Владимир Шмаков. Великие арканы Таро

Издание: OK, http://magister.msk.ru/

 

Аркан XI

 

       I. Традиционные наименования:

Vis Divina; Vis Нитапа; Vis Naturalis; Leo dominatus; Сила

II. Буква еврейского алфавита:

             כ (Каф).

III. Числовое обозначение:

             Двадцать.

IV. Символическое начертание:

         Утреннее солнце ярко освещает своими лучами беспредельное поле, покрытое чудной, сочной, еще влажной от росы травой, густо и ровно закрывшей землю пушистым ковром. В простой, но преисполненной величия позе стоит девушка в синем платье, надетом прямо на тело. Правая рука и правая грудь обнажены. Платье придерживается разноцветной вытканной узкой лентой, обхватывающей стан девушки два раза, — первый раз в талии, а второй у бедер и спускающейся книзу с двумя кистями, причем одна несколько выше другой. Ярко-огненные волосы девушки, придерживаемые жемчужной сеткой, закинуты назад и, сложенные несколько раз вместе, образуют спускающуюся на спину прическу вроде небольшой косы, которая сохраняет свою форму благодаря пяти серебряным связывающим ее кольцам. Над головой девушки витает в воздухе светящийся серебряным светом знак бесконечности ( ∞ ). Около девушки сидит на задних лапах лев. Он приподнялся на передние лапы, его голова закинута назад и девушка легко и свободно раскрывает ему пасть. Она делает это как бы совершенно шутя, попутно, не обращая даже на это своего внимания; ее голова слегка наклонена вниз и в сторону от льва, и, глубоко задумавшись, она пристально куда-то смотрит. Лев выражает беспокойство, его хвост судорожно бьется по земле, но, вместе с тем, он совершенно покоряется девушке, как бы сознавая, что никакая борьба в принципе невозможна.

 

 

§ 1. О великой грани между Арканом Х и последующими Арканами. Второй цикл Арканов как система
принципов Мира Бытия

 

       Аркан XI Священной Книги Тота начинает собой новый цикл Великих Арканов, резкой гранью отличающихся от предшествующих. Как тернер первых трех Арканов, трактующий об Ипостасях Божества, возвышается над другими Арканами, так и система первых десяти Великих Арканов господствует над Арканами последующими. Арканы первого цикла лежат выше времени, лежат выше самого принципа движения. Они развертывают ряд высочайших доктрин, в которых всякое познаваемое движение, всякое эволютивное стремление теряется, как теряется течение реки в величавом покое океана. Именно в силу этого все иероглифы первых десяти Арканов носят на первый взгляд отпечаток искусственности, начиная с неподвижно стоящего Мага, кончая Колесом, все они немыслимы в нашей жизни, все они даны в виде запечатленных мгновений, абстрактных и неестественных положений. В противоположность изложенному, все Арканы второго цикла содержат в самом существе своем движение. Если первый цикл есть система принципов бытия, то второй цикл есть система активных деятелей, осуществляющих жизнь.

       Вторым существеннейшим отличием второго цикла Арканов от первого является то, что все Арканы, начиная с XI-го по XX, в самих себе носят свое отрицание. Иначе говоря, все Арканы этого цикла выявлены в бинерах. Содержа в себе движение, и даже более того, будучи самими движением, каждый Аркан этого цикла является выявленным, с абсолютным совершенством вихрем. Каждый вихрь есть не только замкнутая и нераздельная, но и неслагаемая система. Из математической теории вихря известно,[1] что вихри могут входить во всевозможные соотношения между собой, но при этом ни один из них не разрушается и не соединяется с другими. В полной аналогии с этим, каждый Аркан второго цикла, как абсолютный космический вихрь, вполне независимо пронизывая все мироздание, живет своей собственной жизнью, имеет свою собственную цель.

