Е.П. Блаватская
ЯВЛЯЮТСЯ ЛИ СНЫ ЛИШЬ БЕСПОЛЕЗНЫМИ ВИДЕНИЯМИ?

Нас просят ответить на вопросы, вызванные статьей "Страна снов и сомнамбулизм", опубликованной в "Chamber's Journal":

(1). Всегда ли сны являются реальными? Если это так, что создает их; если они нереальны, то все же может ли быть, что они содержат в себе какой-либо глубокий смысл?

(2). Не расскажите ли вы нам что-нибудь о нашем состоянии существования до рождения и о трансмиграции души?

(3). Не объясните ли вы нам что-либо о том, что достоверно известно в психологии по вопросам, затронутым в этой статье?

Если изложить данную просьбу более точно, нас просят дать в пределах одной статьи "полное объяснение" фактов, охватывающих все царство подлунных тайн. Оно включило бы в себя:

(1). Всю философию снов, прослеженных в их физиологическом, биологическом, психологическом и оккультном аспектах.

(2). Буддийские Джатаки (перерождения или миграции нашего Господа Сакья-Муни) с философскими эссе о трансмиграциях 387 000 будд, которые "поворачивали колесо веры", в течение последовательных появлений в мире 125 000 других будд, святых, которые могут "следить и распутывать тысячекратно запутанные и завязанные нити моральных оков причинности", добавляя трактат о Ниданах, двенадцатичленной цепи причин, с полным перечислением их двух миллионов следствий, и многочисленные примечания архатов, "которые достигли потока, ведущего в нирвану".

(3). Сложные мечтания всемирно известных психологов; от египетского Гермеса и его "Книги Мертвых"; платоновского определения души в "Тимее"; и так далее, вплоть до "Ночных разговоров в гостиной с бестелесной душой" преподобного Адрамелеха Ромео Тибериуса Тугскина из Цинциннати.

Такова та скромная работа, выполнить которую нам предложено. Но сперва мы приведем фрагмент из данной статьи, которая вызвала столь великую жажду философской информации, а затем попытаемся сделать то, что в наших силах. Это любопытный случай -- если только он не является полной литературной выдумкой:

У автора данной статьи есть родной брат, который чувствует, что некоторые из его снов носят удивительный и многозначительный характер; и его опыт показывает, что существует странная и необъяснимая связь между такими снами и состоянием сомнамбулизма. Прежде чем во всех деталях привести некоторые примеры сомнамбулизма, проявленные им и его дочерью, я дам описание одного из его снов, который был четыре раза повторен в своих удивительных и особенных деталях с разными интервалами в течение последних тридцати лет. Он был в своей юности практикующим агрономом, но теперь уже на пенсии. Всю свою жизнь он был худощавым, активным, доброжелательным и очень дружелюбным человеком, и ни в каком отношении не может быть назван книжным червем. Его сон состоял в следующем: он обнаружил себя в одиночестве стоящим перед монументом, сложенным из очень твердого камня, и рассеянно глядящим на его северную сторону, когда к его изумлению, средние камни на уровне его глаз постепенно раздвинулись и один за другим соскользнули вниз, пока отверстие не стало достаточно большим для того, чтобы там смог поместиться человек. Внезапно внутри отверстия возник маленький человечек, одетый в черное и с большой лысой головой, который, по-видимому, удерживался там при помощи своих ног, замурованных по колено в монументе. Выражение его лица было мягким и интеллигентным. Они смотрели друг на друга, как показалось, очень долго, и ни тот, ни другой не пытался заговорить; изумление моего брата все время возрастало. Наконец, как это выразил сам спящий, "Маленький человечек в черном, с лысой головой и спокойным выражением лица", сказал: "Вы меня не знаете? Я тот человек, которого вы убили на стадии утробного существования; и я ожидал, когда вы придете, и буду ждать этого без сна. Нет доказательства дурного поступка в вашем состоянии человеческого существования, поэтому вам не надо опасаться в вашей смертной жизни, -- сокройте меня обратно во тьме".

