Алексей Иванович Рыков
О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВСНХ ЗА ДВА ГОДА
(Вечернее заседание III Всероссийского съезда профсоюзов 9 апреля 1920 г.)

Товарищи, сделать доклад от высшего экономического органа республики о деятельности его за 2 года -- задача совершенно неосуществимая, ибо в течение этих 2 лет мы создавали принципиально новый экономический строй, создавали его новыми силами, уничтожая все классы, которые господствовали на протяжении столетий в Европе и у нас в России. Господствующим классом теперь стали трудящиеся, и в первую очередь класс рабочих. Будущие историки будут с величайшим вниманием изучать, как на протяжении двух с половиной лет рабочие и крестьяне, никогда не участвовавшие ни в организации промышленности, ни в государственном строительстве, рабочие и крестьяне, которых за весь предыдущий период русской истории держали в темноте и невежестве, встали у руля государственного переустройства, уничтожили частную собственность и начали строить новое общество.

Нашим последователям и нашим потомкам издали будет гораздо виднее, правильно ли мы наметили основные вехи нового этапа экономического развития. Я бы хотел указать на главную принципиальную сторону всего экономического строительства периода после Октябрьского переворота. Нам не удалось использовать капиталистический аппарат, не удалось использовать буржуазные органы управления хозяйством. Одним из разногласий между коммунистами, эсерами и меньшевиками был вопрос о том, сможет ли рабочий класс сразу же после немедленного уничтожения дворянства и буржуазии управлять, организовывать хозяйство и строить новое государство. Меньшевики и эсеры настаивали на том, что народ -- рабочие и крестьяне -- с этой задачей справиться не смогут, они стояли на платформе компромисса и соглашательства с господствующими классами. Так называемая эпоха керенщины родилась из союза лидеров меньшевиков, правых эсеров и виднейших представителей буржуазии и дворянства (Гучкова, Терещенко и т. д.). Эти основные разногласия после Октябрьского переворота продолжают развиваться.

У меньшевиков, эсеров и некоторых рабочих групп Западной Европы существует иллюзия возможности произвести рабочую революцию, не уничтожая органов буржуазного общества, используя весь аппарат правления промышленников. По их представлениям, революция вкладывает новое содержание в рамки буржуазного государства и оно приспосабливается служить интересам рабочих и крестьян. Вот одна из платформ и русских социалистических партий и некоторых партий Западной Европы. Она на практике русского переворота потерпела крушение. И я думаю, что она определяет развитие общеевропейского революционного и социалистического движения. Мы убедились, что переворот идет гораздо дальше, глубже. Пришлось разрушить и уничтожить аппарат буржуазного хозяйства сверху донизу, начиная от меньшевистско-гучковско-эсеровских министерств в центре и кончая управлением фабрики. В этом самая характерная черта всего нами совершенного. Этот процесс продолжается и до настоящего времени. Никакого соглашения с какими-либо буржуазными или мелкобуржуазными группами не может быть достигнуто. Наоборот, гражданская война на фронтах, борьба рабоче-крестьянских организаций на фабриках и заводах, в области заготовки хлеба и т. д., эта борьба идет по всей линии и будет кончена лишь тогда, когда все основы буржуазной системы будут изжиты и заменены новой системой, отличной от буржуазно-капиталистической, -- системой рабоче-крестьянского государства.

Экономическое положение республики за последнее время является важнейшим вопросом всей жизни Советской власти. Борьба с экономической разрухой является главной задачей не только для настоящего момента, она решит судьбы Октябрьской революции и в дальнейшем. Тут я слыхал указания некоторых ораторов из оппозиции на существующую экономическую разруху и тяжелое положение рабочих масс. Мы никогда не отрицали ни первого, ни второго. Мы предупреждали и накануне Октябрьского переворота, что рабочие и крестьяне идут в невиданно тяжелый бой, чтобы уничтожить и смести сильнейшие господствующие классы, которые создавала история в течение столетий. Дело чрезвычайно трудное, и осуществить его можно будет только путем кровавой упорной борьбы, путем массы лишений и жертв. И те жертвы, которые приносятся до сих пор, приносятся и зависят от сопротивления господствующих классов.

