Талмуд. Мишна и Тосефта

Критический перевод Н. Переферковича

 

Трактат Демай

 

ВВЕДЕНИЕ

Точное значение слова “демай” до сих пор не установлено так же, как не установлены его этимология и произношение. Так как “ваддай”, слово противоположное “демай”, означает “заведомый, бесспорный”, то “демай” должно означать “сомнительный, спорный”<<1>>. Так назывались продукты, относительно которых можно было сомневаться, очищены ли они десятинами или нет.

Происхождение законов о демай еврейское предание относит к весьма позднему вреиени, а именно, ко второй половине II в. до Р. X. Талмуд (Тосефта Сота 13, 10 [т. III, стр. 330]; Иерушалми Маасер-Шени V, 9 (50д — ср.); Сота 48а) рассказывает об этом следующее:

Первосвященник Иоанн (т. е. царь Иоанн Гиркан, 135-105 до Р. X.) послал во все области Израиля проверить, насколько исполняются правила о возношениях и десятинах. Оказалось, что всеми строго отделяется лишь великое возношение. Тогда Иоанн сказал: “смертный грех составляет употребление не только великого возношения и продукта, в котором таковое находится, но и употребление десятинного возношения и продукта, в котором таковое находится (т. е. продукта, из которого не выделена “первая десятина”, так как десятинное возношение есть десятая часть “первой десятины”). Вследствие этого установили: с продуктов, купленных у ам-hаáреца и, следовательно, заведомо очищенных только великим возношением, отделять обе десятины: первую и вторую; из первой десятины должно выделить десятинное возношение, каковое отдать священнику, остальное же можно не отдавать левиту, так как он не в состоянии доказать, что из данного продукта “первая десятина” еще не была выделена, а истец должен доказать свой иск. По той же причине из продукта “демай” не должно выделять вовсе “десятину бедных”, так как бедный не в состоянии доказать, что эта десятина еще не выделена; для исполнения закона требуется только “наречь имя”, т. е. известную часть продукта назвать “десятиной бедных”. Выражение “продукт подлежит закону о демай” значит: с данного продукта должно отделить десятинное возношение (1/100) и вторую десятину (ок. 1/10)<<2>>.

Выражение: “продукт не подлежит закону о “демай” означает: с данного продукта, если он демай, никаких пошлин не полагается.

Рассматривая законы о демай, мы видим, что, по мысли законодателя, у большинства ам-hаарецов плоды считаются очищенными, как следует: этим и объясняются все “облегчения”, установленные для демай и составляющие главное содержание этого трактата.

 

ГЛАВА I

1. В отношении “демай” считаются “калим”<<3>> следующие продукты: смоквы-шитин, фисташки, кизиль (“озардин”), смоквы-“бенот-шуах”, плоды сикомора, финики — новлот, поздний виноград, каперсы, а в Иудее еще: сумах, уксус и кориандр [р. Иуда говорит: все смоквы-шитин свободны от демай, кроме породы дифора<<4>>, все фисташки свободны, кроме фисташек шикмонских, все плоды сикомора, кроме поздних<<5>>].

[1, 1] Плоды, признанные “калим” в отношении демай, а именно смоквы-шитин, фисташки, кизиль, вообще предполагаются свободными (от законов демай), однако, если они заведомо охраняются (т. е. не составляют hефкер), то они этим законам подлежат; если охраняются не они собственно, а поле, где они находятся, — то они свободны. Р. Иосе говорит: шитин в Сепфорисе законам о демай подлежат, ибо они охраняются. Р. Иосе, сын р. Иуды, говорит: финики новлот подлежат законам о демай, раз они продаются вместе с “живыми”, а мудрецы говорят: такие финики свободны, пока не “приняли закваски”, лишь только они “приняли закваску”, они законам о демай подлежат<<6>>.

[1, 2] Первоначально иудейский уксус законам о демай не подлежал, | ибо была презумпция, что он выделывается из тамада<<7>>, а теперь, когда презумпция, что он из вина, то он подлежит этим законам.

[1, 3] Как ранние, так и поздние садовые, плоды законам о демай подлежат, но плоды, выросшие в долинах (никому не принадлежащие), не подлежат. [Какие плоды называются ранними? — созревшие до приставления к саду сторожа. Какие плоды называются поздними? — созревшие после того, как уже сложены ножи (следовательно, без присмотра сторожа).] Р. Илаи говорит от имени р. Элиэзера: ранние плоды всюду подлежат законам о демай, потому что за ними смотрят.

2. Демай (будучи “второй десятиной”) не требует (при выкупе) хомеша, не подлежит биуру, может идти в пищу онену, может быть ввезен в Иерусалим и вывезен (из него), незначительную часть его можно уничтожить на дорогах, его можно дать ам-hаарецу при условии самому съесть (в Иерусалиме) равноценность; серебро можно профанировать серебром, медь медью, и серебро медью; по мнению р. Меира, можно даже медь профанировать плодами, но с тем, чтобы плоды были затем выкуплены; а мудрецы говорят: плоды эти должны быть отвезены г. Иерусалим и там съедены<<8>>.

3. Не подлежат законам о демай: зерно, купленное для посева или на корм, мука, купленная для обработки кож, масло, идущее на освещение и смазку различных вещей.

Законы о демай не распространяются на всю страну за Кезивом (т. е. вне земли Израиля).

Не подлежит законам о демай: халла, приготовленная ам-hаарецом, медума, равно как купленное на деньги “второй десятины” и остатки менахот. Что касается душистого масла, то школа | Шаммая подводит его (под законы о демай), а школа Гиллеля освобождает.

[1, 23] Если кто купил семена для посева, истлевают ли они или не истлевают (как, напр., лук, чеснок), то запрещается высевать тевел<<9>>; запрещается тевел покрывать землей; запрещается помогать язычнику, когда он работает над продуктом тевел. Если еврей по ошибке посеет тевел, то он обязан очистить посеянное, покуда оно не дало всходов, но лишь только всходы появились, пошлины не обязательны, так как семя уже истлело. [1, 22] У язычника можно покупать засеянное поле, появились ли всходы или не появились, также можно его покупать без опасения у еврея по окончании субботнего года<<10>>.

[1, 15] Купленное для корма скоту, зверям и птицам не подлежит законам о демай [1, 20]. Но продукты, купленные для собственного употребления, и потом лишь предназначенные в продажу (или в корм скоту), нельзя продавать язычнику или скармливать чьей бы то ни было скотине, не очистив пошлинами, [1, 21] как нельзя продавать язычнику или отпускать ь корм чьей бы то ни было скотине беспошлинно продукты, полученные по наследству или в дар. [1, 16] Еврею запрещается привязывать свою скотину к скотине язычника для того, чтобы она кормилась продуктом тевел, но если она сама пошла, то не заставляют его вернуть ее. [1, 17] Еврею дозволяется отдавать свою скотину в пользование язычнику при условии, что он будет ее кормить (продуктом тевел), нельзя, однако, при этом оговаривать: “столько-то ячменя ты обязан ей дать, столько-то колосу (вотры<<11>>)”.

[1, 25 кон.] Мука, купленная для обработки кож, не подлежит законам о демай, но она подлежит пошлинам, будучи “ваддай<<12>>”; однако, раз в ваддай (несомненно неочищенную муку) кожи были вложены, то (пошлины считаются потерянными, и) можно прибавлять туда другие кожи. [1, 25 нач.] Вино, купленное для того, чтобы влить в глазную мазь, а также мука, купленная для малагмы и компресса, не подлежат пошлинам, когда они “демай”, но подлежат им, будучи ваддай; сама же мазь, малагма или компресс, будучи ваддай, не очищаются десятинами.

[1, 24] Вино, купленное для того, чтобы влить в muries (рассол) или чтобы сделать oleunctus, а также вики, купленные для того, чтобы сделать крупу, подлежат пошлинам, будучи демай; что они подлежат им, будучи ваддай, и говорить не нужно; сама же они (т. е. вино и вики) пошлинам не подлежат, будучи демай.

[1, 18] Если язычник говорит еврею: “намажь маслом мою рану”, то мазать маслом-ваддай запрещается, а маслом-демай можно; если масло-демай попало на его тело, то еврей может без опасения натереть его.

[1, 19] Если язычник налил свое масло на мраморную полку (в бане), чтобы поваляться на ней, то еврею дозволяется на эту доску садиться, после того, как язычник встанет.

[1, 4] На самый Кезив законы о демай не распространяются. Все продукты, находящиеся в Палестине, подлежат законам о демай, пока не будет доказано противное<<13>>, и наоборот, все плоды, находящиеся вне Палестины, изъяты от законов о демай, пока не будет доказано противное.

Плоды, находящиеся у сирийских евреев, не подлежат законам о | демай; но если окажется, что большинство тамошних плодов еврейской культуры, — то и они под эти законы подходят<<14>>.

Если продавец-еврей (в Сирии) говорит: “эти плоды моей культуры” — то покупщик обязан очистить их пошлинами; если же тот прибавит: “они очищены” — то ему верить можно, ибо “уста, что связали, могут и разрешить<<15>>”.

[1, 7] Если продающий плоды в субботний год говорит, что они урожая шестого года, то обязательны десятинные пошлины и “биур”<<16>>.

[1, 8] Если кто продает плоды по окончании субботнего года<<17>> и говорит, что они урожая досубботнего (шестого) года, то обязательны десятинные пошлины, но не обязателен “биур”. Вот правило: если умолчание какого-либо факта освобождает от требования закона, то веры достойно всякое показание, как отягчающее, так и облегчающее; если же умолчание данного факта влечет за собой применение закона, то веры достойно показание, отягчающее, но не облегчающее.

[1, 9] Если в какой-либо местности плоды палестинского происхождения преобладают над плодами внепалестинскими, то вся местность закону о демай подлежит; если же в ней преобладают плоды внепалестинские, то местность этому закону не подлежит. Так полагает р. Меир. Мудрецы прибавляют: совершенно не подлежат закону о демай плоды, составляющие обыкновенно предмет ввоза (в Палестину), как орехи, дамаскинские сливы и “пасилки”<<18>>. Все же остальные продукты подлежат этому закону. Рабби говорит: слова р. Меира уместны относительно продуктов, не всегда привозных, а слова мудрецов относительно таких, которые всегда составляют предмет ввоза.

[1, 10] Продукты, купленные у членов торгового каравана в Тире и в амбарах (у скупщиков) в Сидоне, закону о демай не подлежат, но покупаемые у скупщиков в Тире и членов каравана в Сидоне — подлежат<<19>>. Р. Иосе, сын р. Иуды, говорит: продукты, купленные у | скупщиков в Тире не подлежит этому закону, и также не подлежат ему, что само собой разумеется, продукты, купленные у членов каравана; но продукты, купленные у одинокого погонщика в Тире, этому закону подлежат. Р. Иуда говорит: продукты, привезенные караваном в Кезив, закону о демай подлежат, так как предполагается, что караван прибыл из Галилеи, но мудрецы говорят: предполагается, что продукты, привезенные караваном, закону о демай не подлежат, пока точно не установлено, откуда прибыл караван.

[1, 11] Продукты, купленные с корабля в Яффе или Кесарии (т. е. в гавани), подлежат закону о демай. Р. Иуда говорит: продукты. купленные на крытом рынке Иишува или Антипатриды или на рынке патросском. прежде подлежали законам о демай, ибо считалось, что они привезены с Царской Горы; теперь же наши учителя установили: во всех самарянских городах, что расположены по дороге (в Иудею), хлеба и стручковые плоды — демай, потому что ввозятся из Иудеи, а все прочие плоды — ваддай.

[1, 12] “Если в одно и то же помещение ссыпают свои продукты евреи и язычники, то продукты считаются ваддай, когда преобладают численностью язычники, и демай, когда преобладают евреи; если же обе стороны численностью равны между собой, то продукты, по словам р. Меира, — ваддай, а мудрецы говорят: даже если туда ссыпает только один еврей, все же остальные — язычники, то продукты — демай” (Махширин 2, 10). [1, 13] Р. Иосе говорит: это правило касается лишь частной житницы, в общественной же (“царской”) следует сообразоваться с большинством продуктов. Р. Иуда говорит: это правило касается лишь житницы, принадлежащей евреям и язычникам, но в житнице, принадлежащей евреям и самарянам, следует сообразоваться с большинством продуктов. Ему возразили: ты сам учил нас, что ямнийские житницы до войны подлежали закону о демай, несмотря на то, что большинство владельцев были самаряне; но такая житница, в которой продукты палестинские смешаны с продуктами внепалестинскими, как, например, житница города Регев, подлежит закону о демай, причем пошлины взимаются пропорционально (количеству плодов палестинских). Р. Иисус, сын Капосаи, говорит: я всю жизнь читал стих (Чис 19:19): “и окропит (син. пер.: пусть окропит) чистый нечистого” и нашел его осуществление только в житнице ямнийской, а от житницы (т. е. школы) ямнийской я заключаю, что один чистый может окропить сто нечистых<<20>>.

[1, 28] Возмещение за употребленное возношение и хомеш, а также хомеш от хомеша<<21>>, оставшееся от “омера”, двух хлебов и хлеба предложения<<22>>, остатки менахот и “прибавление” к первинам<<23>>, — все это по школе Шаммая, как передает р. Симон, сын Иуды, от имени р. Симона, законам о демай подлежит, а по школе Гиллеля, не подлежит. Но обе школы согласны в том, что раз часть продукта наречена десятинным возношением или маасер-шени, то сделанное сделано.

[1, 26] Что касается душистого масла, то школа Шаммая подводит его (под законы о демай), а школа Гиллеля освобождает. Р. Иуда говорит: школа Гиллеля освобождала только мирру-foliatum; другие говорят от имени р. Натана: школа Гиллеля подводила (под эти законы) масло розовое. [1,29] Масло банное свободно (от пошлин), когда оно — ваддай, не говоря уже о том, когда оно демай; р. Симон, сын Гамалиила, говорит: оно не восприимчиво к нечистоте напитков.

4. Продуктом-демай пользуются для обрядов эрув и шиттуф<<24>>; над ним читают (установленные славословия<<25>>, совершают зиммун<<26>>; от него | можно отделять пошлины, будучи голым<<27>>, а также (в пятницу) вечером<<28>>; [следовательно] если маасер-шени отделено раньше маасер-ришон, то не беда<<29>>.

Масло, которым ткач обмазывает себе пальцы, подлежит закону о демай, а то, которым шерсточес мажет шерсть, этому закону не подлежит<<30>>.

[1, 29 кон.] Масло, которым ткач обмазывает себе пальцы, подлежит закону о демай, а то, которым шерсточес мажет шерсть, не подлежит. Поэтому-то масло субботнего года дают ткачу, но не шерсточесу<<31>>.

 

ГЛАВА II

1. Следующие продукты, когда они демай, очищаются десятинами повсеместно<<32>>: прессованные смоквы, финики, рожки, рис и тмин. Рис внепалестинский, где бы он ни употреблялся, этому закону не подлежит.

[2, 1] Рис из предместья Антиохии<<33>> не подлежит закону о демай, когда он употребляется на месте своей культуры. По мнению р. Элазара, сына р. Иосе, рис из предместья Антиохии не подлежит закону о демай до Берои<<34>>.

2. Кто берет на себя быть нееман (“достоверным”<<35>>), должен очищать десятинами то, что потребляет, что продает и что покупает; он не должен ходить в гости к ам-hаарецу. [Р. Иуда говорит: тот, кто бывает в гостях у ам-hаареца, остается нееман. Ему возразили: если он относительно себя не “нееман”, как может он быть нееман относительно других<<36>>?]

