Алексей Иванович Рыков
О РАБОТЕ ВСНХ
(Речь на заседании пленума Московского совета рабочих и красноармейских депутатов 4 марта 1919 г.)

Широкие народные массы начинают все более и более интересоваться той цепью вопросов, которые после Октябрьского переворота слишком долгое время ускользали от их внимания. Правда, этот интерес покупается очень тяжелой ценой. Он покупается чрезвычайно острым кризисом снабжения, приостановкой значительной части промышленности, полной разрухой нашего транспорта и прочими кризисами, которые все теперь известны и которые все мы чувствуем на своей собственной шкуре. Те указания, которые только что были сделаны т. Вознесенским относительно положения на Увеке, есть только часть общего кризиса, который переживает наше народное хозяйство. Можно предсказать, что в результате железнодорожной разрухи часть ценных грузов, которые невозможно будет восстановить в ближайшем будущем, пропадет. Вокруг водной магистрали Волги скопилось значительное количество хлебных грузов, насчитывающих более 10 млн. пуд. с влажностью 18%, сложенных в период заготовки на землю, и часть этих грузов сопреет и сгниет. У нас нет сил их вывезти, нет сил их сохранить. Порча распространится и на часть рыбных запасов, которые мы вывезли после завоевания Самары и которые всю зиму ждут очереди у железных дорог. Целый ряд частных обстоятельств мешает успешному разрешению кризиса, например гибель парома, который сообщал Увек с другим берегом Волги, под Саратовом. Там нет моста, и сообщение происходило при помощи парома, на который въезжал целый поезд с грузом, перевозившимся на другой берег. Месяца полтора назад этот паром опрокинулся, и до сих пор мы не можем извлечь его на поверхность. Возник разрыв в железнодорожном пути между правым и левым берегом, и то, что лежит на левом берегу, в районе Покровского, едва ли удастся вывезти до открытия навигации.

Элементы разрухи в связи с кризисом топлива настолько велики, что вчера на заседании ВСНХ мы постановили: выдать для железных дорог в качестве горючего материала для паровозов осветительные и смазочные масла до 2 млн. пуд. По предварительному подсчету, для минимального снабжения жидким топливом всех потребителей на ближайшие 2 месяца не хватит около 2 млн. пуд., и этот недочет мы уже пополняем смазочными маслами и керосином. Мы вынуждены были выдать их, но, несомненно, что этим путем долго поддерживать железнодорожный транспорт не удастся. И теперь стоит вопрос о сокращении движения железнодорожных линий, которые работают на жидком топливе и которые нельзя перевести на другой вид топлива по недостатку его или по невозможности подвезти к месту назначения. К таким дорогам относится Рязано-Уральская, сокращение движения по которой немедленно отразится на продовольственном вопросе и уменьшит очень сильно количество продовольственных продуктов, получаемых нами для голодающих местностей. Очень велик кризис снабжения во всей текстильной промышленности. Весь предыдущий год мы были отрезаны от Туркестана. Теперь текстильные фабрики переработали почти весь хлопок, и в нашем распоряжении имеется немногим более 1 млн. пуд., а этого хватит на полтора-два месяца, ибо обычно потребность в хлопке равнялась 12 -- 14 млн. пуд. в год. Хлопка в Туркестане имеется значительное количество, но его нет возможности вывезти по состоянию Оренбурго-Ташкентской дороги. Около 5 млн. пуд. хлопка там приготовлено уже к отправке, и можно было бы заготовить еще приблизительно такое же количество. Раньше наиболее удобным путем для вывоза был Красноводск, который теперь находится в руках англичан.

Мы пытались заменить хлопок другим продуктом, и в частности льном. Произведенные опыты дали успешные результаты. Чувствуется, однако, некоторый недостаток в специальных машинах для переработки льна, но главное препятствие заключается в том, что количество льна недостаточно для полного снабжения текстильной промышленности. Самое большее, на что можно рассчитывать, -- это 9 млн. пуд. льна, из которых больше 5 млн. должно идти на специальные льняные фабрики и лишь излишек может быть распределен между текстильной промышленностью и вывозом за границу. До настоящего времени нами заготовлено более 3 млн. пуд. льна. Нет сомнения, что исполнить полностью программу, т. е. собрать весь лен у крестьян, нам не удастся, так как развилось домашнее ткачество из льна. Затем часть льна идет на отопление; есть деревни, где купить топливо дороже, чем жечь лен; наблюдаются и другие явление, понижающие количество свободного льна. Можно рассчитывать, что будет заготовлено от 6 до 7 млн. пуд., но это, повторяю, не разрешает нашего текстильного кризиса. Единственная возможность снабжения, это организация железнодорожного транспорта через Оренбург и победа на Каспийском море, так как Туркестан с его хлопковыми плантациями и его хлопком никогда не переставал быть советским и представители профессионального союза текстильщиков все время работают там по заготовке хлопка.

