Иоанн Златоуст

ВОСЕМЬ СЛОВ НА КНИГУ БЫТИЯ

СЛОВО VIII

Об облачном дне и собрании епископов; о данной Адаму заповеди, и о том, что получение закона было знаком великого попечения.


     1. Скопление облаков сделало день темным, а присутствие учителя [1] делает его очень светлым. В самом деле, не так солнце освещает тела, испуская лучи с высоты небесной, как взор отеческой любви озаряет наши души, посылая лучи от епископского седалища [2]. Зная это, он не один прибыл к нам, но пришел в сонме светил [3], чтобы больше было света. Поэтому и Церковь у нас красуется и стадо ликует, и мы с большим усердием приступаем к беседе. Где бывает собрание пастырей, там и овцы наслаждаются безопасностью. Так и мореплаватели радуются, когда у них много кормчих, потому что они, во время тишины и безветрия, посредством рулей, облегчают им труд плавания на веслах, а когда волнуется море, то своим искусством и усилиями многих рук уменьшают напор волн. Подобно этому и мы, вверив все молитвам их, смело приступим к поучению. А чтобы наставление было для вас понятнее и яснее, напомним вкратце о том, что сказано вам вчера. Я говорил о том, что человек до вкушения от древа знал добро и зло, а не по вкушении получил это знание; объяснял то, почему (так) называется древо познания добра и зла, и как Писание имеет обычай называть время и место по тому событию, которое совершилось в этом месте и в это время. Сегодня следует уяснить самую заповедь, которою (Бог) воспретил вкушение от древа. В чем она состоит? И заповеда Господь Бог Адаму, глаголя: от всякого древа, еже в раи, снедию снеси (Быт. II, 16). Это - божественный закон; будем же внимательны. Если читая царские грамоты, люди заставляют всех собравшихся вставать, то тем более мы, готовясь читать не человеческие законы, а божественные, должны подняться умом и внимательно слушать, что говорится.

     Знаю, что некоторые винят законодателя и говорят, что закон был причиною падения. Поэтому наперед нужно обратиться к этому и самым делом показать, что (Бог) дал закон не по ненависти к человеку и не по желанию нанести оскорбление нашей природе, а по любви и попечительности. Что Он дал его нам в пособие, послушай, что говорит Исаия: закон бо в помощь даде (Иса. VIII, 20). А кто ненавидит, тот не помогает. Опять, пророк взывает: светильник ногама моими закон Твой, и свет стезям моим (Псал. CXVIII, 105). А ненавидящий не прогоняет мрака светильником и не направляет блуждающего на путь посредством света. Еще Соломон говорит: светильник заповедь закона, и свет, и жизнь [4], и обличение, и наказание (Притч. VI, 23). Вот (закон) не только помощь, не только светильник, но и свет, и жизнь. А (делать) это свойственно не тому, кто ненавидит н желает погубить, а тому, кто подает руку и помогает. Поэтому и Павел, обличая Иудея и показывая, сколько пользы принес закон, и что он для нашей природы служит успокоением, а не отягощением, сказал: се ты иудей именуешися, и почивавши на законе (Римл. II, 17). Видишь ли, что Бог дал закон не для отягощения, но для успокоения нашей природы? Хочешь ли узнать, что - и ради чести? Вполне достаточно и это (сказанное) может свидетельствовать о чести и попечении, однако я сделаю это ясным и посредством других свидетельств. похвали, говорит Давид, Иерусалиме, Господа: хвали Бога твоего, Сионе. Яко укрепи вереи врат твоих, благослови сыны твоя в тебе. Полагаяй пределы твоя мир, и тука пшенична насыщаяй тя (Псал. CXLVII, 1-3). Потом сказав и о благодеянии, которое оказывает Бог через прочее творение, указал на особенное и важнейшее (благодеяние), говоря так: посылаяй [5] слово свое Иакову, оправдания и судьбы своя Израилеви. Не сотвори тако всякому языку, и судьбы своя не яви им (ст. 8, 9). Смотри, сколько перечислил благ: безопасность города: укрепи, говорит, вереи врат твоих, - удаление войны: полагая пределы твоя мир, - изобилие необходимого для жизни: и тука пшенична насыщаяй тя. Однако на дарование закона он указал, как на драгоценнейшее из всего. Желая показать, что получение закона и познание судеб Божиих есть дар, гораздо важнейший, нежели безопасность, мир, отсутствие войн, доброчадие и многочадие, и изобилие необходимого для жизни, он, поставив этот дар после всего, как венец и совокупность благ, присовокупил: не сотвори тако всякому языку. Тако, т. е. как? Изобилием и другими выше исчисленными благами часто наслаждались и многие, но не о вышесказанном, говорит, а о законе я сказал, что не сотвори тако всякому языку. Поэтому и прибавил: и судьбы своя не яви им. Ты видишь, что закон важнее всех исчисленных благ.