Спящий начал, как он полагает, класть камни в их первоначальное положение, заметив маленькому человечку, как он сам это выразил: "Все это -- ваш сон, ибо не существует стадии утробного существования". Маленький человечек, который выглядел все меньше и меньше, сказал: "Закрой меня и убирайся". В этот момент спящий пробудился.

Прошли годы, и сон забылся в обычном смысле этого слова, когда -- смотрите! без какой-либо предшествующей мысли по этому поводу, он увидел во сне, что он стоит при свете солнца, перед старинной стеной сада, который принадлежит большому необитаемому дому, когда камни перед ним начинают падать вниз медленно и плавно, и скоро открылась та же самая таинственная фигура, со всеми чертами, ей присущими, включая и произношение, такое же, как и в первый раз, хотя прошло уже много лет. Тот же самый сон повторялся еще дважды за некоторый период времени; но не было изменений в выражении лица человечка в черном.

Мы не чувствуем себя достаточно компетентными, чтобы говорить о достоинствах или недостатках этого специфического сна. Его интерпретацию можно благополучно оставить Даниилам физиологии, которые, подобно У. А. Хаммонду, доктору медицины из Нью-Йорка, объясняют сновидения и сомнамбулизм как результат возбужденного состояния спинного мозга. Он может быть бессмысленным, случайным сном, вызванным взаимодействием мыслей, которые механически занимают мозг в течение сна:

                Когда рассудок угасает,
                И разум лишь едва мерцает, --
                Причудливо расцветит ночь
                Игры воображенья дочь...
-- когда наши мысленные действия продолжают совершаться независимо от наших сознательных желаний.

Наши физические чувства -- это те действующие силы, при помощи которых астральный дух, или "нечто сознающее" внутри, приходит посредством контакта с внешним миром к знанию о действительном существовании; в то время как духовные чувства астрального человека -- это посредники, телеграфные провода, при помощи которых он сообщается со своими высшими принципами и получает от них способности ясного восприятия и видения областей невидимого мира. Буддийский философ утверждает, что при помощи практики дхианы можно достигнуть "просветленного состояния разума, которое проявляется благодаря непосредственному познанию священной истины, так, что при открывании Писаний (или любой книги?), их истинное значение сразу же передается в сердце". (Beal's "Catena, &", стр. 255). Однако, если в первом случае вышеприведенный сон был бессмысленным, то в трех последующих случаях он мог быть повторен благодаря внезапному пробуждению той части мозга, которой он был обусловлен, поскольку, как в сновидении, так и в сомнамбулизме, мозг спит лишь частично, и пробуждается к деятельности благодаря работе внешних органов чувств, в результате некоторых специфических причин: произнесенного слова, мысли или изображения, которые содержатся в скрытом виде в одной из клеток памяти и пробуждаются при внезапном шуме, падении камня, немедленно внушая этой наполовину дремлющей фантазии спящего стены монумента, и так далее. Когда кто-либо внезапно пугается во сне, не просыпаясь полностью, он не начинает снова видеть сон и ограничивает свои сновидения простым шумом, который частично пробудил его; но часто впечатления его сна, длинный ряд событий сконцентрирован в коротком промежутке времени, который занял этот звук, и приписывается только этому звуку. Обычно сновидения вызываются ассоциациями бодрствующего состояния, которые им предшествовали. Некоторые из них производят такое впечатление, что малейшая идея, связанная с каким-либо предметом, который ассоциируется с определенным сном, может вызвать его повторение через годы. Тартини, знаменитый итальянских скрипач, написал свою "Дьявольскую сонату" под впечатлением сна. В его сне, как он полагал, перед ним явился Дьявол и вызвал его испытать мастерство на его собственной, личной скрипке, принесенной им самим из ада, и Тартини принял его вызов. Когда он проснулся, мелодия "Дьявольской сонаты" была столь живо запечатлена в его разуме, что он сразу же записал ее; но когда он приблизился к финалу, все дальнейшие воспоминания внезапно исчезли, и он отложил незаконченное музыкальное произведение. Двумя годами позже он увидел во сне то же самое и попробовал запомнить финал перед пробуждением. Сон повторился из-за слепого уличного музыканта, который играл на скрипке под его окном. Кольридж сходным образом сочинил свою поэму "Кублай-хан" во сне, и после пробуждения он обнаружил увиденное столь живо запечатленным в своем разуме, что сразу записал знаменитые строки, которые сохранились до сих пор. Сон был вызван тем, что поэт заснул в своем кресле, читая в "Паломничестве" Пурча следующие слова: "Здесь повелел Кублай-хан воздвигнуть дворец ... окруженный стеной".