Господствующий класс -- пролетариат -- держит в своих руках государственную власть, борется за укрепление рабоче-крестьянского государства, он не сдается под напором величайших лишений, голода, холода, потерь в бою и т. д. и т. п. Экономическая разруха достигла к настоящему времени, этого скрывать ни в коем случае невозможно, размеров очень широких, безусловно опасных для завоеваний революции, для существования народа. Сдвиг в этой области, экономический подъем являются неизбежно и предпосылкой для дальнейшего существования рабоче-крестьянской власти и Советского государства. Каждому понятно, что экономическая разруха, достигшая такой глубины у нас, является не делом рук отдельных лиц или отдельных групп населения. Она является совершенно неизбежным последствием и империалистической бойни, которую народ переживал при царе и Керенском, и гражданской войны, которая принесла на территории, где она разыгрывалась, гораздо больше опустошений, чем война империалистическая. К этому присоединились условия блокады, которую до сих пор не переживало ни одного государство на земном шаре и которую пришлось пережить рабоче-крестьянскому государству на протяжении более двух лет. Вот основные причины, сделавшие совершенно неизбежной разруху в области экономической и хозяйственной жизни нашей республики.

Вспомните, что гражданская война временами доходила, с одной стороны, до Казани, а с другой -- до Орла. Таким образом, были отрезаны от центра Советской России и заняты белогвардейцами единственные источники сырья, топлива и продовольствия -- были отрезаны нефтяные районы, Донецкий и Уральский районы, отрезана Сибирь и Северный Кавказ. Одного этого было бы достаточно, чтобы свалить любое государство на земном шаре, чтобы уничтожить любое правительство, которое попыталось бы существовать при этом, кроме советского, кроме рабоче-крестьянского государства. Стоит хотя бы на месяц изолировать английскую промышленность от каменного угля и топлива, как переворот в Великобритании совершенно неизбежен. Любое из капиталистических государств погибло бы при условиях, в которых Советское удерживается на протяжении нескольких лет. При таких условиях блокады, изоляции от всех рынков сырья и топлива приходилось не только жить, но и выдерживать невероятно тяжелую борьбу на фронте против объединенных сил русских и европейских белогвардейцев. Поэтому задача экономических органов на этой стадии развития рабоче-крестьянского государства заключалась в том, чтобы всеми оставшимися экономическими ресурсами обеспечить эту победу, обеспечить возможность для рабочих и крестьян строить коммунистическое хозяйство. Под этим военным знаком и прошла главнейшая часть работы наших экономических органов. В этой области нам удалось достичь очень больших результатов -- спасти последнюю зимнюю кампанию, обеспечить армию всем необходимым для победы над объединенными белогвардейскими войсками на всех фронтах. Задача была необычно трудна. Она поглотила значительную часть экономических ресурсов республики и сосредоточила на себе все внимание как органов Советской власти, так и органов рабочих организаций. Борьба велась за сохранение рабоче-крестьянской власти, за создание условий, при которых возможен экономический подъем, за присоединение вновь к Советской России всех основных источников сырья и топлива.

Тяжелое экономическое положение страны усугубляется явлениями, связанными с переходной эпохой, когда рабочий класс ломает все устои буржуазного общества, разрушает все организации буржуазии, капиталистов и дворянства. Это делается им не на протяжении одного дня или одного года, а на протяжении десятилетий. Переходная эпоха от капиталистического государства к рабоче-крестьянскому связана с невиданным разрушением старого хозяйственного аппарата и с введением принципиально новых основ в области заготовки, денежных взаимоотношений, в области управления фабрично-заводской промышленностью и пр. Этот переход и создание новых объединений, новых организационных связей между различными производственными процессами и различными производственными организациями потребуют еще значительного количества времени. Потребуется длинный период уничтожения старого и создания нового. Такие глубокие перевороты всегда сопровождались падением экономической жизни и производительных сил. Они характеризуются в главнейших чертах распадом, развалом капиталистического общества, остатков капиталистических организаций; в то же время наши организации еще не успели окончательно построиться в боевой порядок и дружно взяться за работу. Настоящая эпоха характеризуется тем, что окончился или почти окончился боевой период развития рабоче-крестьянского государства, т. е. мы достигли окончательной победы над Колчаком, Юденичем и Деникиным.