[1, 2 ср.] Кто берет на себя быть “нееман”, очищает десятинами то, что он ест, что продает и что покупает, — и не бывает в гостях у ам-hаареца, слова р. Меира, а мудрецы говорят: кто бывает в гостях у ам-hаареца, остается “нееман”. Им возразил р. Меир: если он относительно себя не нееман, как же он будет нееман для других? Они ответили: никогда обыватели не переставали ходить друг | к другу в гости, и тем не менее плоды, что в их домах, считаются очищенными.

[3, 9 ср.] Если муж “достоверен”, а жена не “достоверна”, то покупать у него можно, но ходить в гости к нему нельзя: он, по пословице, “живет в одной яме со змеей”. Если жена “достоверна”, а муж не “достоверен”, то ходить к нему в гости можно, а покупать у него нельзя. Если он сам не “достоверен”, но кто-либо из его сыновей, рабов или рабынь “достоверен”, то на основании их показаний можно у него покупать и есть, можно есть приготовленную (в доме этого ам-hаареца) пищу и даже в субботний год; однако, это не дозволяется делать с “теhарот”<<37>>.

3. Кто берет на себя быть “хавером”<<38>>, не должен продавать ам-hаарецу ни влажного, ни сухого, не должен покупать у него влажного, не должен к нему ходить в гости, ни же принимать его у себя в его платье. Р. Иуда говорит: он не должен также выращивать мелкий скот<<39>>, не должен быть щедрым на обеты и смех, не должен прикасаться к трупам и должен посещать дом учения (букв.: прислуживать в бет-hамидраше). Ему возразили: эти (требования) не обязательны (“не входят в правило”).

[2. 2] В “хаверы” принимают тех, кто берет на себя четыре вещи: не давать ам-hаарецу возношений и десятин, не совершать своих теhарот у ам-hаареца<<40>>, есть хуллин в “чистоте” (и очищать десятиной то, что ест, что продает и что покупает).

[2, 3] Ам-hаарец, принявший на себя все условия “хаверства” и остающийся подозрительным относительно одного, остается, по мнению р. Меира, подозрительным относительно всех, а мудрецы говорят: он подозрителен лишь относительно того условия.

[2, 4] Прозелит, принявший на себя все слова Торы, но подозреваемый относительно одного условия, или даже всей Торы (т. е. в идолопоклонстве), считается евреем-отступником (а не язычником<<41>>).

[2, 5] Ам-hаарец. принявший все условия “хаверства”, кроме одного, не принимается.

Прозелит, принявший на себя всю Тору, кроме одной (какой-либо) вещи, | не принимается. [Р. Иосе, сын р. Иуды, говорит: даже какой-либо из тонкостей книжников.]

[2, 7] Левит, принявший на себя все обязанности левитства<<42>>, кроме одной, не принимается.

Священник, принявший на себя все обязанности священства, кроме одной, не принимается, ибо сказано (Лев 7:33): “Кто из сынов Аароновых приносит кровь из мирной жертвы и тук, тому и правое плечо на долю”. [Отсюда можно бы вывести, что для священников обязательно лишь кропление кровью и сожигание тука; откуда же вытекает обязательность других работ: возлияния, смешивания (с елеем), разламывания, соления, потрясания, подношения, забирания горстью (кемица), возжигания, надламывания шеи (у птиц, мелика), принятия крови, окропления (hазаа) и напоения “соты”, убоя с затылка (арифа) телицы, очищения прокаженного и воздымания рук, как в храме, так и вне его? — Из слов (там же): “из сынов Аароновых”: (исполнять должно) все службы, предписанные “сынам Аароновым”. Р. Симон говорит: может быть, его недопускают только до храмовых даров; откуда выводится недопускание его до даров провинциальных?<<43>> Из слов (Втор 18:4-5): “также начатки от хлеба твоего, вина твоего и елея твоего, и начатки от шерсти овец твоих отдавай ему”, почему? — “ибо его избрал Господь Бог твой из всех колен твоих, чтобы он предстоял и служил во имя Господа”, [2, 8] т. е. кто берет на себя службу, тот и получает доли, а кто служить не хочет, тот и долей не получает. [2, 9] Что сказано о священниках, исполняющих волю Господа? (Лев 6:10 [6:17]): “Сие даю я им в долю (букв.: как их долю) из жертв Моих”, т. е. они берут из собственного, а не из принадлежащего тому (владельцу хлебного приношения). А что сказано о священниках, не исполняющих воли Господа? (Мал 1:10): “Лучше кто-нибудь из вас запер бы двери, чтобы напрасно не держали огня на жертвеннике Моем. Нет Моего благоволения к вам, говорит Господь Саваоф, и приношение из рук ваших не благоугодно Мне”].

Если все эти лица отказываются (от своих обязательств), то их более никогда не принимают, — слова р. Меира. Р. Иуда говорит: если они отказались публично, то их принимают. если же тайком, то не принимают. Р. Симон и р. Иисус, сын Кархи, говорит: их и в том, и в другом случае принимают, как сказано (Иер 3:14): “возвратитесь, дети отступники”.

[2, 10] Если желающий принять на себя (“хаверство”) уже раньше вел втайне благочестивый образ жизни. то его принимают и затем обучают, в противном случае сначала обучают, а затем принимают. Р. Симон говорит: и в том, и другом случае сначала принимают, а затем обучают; сначала принимают его относительно “конечностей”<<44>>, а затем принимают его относительно теhарот: если | взял на себя соблюдать только чистоту рук, его принимают; но если он взял на себя соблюдать теhарот, но не чистоту рук, то он не считается “достоверным” даже осносительно теhарот.

[2, 12] Через сколько времени (после начала обучения) принимают, (т. е. сколько времени продолжается искус)? По школе Шаммая, для напитков принимают через тридцать дней, для одежды через 12 месяцев, а по школе Гиллеля, для того и другого через 30 дней.

[2, 13] Когда кто приходит, чтобы принять на себя “хаверство”,то даже ученый (талмид хахам) обязан (громогласно) принять на себя, однако мудрец, восседающий в школе, не обязан принять на себя, так как он уже принял на себя (обязательства хаверства) с того времени, как сел. Абба Саул говорит: также и ученый не обязан подвергаться обряду принятия хаверства, и не только это, но его присутствия достаточно для принятия другими “хаверства”.

[2, 14] Если кто принял на себя (хаверство) пред “хавурой” (коллегией из трех хаверов), то его дети и рабы не обязаны принимать (хаверство) пред хавурой, но могут принимать пред ним. Р. Симон, сын Гамалиила, говорит: принятие хавером (правил хаверства), не подобно принятию сыном хавера<<45>>. Если сын хавера идет к своему деду (с матерней стороны) ам-hаарецу, то его отцу нечего бояться, как бы тот не накормил его “теhарот”<<46>>; но если известно, что тот накормит его теhарот, то пускать сына запрещается, и его одежда — нечиста нечистотою-мидрас<<47>> (если он пошел).

[2, 16] Дочь или жена ам-hаареца, выходя за хавера, а также раб ам-hаареца, проданный хаверу, обязаны принять на себя хаверство тотчас же; дочь или жена хавера, выходя за ам-hаареца, а также раб хавера, проданный ам-hаарецу, считаются в прежнем состоянии, пока не заподозрены (в нарушении правил хаверства). Р. Симон, сын Элазара, говорит: они обязаны принять на себя хаверство вторично (по вступлении в дом ам-hаареца). Так говорил р. Симон, сын Элазара, от имени р. Меира: однажды женщина, бывшая за хавером и навязывавшая на его руку тефиллин, вышла за мытаря и навязывала ему на руку “кишурин”<<48>>.

[2, 18] Сын или раб хавера, которые бывают у ам-hаареца, сохраняют прежнее положение, пока не заподозрены. Сын или раб ам-hаареца считаются хаверами, пока бывают у хавера, но лишь только уходят от хавера, как они считаются ам-hаарецами.

[2, 20] Хавер не может сказать ам-hаарецу: “вот тебе каравай и дай такому-то (хаверу)”, ибо нельзя посылать теhарот с ам-hаарецом. Если ам-hаарец говорит хаверу: “возьми этот каравай и отнеси такому-то (ам-hаарецу)”, то хавер должен отказаться, ибо нельзя собственноручно передавать теhарот в руки ам-hаареца. Если ам-hаарец говорит хаверу: дай мне поесть от этого каравая или попить от этого вина, то ему давать нельзя, ибо нельзя кормить ам-hаареца продуктами-теhарот.

[2, 23] Если человек дал обет воздержания от каравая и говорит кому-либо: “дай мне его поесть”, и также если кто-либо говорит: “дай мне поесть этого дырявого арбуза<<49>>, или попить этого открыто стоявшего вина”<<50>>, то эту просьбу исполнить нельзя, ибо нельзя кормить человека тем, что ему употреблять в пищу запрещено. По той же причине нельзя давать ноахиду<<51>> член от живой скотины или чашу вина назорею; нельзя кормить человека тем, что ему в пищу запрещено. Над запрещенным не читают молитвы и не совершают зиммуна, равно как не отвечают за читающим эти молитвы “аминь”.

[2, 24 кон.] Ам-hаарецу можно сообщать сведения относительно его теhарот, при этом, однако, нельзя говорить: “поди ешь” или “поди сожги”, но ему отвечают в такой форме: “если ты спрашиваешь об этом, то я говорю тебе: оно не чисто”, “если ты спрашиваешь об этом, то я говорю тебе: оно чисто”.

[3, 1] Р. Иосе, сын Мешуллама, свидетельствовал от имени своего брата р. Натана, который говорил от имени р. Элиэзера Хасмы: не делают теhарот для ам-hаареца: не приготовляют (для него) теста возношения с соблюдением правил “чистоты”, но его тесто-хуллин можно приготовлять с соблюдением этих правил, именно: отделяют халлу и кладут в сосуд, а затем ам-hаарец может прийти и взять то и другое. Нельзя приготовлять для ам-hаареца оливки возношения с соблюдением правил “чистоты”, но можно с соблюдением этих правил приготовить для него оливки-хуллин, именно: выделяют из оливок возношение и кладут его в сосуды хавера, а затем ам-hаарец может прийти и взять то и другое.

Подобно тому как дают возношение лишь священнику-хаверу, так платят возмещение и хомеш<<52>> лишь священнику хаверу.

[3, 2] За съеденнное возношение ам-hаареца платят возмещение и хомеш священнику-хаверу, а этот вознаграждает ам-hаареца деньгами.

[3, 3] Если возношение хавера смешалось с возношением ам-hаареца, то последнего принуждают продать свою часть.

Священник-еврей делится с священником-самарянином в местах самарянских, ибо здесь священник-еврей как бы спа | сает (святыню) из его рук<<53>>, но в самой Палестине это не дозволяется, ибо самарянина могут счесть настоящим священником; делиться в Палестине можно с таким самарянином, которого все знают за самарянина. Священник-еврей может есть вместе с священником самарянским, когда пища его приготовлена без соблюдения чистоты, в противном случае он есть с самарянином не должен, так как он может дать тому мяса от “чистого” первенца и напоить “чистым” вином четвертого года.

[3, 4] Сначала было постановлено: хавера, ставшего сборщиком податей, лишают звания “хавера”, но потом решили считать его “недостоверным”, пока он находится в сборщиках, но отказавшись от этого занятия он снова становится достоверным.

[3, 5] Хавер, арендуя у ам-hаареца фиговые стволы или подвязанные виноградные лозы, должен очищать десятинными пошлинами то, что дает владельцу, причем очистка совершастся за счет ам-hаареца<<54>>.

Если сын хавера идет к своему деду с матерней стороны, ам-hаарецу, то его отец не должен опасаться, как бы тот не накормил его продуктами, не “очищенными”; если у сына на руках плоды, то нечего опасаться, что они не “очищены”, но для того чтобы дать их покушать, требуется предварительно очистить их пошлинами.

[3, 6] Хавер может прислуживать в попойке или трапезе ам-hаареца лишь в том случае, если все подаваемое им очищено до последнего глотка вина; поэтому, если хавер прислуживает за попойкой или трапезой у ам-hаареца, то можно принять, что законы о десятинных пошлинах соблюдены, ~ между тем как если хавер возлегает за столом ам-hаареца и даже есть и пьет без “очищений”, то это еще не доказывает соблюдения законов о десятинах, так как он мог отделять десятины в уме. Если рядом с хавером возлегает его сын, то за него он отделяет десятины, если же кто другой возлегает рядом, то за этого он десятин отделять не может; если сын возлегает в другом месте то он отделяет за него.

[3, 8] Если за столом ам-hаареца возлегает сын хавера и на глазах у всех ест и пьет без очищений, то это еще не доказывает соблюдения хозяином законов о десятинах, так как он может отделять десятины в уме. Однако решили, что подобный поступок составляет соблазн для других.

Если хавер является одним из компаньонов в лавке, то этого достаточно, чтобы товар считался “очищенным”.

[3, 9] Если ам-hаарец служит в лавке хавера, то соблюдение законов считается доказанным, хотя бы хавер неоднократно отлучался из лавки: слуга не подозревастся в подмене товара.

4. Булочников ученые обязали выделять только десятинное возношение и халлу (а). Мелочным торговцам не дозволяется продавать демай, но оптовым — дозволяется, как напр. ситонам или продавцам зерна (б).

(а) [3, 10] Маасер-шени для них отделять не обязательно. Это относится к торгующим в собственных лавках или у дверей их, но торгующие в “полетере” (πωλητήριον) или в лавке, смежной с собственной, обязаны вторую десятину отделять.

(б) [3, 13] Демай разрешено продавать лишь ситону, землевладелец же, по словам р. Меира, обязан очищать продаваемые продукты во всяком случае, а мудрецы говорят: как ситону, так и землевладельцу разрешается продавать, высылать ближнему и дарить (демай).

[3, 14] Посылающий (ваддай) обязан отделить десятины независимо от того, посылается ли данный продукт ам-hаарецу или хаверу.

Р. Симон, сын Гамалиила, говорит: посылая ам-hаарецу, следует десятины отделить, а хавера должно лишь уведомить. Р. Симон, сын Гамалиила, рассказывал: однажды мне р. Иосе Берабби (т. е. р. Иосе бен Халафта) прислал из Сепфориса большой этрог, причем сообщил: “этот фрукт я получил из Кесареи”. Отсюда я вывел три положения: 1) что фрукт представляет ваддай<<55>>, 2) что он “нечист” и 3) что у него другого этрога не было, так как будь у него другой, он бы тем этрогом “очистил” его.

[3, 15 ср.] Хавер, имеющий оптовую торговлю очищенным продуктом, обязан сообщить покупателям, если к нему попадет демай.

[3, 15] Купец, говорящий: “это очищено, а это неочищено” не заслуживает доверия, разве если данный продукт действителыю продается в виде демай.

5. Р. Меир говорит: когда продукт, обыкновенно продающийся крупною мерою (оптом), будет продан мелкою мерою (в розницу), то мелкая мера отступает перед крупной<<56>>, когда же продукт, обыкновенно отпускающийся мелкою мерой (в розницу), будет продан крупною (оптом), то крупная мера отступает пред мелкою<<57>>.

Что называется крупною мерою? — Для твердых веществ три каба, для жидких — ценою в динарий. Р. Иосе говорит: корзины фиг, корзины винограда и коробы зелени, раз они продаются гуртом (или: на глазомер), не подлежат (очистке со стороны продавца).

[3, 10 ср.] Если продукт, обыкновенно измеряется крупной мерой, то, измерен ли он крупной мерой или мелкой, — мелкая мера — второстепенное при крупной; если же продукт обыкновенно измеряет мелкой мерой, то крупная мера — второстепенное при мелкой (т. е. очистка десятинным возношением и “второй десятиной” обязательна), будет ли он продан мелкой мерой или крупной.