Общераспространенная вера в то, что среди большого числа бессмысленных снов существуют и такие, в которых часто даются предсказания грядущих событий, разделяется многими широко образованными людьми, но полностью отвергается наукой. Все же существуют многочисленные примеры хорошо удостоверенных сновидений, которые были проверены последующими событиями, и которые, таким образом, могут быть названы пророческими. Греческая и латинская классика изобилует сообщениями об удивительных сновидениях, и некоторые из них стали историческими. Вера в духовную природу сновидений была столь же широко распространена среди языческих философов, как и среди христианских отцов церкви, подобно тому как и вера в предсказания и толкование снов (онейромантию) не была ограничена лишь языческими народами Азии, поскольку Библия переполнена ними. Вот что говорит Элифас Леви, крупнейший современный каббалист, о таких предсказаниях, видениях и пророческих снах.*<1>

Сомнамбулизм, предчувствия и ясновидение -- это лишь предрасположенность, случайная или привычная, к бодрствованию во сне, или умышленно вызванном, или естественном; то есть, к восприятию (и разгадыванию при помощи интуиции) аналогических отражений астрального света... Принадлежности и приспособления для предсказаний являются просто средствами для (магнетической) связи между предсказателем и тем, кого он консультирует: они служат для того, чтобы установить и сконцентрировать две воли (направленные в одну и ту же сторону) на одном и том же символе или объекте; на странных, сложных, движущихся фигурах, помогающих собрать отражения астрального флюида. Таким образом некто становится способным временами видеть в кофейной гуще, или в облаках, или в белке яйца, и т.д., и т.п., фантастические формы, имеющие свое существование лишь в транслюциде (или в воображении ясновидящего). Расплывчатые видения создаются благодаря усталости оптического нерва, вызванной чрезмерно ярким светом, которая заканчивается благодаря передаче его функций транслюциду, и вызывает появление иллюзий в мозгу, которые придают вид реальных образов простым отражениям астрального света. Поэтому наиболее подходящими для этого рода предсказаний являются люди с нервным темпераментом, у которых кроткий [слабый?] взгляд и живое воображение, и дети приспособлены для этого лучше всех остальных. Но пусть кто-либо не поймет неправильно природу функций, относимых нами к воображению в искусстве предсказания. Мы несомненно видим при помощи нашего воображения, и это является естественным аспектом чуда; но мы видим реальные и истинные вещи, и именно в этом заключено чудо природных феноменов. Мы обращаемся для подтверждения того, что мы говорим, к свидетельствам всех адептов...

В качестве иллюстрации приведем одно письмо, которое рассказывает о сне, подтвержденном при помощи неопровержимых фактов.

Несколько месяцев назад один бабу, Джагат Чандр Чаттерджи, помощник налогового инспектора Моршедабада, был pro tem [временно] назначен на службу в Канди -- провинцию округа Моршедабад. Он покинул свою жену и детей в Берхампуре, столице округа, и остановился в Канди в доме бабу Сурджи Кумар Басакха (помощника налогового инспектора провинции).

