Алексей Иванович Рыков
О ТОПЛИВНОМ КРИЗИСЕ
(Доклад на второй сессии ВЦИК VIII созыва 19 марта 1921 г.)

Вопрос о топливном кризисе вносится во ВЦИК после больших предварительных обсуждений как в составе правительства, так и в целом ряде комиссий, которые работали за последние месяцы над вопросом о топливе. Так, в Главном топливном комитете работало в это время до пяти комиссий, которые были созданы для ознакомления с топливным положением республики различными учреждениями -- вплоть до Совета Труда и Обороны. Одна из этих комиссий с полномочиями от Совета Труда и Обороны работает и до настоящего времени. Наконец, по вопросу о топливе мы имеем целый ряд статей в нашей ежедневной печати.

Нам нужно сейчас подвести итоги этих продолжительных и упорных работ как топливных органов, так и комиссий по разрешению топливного кризиса. Само понятие "кризис топлива" в нашей Советской России имеет двоякое толкование.

Если говорить о кризисе в смысле несоответствия с потребностями, то такого рода кризис можно найти в любой области экономической и политической жизни Советской Республики, ибо истощение страны и истощение промышленности, а главное, истощение рабочей силы достигли таких пределов, что понадобятся многие годы для того, чтобы материальные ресурсы республики привести в какое-нибудь согласование с теми потребностями, которые сейчас у нас имеются.

Другое понимание кризиса -- это недостаточно целесообразное расходование топлива и в смысле назначения его на те или другие нужды, и в смысле расходования его по времени и по районам. В этом смысле мы имеем дело с кризисом такого же типа, как и в области продовольствия. Как вы знаете, продовольственные заготовки, несмотря на голод и неурожай в деревнях, шли с достаточным успехом и далеко превысили продовольственные заготовки предыдущих! годов. Тем не менее начиная с января этого года мы имеем резкое падение в снабжении продовольствием населения, и в частности рабочих. В то время как в начале заготовительного сезона проводилась политика увеличения количества рабочих, находящихся на бронированном снабжении, и число было доведено приблизительно до 2 млн. чел., в настоящее время мы вынуждены резко перейти к сокращению этого снабжения почти в два раза.

Такого же рода несоответствие нужно искать и в распределении наших топливных ресурсов. Поэтому я оставлю в стороне обсуждение вопроса о кризисе топлива в его первом понимании, т. е. о соответствии наличности топлива с потребностями республики. Здесь нужно прямо и категорически сказать, что такого соответствия нет, не могло и не может быть на протяжении ряда ближайших лет. Топливный кризис Советской России имеет свое начало гораздо раньше 1921 г.; буржуазная наука начала анализ нашего топливного кризиса еще с 1912 г. Он постепенно нарастал ко времени начала империалистической войны, углубляясь с каждым годом, и особенно усилился в период гражданской войны, когда главнейшей источник топлива -- Донецкий район -- переменил 19 правительств на протяжении короткого времени. При этом разрушение наших топливных ресурсов достигло таких масштабов, что над восстановлением их придется работать всему населению республики на протяжении ряда лет, пока достигнем такого положения, когда мы могли бы сказать, что удовлетворены все потребности в топливе.

Разрушение коснулось как раз основных источников нашего топлива, т. е. каменного угля и нефти. Отсюда проистекает совершенно своеобразный характер нашего топливного баланса; по приблизительным подсчетам, до 62% всех потребностей в топливе удовлетворяется у нас дровами. Это накладывает совершенно особый отпечаток на нашу работу в области топливоснабжения и на отношения между городом и деревней: мы имеем теснейшую зависимость нашего топливного состояния от положения дел в деревне, от урожая и от всех стихийных условий жизни крестьян. Наша промышленность и наша тяжелая индустрия даже в ее самых совершенных формах имеют своей основой древесное топливо, т. е. работу крестьянина и его лошади. Работа эта производится в порядке сезонных трудовых мобилизации и на протяжении этого года происходила в условиях необычайно тяжелого кризиса продовольствия и фуража.

Чтобы охарактеризовать вам хотя бы на одном примере невозможность установить соответствие между нашей потребностью в топливе и топливными ресурсами при таком содержании нашего топливного баланса, я укажу хотя бы на Урал. Для работы уральской промышленности нужно было заготовить такое количество топлива, для заготовки и вывоза которого необходима работа 300 тыс. лошадей. Такого количества лошадей, конечно, Урал не сможет найти еще очень долго. Таким образом, уральская промышленность в тех условиях топливоснабжения республики, которые мы унаследовали от буржуазии, упирается в совершенно непреодолимые трудности. Выход из этого положения может быть найден только в том, что мы изменим наш топливный баланс и в новой России будем строить хозяйство на других основах топливоснабжения, с преимущественным применением минерального топлива, с использованием электрической энергии и т. д.