Эти два примера указывают вам со всей наглядностью на тяжелое положение, в какое попала наша промышленность. Несомненно, что промышленность капиталистическая, которая работает ради прибыли, была бы давно совершенно разрушена. При таких условиях, совершенно непривычных для частного капиталистического хозяйства, с железной необходимостью встает задача создать такую организацию общества, такую организацию хозяйства, которая руководила бы жизнью страны, не стесняясь ни рамками частной собственности, ни интересами отдельных лиц. Поскольку после Октябрьского переворота ввиду полной изоляции России от всех европейских стран, от рынков снабжения нашей промышленности топливом и сырьем с каждым днем нарастал кризис снабжения, постольку с каждым днем чувствовалась все большая необходимость в обобществлении промышленности, в изъятии ее из рук частных владельцев и передаче ее в распоряжение государства.

На другой день после Октябрьского переворота рабочие с некоторой робостью подходили к организации промышленности топливом и сырьем, с каждым днем нарастал кризис снабжения, но тем решительнее и сильнее развертывался этот процесс обобществления орудий и средств производства. Я помню, когда месяцев 10 -- 11 тому назад перед нами стал вопрос об организации треста Сормово-Коломна, т. е. 15 или 20 крупнейших заводов, охватывающих до 60000 рабочих, то ни профессиональные союзы металлистов, ни другие рабочие организации в тот период не брались за эту, даже в ограниченном масштабе колоссальную задачу, ибо в этом случае мы имеем дело с хозяйственным объединением в 10 раз более крупным, в 10 раз более сложным, чем те, которые успели образоваться у нас в период капиталистического развития. До Октябрьского переворота не существовало таких объединений, как современный трест Сормово-Коломна.

Когда тт. рабочие и союз металлистов подошли к этой задаче, они долгое время колебались между двумя решениями этого вопроса: передать ли всецело фабрики и крупнейшие заводы в руки государства и вести их рабочими силами или же заключить какое-нибудь соглашение со старыми директорами и собственниками этих фабрично-заводских предприятий и организовать этот трест наполовину или с преобладанием рабочих, но на условиях участия и акционерного капитала. Та часть товарищей, которая высказалась за последнее, доказывала это тем, что так как рабочие на протяжении веков были удалены от политической и хозяйственной ответственной деятельности, а управление заводами в XX в. требует больших познаний и большого опыта, то рабочие не справятся с этой задачей. Представители буржуазии многие годы, десятки лет готовились к этому делу в университетах и школах, многие годы они применяли приобретенные знания на фабриках и заводах в качестве обычных рядовых работников в администрации и только в результате теоретического и практического стажа и опыта брались за ответственные крупнейшие задачи в хозяйственной жизни.

Рабочие указывали на то, что у них в первые месяцы после Октябрьского переворота не могло образоваться ни опыта, ни познаний, достаточных для руководства и управления промышленностью, которая в своих машинах, в своей организации всецело живет изобретениями и открытиями человеческой мысли. Саботаж интеллигенции, когда специалисты и инженеры отказывались идти с рабочими и помочь им, мешал в первые месяцы после Октября настоящей организации промышленности, делая рабочих в некоторых случаях бессильными в управлении национализированными предприятиями. Только в процессе роста и укрепления рабочей диктатуры, в процессе роста и укрепления Советского государства был сломан саботаж, ибо специалисты устали ждать уничтожения Советской власти и увидали на практике, что Советская власть существует гораздо дольше, чем любая другая власть, которая возникала на территории России после свержения царизма.