Получив предписание проделать некоторую работу в месте, расположенном примерно в десяти милях от Канди, внутри страны, бабу Джагат Чандр условился соответственно отправиться на следующий день. Ночью он увидел во сне свою жену, терзаемую холерой в Бурхампуре и сильно страдающую. Это привело его в беспокойство. Он рассказал утром свой сон бабу Сурджи Кумару, и они оба решили, что это был бессмысленный сон, и приступили без каких-либо посторонних мыслей к своей работе.

После завтрака бабу Джагат Чандр удалился, чтобы немного отдохнуть перед дорогой. Во сне он увидел то же самое сновидение. Он увидел свою жену, сильно страдающую от ужасной болезни, став свидетелем той же самой сцены, и, вздрогнув, проснулся. Теперь он обеспокоился и, встав, рассказал снова сон N 2 бабу Сурджи, который не знал, что на это сказать. Было решено, что так как бабу Джагат Чандр должен отправиться в то место, куда он был послан, его друг бабу Сурджи Кумар будет посылать ему без промедления любое письмо или известие, которое он получит на свой адрес из Бурхампура, и предпримет специальные меры для этой цели; бабу Джагат Чандр уехал.

Едва ли минуло несколько часов после его отправления, как прибыл курьер из Бурхампура с письмом для бабу Джагата. Его друг вспомнил то настроение, в котором он покинул Канди, и, опасаясь дурных новостей, открыл письмо и обнаружил в нем подтверждение повторенного дважды сна. Жена бабу Джагата заболела холерой в Бурхампуре в ту самую ночь, когда ее муж видел ее во сне, и все еще страдала от нее. Получив эти вести, посланные со специальным курьером, бабу Джагат сразу же вернулся в Бурхампур, где была оказана немедленная помощь, и заболевшая в конце концов выздоровела.

Этот рассказ был сообщен мне в доме бабу Лал Кори Мукерджи, в Бурхампуре, и в присутствии самого бабу Джагат Чандра и Сурджи Кумара, которые пришли туда с дружеским визитом, и эта история была таким образом подтверждена свидетельством того, кто был здесь и слышал об этом в то время, когда никто из них двоих еще и не думал о том, что что-то случилось.

Я убежден, что вышеописанный случай может рассматриваться как прекрасный пример присутствия постоянно бодрствующей астральной души человека, обладающей разумом, не зависящим от разума его собственного физического мозга. Однако я был бы очень обязан, если бы вы любезно согласились дать объяснение этого феномена. Бабу Лал Кори Мукерджи является подписчиком "Теософиста", и поэтому он, конечно, сможет прочитать его. Если он вспомнит даты или увидит какое-либо обстоятельств пропущенное или ошибочно внесенное сюда, автор будет очень обязан ему за предоставление дополнительных деталей и исправление, если это необходимо, каких-либо ошибок, которые я мог допустить, при передаче его рассказа.

Насколько я могу припомнить, это происшествие случилось в 1881 году.

Навин К. Сарман Банерджи, член Т.О.

"Сны -- это интерлюдии, которые создает фантазия", -- говорит нам Драйден; вероятно, показывая, что даже поэт иногда ставит свою музу на службу псевдонаучному предубеждению.

Вышеприведенный пример является лишь одним из целой серии таких явлений, которые могут рассматриваться как исключительные случаи во время сна, среди общей массы снов, являющихся поистине лишь "интерлюдиями, которые создает фантазия". Это политика материалистической, "фактологической" науки -- всеми возможными способами игнорировать такие исключения, может быть, на том основании, что исключения подтверждают факты, -- но мы полагаем, что скорее для того, чтобы избегнуть неприятной работы по объяснению подобных исключений. На самом деле, если один единственный пример упорно не поддается определению как "странное совпадение", -- что обрадовало бы скептиков, -- тогда пророческие, или проверенные, сновидения потребовали бы полной реконструкции физиологии. И, что касается френологии, то признание и принятие наукой пророческих снов -- (а следовательно и утверждений теософии и спиритуализма) -- как утверждается, "принесло бы с собой новую педагогическую, социальную, политическую и теологическую науку". Следовательно: наука никогда не признает сновидения, спиритуализм или оккультизм.