     2. Это показал и Иеремия. Оплакивая бывших в плену, он говорил: Что, яко еси на земли вражии? Оставил еси источника премудрости (Вар. III, 10, 12), - разумея закон. Как источник изливает много ручьев во все стороны, так и закон дает всюду много заповедей, напояя нашу душу. Потом указывая на особенную честь, оказанную дарованием закона (пророк) говорил: сия премудрость [6], не слышася в Ханаане, ниже явися в Фемане: и сынове Агарины, купцы и взыскателю не уведеша путей ее, ниже помянута стезь ее (ст. 22, 23). И показывая то, что она духовна и божественна, говорит: кто взыде, говорит, на небо, и снесе ю (ст. 29)? Потом прибавил: сей Бог наш, не вменится ин к нему. Изобрете всяк путь хитрости, и даде ю Иакову отроку своему, и Израилю возлюбленному от него (ст. 36, 37). Поэтому и Давид сказал: не сотвори тако всякому языку, и судьбы своя не яви им (Пс. CXLVII, 9). На это же указывая, и Павел писал: кое убо преимущество Иудея? или кая польза обрезания? Много по всякому образу. Первее бо, яко вверена быша им словеса Божия (Римл. III, 1, 2). Видишь ли, как и он объяснил сказанное: не сотвори тако всякому языку, и судьбы своя не яви им? Если преимущество иудейского народа состоит в том, что он один из всех людей почтен дарованием писанного закона, то, следовательно, Бог дал закон, не отягощая нашу природу, но оказывая ей честь. И не тем только почтил, что дал закон, во и тем, что дал его Сам. И точно, это самый высокий вид чести, что Он не только даровал [7] (но и даровал Сам). Что это - великий дар, послушай Павла, который это показывает. Видя, как иудеи гордились тем, что к ним пришли пророки и смиряя их гордость, показывая то, что мы удостоились большей чести, приняв учение не чрез раба, но чрез Господа, так говорит в послании к евреям: многочастне и многообразне древле Бог глаголавый отцем нашим [8], в последок дний глагола нам в Сыне (Евр. I, 1). И опять в другом месте: не точию же, но и хвалимся о Бозе Господем нашим Иисусом Христом, имже примирение прияхом (Римл. V, 11). Видишь ли, он хвалится не только примирением, но и тем, что примирение получил от Христа? И опять, прославляя воскресение, говорит: сам Господь сниде с небесе (1 Солун. IV, 16). Смотри: и там все совершается чрез Господа, как и здесь дал заповедь Адаму не чрез какого-либо раба, не чрез ангела и архангела, но Сам лично, и таким образом оказал человеку двойную честь, - и тем, что дал закон, и тем, что дал Сам. Как же он пал? От собственной беспечности; это показывают те, которые получили закон и не пали, а сделали еще более повеленного. Но видя недостаток у нас времени, отложу слово до другой беседы. А вы пока храните и помните сказанное, - передавайте это и тем, которые не слышали, и пусть каждый размышляет об этом и в церкви, и на рынке, и дома. Нет ничего приятнее божественного учения. Послушай, что об нем говорит пророк: коль сладка гортани моему словеса твоя, паче меда и сота устом моим (Псал. CXVIII, 103). Этот сот полагай на вечерней трапезе, чтобы всю ее исполнить духовной сладости. Не видите ли, как богатые после обеда приглашают к себе певцов и флейтистов? Они свой дом делают театром, - ты сделай твой дом небом; а сделаешь это не тогда, когда переменишь стены, или передвинешь основание, но когда призовешь к своей трапезе самого Владыку небесного. Бог не презирает такие вечери. Где духовное учение, там и смиренномудрие, и честность, и скромность; где муж, и жена, и дети в согласии и любви соединены узами добродетели, там посреди Христос. Он ищет не золотой крыши, не блестящих колонн, и не красивых мраморов, а красоты души, духовного благолепия, трапезы обильной праведностью и имеющей плоды милостыни. Когда Он увидит такую трапезу, тотчас приходит и принимает участие в собрании. Он сам сказал: вы видели Меня алчущим, и напитали (Матф. XXV, 35). Итак, когда услышишь, что внизу громко кричит нищий, и затем дашь просящему что-нибудь из того, что находится на столе, то в лице раба ты пригласил Господа к своей трапезе, всецело исполнил ее благословений, и этим начатком положил весьма важное основание к тому, чтобы твои житницы наполнились множеством благ. Бог же мира и любви, дающий хлеб в пищу и семя сеющему, да возрастит посеянное вами и умножит плоды правды во всех вас, подавая Свою благодать, и да удостоит царствия небесного, которое да получим все мы по благодати и человеколюбию Господа нашего Иисуса Христа, с Которым Отцу, со Святым Духом, слава, честь, держава, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.


[1] Разумеется антиохийский епископ Флавиан.

[2] 'Ek me/sou tou~ qro/nou.

[3] Т.е. других епископов.

[4] kai\ zwh/ вместо обычного чтения в древних списках: kai\ o9do\j zwh~j = и путь жизни.

[5] 9O a0poste/llwn вместо a0pagge/llwn = возвещаяй, как читается обыкновенно в списках.

[6] Слова: au3th h9 sofi/a не читаются в списках и прибавлены Златоустом для ясности.

[7] Здесь в тексте Златоуста по Патрологии Миня заметен пропуск; словами: to\ mh\ mo/non parasxei~n, явно не оканчивается предложение, которое по требованию хода речи и дополнено в русском переводе словами, поставленными в скобках.

[8] toi~j patra~sin h9mw~n с опущением слов: e0n toi~j profh/taij = в пророцех.