У нас остаются сомнительные западные границы и возможна война с Польшей; но вместе с тем по всей Западной Европе идут разговоры не о войне, а о том, как помириться с Советской Россией и начать с ней товарообмен. Таким образом, первая эпоха развития нашего общества является в основе своей законченной. Окончание этого периода неизбежно выдвигает новые условия органического строительства рабоче-крестьянского государства. В настоящее время я считаю точно так же законченной в общих чертах и организацию новой экономической структуры Советской Республики. Она, на мой взгляд, является определившейся как в области продовольствия и в области производства, так и в области снабжения.

В области продовольствия мы всецело перешли на уничтожение частного капитала в заготовке каких-либо продуктов. Мы пришли к государственной заготовке, и в последний момент -- к системе обязательной разверстки по сдаче хлеба и всех продовольственных продуктов крестьянами. В связи с этим созданы по всей России соответствующие продовольственные аппараты и продотряды. Закончился также процесс обобществления в области промышленности. Все главнейшие фабрично-заводские предприятия, копи и рудники национализированы и перешли в собственность государства, работают по плану Советской власти, а продукты распределяются по общим нормам. Сюда, конечно, не входят вновь присоединенные области, в которых национализация еще не началась, в которых постройка новых экономических органов находится еще в начале своего развития.

Вопрос о продовольствии является главным вопросом, определяющим возможность какого-либо подъема в области хозяйства, поэтому я позволю себе несколько подробно остановиться на цифрах заготовок хлеба и его распределения. Вы знаете, что в прошлом году за весь год было заготовлено меньше 100 млн. пуд. хлеба, кажется, 93 млн. или немногим больше. В настоящем году в потребляющих губерниях заготовлено около 11 млн. пуд., в губерниях производящих, т. е. хлебородных, заготовлено 133, заготовка на Украине достигла 14 млн. пуд. Это на 21 марта 1920 г. Таким образом, вы видите, что на протяжении срока меньше года мы заготовили в полтора раза больше того, что заготовлено за весь предыдущий год. Кроме того, по имеющимся сведениям, в Сибири имеется минимум 7 млн. пуд. хлеба. Приезжающие оттуда товарищи говорят, что учет там еще не окончился. Количество хлебных заготовок, надо полагать, в 2 раза больше этой цифры. Мы имеем всего более 150 млн. пуд. заготовленного хлеба, из них находится остатков в настоящее время на станциях 14,5 млн., вне станций -- около 2 млн. и до 14,5 млн. около пристаней. Всего остатков свободных, учтенных до 25 марта, насчитывается 35 млн. пуд. с лишним, не считая Сибири и Украины. Сюда не вошли сведения по 5 губерниям потребляющим и 7 производящим. Цифры поэтому должны быть значительно повышены. До настоящего времени заготовлено не меньше 160 млн. пуд. хлеба, т. е. почти в два раза больше, чем мы заготовили в прошлом году. Если прибавить еще 2 -- 3 месяца работы до нового урожая, то общая заготовка государственных хлебов республики выразится в цифре не меньше 200 млн. пуд.

Заготовка продуктов значительно была затруднена гражданской войной. Укажу хотя бы на такие цифры: районы, пострадавшие от гражданской войны, дали всего 11,2% разверстки, в то время как районы потребляющие, которые все время находились в центре России и не подвергались нападению Деникина и Колчака, дали 20,1%, там заготовка увеличилась в 2 раза. Точно такая же картина в других районах, которые не подвергались набегу белых. Если взять в этом году исполнение разверстки, то в общем она исполнена до марта месяца в размере около 40%, в то время как в прошлом году исполнение ее достигало всего 35%. Если учесть ссыпку хлеба, которая будет производиться еще на протяжении 2 -- 3 месяцев, то можно считать, что разверстка достигнет 60%.

Заготовка хлеба в настоящее время подвергается особой и сугубой критике со стороны оппозиции. Выдвигается проект заготовки не путем государственного принуждения, а товарообменом и иными методами. Я должен сказать, что до того как рабочие организуют и пустят промышленность, создадут товарный фонд, мы должны считать, что путь принудительной заготовки -- единственно правильный. Принудительная ссуда от крестьян хлебом необходима, потому что товарного фонда в распоряжении республики нет, а для того чтобы организовать его, нужно пустить фабрики и заводы, накормить рабочих. Вот почему иного выхода, как разверстка между крестьянами и применение в случае надобности вооруженной силы, у рабочих Советской Республики при заготовке хлеба нет.

Я считаю эту меру вполне справедливой и вполне целесообразной еще и потому, что она распространяется на излишки хлеба. Крестьянину оставляется больше того, чем он сам когда-либо потреблял. Из этих излишков мы стремимся взять не более половины.