Человеческая природа -- это пропасть, которую физиология и человеческая наука в целом изучила в меньшей степени, чем те, кто никогда не слышал даже самого слова физиология. Никогда еще высшие цензоры Королевского Общества не были столь сбиты с толку, чем когда они лицом к лицу столкнулись с этой непостижимой тайной -- внутренней природой человека. Ключ к ней -- это дуальное человеческое существо. Это тот ключ, который они не решаются использовать, опасаясь, что если когда-либо дверь в святая святых распахнется, они будут вынуждены одну за другой отбросить свои излюбленные и взлелеянные теории и заключения, которые, как это было неоднократно доказано, являются не большее, чем хобби, ложными, как что-либо, построенное на основе недостоверных или неполных предпосылок и исходящее из них. Если мы должны удовлетвориться половинчатыми объяснениями физиологии относительно бессмысленных снов, как, в таком случае, рассматривать многочисленные реальные сны, подтвержденные фактами? Если сказать, что человек является дуальным существом; что в человеке -- используя слова Св. Павла -- "Есть природное тело, и есть духовное тело", -- и что поэтому он должен, по необходимости, иметь двойную структуру органов чувств, -- это в глазах образованных скептиков равносильно тому, чтобы высказать непростительное и в высшей степени ненаучное заблуждение. И все же это необходимо сказать -- невзирая на науку.

Человек бесспорно наделен двойным набором органов чувств: природных, или физических, которые можно благополучно оставить физиологии для ее занятий; и субприродных, или духовных, полностью принадлежащих к области психологической науки. Пусть будет правильно понято, что латинская приставка "суб" была использована здесь в смысле, диаметрально противоположном тому, в котором она применяется, например, в химии. В нашем случае это не предлог, а префикс, как в словах "субтон" или "суббас" в музыке. На самом деле, так как было показано, что составной звук природы является единичным определенным тоном, основным тоном, вибрации которого исходят из вечности, имеющим бесспорное существование per se [сам по себе], но все же обладающим высотой, доступной лишь "для исключительно тонкого слуха"*<2> -- так же определенная гармония или дисгармония внешней природы человека выглядит для наблюдателя всецело зависящей от характера основной тональности, издаваемой внутренним человеком для внешнего человека. Это духовное ЭГО, или ЛИЧНОСТЬ, служит фундаментальной базой, определяющей тональность всей жизни человека -- этого наиболее капризного, неопределенного и переменчивого из всех инструментов, который в большей степени, чем другой требует постоянной настройки; это один его голос, который подобно суббасу органа лежит в основе мелодии всей его жизни -- будь его тона благозвучными или грубыми, гармоничными или беспорядочными, legato или pizzicato.

