Н. Федоров

О СЛАВЯНОФИЛАХ-ФАРИСЕЯХ
И ЗАПАДНИКАХ-САДДУКЕЯХ <<1>>

В календарном порядке славянофилам естественно было бы отвести для специального их поминовения первую, приготовительную к покаянию неделю. Саддукеям, к сожалению, не отведено места в ряду покаянных недель; но, принимая во внимание, что фарисейство, как и славянофильство, - лишь маска, и что, следовательно, фарисеи - те же саддукеи, а славянофилы - те же западники, отделить их совершенно друг от друга невозможно; у них, грешивших одним и тем же грехом неискренности, должно быть и общее покаяние.

Да и на следующей в календарно-церковном порядке неделе сын блудный есть саддукей, а старший сын - фарисей.

Фарисейство есть мнимое братство и недействительное родство. Саддукейство есть дефратернизация и депатриация.

Западничество, отрицая отечество, заменяет братство гражданством; славянофильство признает мнимое отечество и недействительное братство.

Языков, обладавший сильным словом и привыкший видеть внимательных слушателей, должен был пережить страшные минуты при смерти, видя, что окружившие его ...., считавшиеся его друзьями, не удостоили даже ответить на его вопрос.<<*1>>

1 К фарисеям нужно причислить и Л. Н. Толстого, хотя он не славянофил и враг воскресения; к саддукеям же надо присоединить и В. Соловьева, хотя он допускает даже долг воскрешения.

*1 Упоминаемый здесь вопрос Языкова "друзьям" перед смертью по поводу одной прочитанной Языковым книги был "Веруют ли они в воскресение мертвых?" Так передает об этом Погодин (Москвитянин, 1846 г., № 11 и 12-й, стр. 254 и 258). Киреевский же (Полн. собр. сочин., 1, 97-99) передает вопрос так: "Верят ли они воскресению душ?" Как эта вторая редакция "в оригеновском духе", так и в особенности полное молчание "друзей" на вопрос Языкова, молчание, понимаемое Николаем Федоровичем как отказ от признания возможности воскресения, вызвало его нерасположение к славянофилам, нерасположение, которым объясняются многие резкие выражения его о них. Что касается книги, подавшей Языкову повод к этому вопросу, то Николай Федорович делает предположение, не была ли это книга Charles Stofiels'a "Résurrection". Paris, 1840, из которой в рукописях Н. Ф-ча сохранились следующие выписки, указывающие на замечательные совпадения мыслей французского писателя, с учением самого Николая Федоровича, познакомившегося с книгою тогда, когда его собственные воззрения давно уже сложились:

"La nouvelle alliance de Dieu avec l'homme rétablit l'antique alliance de l'homme avec le monde. Le nouvel Adam est rédevenu ce qu'ètait l'homme primitif, - l'âme vivante de la terre: il a ressaisi sa puissance sur les éléments, il a fait rentrer la nature sous sa providence. (Jean. XIV, 12, 13. Marc. XI, 24. Luc. XVII, 6. Matt. XXI, id. X, 8)".

"Mais quelles plus grandes choses que celles que le Maître a faites sonts donc réservées ses disciples? Quels plus grands miracles sont possibles que de soumettre la Mort?"

"C'est à l'Humanité seule, constituée en Eqlise Universelle, fondue en unité, qu'il est réservé d'accomplir de plus grandes choses qu'à l'Homme-Dieu".

"Apràs le rétablissement de l'unité de Dieu avec l'homme par l'œuvre et dans la personne du Christ, doit donc être rétablie immédiatment l'unité de l'homme avec l'homme, d'où résultera enfin l'unité de l'homme avec la Nature, - triple unité dont la réalisation amenera la résurrection générale". (В. А. К.)

[Новый союз бога с человеком восстановил древний союз человека с миром. Новый Адам вновь стал тем, кем был первоначально человек - живою душою земли: он вновь обрел свою власть над стихиями, вернул природу под свое покровительство (Ин. XIV, 12, 13; Мк. XI, 24; Лк. XVII, 6; Мф. XXI, Мф. X, 8)

Но есть ли нечто более великое, чем то, что Учитель Сам свершил и заповедал своим ученикам? Возможно ли большее чудо, чем победа над Смертью?

Только Человечеству, организованному во Вселенскую Церковь, слитому в единство, дано совершить более великие дела, чем Богочеловеку.

После восстановления единства Бога с человеком через деяние и в личности Христа должно быть немедленно восстановлено единство человека с Природой - тройственное единение, осуществление которого приведет ко всеобщему воскрешению (фр.).]