Вместе с тем рабочие организации на протяжении ряда месяцев накапливали опыт в управлении государством и фабрично-заводскими предприятиями. Условия острого кризиса диктовали необходимость создания рабочей диктатуры в области хозяйства, диктатуры, которая располагала бы всеми ресурсами страны, запасами топлива, сырья, полуфабрикатами, рабочей силой, чтобы она закрывала предприятия отсталые, плохо оборудованные и поддерживала лучше оборудованные, снабженные сырьем и топливом и т. д. Это обстоятельство определило быстрое нарастание процесса национализации. В первые месяцы после Октября количество национализированных предприятий в месяц насчитывалось десятками. За декабрь же, январь и февраль количество это вырастет до 200 -- 300. До настоящего времени всего в руки республики перешло около 2 тыс. крупных и средних предприятий. А всего у нас насчитывается до 10 тыс. фабрично-заводских предприятий, считая предприятия не менее как с 16 рабочими, так что в число 2 тыс. вошли почти все крупные и средние предприятия. По количеству своей выработки они дают более половины всех товаров и изделий, вырабатывающихся в России.

Вас особенно интересует вопрос об организации управления. Выдвигается целый ряд упреков и возражений относительно самого метода организации. Но вы знаете, что дело, которое мы делаем в настоящее время, до нас не делала ни одна страна. Никогда в истории человечества не было случая, чтобы трудящиеся сами организовали хозяйственную жизнь страны при условии применения самых совершенных машин и всех открытий науки и техники. Поэтому-то первый опыт, который производится в истории человечества в этой области, не может быть лишен ошибок. Ошибки, несомненно, есть. Но ошибки классовой, ошибки, в которой обвиняют нас неосведомленные люди, заявляющие, что мы передаем организацию промышленности в руки собственников, у нас нет. Ни в центральных хозяйственных органах, ни в объединениях их нет ни одного представителя собственников или буржуазии. Согласно постановлению I и II съездов советов народного хозяйства большая часть мест в составе центральных правлений предоставляется непосредственно рабочим организациям. На 2/3 главные правления создают из представителей профсоюзов и рабочих данной группы предприятий, выбранных на конференциях, и на 1/3 из представителей ВСНХ. Практика показала, что там, где рабочие организации сильны, там организация центрального правления полностью ведется силами профсоюзов.

В области текстильной промышленности, например, ВСНХ утвержден полностью список, который был выработан на съезде рабочих-текстильщиков. Список, выработанный на съезде рабочих водного транспорта, мы дополнили только одним членом т. Рудзутаком. То же самое наблюдается в отношении профсоюза кожевников. Но есть отрасли промышленности, где профсоюзы только организуются и где рабочие организации не смогли выдвинуть, не смогли воспитать достаточного количества знающих и умелых лиц. Я подчеркиваю -- знающих и умелых лиц, ибо в сфере управления народным хозяйством идет речь не о защите специальных интересов рабочих в отношении заработной платы, рабочего дня, жилищных вопросов и т. д. Речь идет о создании таких органов, которые руководили бы отраслью промышленности как частью производительного аппарата для обеспечения нужд народа материальными благами. Нельзя допустить, чтобы те или другие группы и части рабочего класса смотрели на данную отрасль промышленности как на свое частное дело. Они, участвуя в производстве и организации хозяйства, исполняют свои обязанности как представители всего рабочего класса в целом.

И весь рабочий класс должен отвечать за организацию металлургической, химической и всякой другой промышленности. Мы требуем, чтобы профсоюзы и другие рабочие организации дали своих кандидатов, которые сознавали бы, что они работают для всех трудящихся. Я уже говорил, что в настоящее время ни в одном центральном комитете и в главках нет совершенно представителей собственников. Возражая на это, указывают, что, например, в Главном правлении химической промышленности участвуют инженеры Шеин и Иванов. Я заявляю, что эти инженеры выбраны на конференции рабочих, что это очень хорошие инженеры, при участии которых дело пойдет хорошо. Был такой опыт, когда рабочие хотели справиться без специалистов. Рабочие объединенной группы заводов Сормово-Коломна на своем съезде постановили создать правление из одних рабочих, без участия специалистов. Мы утвердили полностью этот список, но через 6 дней рабочие пришли и заявили, что, ознакомившись со своими обязанностями, они поняли, что вести этого дела не могут и просят Президиум совнархоза или снять с них эту обязанность, или утвердить список инженеров, выработанный совместно с Центральным комитетом профсоюза металлистов. У нас не было другого выхода, как утвердить в качестве полноправных членов центрального правления заводов Сормово-Коломна этих инженеров.

