Н. Федоров

О РИЧЛЕ

"Религия есть не знание, а образ жизни, чрез который человек поставляется в известные отношения к Богу". "Бога следует определять в смысле величины не метафизической, а этико-практической", иными словами - Бог есть любовь. (По ветхозаветному же "Бог определяется в смысле мудрой и святой власти, полагающей для себя целью осуществление в мире почитания этой власти и требующей безусловного ей повиновения от людей".)

Великого богослова новой немецкой империи изрекшего эти положения, не раз приглашали и в новую столицу Империи и в университет присоединенного к Империи Страсбурга, но он остался в Геттингенском. Это не помешало ему стать повелителем всего последующего протестантского богословия. "На большинство немецких теологов масса ученого материала, которым располагал Ричль, и новая точка зрения при распределении этого материала подействовала ошеломляющим образом". Страннее всего то, что самый темный из новых мыслителей после Канта стал главою богословских рационалистов. Если, однако, темнота помогает двусмысленности и уклончивости там, где чувствуются затруднения от противоречий и от нерешительности высказаться искренно и определенно, то дивиться в успехе "Ричля Темного" в расшатанном современном протестантизме нечего.

В 1870 году, в год франко-прусской или, вернее, франко-германской войны, вышел 1-й том главного труда Ричля - "Die christliche Lehre von der Rechfertigung und Versöhnung", а католицизм как раз в этом же году признал непогрешимость папы. В 1874 г. вышли 2 и 3 тома того же сочинения, отвергающего все мистическое и метафизическое и признающего лишь практически-реалистическое, нравственное. Науку Ричль отождествляет, к сожалению, с метафизикой; религия же, по его учению, "появилась из практического стремления устранить противоречие, в котором человек как духовная личность находится по отношению к внешнему миру. В отыскании высочайшей духовной силы, которая устранила бы это противоречие, и лежит цель всех стремлений религий". "Царствие Божие", по Ричлю, "есть коррелат любви, поскольку оно представляет из себя общество учеников Христовых, соединенных между собою любовью в видах осуществления духовно-нравственных целей". Вся система Ричля есть, таким образом, полное выражение узкого реализма. "Все у него концентрируется около трех слов: цель (Zweck), конечная цель (Endzweck), самоцель (Selbstzweck). Божественное откровение, по Ричлю, есть только оглашение (Kundmachung) Божественной воли".

 

По определению Ричля "Христианство есть духовно-нравственная религия, утверждающая в идее богосыновства (Gotteskindschaft) <<1>> или в идее искупления человечества Иисусом Христом блаженство человека и созидающая на основах любви нравственную организацию среди людей, в чем, в свою очередь, осуществляется идея Царствия Божия". Христианство, по Ричлю, "включает в себя два элемента: 1) собственно - религиозный: блаженство человека, выражающееся в господстве последнего над миром, и 2) этический, нормирующий поведение человека". Оба эти элемента объединяются в Боге.<<2>> Ричль сравнивает два эти элемента с эллипсом, "завершающимся с одной стороны религиозной идеей богосыновства или искупления (господство над природою), а с другой - нравственною идеею Царствия Божия".

 

Учение о соединении всех живущих для воскрешения умерших очень сходно с ричлианством в словах, но совершенно противоположно ему в понимании действительности... Кажется несомненным, что различие ричлианского богословия от православного богодейства (или проективного богословия) состоит в том, что первое, немецкое, обращает дело в мысль, тогда как второе, наше русское, требует обращения мысли в дело, а наука, обращенная в принадлежность всех, становится средством превращения мысли в дело. Отделяя знание от дела, Ричль совершенно разделяет два разума. Отыскивать высочайшую силу, которая устранила бы противоречие, не значит ли обращать Бога в свое орудие? "Божественное откровение, по определению Ричля, есть только проявление Божественной воли, выражающейся в утверждении на земле Царствия Божия"; а "Царствие Божие, по Ричлю, есть не более, ни менее, как организация человечества в целях нравственного поведения из мотивов любви, сводимой у Ричля к понятию воли". Не проще ли было бы, однако, сказать, что Царствие Божие есть объединение всех живущих, всех сынов, всех разумных существ для воскрешения отцов?

1 Богосыновство должно быть понимаемо как устранение, отрицание богоотчуждения; а по признании богосыновства становится уже обязательным сознание братства в противоположность богоотчуждению, при котором держится небратство. Братство же дает блаженство, т. е. воскрешение отцов, как следствие господства над миром.

2 Эти два элемента соответствуют объединению для обращения природы из царства поглощения в царство воскрешения, или объединению для воскрешения.