Таким образом, мы говорим, что человек в добавление к физическому мозгу имеет также мозг духовный. Если первый целиком зависит по своему уровню восприимчивости от своей собственной физической структуры и развития, то с другой стороны он полностью подчиняется последнему, поскольку он является единственным духовным Эго, и в соответствии с тем, устремлен ли он скорее в направлении двух своих высших принципов,*<3> или же в направлении своей физической оболочки, он более или менее живо запечатлевает во внешнем мозгу восприятие вещей чисто духовных и нематериальных. Следовательно, от остроты ментальных ощущений внутреннего эго, от степени духовности его способностей зависит перемещение впечатлений о том, что воспринимает полудуховный мозг, слова, которые слышит, и то, что чувствует спящий физический мозг внешнего человека. Чем выше духовность способностей последнего, тем легче будет для эго пробудить спящие полушария, вызвать активность в сенсорных ганглиях и мозжечке и запечатлеть в первом -- всегда в состоянии полной неактивности и покоя в течение глубокого сна -- живые картины того, что таким образом переносится. В чувственном, бездуховном человеке, в том, чей образ жизни и чьи чувственные привязанности и страсти полностью разрушили связь между его пятым принципом, или анимальным, астральным эго, и его высшей "Духовной Душой"; и также в том, чей тяжелый, физический труд столь истощил его материальное тело, что сделал его временно невосприимчивым к голосу и прикосновению Астральной Души, -- в течение сна их мозги остаются в состоянии анемии или полной неактивности. Такие люди очень редко, если вообще когда-нибудь, видят какие-либо сны, и реже всего -- "видения, которые происходят на самом деле". У первого, когда приближается время пробуждения и его сон становится менее глубоким, начинают возникать ментальные изменения, которые создают сновидения, в которых разум не играет никакой роли; его наполовину пробужденный мозг производит только картины, которые являются лишь смутными, гротескными репродукциями его диких жизненных привычек; в то время как у последнего -- если только он не занят какой-либо исключительно важной мыслью -- его вечно присутствующий инстинкт активной жизни не позволит ему остаться в таком полусонном состоянии, в течение которого сознание начинает возвращаться, и мы увидим сны разного рода, но когда мы разбудим его, он сразу же и без всякого промедления вернется в состояние полного бодрствования. С другой стороны, чем более духовен человек, тем выше активность его фантазии и больше возможность того, что он получит в видении правильное впечатление, переданное ему его всевидящим, вечно бдительным эго. Духовные чувства последнего, не имеющие препятствий со стороны физических органов чувств, находятся в непосредственной близости с его высшим духовным принципом; последний, хотя он per se [сам по себе] есть квази-бессознательная часть совершенно бессознательного, потому что полностью нематериального, Абсолюта,*<4> -- все же содержащего в себе врожденные способности к Всеведению, Вездесущности и Всемогуществу, который, как только чистая сущность приходит в контакт с чистой сублимированной или (для нас) неощутимой материей, -- передает ему эти свойства в некоторой степени как чистое Астральное Эго. Следовательно, духовно высокоразвитые люди будут наблюдать видения и сновидения в течение сна и даже в часы бодрствования: таковы сенситивы, прирожденные ясновидящие, ныне неопределенно именуемые "духовными медиумами", причем не проводится различие между субъективным ясновидящим, нейрипнологическим субъектом, и даже адептом -- тем, кто сделал себя независимым от своих физиологических идиосинкразий и полностью подчинил внешнего человека внутреннему. Те люди, кто менее развит духовно, будут видеть такие сны лишь изредка, и точность последних зависит от интенсивности их ощущений, относящихся к воспринимаемому объекту.

Если бы расследовать случай с бабу Джагат Чандром более серьезно, мы бы узнали, что по той или иной причине, либо он, либо его жена, были сильно привязаны друг к другу; или, что вопрос о жизни и смерти имел величайшую важность для одного из них, или для обоих. Древняя пословица гласит: "Душа душе весть подает". Отсюда -- предчувствия, сны и видения. Во всех событиях этого рода, по крайней мере, в таких снах действовали вовсе не "бестелесные" духи, причем предупреждение имело отношение либо к одному, либо к другому, либо к обоим из двух живущих и воплощенных эго.

Таким образом, в этом вопросе о подтвердившихся снах, как и в столь многих других, наука стоит перед нерешенной проблемой, непонятная природа которой была создана ее собственным материалистическим упрямством и ее излюбленной рутинной политикой. Ибо, хотя очевидно, что человек -- это дуальное существо, с внутреннем эго*<5> в нем, причем это эго -- "истинный" человек, отличный и независимый от внешнего человека в той степени, в какой в нем преобладает или недостает его материальное тело; эго, сфера чувств которого простирается далеко за предел, дозволенный для физических чувств человека; эго, которое переживет разрушение своих внешних покровов, по крайней мере -- на время, даже когда дурной образ жизни не дает ему возможности достигнуть совершенного единства со своим духовным высшим Я, то есть, сочетать свою индивидуальность с ней, (личность постепенно угасает в каждом случае); и -- есть свидетельства миллионов людей, охватывающие несколько тысяч лет; доказательства предоставлялись и в нашем столетии сотнями наиболее образованных людей, -- часто величайшими светилами науки, -- но мы видим, что все это ни к чему не приводит. За исключением маленькой кучки научных авторитетов, окруженной нетерпеливой толпой скептиков и псевдоученых, которые никогда ничего не видели, и поэтому требуют себе право отрицать все -- мир обречен, как гигантский сумасшедший дом! В нем, однако, существует особое отделение. Оно предназначено для тех, кто, доказав нормальность своего разума, должен с необходимостью рассматриваться как ОБМАНЩИК и ЛЖЕЦ...