Я не говорю здесь об отдельных злоупотреблениях и ошибках, которые делают в той или другой волости. Как общее правило, мы забираем меньше половины лишнего хлеба. И этот заем рабочий должен произвести у крестьянина во что бы то ни стало во имя сохранения завоеваний Октябрьской революции. Этот заем нужно взять у крестьянина под условием, что рабочие используют этот хлеб для поднятия промышленности и создания товарного фонда, который полностью будет распределен между рабочими и крестьянами всей республики. После социализации земли, освобождения крестьян от дворянства создание рабочей республики, союз рабочих и крестьян должен выразиться в том, что крестьяне дают рабочим продовольствие для работы, рабочие работают и дают крестьянину все, что необходимо для обработки полей и для его жизни. И в тех случаях, когда те или другие слои крестьянства, те или другие представители его этого не поймут, у рабоче-крестьянского государства нет иного выхода, как применение государственного принуждения.

В отношении семенного хлеба дело обстоит точно так же вполне успешно, ибо заготовлено то количество семенного материала, которое нужно. Это еще не значит, что весь семенной материал будет засеян. Для этого нужно доставить его на место и раздать крестьянам. Система разверстки, к которой мы прибегли в области заготовки хлеба и которая дала увеличение заготовки уже в 2 раза по сравнению с прошлым годом, в настоящее время распространяется и на другие продукты сельского хозяйства. Разверстка проводится точно так же по уездам, волостям, деревням и носит обязательный характер. Для снабжения рабочих хлебом существует специальная комиссия, в задачи которой входит снабжение продовольствием наиболее ответственных и нужных отраслей промышленности и отдельных заводских предприятий. Она составлена из представителей ВЦСПС, Наркомпрода, двух от ВСНХ, одного от ЦИК, одного от Рабоче-крестьянской инспекции. Мы добивались организации этой комиссии для того, чтобы выделить снабжение рабочих как необходимую, неизбежную предпосылку к поднятию экономической жизни страны, производительности труда, процента выхода на работы и т. д.

Мы требовали забронирования отдельных отраслей хозяйства и отдельных заводов определенным количеством хлеба и продовольствия, которые обеспечивали бы, хотя бы в минимальном количестве, питание рабочих и дали бы почву для введения дисциплины и организации промышленности. Эта комиссия выработала нормы снабжения рабочих, правда, недостаточные, но которые при регулярном, без пропуска, получении могли бы до некоторой степени поддержать работоспособность рабочих. Выработана денная норма -- 1 фунт хлеба и 0,5 фунта овощей для работающих 8 ч. Четверть фунта накидывается за каждые два сверхурочных часа. В общем было забронировано рабочие продовольственным пайком до 700 тыс. человек в потребляющих губерниях и 500 тыс. в производящих.

Таким образом, 1,2 млн. рабочих мы стремились гарантировать продовольствием как основную группу для сдвига в области экономической жизни. В январе из этой цифры было снабжено 80%, а в марте хлеба было выдано только 50% и сверх всего на каждого выдано по 3 фунта мяса. Таким образом, даже эти сравнительно ничтожные кадры в 1,2 млн. рабочих мы не смогли полностью удовлетворить.

Понижение наполовину (до 50%) в марте объясняется большой отправкой хлеба для обеспечения сплава и лесных заготовок. Наряду с этим приняты меры по улучшению продовольственного обеспечения рабочих потребляющих губерний.

Вы знаете, было время, когда рабочие Уфимской губернии и рабочие Москвы получали один и тот же паек, хотя в Уфе хлеба было много, а в Москве его не было совсем. Теперь проведено усиленное снабжение продовольствием всех рабочих потребляющих губерний, где имеются какие-либо запасы хлеба. Так, уральскому рабочему в месяц выдается 45 фунтов, шахтеру -- 36 фунтов муки и каждому члену семьи по 25 фунтов, норма больше чем в полтора раза выше московской и петроградской. Таковы основные моменты в области снабжения продовольствием. Тот путь, на который мы стали, путь выделения из рабочего класса в целом рабочих тех предприятий и тех отраслей промышленности, работа которых необходима в первую голову (топливо, транспорт, тяжелая индустрия), и усиленного снабжения их продовольственным пайком, нужно признать единственно правильным.