       Два соответствующих друг другу Аркана, сефиротический и деятельный, находятся в еще более глубокой зависимости, чем та, которая наблюдается между нуменом и феноменом. Феномен — это лишь зафиксированный облик нумена недвижный и безжизненный; в нем нет ни воли, ни собственной силы, ни собственного движения. Феномен — это, так сказать, лишь запечатленный вид на сечение нумена, но не само сечение. Сечение нумена, как аспект самодовлеющей силы, есть само по себе сила бесконечная; феномен это снимок с этой силы, это есть лишь некоторое клише, есть отзвук, есть эхо, но не самый звук. Деятельный Аркан есть тот же самый нумен, как Аркан сефиротический, он также есть источник силы бесконечной и сам по себе есть самодовлеющая сила. Как тот, так и другой, имеют одинаково дар творить феномены чрез запечатление своих аспектов. Оба эти Аркана суть лишь два состояния, две модификации [2] одной и той же перманентной сущности. Вводя элемент движения, мы переходим от Сефиры к Аркану деятельному, устраняя его, мы возвращаемся к Сефире.[3]

 

 

§ 2. Об иероглифе Аркана XI. Аркан XI
как аналог Аркана I

 

       Аркан XI начинает собой новый цикл Арканов Священной Книги Тота и является прямым отображением в Мире Бытия Аркана I. Как Аркан I представляет собой учение о Божестве, Сила и Мощь Которого устрояет мир и течение его жизни, так Аркан XI является учением о космической энергии, как первоверховной основе вселенной. Как поза Мага выражает независимость Его самодовлеющего достоинства, так и поза Девушки выявляет величие господства в мире энергии. Как Маг, так и Девушка имеют над челом своим знак бесконечности ( ∞ ), как естественный атрибут высшей самодовлеющей силы. На иероглифе изображена девушка, — это показывает, что она пассивна по отношению к Магу. Она не женщина, но повелевает над львом. Это раскрывает, что энергия, хотя и пассивна по отношению к своему высшему источнику, вместе с тем в том плане, в котором она проявляется, она активна и не требует для своего бытия и проявления действия активности в этом низшем плане. Синее одеяние Девушки показывает, что всякая сила Мира Бытия, имеет своим источником и своей сущностью ментальный мир. Лев, как царь и сильнейший из животных, есть естественный символ внешнего проявления силы. Его покорность и подвластность девушке выражают, что всякое внешнее проявление зиждется и осуществляется мощью внутренней сущности. Широкое ровное поле знаменует собой, что для всякого проявления силы необходимо наличие соответствующего простора.

 

 

§ 3. Основы учения о космической энергии

 

       «С научной точки зрения дух и материя совершенно различны. С философской точки зрения они составляют одно. Дух и материя различны, как различны между собой вода и снег. — А ведь последние вовсе не различны, ибо снег не что иное, как вода. Когда колебания духа становятся более интенсивными, он обращается в материю, а когда колебания материя становятся неуловимее, она обращается в дух».

Инайят-Хан.[4]

 

 

I. О двух видах энергии: энергия кинетическая
и потенциальная

 

       Основой теоретической механики, как известно, является закон Роберта Майера о постоянстве в мироздании суммы кинетической и потенциальной энергий. Между тем, общепринятое определение этих двух видов энергии противоречит истинному существу явлений. В самом деле, мы говорим, что масса М обладает потенциальной энергией Т1 тогда, когда, будучи предоставлена самой себе устранением сдерживающих препятствий, она разовьет некоторую скорость, причем  = T. Из этого определения и вытекает представление о потенциальности энергии как о ее стационарности и замкнутости, т. е. невозможности активного во вне проявления. Между тем, вполне очевидно, что изложенное может иметь место лишь тогда, когда М находится в некотором силовом поле, порождаемом индуктором А. Иначе говоря, существует положение, что потенциальность состояния энергии в некотором факторе есть достаточный признак существования некоторого постороннего силового поля. Потенциальность состояния энергии сама по себе есть фикция, ибо в действительности в факторе в данный момент вовсе никакой энергии нет. Последнее очевидно, ибо с устранением силового поля никакого кинетического движения не воспоследует, и вся бывшая в этом факторе потенциальная энергия превратится в нуль; Т1 = 0. Итак, закон Роберта Майера всегда должен прилагаться не к одному движущемуся фактору, а к совокупности такового с индуктором А того поля, в котором этот фактор движется. В том виде, в каком этот закон обыкновенно выражается, он предполагает постоянство всех в мире не только самих индукторов, но и интенсивности и напряженности их полей. Вполне понятно, что таковой закон может быть справедливым лишь в некоторых частных случаях. Так, он вполне применим к земному притяжению и силе тяжести на земле вообще, но совершенно не приложим к астрономии, где индукторы силы тяготения — космические тела по отношению друг к другу передвигаются.