[3, 11] Вот продукты оптовой торговли: хлеба; стручковые же плоды, по мнению р. Меира, продаются мелкою мерою. Мудрецы говорят: даже продукты, которые обыкновенно измеряются малой мерой, раз они измерены крупной мерой, можно отпускать с походом и продавать в виде демай; продукты же, обыкновенно отпускаемые крупной мерой, по случайно проданные мелкой, подлежат очистке со стороны продавца. Р. Неемия говорит: если при продаже взяла перевес мелкая мера, то на крупную не обращают внимания, если же взяла перевес крупная мера, то на мелкую не обращают внимания. [3. 12] Р. Измаил, сын р. Иоанна, сына Бероки, говорит: что продано мелкой мерой должно быть “очищено”; так, напр., если продана сата и рова, то следует очистить “рову”.

Лимин (монета) — крупная мера; ниже лимина — мелкие меры. Для жидких тел: hин — крупная мера, виже hина — мелкие.

Р. Симон, сын Гамалиила, передает слова р. Иосе: “корзина фиг и винограда, а также коробы овощей, будучи продаваемы гуртом, считаются проданными крупной мерой” и: “нитка (“венок”) чесноку — крупная мера”.

 

ГЛАВА III

1. Бедным и странникам (или: солдатам на постое) можно давать в пищу демай; раббан Гамалиил давал демай своим рабочим. Сборщики пожертвований, по школе Шаммая, должны давать хлеб, очищенный десятинами. таким бедным, которые десятин не отделяют, а хлеб неочищенный давать тем бедным, которые десятины отделяют, и окажется, что все едят очищенное. Но мудрецы говорят: принимают не разбирая и разделяют не разбирая, а кто хочет очищать, пусть очищает.

[3, 15 кон.] Раббан Гамалиил давал демай своим рабочим, о чем он их уведомлял. Не обязательно уведомлять, если известно, что данного продукта нет у хозяина.

[3, 16] Сборщики пожертвований собирают и выкрикивают (о месте раздачи) в праздники не так, как в будни: в праздники они собирают втайне, кладут в пазуху и раздают в каждом околотке (отдельно).

[3, 17] Сборщики милостыни в субботний год пропускают, по словам р. Меира, двери лиц, которые едят плоды субботнего года; муд | рецы же говорят: им не следует слишком разбирать, кто ест субботние плоды, и они принимают от последних даже печеный хлеб, ибо подозрение внушают лишь деньги<<58>> и яйца<<59>> в качестве подаяний. Если все городские жители едят плоды субботнего года, то не обращают строгого внимания на едящих эти плоды. Священники, вымешивающие тесто в чистоте (для отделения халлы), должны обращать внимание на то, чтобы оно не было из продукта субботнего года.

2. Кто для облегчения тяжести желает общипать листья у своих овощей (демай), тот раньше, чем бросить, должен их очистить десятинами<<60>>. Если кто, купив на рынке овощи, задумает вернуть их торговцу, то он предварительно должен очистить их десятинами, так как (для полного овладения купленным) не достает только счета. Если во время торга покупатель увидит овощи получше, то ему предоставляется оставить прежний товар (не отделяя десятины), так как еще не совершена мешиха.

[4, 2] Кто для облегчения тяжести желает общипать листья у своих овощей, то раньше, чем бросить, должен их очистить десятинами. Р. Иосе говорит: если овощи — ваддай, то очистка листьев обязательна (букв.: то [бросать] запрещается), если же овощи демай, то очистка необязательна.

[4, 1] Покупая на рынке овощи, можно выбирать целый день, но раз в сердце у покупателя решение состоялось, то взять товар он обязан: вернуть он не может, ибо должен очистить; очищать он не может, ибо товар уменьшится (во вред продавцу); купить только часть он не может<<61>>, так как придет другой покупатель и как раз с остального товара отделит десятину, и выйдет, что он отделяет с очищенного за неочищенное.

3. Если кто, нашедши на дороге плоды, подымет их, чтобы съесть, но раздумавши положит на сохранное место, то он обязан предварительно очистить. Но если, подымая плоды, он имел в виду лишь спасти их от гибели, то он очищать не обязан<<62>>. |

Все, что запрещается продавать в виде демай, запрещается посылать ближнему в виде демай. [Р. Иосе разрешает (посылать) заведомо неочищенное, если только об этом сообщено получателю.]

[4, 3] Если кто, нашедши на дороге плоды, подымет их, чтобы съесть, — но раздумав положит на сохранное место, то он не должен их класть ранее, чем очистит. Р. Иосе говорит: ваддай класть запрещено (т. е. требует очистки), демай дозволено (т. е. не требует предварительной очистки).

[4, 4] Листья, удаленные с зелени, будучи найдены в саду, не требуют очистки, но листья, сохраняемые домохозяином у себя дома, запрещены (в неочищенном виде); исключение составляют листья на навозных кучах, которые дозволены (в неочищенном виде), где бы куча ни находилась. [4, 5] Р. Иосе говорит: если кочан капусты поднят с тем, чтобы, ощипав листья, кочерыгу бросить, то можно ее бросить, не “очистив”; если же капуста поднята с тем, чтобы употребить в пищу целиком, но затем пришла мысль положить кочерыгу на сохранное место, то кочерыга должна быть предварительно очищена.

Если ваддай очищено, как демай<<63>>, или демай, как ваддай<<64>>, то эти очищения не действительны. Так полагает р. Меир. Р. Иосе говорит: если ваддай очищено, как демай, то очищение не действительно; если же демай очищено, как ваддай, то десятины считаются законными, а возношения не считаются возношениями, ибо два раза с одного продукта возношение не отделяется.

[4, 6] Если в городе все продают ваддай, и лишь один купец продает демай. и купивший не знает в точности, у кого он купил, то продукт подлежит очищению, хотя и неполному: [4, 7] достаточно отделить большое и десятинное возношения.

[4, 8] Если тевел и очищенное (находящиеся в отдельных корзинах) перепутаны, и одна из этих корзин пропала, то другая корзина считается ваддай: из нее отделяют оба возношения, и (про)дают любому священнику.

[4, 9] Если все в городе продают продукты очищенные, а один торговец продает не очищенные, и купивший не знает в точности, у кого он купил, то продукт подлежит очищению.

Если все в городе продают мясо правильного убоя (шехиты), а один продает мясо-невела (неправильного убоя), или же все продают вино “чистое”, а один вино “нечистое”, и купивший не может сказать в точности, у кого он купил, то купленный им продукт запрещен. Эти правила, однако, применимы лишь к тому случаю, когда покупатель не может определить, у кого из продавцов он купил. Но если продукт куплен им на рынке, то следует сообразоваться с качеством большинства продаваемых на рынке продуктов. |

[4, 11] Относительно плодов (при определении того: демай ли они или нет) мудрецы не сообразуются ни со вкусом, ни с запахом, ни видом, ни со стоимостью, но исключительно с происхождением большинства плодов<<65>>.

[4, 12] Оливки свободны от закона демай с того момента, как ими наполнены точила или бодиды<<66>>. Так полагает р. Меир, а мудрецы говорят: точила и бодиды наполняются, не одновременно в городах и селениях. Следует сообразоваться с качеством большинства продуктов в данном месте: если в городе преобладает продукт, свободный от законов демай, а в селениях несвободный, то все продукты городские дозволены, а сельские запрещены; если же в селениях свободные продукты превышают несвободные, а в городе этого нет, то в селениях все продукты дозволены, а в городе запрещены; [4, 13] если на горе (верхнем базаре) преобладают продукты свободные, а в долине (нижнем базаре) несвободные, то продукты на горе дозволены, а в долине запрещены; если же на горе преобладают оливки несвободные, а в долине свободные, то в долине они дозволены, а на горе запрещены; если у торговца преобладают продукты свободные, а у домохозяина несвободные, то лавочные оливки дозволены, а домашние запрещены; если же у хозяина преобладают продукты свободные, а у торговца несвободные, то лавочные оливки запрещены, а хозяйские дозволены. Вот правило: где преобладает продукт, свободный от законов демай, там весь продукт (данного вида) дозволен, а где преобладает продукт, подлежащий этим законам, там весь продукт запрещен. Если продукт свободный преобладал лишь временно, то “рынок возвращается к прежнему положению”.

Р. Иосе рассказывал: однажды партия с бобами (“горен бобов”) прибыла в Мерон. Р. Акиба, к которому обратились с вопросом о качестве продуктов на рынке, — “разрешил рынок”. Когда прибывший товар уменьшился, то рынок, по его решению, “возвратился к прежнему положению”<<67>>.

[4, 14] Р. Симон говорит, даже в том случае, если прибыла в город лишь одна партия (зерна), то у пекарей хлеб дозволен, так как они устремляются за новым товаром. |

[4, 15] Группируют свободные продукты внепалестинские с свободными же палестинскими<<68>>, дабы они в сложности превышали продукты, подлежащие десятинным пошлинам, и таким образом освобождали (весь рынок) от десятинных пошлин. Группируют продукты внепалестинские с продуктами второго года, дабы сумма превышала продукты третьего года и таким образом освобождала (весь рынок) от десятины бедных.

[4, 16] Группируют плоды внепалестинские с плодами третьего года, дабы они преобладали над плодами четвертого года и освобождали (весь рынок) от второй десятины.

[4, 17] Группируют плоды внепалестинские с плодами шестого года, дабы сумма превышала плоды субботнего года и освобождала их от биура.

[4, 18] Группируют плоды внепалестинские с плодами седьмого года, дабы они превышали плоды посубботнего (восьмого) года и освобождали их от десятинной пошлины.

[4, 19] Некто говорит другому: “продай мне старое вино”. Тот отвечает: “вот прошлогоднее”. — В данном случае ответ достоверен, если он ведет к отягчению”<<69>>. Если же ответ был: “вот вино четвертого или пятого года”<<70>>, то с вином поступают, как с вином текущего года, независимо от того, ведет ли это к облегчению или отягчению.

[4, 20] Для товара купца-таггар существует презумпция демай повсеместно, все равно: язычник ли он, еврей или самарянин. Это, однако, касается лишь того случая, когда товар свой купец получает от еврея; если же он получает его от язычника или самарянина, то для него существует презумпция ваддай.

[4, 21] Кто называется купцом-таггар? — Тот, кто три раза (подряд) привозил товары.

4. Пшеница, свезенная к мельнику-самарянину или к мельнику-ам-hаарецу, остается в прежнем положении относительно десятинных пошлин и правил о субботнем годе; свезенная же к мельнику-язычнику становится демай<<71>>. Продукты, | отданные на сохранение самарянину или ам-hаарецу, остаются в прежнем положении относительно пошлин и правил о субботнем годе; отданные же язычнику почитаются наравне с его плодами. Р. Симон говорит: в последнем случае они считаются демай.

[4, 27] Мелющий у ам-hаареца или самарянина может не опасаться относительно “чистоты” своих продуктов, между тем как мелющий у язычника должен опасаться.

[4, 28] Возношения можно оставлять на сохранение у израильтянина ам-hаареца, но не у священника ам-hаареца, ибо он будет обращаться с ними слишком свободно.

[4, 29] Мелют и просевают у едящих продукты субботнего года и несоблюдающих правил о “чистоте”, но не для тех и других.

[4, 24] Продукты, отданные на сохранение самарянину, остаются в прежнем положении относительно пошлин и правил о субботнем годе, а если эти продукты — тевел, то их можно обратить в возношение и десятины за иноместные продукты, или же часть их наречь возношением и десятинами; если эти продукты составляют маасер-тевел<<72>>, то их можно обратить в десятинное возношение за иноместные продукты, или же часть их наречь десятинным возношением; если они составляют вторую десятину, то их можно обратить в деньги, а если — деньги, то в продукты. Если самарянин говорит: “я взял и заменил твои продукты старыми (яшан), или “очищенными”, то нечего сомневаться насчет исполнения правил о десятинах или субботнем годе.

[4, 22] Продукты, отданные на сохранение самарянину, остаются в прежнем положении относительно пошлин и правил о субботнем годе, а если эти продукты — тевел, то их можно обратить в возношение и десятины за иноместные продукты, или же часть их наречь возношением и десятинами; если эти продукты составляют маасер-тевел, то их можно обратить в десятинное возношение за иноместные продукты, или же часть их наречь десятинным возношением; если они составляют вторую десятину, то их можно обратить в деньги, а если — деньги, то в продукты. Если ам-hаарец говорит: “я взял и заменил твои продукты старыми, или очищенными” — то ты должен ему верить относительно замены, если ты веришь, что он взял, а если не веришь, что он заменил, то не верь, что он взял<<73>>. |

[4, 23] Это правило применимо к тому случаю, если депозитор нашел свой вклад в том же виде, в каком он его положил, но если продукт был положен сухим, а найден влажным, положен влажным, а найден сухим, то есть довод опасаться насчет соблюдения правил о десятинах или о субботнем годе.

[4, 25] Продукты, отданные на сохранение язычнику, внушают опасение относительно очищения их десятинами или соблюдения правил о субботнем годе. Раббан Симон, сын Гамалиила, и р. Симон говорят: продукты еврея в этом случае сделали продукты этого язычника плодами-демай.

[4, 26] Когда плоды посланы с ам-hаарецом или самарянином, то нечего опасаться насчет соблюдения правил о десятинах и субботнем годе, а с язычником есть повод сомневаться; исключение представляют язычники — погонщики ослов, свозящие продукты с тока в город, ибо они находятся под надзором.

[4, 30] Если получивший присланные плоды, раздумав, отослал их обратно, то они считаются в том же положении, в каком были ему посланы. Абба Саул говорит: я боюсь, как бы он (посланец) их не обменил<<74>>.

Р. Симон, сын Гамалиила, говорит: у кого есть арис (половник), который умеет “очищать”, но которому он не доверяет относительно десятин, и этот принес собственные продукты, говоря: “они твои” или: “они очищены” — то ему верить можно; рабби говорит: ему верить нельзя, так как лицо, подозрительное в каком-либо деле, не может быть ни судьею, ни свидетелем в том деле.

5. Отдавая продукты хозяйке гостиницы (для приготовления пищи), следует очистить их десятиной, и принимая от нее пищу, следует опять отделить десятину, потому что она подозревается в подмене. Р. Иосе сказал: мы не отвечаем за обманщиков: нужно очищать десятиной только получаемое от нее.

[4, 32] Хозяйке гостиницы доверяют продукты для стряпания пищи и если она их кладет в горшок на глазах доверившего и размешивает в его присутствии, то никаких опасений питать не должно, даже среди язычников.

6. Отдавая продукты своей теще, следует их очистить десятиной и, получая от нее обратно, следует опять очистить, так как она подозревается в подмене испортившегося. Р. Иуда говорит: это оттого, что она желает добра своей дочери и стыдится зятя. Р. Иуда допускает, что когда | дают теще продукты субботнего года, то она не подозревается в подмене материалов, так как не станет же она кормить свою дочь продуктами субботнего года.

[4, 31] Соседке доверяют продукты для стряпания и тесто для печения, не опасаясь за закваску или приправы в том смысле, что они не очищены десятинными пошлинами или составляют плоды субботнего года. Речь идет о том случае, когда закваска и приправы его (соседа) собственные; если же соседка ни того, ни другого от него не получает, то опасение существует.

 

ГЛАВА IV

1. Если кто купил продукты у человека не “достоверного” относительно десятин и забыл (до наступления субботы) очистить купленное, то в субботу он может спросить у продавца и есть на основании его ответа<<75>>. Но лишь только смерклось в исходе субботы, как продукты пред употреблением в пищу должны быть “очищены”. Если (в субботу) продавец не будет найден, но другой человек хотя бы также не “достоверный” относительно десятин, скажет, что продукты очищены, то можно их есть на основании его слов. Но лишь стемнеет в исходе субботы, как отделить десятину обязательно. Если десятинное возношение от демай попадет на прежнее место (т. е. смешается с продуктом, из которого оно выделено, так что получится медума), то продавца спрашивают, по мнению р. Симона Шезори, даже в будни, и едят на основании его показания<<76>>.