Необходимо аппарат продовольственный и продовольственную политику сделать еще более гибкими, создать возможность быстро направлять продовольствие в ударные пункты экономического фронта, чтобы обеспечить боевые участки хозяйственной жизни хлебом, что в отношении к рабочим, к армии труда является тем же самым, чем являются порох и патроны для Красной Армии. Соответствующее постановление об изменении продовольственной политики было вынесено съездом коммунистической партии, согласно которому политика Наркомпрода должна быть более тесно связана с политикой ВСНХ. Вынесен также целый ряд постановлений Советом Народных Комиссаров. Я только что указал вам на рост заготовок хлеба. Вместе с тем многие из вас знают, что этот рост почти не ощущается в целом ряде местностей, особенно в Петрограде и Москве, что нужно главным образом отнести за счет транспорта.

Считаясь с краткостью времени, ограничусь оглашением необходимейших цифр: в области транспорта в ноябре больных паровозов было 53,7 из каждых ста, в декабре -- 55, в январе -- 58, в феврале -- 60. Железные дороги останавливаются совершенно. В таком состоянии транспорт может обслужить только депо, отдельные узлы, производить служебную работу, но никаких государственных перевозок не будет. В феврале процент больных паровозов еще возрос. Если бы этот процесс продолжался дальше, то республика очутилась бы перед полной остановкой всякого железнодорожного движения, экономической смертью всех фабрично-заводских предприятий -- перед смертью всей экономической жизни республики. Нам пришлось бы окопаться в отдельных железнодорожных узлах, ремонтировать паровозы, строить новые и по мере этого восстанавливать железнодорожный транспорт. Катастрофическим положением транспорта объясняются те героические усилия и те постановления, которые выносила Советская власть по отношению к железнодорожному транспорту.

Представители меньшевиков (надо полагать) выйдут на эту трибуну и будут протестовать против военного положения, против принятия целого ряда драконовских мер, которые мы вынуждены были принять для того, чтобы спасти от голода и погибели и меньшевиков, и социал-революционеров, ибо если железнодорожный транспорт встал бы, то ни о каком продовольствии городов -- а меньшевики живут в городах, это интеллигенция, родственная мелкой буржуазии, -- речи быть не могло. Мы вынуждены были пойти на самые крайние, на самые решительные меры, чтоб остановить этот процесс полного разрушения транспорта. На протяжении следующего месяца как в результате принятых мер, так и в силу того, что миновал самый опасный период заносов, холодов, которые увеличивают очень сильно болезни паровозов и вагонов, замечено значительное улучшение. Так, выпущено из среднего ремонта за январь всего 234 паровоза, а за февраль -- 305, более на 30%. Очевидно, начался перелом в области железнодорожного транспорта, перелом, правда, недостаточно сильный для того, чтобы изменить сразу всю картину экономической разрухи, но перелом есть и объясняется не какими-либо случайными причинами, а является следствием органических мероприятий, которые проводит рабочий класс в Советской России. Улучшение будет неизбежно развиваться дальше и приведет к восстановлению железнодорожного транспорта. Этот перелом виден и из данных по Московско-Казанской железной дороге. В январе и феврале продовольственные поезда шли 100 верст в сутки, в марте их скорость была увеличена до 149 верст (на 50%). Такое же явление и в области погрузки дров на этой линии: вместо 313 вагонов, которые грузились в январе, за 14 дней марта было погружено 426.

Наряду с этим теперь наблюдается целый ряд других явлений, которые показывают, что с мертвой точки в области железнодорожного транспорта мы сошли и начинаем подниматься в гору. Наша задача состоит в том, чтобы не только не ослаблять внимание, но еще больше сосредоточивать его на транспорте. Нужно восстановить транспорт в кратчайшее время, чтобы дать возможность подвезти продовольствие, накормить рабочих и перейти к восстановлению основных отраслей нашей промышленности. Заготовка, которая велась на протяжении этого года и почти полностью осуществлена органами Советской власти, была едва ощутима для рабочих Москвы, так как нам не удавалось своевременно подвозить хлеб. Улучшение продовольственного положения тесно и органически связано с улучшением транспорта. Без улучшения транспорта продовольственное положение рабочих не может быть улучшено.