       Поясним сказанное примером: пусть мы имеем некоторое тело в космическом пространстве, находящееся в поле двух планет. Пусть в некоторый момент времени t1, эта система находится в равновесии, т. е. пусть наше тело находится как раз на мертвой точке этих двух полей, и пусть она имеет некоторую дифференциальную скорость dv. Посмотрим, что будет происходить с этим телом в дальнейшем. Исаак Ньютон в своих «Principia Naturalis Philosophiae Mathematica» дает эту так называемую «задачу о трех телах», в следующем виде: «Для известного момента даны положения трех взаимно притягивающихся тел. Определим их положения и движения для любого данного момента». Пусть одна из планет будет удаляться от других двух космических тел; тело М придет в движение по некоторой кривой. Из изложенного вытекают следующие положения: Мы всегда можем себе представить, что тело М пришло в данную точку пространства путем постепенного полного израсходования всей имевшейся у него кинетической энергии. В силу того, что два поля взаимно друг друга уничтожали в этой точке, это тело в первоначальный момент не имело никакой потенциальной энергии. Между тем, через некоторое время без всякого действия какой-либо вне лежащей силы простое изменение взаимного положения двух тел, абсолютно никакого отношения к данному телу не имеющих (ибо их влияния парализованы), повлекло за собой нарастание кинетической энергии. Таким образом, действительно, понятие о потенциальности состояния энергии является справедливым только при условии полной неизменяемости поля индуктора. Вообще же говоря, оно должно быть формулировано так: Потенциальная энергия в теле есть функция геометрической суммы напряжений полей всех видов энергии всех тел во всем мироздании. Она равна нулю в пространстве вообще и имеет конечную величину при приближении к определенному индуктирующему центру.

       Из вышеприведенных примеров видно, что при наступлении взаимодействия между силовыми полями количество энергии, которое потенциально заключено и может кинетически проявиться в некотором факторе, изменяется; это последнее и приводит нас к новому понятию, которое я буду называть ценой потенциального состояния энергии. Эта цена выражается отвлеченным коэффициентом, равным единице, когда силовое поле предоставлено самому себе, и равным нулю, когда поле парализовано действием равного противоположного. Резюмируя все изложенное, мы можем сказать, что так называемый закон Роберта Майера есть не что иное, как условное допущение, что все поля мироздания имеют перманентные цены. Это последнее приложимо исключительно к земному тяготению, ибо в более частных случаях поля изменяются по своей интенсивности, а в более общих — космических, вследствие изменения взаимных соотношений и взаимного обесценивания. Возвращаясь к ньютоновской задаче о трех телах, мы видим, что как раз в данном случае понятие о цене поля сказывается во всей своей мощи, а посему закон тяготения, выведенный в предположении постоянства цены, непреложим в силу самого существа проблемы. Вот где лежит объяснение общеизвестного факта, что задача о трех телах осталась неразрешенной.

 

 

II. О трех модификациях космической энергии

 

       Единая и нераздельная в перманентной сущности своей космическая энергия осуществляет свою мощь в виде активного тернера в Мире Проявленном; этот тернер слагается из трех членов:

       Йод этого тернера — пульсирующее колебание, принцип которого есть то, что мы называем электричество.

       Хе этого тернера — силовое поле в общем смысле этого слова. Принцип этой модификации энергии нам известен под именем магнетизма.

       Bay этого тернера — флюидическое состояние энергии, или так называемое «состояние истечения». К этому состоянию относятся все непосредственно ощущаемые виды энергии, которые всегда и неизменно имеют электромагнитную природу и находятся в состоянии неустойчивого равновесия.

 

 

III. Об электричестве как активной модификации
космической энергии

 