[5, 1] Если кто купил продукты у человека недостоверного относительно десятин и забыл очистить купленное, то в субботу он спрашивает у продавца и ест; также спрашивают в праздники и на основании ответа едят; спрашивают в праздники и едят на основании ответа в субботу, в субботу — и едят в праздники; но на основании ответа, данного на будний день, не едят в субботу, и на основании ответа данного в субботу, не едят на исходе субботы, но должно предварительно продукт очистить. На основании ответа, данного в субботу, не едят без очистки в следующую субботу. Продукты, купленные в пятницу вечером у “недостоверного”, утверждавшего, что она “очищены”, нельзя есть на исходе субботы без очистки.

[5, 2] Если десятинное возношение от демай попало на прежнее место, то, по мнению р. Симона Шезори, спрашивают продавца даже в будни и едят на основании его ответа. Р. Симон Шезори сказал больше: если по отделении десятинного возношения (за купленный у ам-hаареца продукт) оно было украдено, то едят (этот продукт) на основании ответа продавца, что-де возношение им отделено<<77>>. Подобно тому как на ам-hаареца имеет влияние опасение осквернить субботу, так влияет и опасение, что другой съест из-за него “медума”, [Тосефта Терумот 5, 12 ср.]. Десятинное возношение от демай попавшее на прежнее место, делает (смесь) медума, а попавшее на другое место, не делает медума, — слова р. Элиэзера; мудрецы говорят: попало ли оно на прежнее место или на другое, оно делает медума, а р. Симон говорит: попало ли оно на прежнее место или на другое, оно не делает медума.

2. Если кто принужден есть у ближнего, вследствие обета последнего<<78>>, а он не доверяет ему насчет десятин, то он ест с ним одну субботу, хотя бы и не доверял ему насчет десятин, если только хозяин скажет ему, что пища “очищена” десятинами. Но во вторую субботу он не может есть у него без собственной очистки<<79>> даже, если тот запретил себе путем обета оказание ему услуг (в случае неисполнения его просьбы).

3. Р. Элиэзер говорит: в продукте демай не нарекают “десятины бедных”, а мудрецы говорят: нарекают, но не отделяют<<80>>.

4. Нарекши в продукте-демай десятинное возношение а в продукте-ваддай “десятину бедных”, нельзя отбирать эти части в субботу. Однако, если священник или бедный постоянно едят за столом данного лица, то они могут прийти и есть, если только он предупредить их об этом<<81>>.

5. Если кто говорит недостоверному относительно десятин: “купи мне (хлеба) у достоверного” или “купи мне у очищающего”<<82>>, то на посланца положиться нельзя. (Но если ему прямо указывают: “купи мне) у такого-то”, то на него положиться можно. Если он, отправившись, чтобы купить у указанного лица, (затем возвращается и) говорит: “я того не нашел, а купил тебе у другого, который (также) достоверен”, то на него положиться нельзя.

[5, 3] Если кто говорит недостоверному относительно десятин: “купи мне у достоверного” или “купи мне у очищающего”, то на посланца положиться нельзя; “у такого-то” — на него положиться можно. Р. Иосе говорит: на него положиться нельзя и в этом случае потому, что он может пойти к другому продавцу, что поближе. Тот же р. Иосе однако признает, что если посланцу сказано: “поди съешь (за это) каравай”, “поди выпей (за это) четверть вина, а я отдам деньги”, то на него положиться можно<<83>>.

6. Некто, входя в чужой город, где он никого не знает, начинает спрашивать: “кто здесь достоверный? кто здесь очищающий?” и один ему отвечает: “я лично не состою в числе достоверных, но такой-то состоит”, затем пришелец идет к тому покупать и между прочим спрашивает: “кто здесь продает старые продукты?”<<84>>. Тот отвечает: “человек, который тебя прислал ко мне”. В этом случае, хотя они как будто друг другу помогают, однако, им можно верить.

[5, 4] Некто входит в чужой город, где он никого не знает, с возношением в руке<<85>>, или стоит на току с возношением в руке<<86>>, причем также никого не знает; они, по словам р. Симона, сына Гамалиила, могут обращаться с вопросом (“какой из здешних священников хавер”), | как к хаверу, так и к ам-hаарецу; рабби же полагает, что относительно возношения спрашивают только у хаверов.

[5, 2 ср.] Показания ам-hаареца: “это тевел, а это — возношение” “это ваддай, а это демай” достоверны, ибо хотя сказано: “лицо, подозрительное в каком-либо деле, не может быть ни судьею, ни свидетелем в том деле”, однако, евреи в этом не подозреваются. Если язычник выкрикивает: идите покупать: это — плоды Азаки, это — плоды орла, плоды четырехлетнего дерева”, — то его показания недостоверны, так как он как будто хвалит свой товар<<87>>; но если он говорит: “я купил эти плоды у такого-то, самарянина, или у такого-то, язычника”, то ему верить можно, так как его показание ведет к отягчению; так говорит рабби, а р. Симон, сын Гамалиила, говорит: ему верить нельзя, ибо показание язычника не имеет значения (“не помогает и не вредит”).

7. Погонщики ослов приехали в город, и один говорит: “у меня хлеб новый (хадаш), но у моего товарища — старый (яшан)”; (а другой:) “у меня хлеб неочищенный, а у моего товарища очищенный”: они недостоверны. Р. Иуда говорит: достоверны.

[5, 5] Некто стоит посреди толпы людей и спрашивает: “кто здесь достоверный? кто здесь отдает десятины?” И один отзывается: “я достоверный”: если они (люди в толпе) сказали ему, что он действительно отдает десятины, то он признается достоверным, а если они сказали, что он не отдает десятин, то (дело зависит от того, когда они сказали): если они это сказали при нем, то он недостоверен, а если не при нем, то он достоверен<<88>>. Сказанное относится к тому случаю, когда он там никого не знает, но если он кого-нибудь знает, то он может брать только от заведомого. Сказанное (только что) относится к тому случаю, когда он не прожил там тридцати дней, но если он прожил там тридцать дней, то он может брать только от заведомого. Сказанное (только что) относится к возношению и десятинам, а в отношении продуктов субботнего года и теhарот (на непроверенное показание) полагаться нельзя (даже если не прожил там тридцати дней).

 

ГЛАВА V

1. Некто купил хлеб у булочника: как он очищает его десятинами? — отделяет от него кусок, представляющий по величине приблизительно десятинное возношение (т. е. 1/100) и халлу (т. е. 1/24)<<89>>, причем произносит следующее: “сотая доля всего хлеба на этой стороне пусть изображает собой десятую часть от маасер-ришон, причем остальные 9/10 находятся возле; теперь эта десятая пусть будет десятинным возношением; а остальное, что я отделил, пусть считается халлой; что касается маасер-шени, то оно находится на северной или южной стороне хлеба и профанируется выкупом”.

2. Желая одновременно отделить оба возношения, великое и десятинное<<90>>, поступают так: отделяют 3/100 хлеба и говорят: “одна сотая пусть на этой стороне принадлежит | пока к хуллин, остальные две сотых пусть будут возношением за весь хлеб. Та сотая доля, которая причислена к хуллин, пусть изображает собою одну десятую часть от маасер-ришон, причем остальные девять десятых его находятся рядом; теперь пусть эта десятая считается десятинным возношением; что касается маасер-шени, то оно находится на северной (или южной) стороне и профанируется выкупом”<<91>>.

[5, 6] Желая одновременно очистить хлеб великим возношением, десятинным возношением и халлой (т. е. отдать все, что следует священнику), отделяют кусок, по величине приблизительно равняющийся возношению да десятинному возношению да халле, то есть в одну двадцатую долю, причем произносят: “1/100 из того, что здесь имеется, да 1/48 из того, что здесь имеется<<92>>, пусть принадлежит к хуллин, остальное да будет возношением за весь хлеб. Та сотая доля всего, которая принадлежит к хуллин, да изображает собой 1/10 от маасер-ришон, причем остальные 9/10 находятся рядом, и эта 1/10 да будет десятинным возношением. Остальное из хуллин (т. е. 1/48 всего) да будет халлой; что касается маасер-шени, то оно находится на северной (или южной) стороне хлеба и профанируется выкупом”.

3. Покупая хлеб у булочника, можно платить десятину и теплым (свежим) хлебом за холодный (черствый), и холодным за теплый, даже если хлеба многих (различных) типов<<93>>; слова р. Меира, р. Иуда запрещает (подобную “очистку”), так как я могу сказать: вчерашняя пшеница была от одного, а сегодняшняя от другого<<94>>. Р. Симон запре | щает подобную “очистку” для десятинного возношения, и допускает ее для халлы.

4. Покупая хлеб у “палтора” (πωλητης — мелочной лавочник) “очищают” каждый “тип” (хлеба) отдельно; слова р. Меира. Р. Иуда говорит: платят одним “типом” за всю покупку. Однако, р. Иуда соглашается с тем, что при покупке хлеба у “монополиста” очищают каждый “тип” отдельно.

[5, 10] Покупая хлеб у палтора, очищают каждый тип отдельно; если (поселяне) навезли ему всяких продуктов, то отдельной “очистке” подлежит каждый огурец, каждый пучок и каждая финиковая кисть.

5. Покупающий у нищего, равно как сам нищий, получивший (в разных домах) ломти хлеба или куски фиговых плиток, очищают каждый кусок отдельно, но финики и сухие смоквы смешивают и очищают огулом. Р. Иуда сказал: когда? — если подаяния значительны; если же они малы, то следует каждую (смокву) очищать порознь<<95>>.

[5, 7] Рабочие сели есть полученные ломти, или же гости возлегли есть, и остатки от тех и других получил слуга, или же их подобрали посторонние лица: в этих случаях очищается каждый ломоть отдельно. [5, 8 ср.] Если же ломти были измельчены, или же отдельные финики превращены в плитку, то все очищается огулом. Р. Иуда говорит: это правило относится к году урожайному, в другие года очистке подлежит каждая составная часть.

[5, 9 ср.] Финики долин очищаются огульно, но финики из других мест очищаются каждый порознь.

6. При двукратной покупке хлеба у одного и того же ситона, нельзя очищать хлебом одной покупки хлеб другой, даже если куплен хлеб одного и того же сорта, одного и того же рода. Но ситон достоверен, когда говорит, что хлеб им куплен у одного и того же лица. |

7. При двукратной покупке (хлеба) у одного и того же домохозяина, можно очищать (хлебом) одной покупки (хлеб) другой, даже если (хлеб) куплен из разных корзин или разных городов. Домохозяин продает на рынке зелень: если ему приносят из его собственных огородов, то очищается вся покупка огулом; но если из чужих огородов, то очищают каждую группу в отдельности.

8. Тевел куплен в двух местах: (хлебом) одной покупки можно очищать хлеб другой. Однако, человеку дозволено продавать “тевел” лишь для (особенной) надобности.

[5, 12] Тевел, смешавшись с хуллин, делает смесь запретной при всяких количествах; если имеется запас (тевела) в другом месте, то выделяют по расчету<<96>>; если же запаса нет, то отделяют из смеси хуллин и приблизительное количество находящегося в тевеле возношения и десятинного возношения<<97>>. Также если маасер-тевел смешалось с хуллин, оно делает смесь запрещенной, какого бы размера она ни была; если имеется запас в другом месте, то выделяют по расчету, а если нет, то отделяют из смеси хуллин и приблизительное количество десятинного возношения, что в маасер-тевел.

9. Хлебом, купленным у еврея, очищают хлеб, купленный у язычника; и, наоборот, хлебом, купленным у язычника, очищают хлеб, купленный у еврея. Хлебом, купленным у еврея, очищают хлеб, купленный у самарянина; хлебом, купленным у самарянина, очищают хлеб, купленный у другого самарянина. Р. Элазар запрещает последнее.

[5, 21] Хлебом еврейским очищают хлеб языческий и хлебом языческим хлеб еврейский; хлебом еврейским хлеб самарянский, хлебом самарянским хлеб еврейский и хлебом, купленным у каждого человека, очищают хлеб, купленный у его единоверца, — слова р. Меира; а р. Иуда, р. Иосе и р. Симон говорят: очищают хлебом еврейским — еврейский хлеб, и хлебом самарянским — самарянский, языческим — языческий, (самарян | ским — языческий и языческим — самарянский), но еврейским хлебом самарянский или языческий, а также наоборот — не очищают<<98>>.

[5, 22] Р. Симон Шезори сказал: однажды с моими продуктами смешались продукты-тевел; я отправился с вопросом к р. Тарфону, и тот сказал: “Ступай, купи плоды у язычника (вар.: с рынка) и очисть ими”.

“Р. Элазар запрещает очищать хлебом самарянским хлеб самарянский”. Подобно тому как все еврейские продукты<<99>> считаются демай вследствие того, что у большинства они демай<<100>>, причем продуктом, купленным у одного ам-hаареца, не очищают продуктов, купленных у другого, так и все продукты самарянские считаются ваддай вследствие того, что у большинства они ваддай, причем продуктом, купленным у одного самарянина, не очищают продуктов, купленных у другого<<101>>.

[5, 23] Речь идет лишь о продуктах, купленных на рынке, но если они найдены у самарянина дома или же посланы (этому самарянину) другим то продукты считаются демай. Р. Симон, сын Гамалиила, говорит: и в тех местах, где плоды самарянские признаются демай, напр., зелень из Кефар Отнай, можно ими очищать плоды-тевел, но нельзя их очищать плодами тевел<<102>>.

[5, 24] Р. Симон говорит: относительно самарянского демай три раза менялись узаконения. Однажды ваши учителя вошли в города самарянские, что у дороги (вариант: Иордана) и им поднесли овощей. Р. Акиба вскочил и очистил их, как ваддай. К нему обратился р. Гамалиил: Акиба, как ты дерзнул преступить слова твоих товарищей, и кто тебе разрешил вообще очищать? Р. Акиба ответил: разве я этим установляю hалаху в Израиле? я очистил лишь свою часть! — Тот ответил: знай, что этой очисткой ты установил hалаху в Израиле<<103>>.

Когда р. Гамалиил пришел к самарянам во второй раз, он признал их хлеба и стручковые плоды за демай, а все остальные продукты за ваддай; наконец, когда р. Гамалиил пришел к ним в третий раз и увидал, что они правил не соблюдают, то он признал все их продукты за ваддай.

10. Растительный ящик с отверстием внизу рассматривается, как почва. Поэтому, если отдано возношение с растений грунтовых за растения, выросшие в таком ящике, и с растений, выросших в ящике, за растения грунтовые, то | возношение действительно. Если же отдано возношение с растений, выросших в глухом ящике<<104>>, за растения, выросшие в ящике с отверстием, то возношение хотя и действительно<<105>>, но должно быть повторено. Если же отдано возношение с растений, выросших в ящике с отверстием, за растения, выросшие в глухом ящике, то возношение действительно, но не должно идти в пищу (священнику), пока с него не отдадут сполна всех возношений и десятин.

[5, 25] Растения, выросшие в глухом ящике, подлежат десятинным пошлинам; однако, возношение с них не производит медума, и неумышленное потребление их не влечет хомеш.

11. Возношение, отданное продуктом демай за демай или продуктом демай за ваддай — возношение, но должно отделить возношение вторично. Возношение отданное продуктом ваддай за демай, считается возношением, но священник может им воспользоваться только по очищении его возношениями и десятинами.

 

ГЛАВА VI

1. Арендуя поле у еврея, самарянина или язычника из части урожая, должно делить урожай в их присутствии<<106>>. Арендуя (за определенное вознаграждение) поле у еврея, платят очищенным от возношения продуктом (букв.: очищает возношением и платит ему). Р. Иуда говорит: в каком случае? — если арендатор платит произведениями арендованного поля и условленным родом хлеба, но | если он платит произведениями другого поля или другим родом хлеба, то должен очистить платежный продукт и десятиной.