Я ограничусь в дальнейших сообщениях уже самыми краткими данными о положении и организации нашей фабрично-заводской промышленности. В настоящее время фабрично-заводские организации распадаются на два типа: по всей России созданы губернские советы народного хозяйства, в большинстве уездов также имеются местные советы народного хозяйства или соответствующие отделы губернских. Организация уездных советов народного хозяйства происходит таким образом, что президиум их конструируется совместно с губернским советом профсоюзов. Кандидаты обычно намечаются на пленуме советов народного хозяйства, в котором большинство рабочих и профессиональных организаций.

Другой тип -- централизованная промышленность -- тресты, с формальной стороны они организуются точно так же, как и СНХ, -- по соглашению с соответствующими профсоюзами. Всего трестов, подобных объединениям Гомзы, химической промышленности, гвоздильно-проволочной или медной промышленности, имеется 53. Членов коллегии в них 232. Из них рабочих 83 человека, т. е. 36%, инженеров -- 79, т. е. 34%, пролетариев-конторщиков или служащих прилавка -- 50 чел., т. е. 22%. По объему коллегии имеется: 1) заведующий -- 1, членов от 2 до 3; таких коллегий 18; 2) от 1 до 5 членов -- 22;

8) от 5 до 7 -- 7; 4) свыше 7 членов -- 3 коллегии. Партийный состав: коммунистов 115 (больше 50%), других партий 12 (5%) и беспартийных около 40%. Состав местного совнархоза значительно выгоднее. Там гораздо больше представителей рабочих и крестьян.

Главнейшей из отраслей хозяйства нашей промышленности теперь является топливное дело. Последний год в области топливоснабжения был невероятно тяжелый. Мы должны были приостановить не только большую часть фабрик и заводов, но прекращено было отопление значительного количества домов и даже части лазаретов. С получением вновь доступа в Донецкий бассейн была возможность получить уголь и нефть. Потребность, вычисленная на 1920 г., для удовлетворения наиболее необходимых нужд республики в переводе на дрова выражается в 14,5 млн. куб. саж. дров. Заготовка дров 1920 г. превысила заготовку 1919 г. в 2 раза. Было заготовлено меньше .5 млрд. куб. саж. дров. Теперь мы заготовили около 8 млрд., из них не все вывезено к рекам и железным дорогам. Спешно производится постройка очень многих подъездных путей. Таким образом, предполагается осуществить вывоз заготовленных дров. Все топливо полностью может быть свезено без ущерба для республики. Мы получим в этом году 7 млн. куб. саж. дров, около 180 млн. пуд. нефти и 110 млн. пуд. торфа. Все эти цифры мы сможем реализовать теми средствами и теми ресурсами, которые находятся в нашем распоряжении.

Вопрос о разрешении топливного кризиса на сезон будущего года является исключительно вопросом умелости, дисциплины, выдержки рабочих и советских органов республики. Добыча, по сведениям, полученным мною сегодня, угля в Донецком бассейне, стала значительно расти. Она повысилась и в Челябинском районе. Начался рост и в Подмосковном районе. По данным, картина получается утешительная, мы сможем избежать топливного кризиса на протяжении предстоящего года. Погрузка дров по всем железным дорогам говорит о том, что в то время, как в декабре исполнялось только 79% того, что должны были погрузить железные дороги, в марте они погрузили 85%.

Вопрос об использовании нефти будет разрешен в зависимости от организации транспорта, ибо в Грозном и отчасти в Майкопском районе имеется значительный запас жидкого топлива, который может быть использован только в том случае, если железные дороги справятся с его перевозкой. Причем на нефтяных промыслах, в значительной их части, добыча нефти приостановлена из-за того, что нефть некуда сливать. В общем, улучшение дела железнодорожного транспорта поведет к тему, что богатейшие ресурсы нефтяных районов полностью могут быть использованы для топливоснабжения.

Я повторяю, положение с топливом было катастрофическим, нам пришлось приостановить почти все заводы металлургической промышленности в центре. В настоящее время мы только подходим к тому, чтобы начать подъем этой отрасли почти замершей промышленности. До настоящего времени в районе Донецкого бассейна не работает ни один завод, ни одна домна, несмотря на то, что там же вырабатывается до 20 млн. пуд. угля в месяц. Если таково положение в области металлургии в Донецком районе, то тем более тяжело оно у нас в России.