       Электричество, рассматриваемое отдельно от магнетизма, представляет из себя лишь абстрактный принцип, ибо всякое электрическое явление в природе всегда неотделимо от сопутствующих ему явлений магнетических. Этот вид энергии сам по себе есть естественное олицетворение понятия о кинетическом состоянии энергии. Под кинетическим или динамическим состоянием энергии я понимаю то, когда, передвигаясь по поверхностям уровня (пересекая их), энергия автоматически дает механический или тепловой эквивалент, воспринимаемый соответствующим объектом. Под потенциальным или стационарным видом энергии я понимаю то, когда энергия может быть без затраты работы переносима по поверхностям уровня, причем эта энергия не будет реагировать лишь до встречи с соответствующим объектом, после чего она, в свою очередь, даст механический или тепловой эквивалент. Итак, кинетическое состояние энергии — это состояние свободное по отношению к ней самой, но всякое отклонение или изменение ее природы, устремления или места требует затраты работы. Наоборот, потенциальное состояние энергии есть состояние, связанное по отношению к ее собственной природе, а, в силу этого возможно ее перемещение без затраты энергии со стороны внешней силы. Поясним сказанное примерами. Кинетическое состояние энергии — это, например, свободная электрическая сила, которая, переходя с одного потенциала на другой, тем самым изменяет свою собственную природу: теряя вольты, она или увеличивает число амперов, или же производить некоторую работу. Потенциальное состояние энергии — это, например, сферическая молния, которая может быть перемещаема без нарушения ее собственной сущности. В силу общего принципа, что всякое высшее может ограничиваться, нейтрализироваться или частью уничтожаться лишь в силу своих собственных свойств и качеств, непосредственно следует, что энергия свободная ничем задержана быть не может, она может быть лишь воспринята пассивным объектом, но сохранить ее как таковую мы не в силах. Отсюда непосредственно явствует, что потенциальность состояния энергии устрояется ею самой, и что это последнее состояние вполне равноправно с состоянием кинетическим. А посему потенциальное состояние энергии есть не отсутствие ее в данный момент и лишь возможность приобретения ее при движении, а таковое ее состояние, когда отдельные элементы, оставаясь кинетическими, друг друга взаимно обессиливают. Классическим примером к сказанному является материя, которая есть не что иное, как потенциальное состояние энергии, и притом наиболее устойчивое.

 

       «Материя есть не что иное, как силы, наполняющие пространство».

Демокрит.

 

       Каждая единица массы материи во вселенной сама по себе, в силу своей собственной природы, является аморфной модификацией некоторого вполне определенного количества энергии, которая может быть при надлежащих условиях, т. е. при наступлении дематериализации материи, вновь обращена в кинетическое состояние, способное совершить то же самое количество единиц работы, которое соответствовало материальному состоянию энергии. Итак, истинное понятие о потенциальности состояния энергии никакого отношения к понятию о поле не имеет, а вытекает непосредственно из принципа атомности энергии.

       Познаваемый человеком мир есть мир энергии в полном и абсолютном значении этого слова. Во вселенной все связано между собой; нет ни одного явления в ней, которое бы так или иначе не обусловливалось действием нумена высшей природы. Плавной и эластичной, но, вместе с тем, твердой и незыблемой цепью все связано между собой; все проявления и все движения в мире суть лишь отдельные звенья великой цепи, начало которой есть Божественный Мир Духа, а конец есть мир низшей физической природы. В силу этого, всякое движение во всех планах вселенной всегда воспринимается в виде пульсации и проявляется в вихре, в свою очередь распадающемся на бесчисленный ряд дифференциальных вихрей, каждый из которых, будучи элементом, в то же время живет своей собственной индивидуальной жизнью. Если все эти отдельные атомные вихри ориентированы так, что их динамическая энергия складывается, целое высшего вихря, как их интеграл, становится кинетической модификацией энергии; если, наоборот, они друг друга обессиливают взаимно, целое становится потенциальной модификацией энергии, т. е. его энергия замкнута и лишена возможности активного во вне проявления. Итак, основой обоих видов энергии является вихрь. Потенциальности ее состояния соответствует стационарное и недвижное положение вихря. Кинетическое состояние энергии — это тот же вихрь в состоянии движения; в этом виде своем, в силу общего закона, что плоскость пульсации перпендикулярна линии тока, вихрь в пространстве порождает некоторое геометрическое место точек в виде тела, полученного вращением синусоиды. Это последнее и показывает, что вибрационное состояние перемещающейся энергии есть лишь простое следствие ее вихревой природы. Повторность колебаний и их периодичность является уже следствием флюидичности состояния энергии, состоящего из ряда следующих друг за другом в расстоянии λ (длина волны) вихрей. Линия тока — это траектория точки, называемой центром вихря, которая лежит на пересечении всех линий, нормальных к соответствующим им дифференциальным площадкам поверхности пульсации.

       Существует принцип, который я назову принципом косности: «Каждая модификация энергии во вселенной стремится сохранить данный вид ее манифестации, и притом настолько, что способна оказывать своей собственной силой дифференциально малое противодействие всякому внешнему воздействию, стремящемуся изменить этот вид».