[6, 1] Арендуя поле у язычника из части урожая, очищают платежный продукт возношением. Р. Симон, сын Гамалиила, возразил: а что если этот язычник не захочет очистить своих продуктов? ясно, что следует разделить урожай и положить перед ним.

[6, 6] Если один еврей снял в аренду у другого ниву за часть урожая в колосьях, или виноградник за часть винограда, или оливковый сад за часть оливок, то причитающаяся владельцу часть отдается в натуральном виде; если же поле снято за часть пшеничного зерна, виноградник за часть вина, оливковый сад за часть масла, то причитающаяся владельцу часть отдается в очищенном десятинами виде.

[6, 5 ср.] Если арендатор получал от еврея зерно для посева с тем чтобы отдать плодами урожая, то он платит очищенным продуктом; там, где принято делится на току<<107>>, делят урожай в присутствии кредитора. Если арендатор получил деньги с тем, чтобы отдать плодами во время уборки (“горена”), то он платит очищенным продуктом.

[7, 11] Сдающий свою ниву в аренду язычнику, самарянину или лицу “недостоверному” (подозревающемуся) насчет соблюдения правил о десятинных пошлинах [а так делать еврею запрещено] хотя бы и до достижения урожаем “десятинной зрелости”, обязан очистит его за арендатора, лишь только он достигнет десятинной зрелости. Сдающий свою ниву ам-hаарецу [не] обязан очистить урожай через его посредство, если нива сдана до достижения десятинной зрелости; если же она сдана по достижении десятинной зрелости, то очистка обязательна. Как ему поступить? — Он становится на току и выделяет (соразмерно наличному урожаю), не заботясь о съеденном, ибо не отвечают за обманщиков.

[6, 5] Арендующий поле у еврея платит владельцу продукт, очищенный возношением [р. Меир говорит: очищенный десятиной; р. Иуда говорит: если арендатор платит произведениями арендованного поля и условленным родом хлеба, то платят продукт, очищенный возношением; если же он платит произведениями другого поля и другим родом хлеба, то платит продукт, очищенный десятинными пошлинами; мудрецы же говорят: арендатор платит продукт, очищенный возношением, если платеж производится продуктами арендного поля, причем не принимается во внимание, условленным ли родом хлеба или другим; если же платеж производится продуктами другого поля, то он должен быть очищен десятинными пошлинами].

2. Арендуя поле у язычника за определенное вознаграждение, платят продукт, очищенный десятинными пошлинами<<108>>. Р. Иуда говорит: то же правило применяется к | арендующему у язычника поле своих отцов (т. е. свое же родовое поле) (за часть урожая): платежный хлеб должен быть очищен пошлинами.

[6, 2] Арендуя поле у язычника, платят продукт, очищенный десятинами [р. Симон говорит: продукт, очищенный возношением]; поэтому, если язычник обратился в еврейство или продал поле еврею, то платежный продукт очищается возношением. Если поле снято, то платежный продукт очищается десятинными пошлинами. Какая разница между снятием и арендой? — Снятие оплачивается деньгами, а аренда плодами<<109>>.

Арендуя поле у язычника, платят продукт, очищенный десятинными пошлинами, поэтому если еврей назад откупил у него (этот продукт), или же язычник продал его другому еврею, то продукт этот считается демай.

[6, 3] Арендуя поле у самарянина, платят продукт, очищенный десятинными пошлинами. В казну и центуриону (“кетрону”) платят продукт, очищенный десятинными пошлинами. [6, 4] Еврей не может сказать самарянину, язычнику и лицу недостоверному насчет соблюдения законов о десятинных пошлинах: “вот тебе 200 зуз: внеси за это вместо меня в казну пошлины (натурой)!” но он может сказать: “избавь меня от казенных пошлин!”<<110>> Точно также человек не может сказать своему ближнему: “вот тебе двести зуз и вступи вместо меня в уманут”<<111>>, но он может сказать ему: “избавь меня от уманут”.

[5, 14] Можно сказать своим погонщикам (ослов) и рабочим “ступайте и ешьте или пейте на этот динарий”, не заботясь о том, что они купят плоды неочищенные или плоды субботнего года или вино-несех (идоложертвенное). Но обо всем этом должно думать, если им говорят “подите, съешьте на мой счет каравай хлеба или распейте четверть вина”<<112>>.

[5, 15] Отдавая язычнику шерсть в окраску, не заботятся о том, что его краска могла быть приготовлена на уксусе, полученном от вина-несех; но если они намерены (подробно) рассчитаться, то (отдавать) запрещается<<113>>.

[6, 7] Р. Иосе, сын Мешуллама, свидетельствует, что его брат | Натан сказал от имени р. Элазара Хасма: арендующий у язычника свое родовое поле за часть сбора оливок платит продукт в натуральном виде (т. е. совершенно неочищенным).

3. Если священник или левит снимут в аренду поле у израильтянина, то они делят, как хуллин, так и возношение<<114>> [р. Элиэзер говорит: пошлины (“десятины”) остаются за арендаторами, потому что (снимая поле) они на них рассчитывали].

4. Если израильтянин снимет поле у священника или левита, то пошлины остаются за владельцем поля. Р. Измаил говорит: если провинциал снимет поле у иерусалимлянина, то вторая десятина принадлежит иерусалимлянину. Но мудрецы говорят: провинциал может сам отправиться в Иерусалим и здесь съесть (эту десятину).

[7, 1] Если израильтянин снял в аренду поле у израильтянина же, священник у священника, левит у левита, то они делят (пошлины) между собою. Если израильтянин или священник сняли в аренду поле у левита, а также израильтянин или левит у священника, то допускается условие: “пошлины — пополам!”<<115>>.

[7, 2] Если израильтянин снял в аренду поле у священника, то возношение принадлежит священнику, а маасер-ришон и маасер-шени они делят между собой; если он снял в аренду поле у левита, то маасер-ришон принадлежит левиту, а возношение и маасер-шени они делят между собою. Если левит снял в аренду поле у священника, то возношение принадлежит священнику, а маасер-ришон и маасер-шени они делят между собой; если священник снял поле у левита, то маасер-ришон принадлежит левиту, а возношение и маасер-шени они делят между собой.

[7, 3] Дозволяется израильтянину снимать в аренду поле у священника под условием: “пошлины мне (арендатору)”, “пошлины тебе”, “пошлины обоим”. Дозволяется священнику снимать в аренду поле у израильтянина под условием: “пошлины мне (арендатору)”, но запрещается снимать под условием: “пошлины тебе”; дозволяется ему снимать под условием: “пошлины обоим”, если он снимает на правах обыкновенного арендатора; если же нет (т. е. если он снимает как священник<<116>>), то подобное условие запрещается.

[7, 5] Запрещается израильтянину снимать в аренду поле у священника под условием: “я возьму пошлины и отдам NN”, но дозволяется такое условие: “мы оба, я и ты, возьмем пошлины и передадим NN”.

[5, 20] Израильтянину дозволяется такая сделка с израильтянином: “вот тебе села: отдай возношение или первородное из скота моему внуку (сыну дочери), священнику”. Р. Симон, сын Элазара, говорит: я утверждаю, что подобное условие: “вот тебе села; за это отдай пошлину моему внуку, священнику” — допустимо относительно всех полагающихся священникам даров.

[5, 18] Нельзя давать пошлины с точила сторожу точила, ни же первородное из скота пастуху<<117>>; однако, если причитающаяся им за труды плата уже отдана, то владелец, если пожелает, может дать им и пошлины, как знак благоволения.

[5, 19] Израильтянин не должен давать свою скотину для убоя священнику-резнику<<118>>, а также для пастьбы священнику-пастуху<<119>>, разве после того, как он им отдал плату за их труд. [5, 17 ср.] Возношения и десятины нельзя давать в виде платы священникам и левитам, помогающим на току, а если они им даны, то считаются оскверненными, ибо сказано (Чис 18:32): “и посвящаемого сынами Израилевыми не оскверните”, а также (Мал 2:8): “разрушили завет Левия, говорит Господь Саваоф”. Более того: это возношение — не возношение, и эти десятины — не десятины; на это намекает пророк, говоря (Мих 3:11): “Главы его судят за подарки, и священники его учат за плату, и пророки его предвещают за деньги”, и соответственно этим трем грехам Господь привел на них три наказания, как сказано (Мих 3:12): “Посему за вас Сион распахан будет, как поле, и Иерусалим сделается грудою развалин, и гора Дома сего будет лесистым холмом”.

[7, 6] Если священник или левит сняли за известную сумму денег или за определенное количество хлеба поле у священника же или левита, то пошлины принадлежат арендатору.

[7, 9] Если израильтянин снял поле у священника, то возношение принадлежит священнику; но если священник между тем продал свое | поле другому израильтянину, то возношение делится между арендатором и новым владельцем<<120>>.

Если израильтянин снял поле у израильтянина же, то возношение делится между владельцем и арендатором; если поле между тем продано священнику, возношение все-таки принадлежит обоим. Если поле снято у дочери изральтянина, то возношение делится между владелицей и арендатором и так же делится, если владелица между тем вышла за священника. Если поле снято у дочери священника, то возношение принадлежит владелице; если же она вышла за израильтянина, то возношение делится; но оно опять поступает в нераздельное ее пользование, если она овдовела или развелась с мужем. [7, 10] Корова священника принята по оценке израильтянином<<121>> и родила первенца: первородное животное принадлежит священнику; слова р. Иуды, а мудрецы говорят: первенец принадлежит обоим. Им сказал р. Иуда: разве вы не согласны, что десятины принадлежат ему? Они ответили: поле само принадлежит ему, а корова сама принадлежит обоим: если бы и корова сама принадлежала ему, то первенец принадлежал бы священнику.

[7, 14] Если священник продал свое поле израильтянину с условием: “пошлины навсегда мои”, то после его смерти дети его никаких прав на пошлины не имеют. Если же в условии сказано: “пошлины мне и моим детям”, то после его смерти дети его имеют право на пошлины. Если в условии сказано: “пошлины — мои, пока поле — твое”, то лишь только владелец продал поле другому, священник теряет свои права, которые к нему не возвращаются, даже когда поле опять возвратилось к первому владельцу.

[7, 15] Дозволяется израильтянину, при продаже поля священнику, ставить условие: “Пошлины мои 4-5 лет”, то запрещается условие: “пошлины мои навсегда”, так как священник не может передать другому священнических прав. Также запрещается израильтянину, который ссудил деньги левиту, самому собирать у других левитские дары в счет долга, ибо левит не может передавать левитских прав.

Если священник продал свое поле израильтянину с условием: “пошлины за мной 4-5 лет”, то последний не вправе его занять под виноград, вайду или тростник<<122>>, если же в условии сказано: “пошлины мои вечно”, — то он вправе занять под виноград, вайду или тростник.

5. Что касается масла из принятых маслоделом для выжимки оливок, то как возношение, так и хуллин, де | лится между владельцем и маслоделом<<123>>. Р. Иуда говорит: если израильтянин возьмет у священника или левита оливки для выделки масла за половину изделия, то пошлины принадлежат хозяину.

[5, 20 ср.] Если израильтянин, обыкновенно продающий оливки своего сада за 60 логов масла-тевел, получит от священника предложение: “я даю за твои оливки 60 логов очищенного масла, но с тем, чтобы пошлины принадлежали мне”, то сделка законна, и пошлины остаются за священником; здесь нечего опасаться обвинения в ростовщичестве и осквернении святынь<<124>>.

[5,16] Десятинное возношение отделяют с продукта (маасер-ришон), находящегося на месте дороговизны, за продукт, находящийся в месте дешевизны, и наоборот<<125>>. Например: некто имеет девять кор в Иудее (где напр. хлеб дешев) и один кор в Галилее (где хлеб дорог), или же девять кор в Галилее и один кор в Иудее; он говорит: “кор, находящийся в Иудее, да будет десятинным возношением за девять кор, находящихся в Галилее”, или: “кор, находящийся в Галилее, да будет десятинным возношением за девять кор, находящихся в Иудее”. Более того: некто имеет двух товарищей, в Иудее и Галилее, и два кора хлеба, в Иудее и Галилее; он может сказать иудейскому товарищу<<126>>: “поди, возьми себе кор галилейский”, а товарищу галилейскому: “поди, возьми себе кор иудейский”, причем хлеб свой он затем получает от них по дешевой цене.

Вторую десятину в месте дороговизны нельзя выкупать по дешевой цене; нельзя также покупать у левита (маасер-ришон) по дешевой цене в месте дороговизны.

6. Школа Шаммая говорит: оливки можно продавать<<127>>, только хаверу. Школа Гиллеля говорит: даже отделяю | щему десятины; однако, строгие из последователей Гиллеля держались правила школы Шаммая.

[Тосефта Маасрот 3, 13] Р. Симон, сын Гамалиила, сказал: школы Шаммая и Гиллеля согласны в том, что человек может продавать хлеб в копнах, а также виноград и оливки в чанах лишь хаверу и соблюдающему правила чистоты.

7. Если два лица, из которых одно отделяет десятины, а другое не отделяет, сложат виноград в одно точило, то первый очищает свою часть и берет себе вино из любого места.

8. Если двое снимут поле в аренду, или получат его в наследство, или вступят в общее владение им, то дележ может производиться следующим образом: один берет пшеницу или вино с одного места, а другой — с другого<<128>>. Дележ не может производиться на таком основании: один берет пшеницу, а другой — ячмень, один — вино, а другой — масло<<129>>.

[6, 10] Хавер и человек, недостоверный относительно десятин, купили продукты, получили их в наследство или вступили в общее владение ими: один вправе сказать другому: “возьми ты пшеницу, а я возьму ячмень”; “ты — вино, а я — масло”, ибо так можно поступать с продуктами, подлежащими продаже в качестве демай (т. е. ам-hаареца).

[6, 11] Они купили копну хлеба, корзину винограда и чан оливок: каждый очищает десятинами свою часть; если они купили, а затем вступили в товарищество, то должно очистить все: один принес свои колосья, а другой принес свои колосья, один принес свои корзины с оливками, а другой принес свои корзины с оливками, один принес свои корзины с виноградом, а другой принес свои корзины с виноградом, или они сложили свой виноград в одно точило: если один отделяет десятины, а другой не отделяет, то отделяющий отчищает свою часть, как ваддай, и половину части другого, как демай<<130>>.

9. Если хавер и ам-hаарец получили наследство от отца своего, ам-hаареца, то при дележе один может взять пшеницу или вино с одного места, а другой с другого; но нельзя делить так, чтобы одному досталась пшеница, а другому ячмень, одному — жидкости, а другому — твердые продукты.

[6, 8] Хавер и ам-hаарец, получившие наследство от отца своего ам-hаареца, делят все имущество поровну; они не имеют права делить так, чтобы одному досталась пшеница или вино с одного края, а другому с другого. Хавер употребляет в пищу лишь твердое, а влажное сжигает, ибо установлено: “все теhарот<<131>> ам-hаареца предаются огню”. Если же их отец был хавер, то при дележе наследники могут брать по выбору пшеницу или вино с определенного места, хотя установлено: хавер, у которого есть дети хаверы и ам-hаарецы, умирая, должен завещать свои теhарот не ам-hаарецам, а только хаверам.

[6, 9] Если после хавера осталось маасер-шени, то наследники не | имеют права делиться оставленными продуктами, а должны делиться выкупными деньгами; один берет выкупные деньги за пшеницу, другой — за ячмень, один — за вино, другой — за масло.

10. Прозелит и язычник получили наследство от отца их, язычника: он (прозелит) может сказать: “возьми ты идолов, а я возьму деньги, ты — вино, а я — плоды”. Но если предметы (запрещенные) перешли уже в собственность прозелита, то (мена) запрещается<<132>>.

