав. Б.) есть чтение некот. латин. сп.