Отречение апостола Петра

Когда Иисуса Христа увели на суд к первосвященникам, апостол Иоанн, как знакомый первосвященнику, вошел во двор, а Петр остался за воротами. Потом Иоанн, сказав служанке-придвернице, ввел во двор и Петра.

Служанка, увидев Петра, сказала ему: "и ты не из учеников ли этого Человека (Иисуса Христа)?"

Петр ответил: "нет".

Ночь была холодная. Служители развели на дворе огонь и грелись. Петр также грелся у огня вместе с ними.

Вскоре другая служанка, увидев греющегося Петра, сказала служителям: "и этот был с Иисусом Назореем".

Но Петр опять отрекся, сказав, что не знает этого Человека.

Через некоторое время служители, стоявшие во дворе, снова стали говорить Петру: "точно и ты был с Ним; ибо и речь твоя обличает тебя: ты галилеянин". Тут же подошел родственник того самого Малха, которому Петр отсек ухо, и сказал: "не я ли видел тебя с Ним в саду Гефсиманском?"

Петр же начал клясться и божиться: "не знаю этого Человека, о Котором говорите".

В это время запел петух, и вспомнил Петр слова Спасителя: "прежде чем пропоет петух, ты трижды отречешься от Меня". В эту минуту Господь, бывший среди стражи на дворе, обратился в сторону Петра и взглянул на него. Взор Господа проник в сердце Петра; стыд и раскаяние овладели им и, вышедши вон со двора, он горько заплакал о своем тяжком грехе.

С той минуты Петр никогда не забывал своего падения. Святой Климент, ученик Петра, рассказывает, что Петр в продолжении всей остальной жизни, при полуночном пении петуха, становился на колени и, обливаясь слезами, каялся в своем отречении, хотя Сам Господь, вскоре по воскресении Своем, простил его. Сохранилось еще древнее предание, что глаза апостола Петра были красны от частого и горького плача.

 

ПРИМЕЧАНИЕ: См. в Евангелии: от Матф., гл. 26, 69-75; от Марка, гл. 14, 66-72; от Луки, гл. 22, 55-62; от Иоан., гл. 18, 15-18, 25-27.