Изучен ли феномен сновидений наукой столь тщательно, что она не может больше ничего узнать о нем, поскольку говорит столь авторитетным тоном об этом вопросе? Вовсе нет. Явления ощущения и воли, интеллекта и инстинкта, безусловно, проявляют себя посредством каналов нервных центров, важнейшим из которых является мозг. Особая субстанция, посредством которой происходят такие действия, имеет две формы -- везикулярную и фиброзную, причем последняя из них, как утверждают, является просто проводником впечатлений, которые посылаются к везикулярному веществу и от него. Все же, хотя эта физиологическая структура различается, или подразделяется наукой на три разновидности -- моторную, сенситивную и связующую, -- таинственная деятельность интеллекта остается столь же непостижимой и приводящей в затруднение великих физиологов, как и во времена Гиппократа. Научное предположение о том, что может существовать четвертая структура, связанная с мыслительной деятельностью, не помогло в решении проблемы; оно не смогло пролить даже малейший луч света на эту непостижимую тайну. Наши ученые никогда не поймут ее, пока они не примут гипотезы ДУАЛЬНОГО ЧЕЛОВЕКА.

"Теософист", январь 1882 г.

*<1> "Rituel de la Haute Magie", том I, стр. 356-357.

*<2> Этот тон, как утверждают специалисты, является средним фа фортепиано.

*<3> Шестой принцип, или духовная душа, и седьмой -- чистый духовный принцип, "Дух", или Парабрахм, эманация из бессознательного АБСОЛЮТА. (См. "Фрагменты оккультной истины").

*<4> Любое исключение в этой области будет приниматься теистами и вызовет различные возражения у спиритуалистов. Очевидно, что мы не можем дать в узких рамках короткой статьи полное объяснение этого в высшей степени непонятного и эзотерического учения. Сказать, что АБСОЛЮТНОЕ СОЗНАНИЕ является бессознательным в отношении своей сознательности, и следовательно, для ограниченного интеллекта человека должно быть "АБСОЛЮТНОЙ БЕССОЗНАТЕЛЬНОСТЬЮ", -- это все равно, что говорить о квадратном треугольнике. Мы надеемся развить это утверждение более полно во "Фрагментах оккультной истины". Тогда мы, вероятно, докажем для того, чтобы удовлетворить непредубежденных читателей, что Абсолют, или Необусловленное, и (особенно) несвязанное -- это просто прихотливая абстракция, выдумка, если только мы не посмотрим на нее с точки зрения и в свете более образованного пантеиста. Чтобы сделать это, мы должны будем рассматривать "Абсолют" просто как агрегат, состоящий из всех разумов, как всеобщность всех существований, неспособная проявить себя кроме как через взаимодействие своих частей, так как Он абсолютно неспособен к сознаванию и не существует вне своих феноменов, и полностью зависит от своих все время взаимосвязанных Сил, которые, в свою очередь, зависят от ЕДИНОГО ВЕЛИКОГО ЗАКОНА.

*<5> С одним ли единичном Эго, или Душой, как утверждают спиритуалисты, или с несколькими -- то есть, состоящими из семи принципов, как учит восточный эзотеризм, -- это в данном случае не является вопросом для обсуждения. Сначала мы докажем, используя наш общий опыт, что в человеке существует нечто, выходящее за пределы бюхнеровской силы и материи.