Наряду с теми задачами, которые стояли и стоят перед республикой в области топливоснабжения, необходимо все время иметь в виду, что основная болезнь наша заключается в органическом недостатке нашего топливного баланса при невозможности разрешить ее в тех условиях, которые мы унаследовали от буржуазии. Нельзя забывать ни на одну минуту, что наряду с разрешением текущих задач нам необходимо постоянно думать о создании надлежащей основы в нашем топливном хозяйстве и о введении совершенно новых начал в области топливоснабжения.

На настоящей сессии ВЦИК в числе других вопросов будет обсуждаться и вопрос об улучшении быта рабочих. Он тесно связан с вопросом о продолжающемся истощении нашей рабочей силы. Это продолжающееся истощение предъявляет ко всей республике в целом задачу побороть его во что бы то ни стало, так как оно подрывает основу нашего хозяйства -- рабочую силу. Здесь мы сталкиваемся с крупнейшими вопросами в области всей хозяйственной жизни. Как вы знаете, IX съезд коммунистической партии в качестве основной директивы для плана всего хозяйства признал, что мы в первую очередь должны работать над восстановлением средств производства и уже только в четвертую очередь должно быть поставлено производство средств потребления. В связи со все возрастающим истощением широких слоев населения и основы всего хозяйства -- рабочей силы все настоятельнее выдвигается задача снабжения трудящихся и восстановления рабочей силы. Поэтому значительная часть наших ресурсов обязательно и во что бы то ни стало, в особенности в настоящий момент, должна быть употреблена на производство средств потребления.

Это уменьшает соответственно то количество материальных благ и рабочей силы, которые могут быть затрачены на восстановление материального скелета нашей промышленности и всего хозяйства в целом. Вместе с тем продолжающееся истощение республики, и в первую очередь рабочей силы, властно диктовало нам необходимость использовать малейшую возможность для увеличения этого производства во что бы то ни стало.

Уже на предыдущем съезде Советов я докладывал о том, что мы рискуем на 1 января остаться при полном отсутствии металла. Когда мы подсчитали наши материальные ресурсы, мы увидели, что получили от царского правительства и буржуазии около 1,5 млрд. аршин тканей. Ко времени же VIII съезда Советов в нашем распоряжении оставалось всего 40 млн. аршин невыданных и нераспределенных тканей. Это грозило нам необычайно острым кризисом. Наступление его уже давало себя чувствовать и вызвало обсуждение в широких кругах населения. При таких условиях началось развертывание промышленности начиная с прошлого года, ибо до 1920 г. значительная часть промышленности была приостановлена и к числу работающих предприятий можно было причислить только те, которые работали на армию. Только с 1920 г. можно было начать говорить о пуске в ход той промышленности, которая работала бы на республику вообще, а не только на военные потребности республики.

. При оценке общего положения на VIII съезде Советов был констатирован поворот от войны к миру и от военных задач -- к задачам гражданским. Я должен сказать, что мы вынуждены были производить перестройку наших хозяйственных мероприятий, имея на своих плечах ту же самую армию, которая была у нас во время польской войны и заключения польского мира. Демобилизация армии шла так медленно, что ни в какой степени до настоящего времени она не могла отразиться на перераспределении материальных ресурсов, на уменьшении военной промышленности и поэтому не могла понизить затраты, которые мы за предыдущие годы несли. Это еще более отягощало общее экономическое положение республики.

Главнейшие цифры, которые сразу могут ввести ВЦИК в суть вопроса, касаются расходов топлива за 1920 и 1921 гг., а также наших проектов топливоснабжения на 1921 г. В 1920г., по подсчетам, которые представлены мне топливными органами, мы израсходовали около 13 млн. куб. саж. (цифра округленная). На первое полугодие 1921 г. согласно сокращенной программе утверждена цифра снабжения около 7 млн. куб. саж. Таким образом, мы имеем в настоящем году повышение (если считать, что во второе полугодие 1921 г. снабжение будет такое же) на 1 млн. куб. саж. по сравнению с 1920 г. Эта цифра сама по себе показывает, что кризис топливоснабжения заключается не в том, что в 1921 г. мы будем иметь меньше топлива, чем в прошлом году, а в том, что увеличение это настолько небольшое, что мы не в состоянии будем дальше развертывать нашу промышленность и наше хозяйство. Это одно само по себе означает величайший кризис топливоснабжения.

Если вы примете во внимание совершенную органическую связь, которая существует между всеми сторонами нашего хозяйства, то увидите, что отсутствие достаточного повышения топливоснабжения грозит увеличением общего хозяйственного кризиса. По-моему, дело обстоит сейчас плохо. И надо принять какие-то совершенно чрезвычайные меры, во что бы то ни стало сдвинуть с мертвой точки топливоснабжение республики. Кризис топливоснабжения имеется не только по отношению к удовлетворению всех потребностей республики, но и в отношении таких ее потребностей, которые мы безусловно должны удовлетворить.