Укажу еще на один случай, когда рабочие пытались на протяжении нескольких месяцев вести большое и сложное предприятие без участия специалистов. Это было на одном из пороховых заводов. Через несколько месяцев мы получили сведения, что этот завод стал вырабатывать 90% брака. Это было в момент, когда наша Красная Армия страдала из-за отсутствия патронов и взрывчатых веществ. Это было в то время, когда преступным перед Советской властью и перед интересами рабочих масс являлся всякий аппарат, допускавший то или другое невнимательное отношение к обслуживанию армии. Рабочий класс не мог допустить, чтобы в то время, когда десятки и сотни тысяч лучших своих представителей он посылает на фронт, посылает на смерть, те предприятия, которые обслуживают работу армии, страдали из-за негодного состава руководителей. И на наш вопрос, почему это произошло, мы получили ответ, что на этом заводе были удалены так называемые специалисты-техники и рабочие сами собственными силами попробовали взять дело, чрезвычайно сложное в техническом отношении. И все должны признать, что это были не сознательные представители рабочего класса, а головотяпы, которые совершили преступление перед интересами республики, перед интересами рабочего класса. Их задачей было мобилизовать, заставить работать специалистов; если боялись измены, должны были над каждым специалистом поставить по два, по три, сколько угодно товарищей-коммунистов, но нельзя было поручать всего дела негодным представителям рабочего класса, которые, имея полноту власти, оказались неспособными заставить работать специалистов и техников.

Вопрос об отношении к специалистам заключается в том, чтобы заставить их работать для интересов народа, для интересов рабочего класса. Таких случаев работы с высоким процентом брака и малой производительностью из-за отсутствия людей, опыта и знаний было много. Тот период развития Советской власти, когда рабочий класс находился в стадии непосредственной борьбы, непосредственной войны не только с буржуазией, но и со специалистами, поддерживавшими буржуазию первые месяцы после переворота, в настоящее время может считаться окончательным и ликвидированным. В первую очередь сейчас выступает вопрос об организационной работе. И ни одна партия в мире не может организовывать все государственное хозяйство исключительно своими силами. В наихудшем положении оказалась партия коммунистов, вышедшая из подполья, лишенная практического хозяйственного опыта и практического навыка за весь период революционного развития и борьбы народа с самодержавием и Керенским, отдававшая все силы этой борьбе. Было трудно от этой партии требовать, чтобы она дала сознательных, выдержанных и умелых коммунистов во все отрасли хозяйственной жизни. Никто из коммунистов на всем протяжении истории партии никогда не занимался вопросами выработки сахарина и т. п.

Если мы не хотим ликвидировать значительную часть различных отраслей хозяйства, нам нужно использовать полностью все, хотя бы плохое и негодное, наследство, которое мы получили от капиталистического строя. Теперь же нужно приниматься за организацию курсов, лекций, организацию школ, чтобы в кратчайший срок воспитать из среды рабочего класса своих инженеров и техников, которые были бы плоть от плоти и кровь от крови рабочего класса. Но пока этого нет, в интересах рабочего класса и рабоче-крестьянской диктатуры использовать каждого, кто может помочь улучшению хозяйства и промышленности. Это стало ясно для всех рабочих, которые непосредственно и вплотную входили в дело организации хозяйственной жизни и промышленности. В области организации хозяйственной жизни до сих пор не окончилась еще борьба двух главных тенденций. Одна исходит из того положения Советской Конституции, согласно которому вся власть на местах принадлежит Советам, и стремится к организации хозяйства по территориальному признаку. Таким образом, все заводы и фабрики, расположенные, скажем, в Калужской губернии, полностью и во всем подчиняются Калужскому Совету рабочих и крестьянских депутатов, фабрики и заводы, находящиеся в Петрограде, -- Петроградскому Совету рабочих депутатов и т. д. Другой принцип -- это организация хозяйства по производствам. Он унаследован нами от всего развития промышленно-хозяйственной жизни всех стран XIX и XX вв. Особенно в последнее десятилетие жизни капиталистического общества возобладала тенденция к объединению в гигантские производственные организмы отдельных предприятий независимо от того, где они расположены.