[6, 12] Прозелит и язычник получили наследство от отца их, язычника: он может сказать: “возьми ты фигуры, а я возьму вещи, ты — вино, а я плоды”. [6, 13] Прозелит Акилас, разделившись с своим братом, поступил строго по отношению к себе, бросив свою часть в Соленое море.

Если прозелит и язычник получили в наследство баню, то при дележе допускается условие, по которому субботний день входит в число дней язычника, а прозелиту достаются одни будни<<133>>.

Если еврей и язычник сообща купили дом у язычника, то они не могут делиться так, что язычник получает идолы, а еврей вещи, язычник — вино, а еврей — плоды; то же и при совместной покупке бани, не могут делиться так, чтобы суббота считалась днем язычника, а еврею достались одни будни. Однако, если между ними было такое условие до покупки бани, то подобный дележ дозволяется.

[6, 14] Если в городе живут евреи и язычники и имеются сторожа евреи и сторожа язычники, или там живут люди “очищающие” свои продукты и не “очищающие”, и имеются также сторожа, очищающие продукты, и сторожа, их не очищающие, то они могут сказать друг другу: “северная часть города да будет в нашей доле, а южная в вашей”, но если они намерены произвести точный расчет, то (такая сделка) запрещена<<134>>.

11. Продающий продукты в Сирии говорит: “они из Палестины”: их должно очистить пошлинами. Если же он прибавляет: | “они уже очищены”, то ему можно верить, так как “уста связавшие могут и разрешить”<<135>>. Если он говорит: “эти плоды из моего поля” — то следует очистить; если же он прибавит: “они уже очищены” — то ему следует верить, так как “уста связавшие могут и разрешить”. Но если известно, что у него есть одно поле в Сирии, то должно купленные у него плоды очистить<<136>>.

12. Если ам-hаарец поручит хаверу купить пучок зелени или булку, то последний покупает просто и не обязан очищать<<137>>. Но если хавер говорит: “это (я покупаю) для себя, а это для моего ближнего (т. е. для ам-hаареца)”, и обе покупки смешаются, то он обязан очистить все купленное, хотя бы его часть составляла всего сотую долю.

[8, 1] Если ам-hаарец сказал хаверу: “купи мне один пучок зелени, одну булку”, то, по словам р. Иосе, он не должен очищать, а по словам р. Иуды, — должен. Если ему дали лишнюю булку, то она, по р. Иуде, принадлежит ему, как посланцу, а по р. Иосе, — обоим. Раббан Симон, сын Гамалиила, говорит: если хавер переменил полученную монету, то он обязан очистить купленное<<138>>.

[8, 2] Если пятеро поручили одному купить десять булок или десять пучков зелени, то хаверы обязаны очищать лишь врученное лично им<<139>>.

[8, 3] Если купивший принес всю покупку сразу, то хаверы обязаны очистить всю покупку.

 

ГЛАВА VII

1. Если кто получил приглашение на обед (в субботу) от такого человека, которому он не верит относительно очищения продуктов десятинами, то он может в пятницу<<140>> совершить “наречение” следующим образом: “То, что я отделю завтра, пусть изображает собой десятую часть от маасер-ришон, причем остальные 9/10 будут находиться возле. Отделенная мною часть пусть носит название десятинного возношения; маасер-шени пусть находится на северной (или южной) стороне и профанируется сими деньгами”.

[8, 4] Если кто получил приглашение на обед от такого человека, которому он не доверяет относительно очищения продуктов десятинными пошлинами, то он в пятницу говорит: “то, что я отделю завтра, да будет десятиной, остальная часть десятины будет находиться возле; то что сделано мною десятиной, да будет десятинным возношением, а маасер-шени — на северной или южной стороне и профанируется сими деньгами”.

[8, 5] Р. Иуда сказал: как же этот нарекает десятиной вещь, еще не сделавшуюся его собственностью? Однако р. Иуда согласен (с постановлением Мишны) в том случае, если получивший приглашение наречет десятиной продукты, купленные им в том самом месте, где купил свои продукты пригласивший.

2. Когда ему нальют бокал, он произносит<<141>>: “То, что я оставляю на дне, пусть считается десятой частью от маасер-ришон, причем остальные 9/10 находятся возле. Оставленная мною часть да называется десятинным возношением, маасер-шени у краев и профанируется деньгами.

[8, 5 ср.] Когда ему нальют бокал, он произносит: то, что я оставлю на дне, пусть считается маасер, а прочий маасер возле; то, что сделано мною маасер, да будет десятинным возношением, а маасер-шени на северной или южной стороне бокала и профанируется деньгами.

3. Если работник не доверяет хозяину (в том, что предложенные ему, работнику, продукты очищены), то он совершает наречение следующим образом: берет одну смокву и говорит: “эта смоква<<142>> и еще девять следующих за ней — пусть составляют маасер-ришон для тех 90 смокв, которые я съем. Эту смокву я нарекаю десятинным возношением. В качестве маасер-шени пусть служат последние смоквы и профанируются | деньгами”. При этом он съедает одной смоквой меньше<<143>>. Р. Симон, сын Гамалиила, говорит: ему не следует воздерживаться, так как этим он уменьшает своему хозяину количество работы (т. е. меньше наработает). Р. Иосе говорит: он не обязан воздержаться потому, что существует “судебное условие” (тенай бет-дин)<<144>>.

[8, 6] Если работник, работающий у хозяина, не доверяет ему относительно десятин... Р. Иосе говорит: судебное условие гласит: десятинное возношение возлагается на хозяина, а маасер-шени — на работника.

4. Кто купил вино у самарян (и желает его пить в субботу), совершает наречение (в пятницу перед наступлением субботы) следующим образом: “два лога, которые я потом отделю, да будут возношением<<145>>; десять следующих логов да будут маасер-ришон, и десять дальнейших — маасер-шени”. После этого он размешивает и пьет.

[8, 7] Кто купил вино у самарян в пятницу и, забыв, не отделил (пошлин), тот говорит: “два лога, которые я отделю, да будут возношением, десять следующих — первой десятиной, девять дальнейших второй десятиной”<<146>>, затем он размешивает и пьет тотчас же, — слова р. Меира: р. Иуда же, р. Иосе и р. Симон (подобное наречение) запрещают. Они сказали р. Меиру: а что если мех лопнет? тогда ведь окажется, что этот человек пил тевел?<<147>>. Р. Меир ответил: разве если лопнет<<148>>.

5. У кого дома находятся смоквы-тевел, а он в школе или в поле<<149>>, тот совершает наречение так: “две смоквы (из ста), которые я отделю, пусть будут возношением; десять следующих — маасер-ришон, а девять дальнейших — маасер-шени”. Если же смоквы у него демай<<150>>, то он наречение свершает так: “те смоквы, которые я | завтра отделю, пусть изображают десятую часть от маасер-ришон, причем остальные 9/10 предполагаю находящимися возле. Отделенная мною часть пусть называется десятинным возношением, а маасер-шени находится на северной (или южной) стороне и профанируется сими деньгами”.

[8, 8] У кого дома находятся смоквы-тевел, а он в школе или в поле, тот говорит: две смоквы, которые я отделю (завтра), пусть будут возношением; десять следующих за ними — маасер-ришон, девять дальнейших — маасер-шени.

[8, 9] Если те смоквы — демай, то он говорит: то, что я отделю завтра, да будет маасер, остальное маасер — возле него; то, что я сделал маасер, да будет десятинным возношением от него, а маасер-шени на севере или на юге от него и профанируется деньгами. Он берет возношение [8, 9 кон.] и десятинное возношение (в субботу) и кладет в защищенное место, — как чистое возношение, так и нечистое.

[8, 10] Лить из сосуда масло в новый светильник или на костер<<151>>, вообще туда, где масло может пропасть, можно не иначе, как совершивши предварительно наречение десятинного возношения в сосуде.

[8, 11] Точно также, если у кого десять сосудов нечистого продукта, представляющего маасер-тевел (т. е. неочищенный еще десятинным возношением маасер-ришон) и один из сосудов разлился или открылся<<152>>, то он может как раз этот сосуд наречь десятинным возношением на остальные девять<<153>>, однако, подобное действие запрещается по отношению к маслу<<154>>, ибо этим наносится вред имуществу священника, и если он совершит подобное наречение, то оно почитается ничтожным.

[8, 12] Некто увидел, как другой очищает свои продукты возношениями и десятинами, и говорит: “я присоединяюсь к его словам”: в этом случае наречение действительно и для его продуктов.

[8, 13] Если пошлин отделено менее, чем требуется по закону, то пошлины действительны, а самый продукт еще не очищен; если же пошлин отдано более, чем требуется по закону, то пошлины не законны<<155>>, а самый продукт почитается очищенным. [8, 14]. Если возношением наречена жидкость, находящаяся на дне сосуда, то нельзя пить из этого сосуда и жидкость, находящуюся у краев, и также, если возношением наречена жидкость, находящаяся у краев сосуда, то нельзя пить и ту жидкость, что на дне сосуда, ибо жидкости смешиваются. Если же возношением наречен продукт на дне закрома, то верхний слой употреблять в пищу можно, и наоборот, если возношением наречен верхний слой, то нижний слой можно употреблять в пищу.

6. Некто, имея перед собой две корзины с продуктами тевел, сказал: “десятины от | этой корзины находятся в той”: первая корзина считается благодаря этому очищенной. (Если он скажет:) “десятины от этой корзины в той, а от той корзины в этой”, — то опять-таки очищена только первая<<156>>. (Но если он скажет) “десятины от каждой корзины находятся в другой”, то наречение состоялось (для обеих сразу).

[8, 15] Некто имеет две корзины с продуктами, в одной сто (штук) и в другой сто: если возношение из них уже взято, и он сказал: “десятины от этой в той”, то первая — очищена; “от этой в той, а от той в этой”: первая очищена, и он берет из второй корзины 20 смокв; если же возношение еще не взято, то он берет две десятых доли и десятую от десятой (0,21); “десятины от каждой корзины находятся в другой”: наречение состоялось, и он берет двадцать смокв из любой корзины<<157>>.

[8, 16] Если в одной корзине 100 фиг, а в другой 200, то из большей корзины для очистки меньшей берется 11 фиг<<158>>, а из меньшей для очистки 200 фиг в большей корзине — двадцать две фиги.

Если в одной корзине — 100, а в другой 1000, то из большей корзины берется для очистки меньшей 11 фиг, меньшею же корзиной нельзя очистить большую, даже если взять ее всю. Для других количеств очищение производится по расчету. [8, 17] В корзине с неочищенными продуктами десятины составляют 2/9 да 1/81 корзины (т. е. 19/81, выражаясь точнее: отношение десятин к очищенному продукту в корзине составляет 19:81<<159>>.

7. Если смешались хуллин с тевел в пропорции сто на сто, то отбирают сто одну часть<<160>>. Если смешались тевел и маасер в пропорции сто на сто, то отбирают (для левита) 101 часть<<161>>. Если смешались правильное хуллин с маасер (-ришон) в пропорции сто на сто, то отбирают (для священника) 110 частей<<162>>. Если смешались тевел с маасер в пропорциях 100:90 или 90:80, то никакого убытка (владелец) не терпит<<163>>.

Вот правило: если тевел в смеси преобладает, то владелец убытка не терпит.

[8, 17 ср.] Преобладает ли в смеси тевел или хуллин, отбирается количество в размере хуллин с прибавлением десятинного возношения, содержащегося в тевел.

Если смесь состоит из неочищенного еще маасер и хуллин, то несмотря на то, какой продукт преобладает, отбирается количество в размере хуллин с прибавлением десятинного возношения от маасер.

Р. Досифей, сын р. Янная, говорит<<164>>: если в смеси преобладает тевел, то отбирается количество, равное маасеру с прибавлением десятинного возношения (во всей смеси); смесь состоит, скажем, из 100 частей тевел и 90 маасер: — отбирается 92 частя без 1/10; смесь состоит из 100 частей тевел и 80 — маасер: — отбирается 82 части без 2/10. От других количеств отделение производится по расчету.

8. Некто имеет сто кувшинов вина, расположенных в 10 рядах по 10 кувшинов (букв.: имеет 10 рядов по 10 кувшинов): если он сказал: “крайний ряд один маасер”, и неизвестно какой, то отбирается (для десятинного возношения) два кувшина по диагонали (A и С или B и D, см. черт. 1)<<165>>. (Если он сказал:) “половина одного крайнего ряда — маасер”<<166>>, и неизвестно какой, то | отбираются четыре угловых кувшина (A, B, C и D, см. черт. 1). (Если он сказал:) “один из рядов — маасер”, то отбирается ряд по диагонали (AC или BD). (Если он сказал:) “половина одного ряда — маасер”, и неизвестно какого именно, — то отбираются два диагональных ряда (т. е. кувшины по обеим диагоналям, AC и BD). Если наречен в качестве маасер один кувшин<<167>>, и неизвестно, какой именно, то отбирается (количество в размере десятинного возношения) из каждого кувшина (в отдельности).

Черт. 1

B A

 **********

 **********

 **********

 **********

 **********

 **********

 **********

 **********

 **********

 **********

C D

[8, 22] Если у кого имеется два кувшина с неочищенным маасер-ришон (маасер-тевел), причем в одном продукт “чистый”, а в другом — “нечистый” (и неизвестно, где именно находится “чистый”, а где “нечистый”), то он отделяет десятинное возношение следующим образом<<168>>: приносит две бутылки (два лагина, λάγηνος) и из каждого кувшина отливает в отдельную бутыль по стольку вина, сколько полагается десятинного возношения с обоих, и произносит следующее, воздымая каждую из бутылей: “если в этой бутыли находится вино “нечистое”, то оно таковым<<169>> да останется; если же в ней вино “чистое”, то да будет оно десятинным возношением за все имеющееся у меня здесь вино”. Вследствие этого оба кувшина оказываются очищенными, [8, 23] а из бутылей в одном оказывается “нечистое”<<170>> маасер-ришон, а в другом “чистое” десятинное возношение<<171>>: священник может употреблять и то и другое вино, | но должен, по мнению рабби, совершить после каждого питья омовение<<172>>; р. Элиэзер, сын Симона, говорит: священник может одновременно употреблять то и другое вино, совершая после этого одно омовение.

[8, 24] Если у кого имеется два кувшина, из которых в одном неочищенный маасер-ришон и притом “нечистый” (“нечистый маасер-тевел”), а в другом продукт “чистый хуллин” (и неизвестно, где именно маасер-тевел), то десятинное возношение отделяется следующим образом: он приносит две бутыли и из каждого кувшина отливает в особую бутыль столько вина, сколько полагается десятинного возношения с обоих<<173>>, и произносит следующее: “если в этой бутыли вино “нечистое”, то оно таковым да останется, если же в ней вино “чистое”, то да будет оно десятинным возношением за все имеющееся в этих кувшинах вино. После этого он “нарекает” пошлины в обоих кувшинах, и кувшины оказываются очищенными<<174>>, а из бутылей в одной “нечистое” маасер-тевел, а в другой — “чистое” десятинное возношение. По мнению рабби, после употребления вина из каждой бутыли священник совершает омовение, а по мнению р. Элазара, сына Симона, омовение совершается после одновременного употребления вина из обоих кувшинов.

КОНЕЦ ТРАКТАТА ДЕМАЙ

<<1>> Евреи обыкновенно произносят “демай”, но, по-видимому, Авраам ибн Эзра читал “дамай”, как можно заключить из его известного мнемонического стихотворения о трактатах Мишны. Кроме старой этимологии “да-май” “что это такое?” в новейшее время предложены: от глагола “дум” (демай — “подозрительное”), от слова “дама” (“одинаковое”, т. е. одинаково могущее считаться дозволенным и запрещенным), от существ. “дема” — возношение (содержащее возношение) и др.