 

       «Всякая вещь стремится сохранить себя и противодействует своему уничтожению; поэтому из природы вещи не следует конец ее бытия и продолжительность ее существования»,

Спиноза.[5]

 

       При встрече с конечными противодействиями этот принцип места не имеет, но при свободном распространении энергии он сказывается во всей своей мощи. Так, например, линия тока, вообще говоря, всегда приближающаяся к кратчайшему пути в данном пространстве, но при неоднородности или не при абсолютно совершенной аморфности данного пространства эта траектория видоизменяется так, чтобы энергия могла его пройти без изменения своей природы.

       Бинерность строения электричества есть классический случай применения теории о бинере; она выявляет основной принцип всего учения о пассивности — равноправность и эквивалентность минусового члена с плюсовым. Обусловливая друг друга, эти два вида космической энергии и создают все бесконечное множество разностей потенциалов, которые и порождают жизнь мира.

 

 

IV. О магнетизме как пассивной модификации
космической энергии

 

       Магнетизм, как и электричество, в отдельности является лишь абстрактным принципом, ибо все явления мироздания имеют электромагнитную природу. Несмотря на неразрывную связь между электричеством и магнетизмом в области феноменальных проявлений, между их нуменальными принципами лежит глубокая грань. Как электрическое состояние энергии по существу есть состояние динамическое, так магнитное состояние по существу есть состояние стационарное. При изучении электричества мы вводим понятие о пространстве лишь для удобства исследования; наоборот, при изучении магнетизма понятие о пространстве является краеугольным камнем всего учения о нем, ибо вне пространства понятие о магнетизме есть лишь символ без содержания. Подобно электричеству, магнетизм может быть в обоих состояниях, как кинетическом, так и потенциальном. Но вместе с тем, магнетизм отличен от электричества тем, что переход из одного состояния в другое, из кинетического в потенциальное, или обратно, зависит не от самого магнитного центра, а от вне его лежащего фактора. Именно благодаря этому магнетизм и является пассивной модификацией энергии.

       Учение о магнетизме — это синоним учения о силовом поле: всякий магнитный центр порождает в окружающем его пространстве некоторую систему абстрактных натяжений, претворяющихся в реально действующие силы при наличии гармонирующего объекта. Из сказанного и вытекает основное положение теории о магнетизме: всякое магнитное явление требует для своего существования по крайней мере двух факторов, из которых один является магнитным центром, а другой объектом.

       Из понятия о пространственности магнетических явлений вытекает следующее, весьма важное по своим последствиям, положение, определяющее существеннейшее отличие магнетической энергии от электрической. Электрическая энергия воспринимается объектом в полной мере, независимо ни от массы его, ни от его положения в пространстве; масса объекта обусловливает лишь результативный потенциал после того, как она реализирует всю динамичность электрического импульса. Энергия магнетическая воспринимается объектом в строгой зависимости от его массы, его пространственного протяжения и его положения в пространстве магнитного поля. В том случае, когда в поле помещены два объекта, каждый из них воспринимает точно такое же количество энергии, какое бы он воспринял, если бы другого не существовало. Полное использование магнитной энергии объектом возможно лишь при полном заполнении всего пространства магнитного поля.

       Рассмотрим теперь те процессы, которые происходят под действием магнитного поля. Пусть в поле некоторого индуктора А помещен объект с массой m. Если имеются какие-либо задерживающие препятствия, мешающие движению, у него будет лишь абстрактная возможность энергии, которую ошибочно называют потенциальной, ибо в действительности энергия в это время имеется в одном лишь индукторе. Если сдерживающие препятствия будут устранены, объект придет в движение по направлению силовых линий и в этом равномерно-ускоренном движении приобретет некоторое количество кинетической энергии, определяемое выражением . Если теперь этот объект встретит какое-либо противодействие, то вся эта энергия, превратившись в некоторый эквивалент, может быть не только устранена из действия поля, но и через претворение в какой-либо безличный вид энергии может быть вовсе рассеяна в мировом пространстве, т. е. пойти на изменение общемировой энтропии. Таким образом, часть энергии, заключавшейся прежде в индукторе, может быть извлечена из него без изменения как его массы, так и всех других состояний, кроме состояния магнитного. Отсюда непосредственно следует, что, например, сила тяготения, которая является классическим случаем силы магнитной, не вполне зависит от массы и a priori возможен случай, когда масса будет вовсе лишена силы тяготения. Итак, мы пришли к одному из основных законов учения о магнетизме: «Всякое движение какого-либо объекта силами поля происходит за счет энергии индуктора и продолжается до тех пор, пока вся эта энергия индуктора не будет исчерпана и не перейдет в кинетическую энергию объекта».