Это объединение большого числа предприятий в единый производственный организм представляет громадные выгоды и преимущества и в техническом отношении, и в экономии сырья и топлива, и в возможности планомерной организации производства и управления им. В нашей практике передача заказа тому или иному заводу зависит от того, где какие мастерские лучше развиты, где больше квалифицированных и знающих дело рабочих, где больше сырья, где удобнее пути сообщения. При объединении целого ряда крупнейших заводов в одном центре слабо оборудованные мастерские, плохо развитые цехи на отдельных предприятиях можно совершенно закрыть, распределив работу среди лучших и лучше оборудованных. Этот принцип организации по отраслям производства особенно выдвигается в настоящее время, когда кризис снабжения делает совершенно необходимым сосредоточение производства на крупнейших фабриках и заводах и закрытие мелких, плохо оборудованных. Особенно рельефно это выразилось в кондитерской промышленности, которую теперь можно свести к 5 -- 7 самым лучшим фабрикам, закрыв все остальные и использовав освободившиеся рабочие силы на других предприятиях. Кризис путей сообщения точно так же диктует необходимость объединения по отраслям промышленности, ибо теперь можно развивать производство там, куда легче подвозить сырье и откуда легче вывозить готовые фабрикаты. При отсутствии топлива и кризисе продовольствия необходимо хотя бы часть производства объединять на тех фабриках, которые ближе к источникам топлива, которые работают не на нефти, а на дровах или торфе и которые расположены в производящих губерниях. Вот целый ряд задач, которые выдвигаются теперь Советской Россией.

Фабрично-заводская жизнь должна организовываться теперь не в зависимости от территории, а в зависимости от принадлежности предприятий к той или другой отрасли промышленности. Поэтому и появились разные главки и центры, т. е. главные управления всех национализированных предприятий данной отрасли промышленности, как, например, Главное управление текстильной промышленности, объединяющее в настоящее время около 200 крупнейших фабрично-заводских предприятий. Отдельные фабрики объединяются, кроме того, в так называемые "кусты", т. е. объединения, более мелкие, на которых хлопок или лен проходит весь процесс переработки и выходит в качестве готовой окрашенной ткани. В "куст" входят и ткацкая, и красильная, и аппретурная, и все другие мастерские, необходимые для того, чтобы из хлопка сделать готовую окрашенную ткань.

Некоторые из этих "кустов" переходят от хлопка к работе на кантонизированном льне, и соответственно этому изменяется их организация. Осуществление этих задач совершенно необходимо с точки зрения обеспечения интересов трудящихся масс, но они неосуществимы, если вся власть над фабрично-заводскими предприятиями не будет предоставлена тому или другому всероссийскому центру. Столкновение интересов целого с интересами местной колокольни отнимало у нас немало времени. Один из характерных примеров такого столкновения местных и центральных органов власти был в ниточной промышленности, которой грозила остановка из-за отсутствия катушек, до последнего времени доставлявшихся из Финляндии и Швеции. В одном из уездов имелась фабрика, которая выделывала катушки, но местный Совет постановил отремонтировать ее и вместо катушек выделывать предметы личного обихода, т. е. деревянные чашки, ложки и т. п. С нашей точки зрения, эту фабрику нужно было полностью пустить на выработку катушек, ибо мы не можем остановить ниточную промышленность, а никакой надежды получить катушки из Финляндии или из Швеции не было и нет. По этому поводу на протяжении целых недель шла борьба или, вернее, склока между нами и этим уездным Советом. С точки зрения интересов всех трудящихся государства, мы считали, что интересы данной местности и данного уезда должны быть принесены в жертву.

Я условился, что товарищи, которые занимаются такого рода делом в период острого кризиса, в тот момент, когда железные дороги начали сжигать смазочные и осветительные масла вместо топлива, будут доставлены в Москву для судебного разбирательства. Такого рода явления наблюдаются в целом ряде мест. Это явление совершенно стихийное, которое трудно преодолеть, потому что кризис достиг настолько большой силы, что теперь местные организации похожи на голодных людей, вырывающих друг у друга последний кусок хлеба. И когда каждая местность -- Петроград, Москва, Ярославль, Кинешма, Иваново-Вознесенск -- требует обеспечения себя куском во что бы то ни стало, а общие запасы для этого недостаточны, они прибегают к таким мерам, к каким прибег Ярославский Совет, скрывший от рабочих и крестьян Советской России 0,5 млн. пуд. нефти, которой для Москвы могло бы хватить почти на 2,5 месяца. Вы недавно вынесли постановление с порицанием и недоверием Главному нефтяному комитету. Я еще не успел прочесть стенограмму и разобраться в причинах этого, но должен сказать, что теперь ВСНХ находится в таком положении, что мы каждый день кого-нибудь обижаем и от кого-нибудь получаем недоверие.