<<2>> Например, на рынке у ам-hаареца, куплено сто фиников, они подлежат закону о демай, и очищение производится следующим образом:

“Отделяется 10 фиников в виде “первой десятины”, из них один нарекается “десятинным возношением” и отдается священнику, а остальные девять очищающий обращает в свою пользу. Затем из 90 оставшихся фиников отделяются девять в качестве “второй десятины”: их должно было на праздниках свезти в Иерусалим и там съесть, можно было и “профанировать” деньгами (т. е. перевести святость этих девяти фиников на соответствующее количество денег) и деньги свезти в Иерусалим.

<<3>> “Калим” значит “неважные” (ср. Талмуд, его история и содержание. Ч. I, § 30). Так как перечисленными здесь плодами не особенно дорожили и вряд ли занимались их культивировкой, но на таких плодах, если они — “демай”, т. е. куплены у ам-hаареца, тяготело не одно сомнение, а два: 1) не отданы ли с них уже все пошлины и 2) не hефкер ли они были и, как таковые, не свободны ли совершенно от пошлин. В виду двойного сомнения учеными допущено для этих плодов “облегчение” в том смысле, что с них можно не отделять пошлин, полагающихся с продуктов-демай.

<<4>> Порода, дающая в году два урожая, διφορος?

<<5>> Под “плодами сикомора” комментаторы разумеют особый вид диких смокв.

<<6>> О значении слова новлот существует разногласие между древними комментаторами: одни видят в “новлот” финики, упавшие с дерева зелеными, а другие полагают, что их нарочно снимают с дерева, дабы выдержать известное время в земле для вкуса. Ср. Берахот 6, 3.

<<7>> Тамад — вода, настоенная на виноградных выжимках.

<<8>> Между тем, как при выкупе “второй десятины” от “ваддай” полагается хомеш (Маасер-Шени 4, 3), эта “вторая десятина” подлежит биуру (Маасер-Шени 5, 6), не может идти в пищу онену (Маасер-Шени 5, 12), не может быть вывезена из Иерусалима, раз она туда попала (Маасер-Шени 3, 5) и считается святыней в полном смысле слова, так что ни малейшая часть не может быть выброшена, а также не может быть передана ам-hаарецу, т. е. человеку, не соблюдающему законов чистоты. Также нельзя профанировать деньги деньгами, т. е. вместо одних денег, полученных от профанации плодов, “второй десятины”, нельзя отвозить в Иерусалим другие (Маасер-Шени 2, 6-8).

<<9>> Заведомо и совершенно неочищенные пошлинами.

<<10>> Хотя язычник мог засеять это поле семенами-тевел, купленными у еврея, а еврей — работать в субботний год.

<<11>> Ибо здесь язычник будет кормить скотину продуктом-тевел как бы по приказанию еврея.

<<12>> Несомненно не очищена, т. е. тевел.

<<13>> Т. е., что они внепалестинского происхождения.

<<14>> Так как относительно пошлин Сирия считается на особом положении: продукты еврейской культуры подлежат пошлинам, но продукты демай от всяких пошлин освобождены.

<<15>> Так как умолчанием он мог бы проще освободить их от пошлин, то должен верить его словам (талмудический принцип мигго).

<<16>> Т. е. с них полагаются пошлины как с плодов шестого года, но в то же время они подлежат биуру, как плоды субботнего года.

<<17>> Т. е. в первый год новой седмины.

<<18>> По мнению некоторых лексикографов, — род бобов.

<<19>> Дело в том, что караван привозит продукты издалека, между тем как в амбарах у продавцов обыкновенно находится хлеб ближнего привоза. А так как Тир к Палестине ближе, чем Сидон, то хлеб, привезенный караваном, след., издалека, не считается палестинского происхождения и закону о демай не подлежит, а хлеб, находящийся на месте в амбарах, считается палестинского происхождения и подлежит закону о деман. В Сидоне наоборот.

<<20>> Иисус, сын Капосаи, играет словами. Он хочет сказать, что указанный стих Писания, за отсутствием очистительного пепла по разрушении Храма, соблюдается лишь ямнийскими учеными, постановившими, что плоды одного еврея (“чистые”), участвующего в товариществе с самарянами, делают и их “нечистые” плоды демай.

<<21>> См. Терумот глава VI.

<<22>> Предполагается, что материал для них куплен у ам-hаареца.

<<23>> См. Биккурим 3, 10.

<<24>> См. тракт. Эрувин.

<<25>> См. Берахот VI.

<<26>> См. Берахот VII.

<<27>> Ср. Терумот I, 6.

<<28>> Ср. Шабб. II, 6.

<<29>> Ср. Маасер-Шени V, 11. Слово “следовательно”, уместное в Маасер-Шени, здесь совершенно лишне, и объясняется устным изложением предмета, способствующим повторению заученных фраз.

<<30>> Потому что он им не пользуется.

<<31>> Ибо для него масло пропадает. Ср. Шевиит VIII, 2.

<<32>> Даже вне Палестины. Это объясняется тем, что они произрастают преимущественно в Палестине.

<<33>> Схожий по виду с рисом палестинским.

<<34>> На востоке от Антиохии.

<<35>> Т. е. желает, чтобы его плоды всеми принимались за очищенные.

<<36>> Т. е., когда он сам ест у ам-hаареца продукты сомнительной очистки, как можно ему поверить, что он других не накормит подобными продуктами.

<<37>> Теhарот — продукты, приготовляемые с соблюдением ритуальной чистоты, восприимчивые к нечистоте.

<<38>> Собственно “хавер” — коллега, общник. Слово встречается в Пс 119:63 (118:63): “Общник я всем боящимся Тебя и хранящим повеления Твои”. У “хавера” не только плоды предполагаются очищенными от всех пошлин, но все продукты его считаются ритуально “чистыми”.

<<39>> Из опасения потравы чужих полей.

<<40>> Напр., не приготовлять у него теста, так как должно остерегаться его прикосновения.

<<41>> Если ам-hаарец подозревается в неисполнении одного какого-нибудь условия “хаверства”, то он в этом отношении считается ам-hаарецом, т. е. в прежнем положении; прозелит же, даже подозреваемый в отрицании всей Торы, в идолопоклонстве, почитается как еврей-отступннк, а не возвращается в прежнее состояние, — язычество.

<<42>> Службы при храме.

<<43>> См. Талмуд, его историю и содержание. Ч. I, § 67.

<<44>> Считают исполняющим правила о чистоте рук.

<<45>> Симон, сын Гамалиила, полагает, что и сыновья хавера подлежат публичному обряду принятия хаверства, так как у них хаверство не есть плод самостоятельного убеждения, как у их отца.

<<46>> Т. е. хлебом и вообще влажной пищей, которая восприимчива к “нечистоте”.

<<47>> См. Кел. Гл. 18-20 и Талмуд, его история и содержание. Ч. I, § 73.

<<48>> Так назывались таможенные марки мытарей. См. Талмуд, его история и содержание. Ч. I, § 53.

<<49>> Такие арбузы запрещены в пищу, как опасные для здоровья. Ср. Терумот 8, 6.

<<50>> Ср. Терумот 8, 4.

<<51>> Ноахидам, “потомкам Ноя”, даны следующие семь заповедей: 1) иметь суды; 2) не служить идолам; 3) не хулить Бога; 4) не допускать кровосмешения; 5) не убивать; 6) не грабить: 7) не есть мяса, вырезанного из живой скотины.

<<52>> Ср. Терумот VI, 1. См. Тосефта Авода Зара 8, 4.

<<53>> Еврей получает долю того, что получают самарянские священники от самарян.

<<54>> Арендатор-хохер платит продуктами урожая. Ам-hаарец отделяет лишь великое возношение, между тем как хавер должен очистить урожай всеми десятинами, так как не может передавать в руки ам-hаареца продукт неочищенный.

<<55>> Т. е. совершенно не очищен, иначе нечего было и сообщать.

<<56>> Т. е. продавец может отпускать “демай”.

<<57>> Таково чтение изданий Мишны и вавилонского талмуда; в рукописи арабского комментария Маймонида вторая часть периода пропущена. Между тем в Мишне палестинского талмуда текст таков: “когда продукт, обыкновенно продающийся мелкою мерой, будет продан крупной, то мелкая мера — отступает пред крупной”; другими словами, решающим моментом является то, как в данном единичном случае продан продукт, а не то, как он обыкновенно продается. Чтение Тосефты доказывает, что правильнее то чтение, перевод которого мы поместили в нашем тексте.

<<58>> Как выручка за плоды субботнего года.

<<59>> Как купленные на эти деньги.

<<60>> Предполагается, что брошенные листья подберет бедняк: хотя ему прямо давать демай можно, однако, при этом требуется, чтобы ему было сообщено, что это демай, между тем как в примере, приведенном в Мишне, этого требовании исполнить нельзя. По этой же причине нельзя вообще выпускать из рук продукт неочищенным, раз нет возможности сообщить об этом лицу, которое вступит во владение им.

<<61>> Для очистки ею остального товара.

<<62>> В первом случае, когда он подымает плоды с целью съесть их, он вступает во владение ими и не может выпустить из рук не “очистивши”, даже если решил не воспользоваться ими, а сохранить до обнаружения владельца. Во втором же случае, он подымает плоды без всякого намерения овладеть ими, и, вследствие этого, может спокойно укрыть их, не очищая предварительно десятинным возношением и второй десятиной.

<<63>>Т. е. десятинным возношением и второй десятиной.

<<64>> Т. е. всеми возношениями и десятинами.

<<65>> Т. е. если требуется определить, демай ли купленные на рынке плоды или ваддай, другими словами, палестинского ли они происхождения или внепалестинского, то смотрят не на вкус купленного (напоминает ли он вкус палестинских плодов), не на запах, не на вид и не на стоимость, а исключительно на то, откуда привезено на рынок большинство плодов, из Палестины или нет.

<<66>> Точила меньших размеров.

<<67>> Мерон — город палестинский. На рынке этого города плоды палестинские и внепалестинские были уравновешены. Но вот привозится партия заграничных плодов, и весь рынок становится “дозволенным”, т. е. никаких пошлин отделять не должно, так как большинство продуктов несомненно внепалестинского происхождения. Однако, это продолжается лишь, до тех пор, пока заграничные бобы не раскуплены: лишь только это, случилось, снова берут перевес плоды палестинского происхождения и все продукты на рынке становятся демай.

<<68>> Они перечислены в первой мишне первой главы этого трактата.

<<69>> Т. е. если прошлый год — второй (от начала седьмины), вследствие чего обязательно отделение от вина не только десятинного возношения, но и второй десятины. Если же прошлый год — третий, то его ответ не достоверен, так как он мог быть рассчитан на привлечение покупателя продуктом, от которого требуется отделить лишь десятинное возношение, ибо от продуктов третьего года должна бы отделяться десятина бедных, но от этой десятины продукты-демай свободны.

<<70>> Торговец сам не знает в точности, сколько лет вину.

<<71>> На самарянине и ам-hаареце не лежит подозрение в подмене сдаваемых им на измолот продуктов; вследствие этого, хотя вообще их свидетельства о качестве продуктов не заслуживают доверия, однако, в данном случае им верить можно: достаточно им сказать “это из зерна того-то”, чтобы мука считалась “очищенной”, или плодом не “субботнего года”, сообразно с тем, какое зерно они получили от указанного ими лица. Между тем как язычник в подмене зерна подозревается, вследствие чего мука — демай, хотя бы зерно было своевременно “очищено”.

<<72>> Т. е. маасер-ришон, не очищенный десятинным возношением.

<<73>> Здесь проводится талмудический принцип мигго, состоящий в том, что должно верить в полном объеме сообщению такого лица, которому молчание было бы выгоднее в данном случае Так, в нашем примере ам-hаарец мог бы умолчать о замене полученного им на сохранение продукта, если же он об этом заявляет, то его заявлению должно верить в полном объеме, т. е. что заменен продукт лучшим, а именно прошлогодним (“старый” продукт ценился выше “нового”, ибо последний мог идти в пищу лишь после Пасхи) или очищенным от всех пошлин. Если же не верить тому, что он заменил продукт лучшим, то не должно верить и первой половине его заявления, а именно, что вообще продукт подменен.

<<74>> Он может утверждать, что получатель заменил их другими.

<<75>> Обыкновенно свидетельство ам-hаареца никакого значения не имеет, но бывают исключения. Напр., куплены у него продукты: они — демай, хотя бы были очищены совершенно правильно. Наступила суббота, в течение которой нельзя “очищать” продукты, а между тем купленный продукт своевременно покупателем “очищен” не был. В этом случае дозволяется спросить у продавца и если он ответит, что продукты “очищены”, то на основании его ответа можно их есть в субботу. Предполагается, что ради субботы ам-hаарец скажет правду.

<<76>> Куплен у ам-hаареца продукт; он — демай. Согласно закону из этого продукта выделили “десятинное возношение”, которое, по несчастью, снова смешалось с купленным продуктом; получилась смесь, запрещенная не-священникам. Если бы было известно. что купленный продукт правильно очищен, то никакой смеси бы не было, так как выделенное в качестве десятинного возношения вовсе не представляло бы десятинное возношение, раз оно уже давно выделено. В этом случае опять допускается обращение к ам-hаарецу, и если он говорит, что продукт был очищен, то его показание считается достоверным. Предполагается, что ам-hаарец скажет правду, так как не захочет, чтобы другой из-за него ел “медума”.

<<77>> Десятинным возношением наречен продукт, находившийся в другом месте, а потом оказывается, что этот продукт украден; возникает вопрос: украден ли он до наречения, так что купленный продукт остается неочищенным, или он украден после наречения, и купленный продукт очищен. Симон Шезори и говорит: продукт считать очищенным, так как мы имеем дело с двойным сомнением: и продавец мог его очистить до продажи, и отделенное за него десятинное возношение могло быть украдено после наречения.

<<78>> Если. например, N (ам-hаарец) даст обет ничего не давать NN (хаверу), доколе последний не зайдет к нему на обед в субботу. Ср. трактат Недарим в т. III.

<<79>> Т. е. ам-hаарец должен призвать хавера к себе до наступления субботы (так как в самую субботу “очищать” запрещается) и предоставить ему произвести “очистку” продуктов.

<<80>> Раньше, чем выделить возношения или десятины из продукта должно совершить обряд “наречения”, т. е. назначения известной части продукта таким-то возношением или такою-то десятиной. Относительно же “десятины бедных”, которую из продукта-демай можно совсем не выделять, так как бедные должны были бы доказать, что эта десятина действительно им не отдана, мнения разделились: р. Элиэзер говорит что обряда “наречения” совершить не обязательно, а мудрецы говорят, обязательно.

<<81>> Так как он предлагает им продукт, часть которого принадлежит им же; самому же есть от этого продукта ему нельзя.

<<82>> Разница между “достоверным” и “очищающим” та, что первый публично и всеми признан “достоверным”, а о втором знает только данное лицо.

<<83>> Так как не станет же он преступать повеление, раз деньги заплатит в лавку пославший.

<<84>> Продукты прошлогоднего сбора “яшан”. Продукты нового сбора (хадаш “новый хлеб”) дозволены в пищу лишь после второго дня Пасхи (Ср. Менахот 10, 5 сл.).

<<85>> Желает отдать возношение священнику-хаверу.

<<86>> И желает поделиться с священником-хавером.

<<87>> Похвала собственно с его, языческой, точки зрения, так как еврею подобные плоды запрещены.

<<88>> Хлеб не может быть очищен так, напр., как финики (см. стр. 89), ибо его неудобно разрезать на части. Поэтому отрезают от него лишь столько, сколько требуется отдать. Остальные же деления производят мысленно.

<<89>> Это место исправлено нами по Иерушалми.

<<90>> Речь идет уже не о демай, а о продукте, совершенно неочищенном, ибо от демай “великое возношение” не отделяется.