       Магнитное поле индуктора изменяется в зависимости от суммы произведенной за его счет энергии. Общим потенциалом поля я называю коэффициент, определяющий отношение количества силовых линий в единице пространства данного частного поля к таковому количеству среднего общемирового поля. Цена и потенциал поля — понятия совершенно различные: потенциал определяет мощность поля вообще, а цена показывает интенсивность проявления поля в данном частном случае при противоречивом влиянии нескольких полей.

       Магнитная энергия проявляется в двух полярных модификациях: если индуктор порождает поле с потенциалом, отличным от единицы, то данное состояние магнитной энергии индуктора является кинетическим, если же этот коэффициент равен единице, то потенциальным. В первом случае индуктор создает поле, простирающееся беспредельно; классическим примером этого является сила тяготения и вообще все виды магнитной энергии, имеющие поверхности уровня в виде концентрических сфер. Существеннейшим и основным показателем наличия именно такового вида магнитного поля является то, что оно не имеет полюсов, т. е. поле однозначно. Во втором случае индуктор создает поле, постепенно сводящееся к нулю по мере отдаления от центра. Такое поле, будучи помещено в центре сферы бесконечно большего радиуса, вовсе на нее не действует, в то время, как в первом случае, очевидно, такая сфера полностью воспринимает действие индуктора. Из сказанного явствует, что второй вид энергии может иметь место лишь в отдельных точках пространства: этот вид энергии не макрокосмичен, сюда относятся все многополюсные поля, т. е. поля не со сферическими поверхностями уровней. Существеннейшим и основным показателем наличия именно такового вида магнитного поля является то, что оно имеет, по крайней мере, два полюса, т. е. что поле неоднозначно. В первом случае магнетизм кинетический способен производить работу, что является следствием того, что данный индуктор имеет высший потенциал, в сравнении с окружающей средой. Наоборот, во втором случае потенциальный магнетизм сам по себе никакой работы произвести не может; он способен лишь аккумулировать энергию через внутреннюю переориентировку элементов той массы, где он проявляется.

 

 

V. О флюидическом состоянии энергии,
о силах магнитных и силах безличных,
об элементарии и элементале

 

       Флюидическое состояние энергии наилучшим образом определяется самым его определением, что оно есть состояние энергии во время ее истечения. Всякая сила космоса всегда имеет своим генезисом переход некоторого высшего центра в состояние активности. Все силы природы разделяются на две основные группы: на силы, несущие в себе свое направление, характер или преимущественное, предпочтительное пред другими использование своей динамичности в некотором определенном индивидуально данной силе присущем виде и на силы безличные или, вернее, безразличные к тональностям встреч и взаимоотношений с такими же подобными или же инертными пассивностями. Всякая модификация личной силы всегда имеет, по крайней мере, два плана. Это последнее и показывает, что, вообще говоря, всякая личная сила, проявленная во вне, построена по типу элементала, но, вместе с тем, она отлична от него и посему носит в оккультной традиции общее наименование элементария.

 

        «В своей невидимой эволюции всякая человеческая мысль, переходя в тот мир, изнанкой которого служит физический порядок, делается деятельной сущностью, соединяясь воедино с каким-нибудь отдельным элементом, т. е. с одной из полусознательных сил Царства Жизни. Эта мысль живет как деятельный разум, как творение, созданное духом, и живет в течение более или менее продолжительного периода времени, пропорционально интенсивности мозгового действия, породившего эту мысль. Таким путем, всякая светлая мысль увековечивается как могущество деятельное и благотворное, а темная — как могущество демоническое и зловредное».

Станислав де Гуайта.[6]

 