Перед нами стоит задача пятью хлебами накормить тысячу голодных людей, а так как мы чудес творить не можем и можем накормить гораздо меньше, то те, которые остаются голодными, неизбежно высказывают нам недоверие.

Я уже сообщил вам, что нами отдано вчера распоряжение о сжигании смазочных и осветительных масел. Это значит, что начался необычайный кризис, который в дальнейшем поведет к сокращению железнодорожного движения на Рязанско-Уральской железной дороге и, как последствие, к уменьшению подвоза продовольствия голодающим столицам. Сейчас нам не хватает 2 млн. пуд. жидкого топлива до открытия навигации. Навигация сама по себе не упростит дела в отношении снабжения жидким топливом, так как разрешение этого вопроса связано с освобождением Северного Кавказа от белогвардейцев. Возникает вопрос о приостановке тех железнодорожных линий, которые могут работать только на жидком топливе. Этот вопрос должен быть поставлен немедленно, но он может быть разрешен только после открытия навигации, когда мы будем иметь возможность подвезти к Петрограду и Москве продовольствие и предметы первой необходимости водным путем через Волгу и Мариинскую систему. До открытия же навигации сокращение железнодорожной магистрали, единственного пути, который дает хлеб, представляется невозможным. Поэтому до открытия навигации невозможно и какое-либо забронирование жидкого топлива в ущерб железнодорожному движению. Мы теперь выдали значительное количество смазочных масел, керосина и нефти, включив их в план снабжения Москвы, и до открытия навигации ни одного пуда, ни одного фунта мы не можем дать и не дадим сверх этого, если не уличим кого-либо, как уличили ярославскую организацию в сокрытии больших запасов жидкого топлива. Но и в этом случае мы это жидкое топливо дадим вместо смазочных масел, ибо если можно одно жидкое топливо заменить другим, то смазочные масла ничем другим заменить невозможно.

В смысле снабжения топливом некоторые перспективы открываются после присоединения к Советам Украины. По представленным нам сведениям, там имеется до 100 млн. пуд. угля, извлеченного на поверхность земли. Но на Украине с углем наблюдается такое же явление, как у нас с хлебом: часть каменного угля может пропасть от самовозгорания, так как его вывезти так же трудно, как вывезти с Волги хлеб или достать из Царицына нефть. Мы унаследовали от скоропадчины железные дороги окончательно разрушенными. Железные дороги при Скоропадском работали в таких условиях, что поезда останавливались у деревень, пассажиры делали складчины, покупали топливо, грузили на паровоз и только тогда могли ехать дальше. В настоящее время, когда военные действия в Донецком районе еще не прекратились, трудно надеяться, чтобы на протяжении ближайших недель удалось вывезти достаточное количество угля. Я бы считал большим успехом, если бы при помощи донецкого угля удалось поставить как следует железнодорожное движение Украины и Воронежского района и пустить полным ходом паровозо- и вагоностроительные заводы в пределах Украины. В настоящее время мы выработали план снабжения, по которому из каждых 5 маршрутных поездов из Украины 4 идут исключительно для нужд железных дорог и только один для всех остальных. Этот план может быть пересмотрен после того, как дороги будут снабжены углем хотя бы в минимальном размере. Дело транспорта должно улучшиться с открытием навигации. Я должен сказать, что слухи о том, что водный транспорт не сможет работать, ни на чем не основаны.

Можно категорически заявить, что будет отремонтировано необходимое количество барж и пароходов для перевоза более 200 млн. пуд. груза. Затруднения, которые могут случиться в области водного транспорта, связаны точно так же с топливом, ибо водный транспорт на нижнем и среднем плесе Волги работал все время на жидком топливе и только в верхнем бассейне Волги на дровах. Только часть пароходов удалось перевести на дровяное топливо в низовьях и среднем течении Волги. И затруднения топливного характера могут стеснить развитие водного транспорта. Дров заготовлено только 3 млн. пуд. из 9, которые мы должны были заготовить. Небольшое количество заготовленных дров по сравнению с программой объясняется тем, что мы получили только 10% того количества продовольствия и фуража, какое было нужно для заготовки дров. На протяжении оставшегося времени эта цифра в 3 млн., вероятно, повысится еще на 2 -- 3 млн., так что программа будет исполнена на 60 -- 70%, если мы, по нашему разгильдяйству, не прозеваем весенней воды и -сплава. При отсутствии возможности подвезти дрова по железным дорогам потеря периода сплава по рекам явится невосполнимой потерей.