<<91>> Таким образом сразу отделяется 3/100 хлеба, т. е. то, что в хлебе принадлежит священнику, как возношения; но возношение великое не может быть отдано “по мере” (см. Терумот 1, 7), поэтому сначала одна из трех сотых “нарекается” хуллин, а “остальное” — возношение; затем эта же сотня вместе с прилегающими девятью, ей равными, частями хлеба нарекаются “первой десятиной” (маасер), и, наконец, она же, являющаяся теперь десятой частью первой десятины, нарекается “десятинным возношением”. Вся эта процедура необходима оттого, что “десятинным возношением” может быть наречена лишь десятая часть первой десятины, т. е. такая часть хлеба, которая раньше называлась “маасер”.

<<92>> Собственно в размере 1/48 отделяют халлу лишь торговцы. Ср. Халла II, 7.

<<93>> Другими словами, пошлины за продукты демай можно давать худшим продуктом за лучший и “старым” за “новый”, чего делать нельзя с продуктом-ваддай. “Тип” — форма, в которой пекли хлеб.

<<94>> Возможно, что первый доставил “очищенное”, а второй “неочищенное” зерно, а давать очищенным продуктом десятинные пошлины за неочищенный запрещается.

<<95>> Это установлено в предупреждение неправильного очищения уже очищенным продуктом (полученным от “достоверных”) продукта неочищенного (из домов “недостоверных”).

<<96>> Т. е. часть запаса обращается в пошлины за тевел в смеси.

<<97>> Смешалось 100 сат плодов-тевел и 300 сат плодов-хуллин. Смесь запрещена, хотя в ней имеются лишь около 3 сат возношения (ибо от 100 сат тевел священник получит “великого возношения” 2 саты и “десятинного” — ок. 1 саты). Если у данного лица имеется еще продукт, никакими пошлинами не очищенный, то он отдает от этого продукта 3 саты в качестве возношений за те 100 сат тевел, что смешались с хуллин, и смесь становится дозволенной. Оно может даже купить у хавера три саты тевел для этой цели: это и есть та “особенная надобность”, ради которой Мишна дозволяет продавать тевел.

Если продукта-тевел достать невозможно, то просто вынимают из смеси три саты и отдают священнику, так как предполагается, что возношения нейтрализовались. Ср. Тосефта Терумот 5, 15.

<<98>> Дело в том, что нельзя очищать продукт, не подлежащий пошлинам, продуктом подлежащим и наоборот. В Мишне принимается воззрение Меира, полагающего, что плоды, выросшие в Палестине, но на земле, принадлежащей язычнику, тем не менее пошлинам подлежат. Самаряне же, хотя и “очищают” продукты, предназначаемые на собственное употребление, однако, предполагается, не очищают продуктов, отправляемых на продажу.

<<99>> Речь идет о продуктах ам-hаареца.

<<100>> Меньшинство отделяет от своих продуктов все пошлины.

<<101>> Потому что возможно, что второй продает продукты очищенные, а очищать очищенным неочищенное запрещается.

<<102>> Симон, сын Гамалиила, полагает, что можно очищать продуктом-демай продукт ваддай, а не наоборот.

<<103>> Т. е. что плоды самарянские считаются ваддай: от них полагается не только десятинное возношение и вторая десятина, как от демай, но и великое возношение и первая десятина и пр.

<<104>> Пошлины взимаются только с плодов земли (Втор 14:22).

<<105>> Т. е. им может воспользоваться только священник, но продукт остается неочищенным.

<<106>> Указывая этим, что продукты еще не очищены. Дело в том, что хаверу запрещается продавать и вообще передавать ам-hаарецу, самарянину или язычнику свои продукты неочищенными. Если же ему приходится передавать перечисленным лицам продукты, принадлежащие им же, напр., причитающуюся им часть урожая, наследства и проч., то хавер не обязан очищать чужие продукты.

<<107>> Делить чистый урожай за вычетом посевного зерна.

<<108>> Арендуя же поле у еврея, очищают платежный продукт лишь возношением. По толкованию Гемары, это установлено для того, чтобы евреи неохотно брали в аренду имения язычников.

<<109>> Сниматель называется сохер, а арендатор — хохер. См. Талмуд, его ист. и сод. Ч. I, § 65, прим. 2 (на стр. 107).

<<110>> Разница в выражениях. В первом случае “недостоверный” является лишь исполнителем приказаний еврея, а во втором — самостоятельным лицом, за действие которого еврей не отвечает: благодаря этому казна получает продукт-тевел.

<<111>> Уманут — общественная работа, повинность. См. Бава Батра 9, 4 (т. IV, стр. 220).

<<112>> Собственно, работодатель не имеет права предлагать своим рабочим запрещенные продукты, но в первом случае хозяин передает им деньги, и, не определяя ближе их назначения, заканчивает этим свои сношения с ними: между тем как во втором случае, когда он сам производит платеж денег, он как бы поручает рабочим купить для него продукты, каковые раздает им же.

<<113>> В первом случае еврей платит за окраску, и ему нет дела до того, какой именно краской красил язычник; во втором случае, еврей платит по расчету, где подробно вычислено, сколько следует за работу, сколько стоит краска и проч.; здесь краска как бы покупается по специальному поручению еврея и, следовательно, должна удовлетворять требованиям еврейского закона.

<<114>> Поле принадлежит “израильтянину”, т. е. простому еврею, не левиту и не священнику. Если арендатор — священник, то при дележе урожая между землевладельцем и арендатором, последний не может удержать в свою пользу все причитающееся возношение на том основании, что израильтянину оно не нужно, но должен отдать и от возношения соответствующую часть, а израильтянин может отдать ее какому угодно священнику. Должно заметить, что возношение отделяется раньше дележа, ибо нельзя трогать “тока”, т. е. сложенных на току плодов, покуда не выделено возношение.

<<115>> Хотя по закону, при отсутствии специального условия, пошлины должны принадлежать владельцу, имеющему на них право.

<<116>> За бóльшую арендную плату, так как в его пользу остаются пошлины.

<<117>> Предполагается. что сторож или пастух — из священников. Им нельзя давать, так как это может отразиться на получаемую ими плату, и окажется, что долг заплачен святыней.

<<118>> Священникам полагается от всякой зарезанной скотины плечо, челюсти и желудок. Ср. Втор 18:3.

<<119>> Священникам полагается первородное из скота.

<<120>> Т. е. новый владелец не приобретает куплею права на все возношение, принадлежавшего старому владельцу, как священнику.

<<121>> Т. е. принята на вскорм. См. Бава Мециа 5, 4 (т. VI, стр. 114).

<<122>> От которых священник или совсем не получит пошлин (вайда и тростник) или получит их в меньшем размере (виноград первых лет — орла).

<<123>> Если владельцем поля является левит или священник, то арендатор лишен права на первую десятину и возношение, которые всецело поступают в пользу владельца. Иначе обстоит дело с оливками, полученными маслоделом на таком же основании, на каком арендатор получил землю, т. е. часть выделанного масла идет в его пользу. Здесь владелец не имеет исключительных прав на пошлины.

<<124>> Такое обвинение неуместно, так как с одной стороны от покупателя зависит увеличение платы, так что надбавку нельзя считать незаконной прибылью, а с другой — священник получает пошлины не за услуги свои владельцу поля.

<<125>> Только десятинное возношение можно отделять таким образом: возношение великое отдается только из “соприкасающегося”, т. е. продуктом, принадлежащим к той же массе, к какой принадлежит продукт очищаемый.

<<126>> Которому понадобилось очистить 9 кор хлеба-демай.

<<127>> Для производства масла. От тех оливок, которые, идут на масло, пошлины не отделяются, ибо “очистке” подлежит их масло; таким образом продаются оливки-тевел.

<<128>> Буквально: один может сказать другому: “возьми ты пшеницу, находящуюся на таком-то месте, а я возьму пшеницу, находящуюся в таком-то (другом) месте”; “возьми ты вино, находящееся на таком-то месте, а я возьму” и проч.

<<129>> Здесь происходит как бы купля-продажа продукта-тевел между хавером и ам-hаарецом, ибо каждый из них имеет право на половину от всякого продукта, находящегося в общем владении.

<<130>> Мишна (7) и Тосефта (6, 11) не совпадают между собой и допускают различные толкования. По Мишне выходит, что хавер очищает только причитающуюся ему часть вина. Маймонид (Маасер 9, 13) принимает толкование Тосефты и говорит: “если двое сложили виноград в одно точило, то, хотя бы достоверный очистил десятинами свой виноград, он, при приеме вина, обязан из него выделить десятину, полагающуюся от демай, за часть ам-hаареца. Напр., они сложили по одинаковому количеству винограда, и каждому на долю приходится 200 лог вина: тогда хавер должен отделить 1 лог, как десятинное возношение, и 10 лог, как маасер-шени за 100 лог, ибо он очистил уже половину всего обработанного в точиле как ваддай”. Таким образом, предполагается, что при смешении винограда половина очищенного досталась ам-hаарецу, и также половина неочищенного досталась хаверу. Другие комментаторы с Маймонидом не согласны.

<<131>> Пищевые продукты, восприимчивые к ритуальной нечистоте, следовательно, все влажные продукты.

<<132>> И он обязан их уничтожить, так как променять идоложертвенное на что бы то ни было запрещается.

<<133>> Т. е. плата с субботних посетителей поступает в исключительную пользу язычника, так как еврею эти деньги запрещены, как заработанные в субботу.

<<134>> Правление города, имеющего смешанное население, наняло сторожей евреев и язычников, которым в качестве платы дает продукты, собранные с обывателей. Для сторожей евреев было бы выгоднее получить продукты, собранные с евреев же, так как эти продукты “очищены”. Мишна дозволяет сторожам-евреям выговорить себе в качестве платы продукты, имеющие поступить от евреев или хаверов. Но если имеется в виду произвести точный расчет, сколько кто заработал, то такое условие запрещается, ибо в доле еврея должна находиться и плата за хранение языческого поля, так что оказывается, что евреи променяли свои запрещенные продукты на дозволенные.

<<135>> Вообще хавер “очищает” продукты, покупаемые у ам-hаареца в Палестине, не полагаясь на показания продавца. В Сирии же пошлинам подлежат лишь те плоды, что выросли в поле, принадлежащем еврею, а так как большая часть земли принадлежит не-евреям, то все плоды, происхождение которых неизвестно, предполагаются от законов демай свободными (см. выше стр. 93). Если же продавец сам говорит, что его плоды из Палестины, то ему, по принципу мигго, должно верить, если он утверждает, что плоды “очищены”.

<<136>> На его показание не должно обращать внимания, так как у него нет права на мигго, т. е. умолчавши о происхождении своих плодов, он этим ничего не выиграет, ибо покажет, что они из его поля, и следовательно, законам о демай подлежат.

<<137>> Вообще хавер обязан “очищать” плоды, продаваемые или передаваемые ам-hаарецу, если эти плоды составляют его собственность.

<<138>> Так как оно куплено на его собственную монету, то он и считается полным собственником покупки, которую он как бы перепродает ам-hаарецу за ранее полученную от него монету,

<<139>> Хотя купивший мог спутать купленное.

<<140>> В субботу можно отделять фактически лишь такие пошлины, которые мысленно отделены, т. е. “наречены” в пятницу, да и то лишь от продукта демай. Кроме того, лишь когда продукт — демай, можно совершать наречение пошлин до овладения самим продуктом.

<<141>> В субботу на обеде он должен повторить наречение, и Мишна дает образец вторичного наречения при “очищении” каждого бокала вина. Повторение объясняется тем, что лишь теперь продукты переходят в его собственность.

<<142>> Которая у него в руке.

<<143>> Меньше обыкновенного рациона. Одну смокву он отдаст священнику, следовательно, съедая кроме того полный рацион, он незаконно присвоит себе одну хозяйскую смокву.

<<144>> Т. е. общее правило, само собою разумеющееся.

<<145>> Рассчитано на 100 логов.

<<146>> Таким образом, не только в продукте демай можно “нарекать” пошлины в пятницу, дабы пользоваться продуктом в субботу, но и в продукте ваддай, как, напр., в вине, купленном у самарян; разница в том, что продукт ваддай должен до наступления субботы быть в распоряжении очищающего, самое же отделение пошлин может быть совершено и по прошествии субботы.

<<147>> Так как вытекут пошлины.

<<148>> Р. Меир указывает, что такой случай явится редким и исключительным.

<<149>> Дело происходит накануне субботы, когда он уже не может успеть домой, чтобы отделить пошлины до наступления праздника.

<<150>> И, следовательно, отделить обязательно лишь десятинное возношение и маасер-шени.

<<151>> Подразумевается “масло светильное”, т. е. нечистое, годное только на освещение. Оно пропитает новый светильник или стечет с костра, так что напрасно пропадет доля священника, которой он мог бы воспользоваться сам.

<<152>> Жидкости, стоявшие открытыми, запрещены.

<<153>> Священник от этого ничего не потеряет, так как нечистым возношением он все равно пользоваться не может.

<<154>> Которое и в нечистом виде сохраняет свою ценность, так как может идти на освещение.

<<155>> В них содержится тевел.

<<156>> Вторая часть наречения остается без последствий, так как противоречит правилу: нельзя продуктом очищенным очищать продукт неочищенный.

<<157>> В переводе этой крайне запутанной статьи мы придерживались конъюнктур, предлагаемых Шварцем в его комментарии “Гегион Арье”, как наиболее приемлемых.

<<158>> По расчету: 90 фигам очищенным соответствует 10 фиг десятины, да остальным десяти фигам в корзине — одна (Точный расчет на 100 фиг: (10 × 100) / 90 = 11 1/9).

<<159>> Расчет совершенно точен, так как из 100 фиг отделяется: 10 фиг в качестве маасер-ришон и 9 в качестве маасер-шени, следовательно, на 81 оставшуюся фигу приходится 19 фиг пошлины.

<<160>> Продукт-тевел не может быть очищен продуктом-хуллин. Для того, чтобы вывести на свет находящийся в смеси тевел, необходимо отобрать 101 часть, — сюда войдет по меньшей мере одна часть тевел, которая и нарекается десятинным возношением за тевел, — и продать это священнику требуя плату лишь за 100 частей, так как 101-я часть принадлежит ему по праву. От остатка отделяются надлежащие десятины.

<<161>> Они также от левита поступают к священнику, который один и может ими пользоваться, как содержащими десятинное возношение 11 частей. Остаток изображает тевел.

<<162>> Ибо священнику в смеси принадлежит 10 частей, как десятинное возношение от 100 частей маасер. В отобранные 110 частей непременно войдут 10 частей маасер, которые и обращаются в десятинное возношение. Получая от левита 110 частей продукта, священник платит ему только за 100 частей. В убытке тот, кому принадлежало “правильное хуллин”, т. е. продукт очищенный всеми возношениями и десятинами: вместо ста частей у него теперь девяносто; в выгоде оказывается левит.

<<163>> Так как священнику полагается 10 частей (1 как десятинное возношение от тевел, а 9 — от маасер).

<<164>> Ср. Иерушалми Демай 7, 9.

<<165>> Оба отдаются священнику: один из них непременно будет из нареченного ряда, а за другой берут деньги. Десятинным возношением может быть лишь такой кувшин вина, который раньше был первой десятиной (маасер-ришон).

<<166>> Так что очищена лишь половина всего количества вина.

<<167>> Очищается лишь десять кувшинов.

<<168>> Главное затруднение состоит здесь в том, что нечистым продуктом нельзя платить десятинное возношение за продукт чистый.

<<169>> Т. е. вином маасер-ришон.

<<170>> Относительно пошлин только, разумеется.

<<171>> Оба должны быть отданы священнику.

<<172>> Т. е. выкупаться, так как осквернился нечистой жидкостью.

<<173>> А полагается 1/10 от маасера плюс 1/100 от чистого продукта, следовательно, 11/100.

<<174>> Относительно пошлин.