       Элементал есть сущность силы, определяющая ее стихийный аспект. Он отличен от живого существа отсутствием собственной воли и индивидуальности. Все элементалы каждой стихии между собой одинаковы по свойствам и отличаются лишь степенью своей выявленности. Из этого общего определения вытекает, что всякий элементал представляет из себя двухпланное существо; низшая его сторона является деятельной, она именно осуществляет активные воздействия на среду, в то время как высшая сторона является управляющим началом, которое и сообщает всем этапам этих действий свойственную данному элементалу тональность. Элементарий имеет эти же качества и свойства, но, вместе с тем, элемент личности в нем уже несравненно более выявлен; в то время как каждый элементал может обладать лишь одной из четырех стихийных тональностей, элементарий, вообще говоря, вовсе не стеснен никакими рамками и его возможные тональности столь же многообразны и бесчисленны, сколь безгранично число элементов в существе человеческом. Элементал есть прежде всего агент реализации. Он осуществляет свойственный ему стихийный аспект высшего импульсивного действия, совершенно безразлично относясь к тому, какова собственная тональность этого действия, каково его место и какова роль в общей экономии мироздания. Элементал по существу своему безразличен; к другим стихийным тональностям он нечувствителен вовсе; к импульсам его стихии его восприимчивость прямо пропорциональна напряженности и интенсивности вибраций импульсирующего центра. Элементарий, хотя и не имеет, подобно элементалу, личной свободной воли и индивидуальности, но, однако, он представляет из себя вполне определенную особь. Элементарии не связаны стихиями, они выше их и сами порождают свое действие в стихийных аспектах через целый комплекс элементалов. Элементарий представляет собой как бы переходную ступень между лишенным вовсе личной индивидуальности элементалом и наделенным ею в полной мере человеком. Элементарий, порожденный человеческим существом, в момент своей эманации представляет из себя некоторое количество энергии, находящейся в стационарном состоянии, окруженной другой стационарной же энергией, лежащей в более низком плане и долженствующей играть роль посредствующего тела при встрече элементария с соответствующей пассивностью, в каковое время высшая энергия, играющая роль монады, начнет переходить в динамическое активное состояние, которое и произведет конкретное действие. Отсюда и вытекают следующие законы элементария:

       I. Длительность и жизнеспособность элементария прямо пропорциональны количеству единиц работы, эквивалентной стационарной энергии монады элементария, отнесенной к определенной разности потенциалов двух планов энергии, один из которых соответствует монаде элементария, а другой тому, в котором совершается действие.

       II. Жизненность элементария продолжается лишь до полного исчерпывания энергии его монады, после чего она входит безличным атомом в общую экономию природы.

       III. Стремление, интенсивность и скорость реализации являются функциями общей тональности элементария.

       IV. При встрече двух противоположных элементариев происходит их нейтрализация и порождение нового андрогинного элементария, в котором будут преобладать тональность и направление более сильного элементария.

       V. Из двух элементариев сильнее тот, который при близости между собой планов их монад и посредствующих тел будет иметь большее количество единиц работы, или же планы его монады и посредствующих тел будут более высокими, чем у другого.

       Классическим примером элементария являются мыслеформы. «Всякая мысль есть душа», говорить Бульвер в своем знаменитом романе «Занони».[7] Учение о мыслеформах может быть синтезировано в следующих отдельных положениях:

       1) Мыслеформа состоит из монады, берущей начало в ментале человека и тела из астрала.

       2) Всякая мысль порождает 2 эффекта:

       а) систему радиональных вибраций,

в) определенное астральное тело.

       3) Ясновидящий воспринимает: самую мысль, как пертурбацию ментала человека, которая затем выливается в простую или сложную систему вибраций, уже свободную от него.

       Законы бытия и деятельности мыслеформ всецело относятся к области практического оккультизма, а потому я ограничусь лишь ссылкой на специальный труд Анни Безант,[8] снабженные прекрасными иллюстрациями в красках, дающий все основные сведения о мыслеформах, за пределами которых начинается область, доступная лишь личным усилиям ищущего знания.

       Элементарии, порожденные грубо-чувственной стороной человека, в традиции именуются лярвами.

 

 

VI. Основы учения о силе вообще

 

       Под силой или объективными динамическим состоянием энергии я понимаю то, при котором эта энергия, при встрече с соответствующей воспринимающей пассивностью, оказывает на нее некоторое давление, понимаемое в самом широком смысле этого слова, т. е., что она способна вызвать изменение состояния, в котором эта пассивность до того времени находилась.

       Отдельная силовая линия магнитного поля представляет из себя геометрическое место точек или траекторию движения абсолютной единицы массы, подверженной действию сил поля. Известно, что если в поле помещен объект, в нем начнет индуцироваться сила, приводящая этот объект в движение по направлению силовых линий поля. Воспринятая объектом энергия есть энергия электрическая, и получается она за счет первоначального заряда индуктора. Отсюда и вытекает величайшей важности закон: Всякое магнитное поле способно передавать электрическую энергию; без наличия поля передача на расстояние электрической энергии невозможна; интенсивность передачи электрической энергии есть показатель мощности магнитного поля, и обратно. Динамические силы вообще в принципе возможны лишь в области магнитного поля; через абсолютную пустоту передача динамической энергии есть nonsense. Из этого общего закона непосредственно вытекает, что в абсолютно пустом пространстве одно какое-либо тело в принципе движения иметь не может. Мы можем рассматривать космос, как совокупность мириадов туманностей, за одно тело высшего порядка, и это последнее, согласно приведенному закону, должно быть в своем целом недвижно. Из этого же общего закона при помощи простых построений могут быть выведены все теоремы о неизменяемости положения или траектории центра тяжести системы под влиянием внутренних усилий. Перейдем теперь к исследованию процесса передачи полем электрической энергии.