Металлургия переживает фазу первоначального накопления. Она стремится сосредоточить хотя бы небольшое количество топливных ресурсов, чтобы начать развертывать свою работу. Перспектива металлоснабжения значительно хуже, чем перспектива топливоснабжения. Потребность в металле (минимальная) в 1920 г. исчислена в 65 млн. пуд. Все же производство, которого при благоприятных условиях мы сможем достичь, даст цифру, в несколько раз меньшую. Таким образом, мы ни в коем случае не можем уничтожить металлический голод республики. Советская Россия была ограничена Центральной Россией, следовательно, потребность ее была меньше; все же и при учете этого обстоятельства мы дали металла значительно меньше, чем в текущем году. Кризис путей сообщения точно так же сказывается с невероятной болью и на металлургии. Мы не можем подвезти запас металлов с Урала, с Донецкого бассейна, не можем распределить его по заводам и даже по магистралям железных дорог. Кризис транспорта особенно остро сказывается на готовых металлических изделиях, которых теперь на заводах имеется до 2 млн. пуд., количество их растет, а население получить их не может. Мы имеем запас, превышающий 2 млн. пуд., и не можем потребителя соединить с предметом потребления, не можем вывезти готовые изделия и раздать их населению. И тут мы упираемся в вопрос транспорта, необходимости быстрейшего ремонта паровозов и постройки новых.

Текстильная промышленность также переживает острый кризис. Здесь мы замечаем падение работы веретен из-за отсутствия хлопка, который нельзя подвезти из Туркестана, а там его имеется от 6 до 8 млн. пуд. Веретен теперь работает всего 6% имеющихся в республике, в то время как месяца три тому назад работало 7%. Ткацких станков раньше работало 11%, теперь наблюдается рост и работает около 20%.

Таковы основные данные по главнейшим отраслям нашей промышленности. Положение очень плохое, здесь необходимо прежде всего концентрировать внимание советских органов и широких масс населения на самых больных местах экономической жизни. Необходимо сосредоточить внимание рабочей диктатуры на вопросах транспорта, топлива, продовольствия в первую очередь. Это является предпосылкой для приступа к работам в остальных отраслях промышленности.

Обладая возможностью перевозки некоторого запаса топлива и сырья, возможно будет приступить к органической работе по переустройству всей экономической жизни в Советской Республике, т. е. заняться вплотную новой постановкой вопроса о транспорте, о постройке соответствующих машин (механизация целого ряда транспортных работ, электрификация тех или других железнодорожных линий и т. д., и т. п.). Следующая стадия будет заключаться в том, чтобы, опираясь на эти две произведенные работы, приступить к оборудованию фабрик по изготовлению предметов массового потребления. В этом заключается основной план, который был принят нашим съездом РКП и который нужно считать необходимым указанием для всего пролетариата и советских органов, имеющих отношение к промышленности.

Вместе с тем необходимо выработать новый план организации нашего советского коммунистического хозяйства. Первые шаги мы уже сделали. В дальнейшем требуется еще большая настойчивость для проведения не постепенного перехода, а революции в целом ряде отраслей хозяйства; так, на место кустарных предприятий ставить гигантские фабрики с электрическим оборудованием, минуя все промежуточные ступени. Там, где нужно строить железные дороги или подъездные пути, необходимо поставить вопрос, не выгоднее ли будет строить электрическую дорогу?

Проект электрификации России был принят ЦИК как проект, который должен быть положен в основу восстановления экономических сил Советской Республики и технического оборудования нашего производства, нашего хозяйства как в городе так и в деревне. В области электроснабжения мы уже теперь достигли колоссальных успехов, когда вместо разрозненных, отдельных, часто небольших конкурирующих между собой электрических станций путем провода одного кабеля создали единое электрическое хозяйство, которое в состоянии использовать все электрические установки данного района, включить электрические турбины, электрические установки той или другой фабрики, того или другого завода. В связи с этим мы добились экономии 30% топлива.

Работа по созданию единого электрического хозяйства производится и в Петрограде, и в целом ряде других местностей. Необходимо при урегулировании электрического хозяйства использовать все те зачатки электрической культуры, электрического хозяйства, которые мы получили от предыдущей эпохи, и проводить в жизнь принцип создания больших районных электрических станций, могущих обслуживать радиус в сотни верст. Теперь строятся только 4 таких станции: Шатурская и Каширская, которые будут окончены на протяжении этого лета или самое позднее в начале зимы, затем Свирь и Волхов для электрификации всего Петроградского района и петроградских железнодорожных узлов.