Гарантией успешного выполнения хозяйственных заданий является то, что широкие массы почувствовали, что без инициативы, дисциплины и дружного участия в разрешении труднейших вопросов хозяйственной жизни дела не спасешь, если каждый рабочий будет ссылаться на другого и не будет чувствовать, что своей работой так же, как и красноармеец, он спасает Советскую власть и дело социализма. Повышение производительности труда и более сознательное отношение к работе теперь растут с каждым днем, и мы на отдельных фактах уже наблюдаем процесс повышения производительности труда. Это происходит в первую очередь на фабриках, где развит квалифицированный рабочий труд, где сильная рабочая организация и строгая дисциплина. Но и теперь еще наблюдаются очень часто случаи, когда, например, забойщик в Подмосковном районе выбивает 10 -- 18 пуд. угля. Это значит, что он вырабатывает 10 -- 15% старой выработки. Подмосковный уголь мягкий, и выработка его может быть очень велика. Из-за низкой производительности труда на наших шахтах себестоимость подмосковного угля высчитывается в 5 -- 7 руб. В настоящий момент выгоднее заплатить 5 -- 6 руб. за подвоз донецкого угля, чем затрачивать рабочие силы на разработку Подмосковного района. Одна из причин этого заключается в том, что работа на шахтах Подмосковного района является до сих пор побочным заработком для местного крестьянского населения. Настоящего пролетариата там нет. Это объясняется тем, что каменноугольный Подмосковный район все время был заброшен, ибо конкуренция владельцев донецких каменноугольных шахт не давала развиваться Подмосковному району. Поэтому и оборудование машинами там чрезвычайно плохое, и условия работы трудны. Это явление низкой производительности рабочей силы наблюдается на целом ряде и других предприятий. Главная причина этого, конечно, отсутствие продовольствия, но теперь имеются факты, когда при одинаковых условиях питания рабочих два завода, из которых один ввел сдельную плату, а другой поденную, дают совершенно различную выработку.

В Петрограде на ряде предприятий была введена сдельная заработная плата, и это дало повышение производительности труда на 30 -- 50%. Теперь, когда завоевана Украина, Вятская, Оренбургская и Уральская губернии, перед народным хозяйством и промышленностью открываются новые перспективы и возможности снабдить нашу промышленность сырьем и топливом. Главный же центр внимания должен быть обращен на повышение производительности труда. Это может быть сделано двояким образом. Во-первых, необходимо большое использование машин. Капиталистическое хозяйство в России сложилось и развивалось при необычайно низкой заработной плате. И поэтому те производственные процессы, которые в Западной Европе давно исполняются машинами, у нас еще полностью исполняются рабочей силой. Это можно констатировать в любой отрасли промышленности. Необходимы интенсификация труда и большее применение машин. Второй способ -- это введение классовой строгой дисциплины и установление при данном снабжении продовольствием минимума выработки для каждого работника.

После того как мы получим топливо и сырье, дело обеспечения широких слоев народных масс будет всецело зависеть от энергии и дисциплины рабочих организаций. Мне кажется, некоторые товарищи заблуждаются, думая, что можно улучшить положение народа простым увеличением заработной платы. На протяжении полугода мы два раза поднимали заработную плату. Я утверждаю: до тех пор, пока количество благ, имеющихся в распоряжении народа, останется старым, никакого улучшения в жизнь рабочих масс внесено быть не может. Если на каждые 100 человек имеется пять пар ботинок, то сколько бы вы этим 100 человекам ни давали керенок или другой какой-либо печатной бумаги, пять пар ботинок останутся пятью парами.

Как скоро мы сумеем дать большее количество реальных благ, которое обеспечивало бы потребности народа, зависит от интенсивности рабочего труда, от сырья, топлива, машин, от увеличения количества товаров для непосредственного потребления рабочих масс.

Я скажу больше: дальнейшее развитие и усовершенствование социалистического строя возможно ввести постольку, поскольку будет поднята производительность труда нашего рабочего. И как только в несколько раз будет увеличено количество реальных благ, немедленно будет поставлен вопрос о натурализации заработной платы и об уничтожении печатных денег. Тогда мы можем сказать, что мы вошли в режим социалистического строя.