       Если магнитное поле способно передать энергию индуктора в какую-либо точку, подверженную действию сил поля, то это показывает, исходя из общего принципа непрерывности вселенной, что каждая силовая линия поля есть тот путь, по которому может скользить абсолютная единица энергии, находящейся в стационарном состоянии. Такой перенос энергии совершается во времени, а посему некоторое количество мгновений каждая такая единица энергии будет предоставлена себе самой, а посему она необходимо должна быть в это время замкнутым вихрем. Будучи таковым, единица энергии обладает, вместе с тем, пульсацией, а посему геометрическое место точек круговых сечений, проходящих через центр тяжести вихря и перпендикулярных линий тока, и представляет собой поверхность, получаемую вращением синусоиды вокруг своей продольной оси. Индуктор эманирует одну единицу энергии за другой через промежуток времени равный половине периода пульсации, благодаря чему порождаемый единицами энергии синусоидальные поверхности совпадают, т. е. в пространстве возникают непрерывно следующие друг за другом волны, имеющие одинаковые μ (амплитуда колебания) и λ (длина волны). Каждый отдельный, эманируемый индуктором энергетический вихрь является вполне определенной величиной: это есть наименьшее количество энергии, которое индуктор способен эманировать во вне при помещении в его силовое поле наименьшего количества массы. Эта единица энергии является атомом энергии, определение которого таково: энергический атом есть минимальное количество энергии, которое может эманировать во вне данный индуктор и которое находится в устойчивом, замкнутом и самообусловливающем состоянии и имеет определенные: длину волны, амплитуду колебания и период пульсации.

       Всякая объективная познаваемая нами модификация энергии имеет атомное строение.[9] Это и есть основной закон учения о космической энергии.

       Под высотой тона какой-либо модификации энергии я понимаю количество атомных пульсаций, отнесенных к единице времени.

       Под вибраций данной объективной энергии я понимаю амплитуду колебания ее пульсирующих атомов.

       Под мощностью вибрации я понимаю отношение вибрации данной объективной энергии к вибрациям солнечным.

       Каждый индуктор при появлении объекта в его силовом поле начинает как бы бомбардировать его своими дифференциально малыми энергетическими атомами, чем и насыщает его и сообщает ему кинетическую энергию. Каждый такой отдельный энергетический атом представляет собой чрезвычайно своеобразную систему. Он имеет вид дифференциально маленькой сферы, внутри которой имеется темное ядро, которое гармонично пульсирует с внешней световой сферой. Темная часть атома является как бы его управляющим началом и имеет самодовлеющее значение, в то время как внешняя сфера является как бы световым ореолом и внешним отзвуком основного темного света. Этот последний, в свою очередь, представляется как бы порождением и внешним проявлением еще более высшей сущности, недоступной сознательному восприятию.

 



[1] Н. Poincaré. Theorie des Tourbillons. Paris, 1893; Г. Гельмгольц. Два исследования по гидродинамике.

[2] На плане физическом этой идее соответствует понятие о двух состояниях тела — аморфном и кристаллическом, как углерод, фосфор, сера и т. д.

[3] Процесс эманирования этих принципов во вне и претворения их в деятельные силы и есть тот процесс порождения Элохимов, о котором трактует Каббала.

[4] Проф. Инайят-Хан. Суфийское послание о свободе духа. Стр. 69.

[5] Книга III, гл. VII, стр. 138.

[6] La Clef de la Magie Noire.

[7] Bulver. Zanoni. T. II. Стр. 69.

[8] «Les Formes-Pensées» par Annie Besant et C.-W. Leadbeater. Traduit de l’Anglais par I. L. S. Avec cinquante huit illustrations. Paris, Publications Theosophiques, 1905.

[9] Об открытиях в этой области современной европейской науки см.: Проф. Уильям Рамзай. Элементы и электроны. Перевод с английского В. В. Дельгаз под редакц. проф. А. Н. Шилова. Москва, 1913.