В этой области мы должны обнаружить величайшую энергию и величайшую изобретательность: от деревянного плуга переходить прямо к электрическому плугу, везде, где это возможно, от маленькой мастерской переходить к гигантской фабрике, которая по американскому типу выбрасывает колоссальные запасы товаров. Мы должны вытянуть из истории все то положительное, что когда-либо создал капитал.

В заключение я хотел бы указать на те главнейшие вопросы, которые стоят теперь в области организации промышленности как необходимая предпосылка основного сдвига и поворота от экономической разрухи к экономической организации. Это вопросы о рабочей силе и управлении предприятиями. В области управления предприятиями первое ультимативное и безусловное требование заключается в проведении единовластия. Я употребляю термин "единовластие", который включает в себя и коллективную, и единоличную систему управления, ибо до сих пор наблюдается большое количество фабрично-заводских предприятий, на которых имеются 4 или 5 хозяев: заводоуправление, заводской комитет, профессиональный союз, местный исполком, губернский исполком и т. д., и т. п. И каждый из этих нянек отдает распоряжение, вмешивается в производство, друг друга не слушается. Вместо организации хозяйства получается бесстыдная, ни на что не похожая анархия. Необходимо добиться единовластия в отношении к каждому фабрично-заводскому предприятию и к каждой отрасли промышленности. Только в таком случае мы сможем сделать ответственными тех лиц, которые сидят в заводоуправлениях или главных управлениях, только тогда будет предоставлена возможность работать. Это требование необходимо провести во всей полноте по всем рудникам, фабрикам и заводам. Нельзя допускать вмешательства посторонних органов в область организации промышленности. Под вмешательством я разумею административное вмешательство в виде распоряжений, директив и т. д. В этой области необходимо обсудить и вопрос об отношении экономических органов власти к профсоюзам и обратно. На съезде партии мы условились, что мы вместе с профсоюзами утверждаем заводоуправление, или главное управление, или районное управление.

Но как только мы такое управление создали, никакое вмешательство в администрацию ни со стороны профсоюза, ни со стороны партийных организаций, ни со стороны исполкомов недопустимо. Здесь необходимо идти на полнейший контакт, полнейшее соглашение, сближение, даже слияние с профсоюзом, лишь бы организовать работоспособное заводоуправление. Но когда оно организовано, оно, и только оно, отвечает за завод. Заводоуправление не должно допускать вмешательства в административные функции представителей ни от каких организаций и ни в каком случае. Этот основной момент по отношению к администрированию необходимо сохранить полностью и провести со всей решительностью. Я от него жду больших результатов и считаю его вопросом более важным в принципиальном отношении, чем вопрос о коллегиальности и единоличии. Ни о какой коллегиальности, ни о каком единоличии на фабриках не может быть и речи, если вместе с вами будут хозяйничать и распоряжаться еще 5 -- 6 организаций. Это условие обеспечивает работу заводоуправлений.

Дальнейшая предпосылка для восстановления промышленности -- восстановление дисциплины во что бы то ни стало. Нужно добиться, чтобы рабочие смотрели на фабрику или на завод не как на нечто постороннее, а как на собственное хозяйство, смотрели бы хозяйским оком на него. Надо поставить дело так, чтобы при решении хотя бы вопроса о продовольственном снабжении рабочие разрешили бы его не как меньшевики, которые говорят: "Обратитесь к Рыкову или Цюрупе, они обязаны накормить рабочих". Все зависит от работы рабочих в собственной отрасли производства: рабочий-кожевник должен обеспечить всех остальных обувью, текстильщик -- тканью, рабочий железной дороги -- провозом и т. д. Если кто-либо из них фальшивит, необходимо применить методы принуждения и заставить его работать. Основная ошибка заключается в том, что рабочий-меньшевик, когда чинит паровоз, думает, что делает частное дело по отношению к буржуям, с которыми заключил коллективный договор. Этот меньшевик теперь имеет дело с Советским правительством, и другой рабочий был бы дурак, если бы не призывал первого к порядку и не сажал бы его в тюрьму, когда тот саботирует. Здесь ответственность должна быть приравнена к ответственности солдат на фронте. Вопрос о принуждении в настоящее время принимает совершенно новый вид, совершенно новый характер. Мы не можем жить в .данное время без принуждения. Необходимо заставить лодыря и тунеядца под страхом кары работать на рабочих и крестьян, чтобы спасти их от голода и нищеты.