Я думаю, что совершенно несправедливо то мнение, которое высказали многие товарищи, что можно избежать кризиса путем идеальной организации нашего планового хозяйства. Если вы имеете тысячную армию и одну пару обуви, то как бы вы ни распределяли обувь, вы, несмотря ни на что, будете иметь обувной кризис. Конечно, плановое хозяйство организовать нужно для того, чтобы лучше и скорее изжить топливный кризис и чтобы увеличить ресурсы топлива до таких размеров, которые могли бы обслужить не только необходимые экономические потребности страны, но и дать излишек для их развития. Плановое хозяйство может ускорить разрешение топливного кризиса, используя небольшие запасы топлива наиболее целесообразно в тех районах, которые необходимы для жизни республики, т. е. прибегая к методам, употреблявшимся в армии, когда бойцов в окопах снабжали лучше, чем тыл, штабы и другие менее ответственные части армии.

Я не могу похвастаться перед ВЦИК, что планы топливоснабжения были составлены идеально, и особенно тем, что они хорошо были проведены. Из всего топливного богатства республики немногим более половины идет на снабжение железнодорожного транспорта. До последнего времени железные дороги не имели возможности составить свой план топливоснабжения, потому что самые условия гражданской войны делают из железнодорожных линий оперативные линии по переброске как частей войск на фронт, так и снабжения армий. Эти перевозки строились не по ресурсам, которые по плану могли бы быть отпущены для этого, а под влиянием стратегических и политических задач, хотя бы и в ущерб плану.

Первый план (или, вернее, попытка плана) топливоснабжения железных дорог был нами составлен в начале 1921 г. Этот план был составлен чисто математически, было вычислено, какое количество топлива понадобится железным дорогам, если все паровозы, какие есть и какие выйдут из ремонта, будут непрерывно работать. Здесь совершенно не была учтена экономическая работа железной дороги, какую массу грузов, откуда и куда они будут перевозить, нужны ли эти перевозки и в каких пределах нужны и не лучше ли передать топливо на другие нужды. До сих пор выдача железнодорожного топлива производилась обычно из месяца в месяц по приблизительному учету того, как и в каком виде будут идти железнодорожные перевозки. В области снабжения древесным топливом железные дороги получали определенный аванс для своих нужд. Далее было утверждено потребление железнодорожного топлива на 100 поездо-верст, и дороги уже потом должны были отчитываться, сколько топлива они израсходовали. Таким образом, мы наперед не могли учитывать, сколько топлива возьмет железная дорога. Фактически при такой постановке дела железные дороги являлись хозяевами топлива по всей железнодорожной сети республики. Мы не могли предсказать не только на год, но и на полгода размеры их потребления и не могли знать, какие излишки останутся.

Этот один пример относительно потребителя, на которого идет около половины топлива, достаточно характерен для того, чтобы показать, насколько трудно составить твердый план топливоснабжения, насколько невозможно его составить в условиях гражданской войны. Поэтому в этой области трудно искать виновника; виновником является та обстановка, в которой до сих пор жила Советская Россия. В этом заключается органический недуг всего вопроса о плановом топливоснабжении. Я привел НКПС не в качестве единственного виновника в этой области, а в качестве наиболее крупного потребителя, но я должен признаться, что планов топливоснабжения мы не имеем и от предприятий третьей категории, не имеем от значительной части предприятий второй категории и не имеем от муниципальных предприятий. В этой области точно так же необходимо произвести пересмотр всех методов работы и перейти к топливоснабжению по твердо установленным календарным планам. Я не думаю, чтобы это возможно было сделать в одну неделю или в один месяц, но организационный план хозяйства требует этого во что бы то ни стало, главнейшая причина кризиса в деле использования топлива заключается именно в недостаточности работы наших плановых органов, в невозможности составить твердые планы на долгие сроки.

Вторая причина кризиса заключается в недостатке топлива. В то время как дровяные заготовки дают большое увеличение, этого нельзя сказать по отношению к каменному углю. Наши расчеты на получение угля из Донецкого района были обмануты, и главным образом не оправдались наши надежды на получение большого количества топлива, оставленного нам неприятелем. По целому ряду телеграмм и сообщений из Донецкого района как от топливных органов, так и от военных организаций мы считали, что на поверхности Донецкого района находится 80 -- 100 млн. пуд. угля. Мы составили план развертывания нашей промышленности в расчете, что мы используем постепенно тот уголь, который лежит на поверхности, одновременно развивая и самую добычу, и с начала этого года должны были снять с Поверхности все и вместе с тем довести цифру добычи в Донецком районе до 40 млн. пуд. в месяц. Эта цифра месячной добычи была нам гарантирована товарищами, работавшими в то время в Донецком районе. Мы ошиблись и в первом, и во втором. Нам удалось с поверхности Донецкого бассейна вывезти всего около 30 млн. пуд. вместо 80 или 100, и мы получили недобор выработки каменного угля в Донецком районе по сравнению с нашими расчетами или нашими надеждами на 10 млн. пуд. в месяц.

Все это создало очень резкий кризис в той области хозяйства, которая связана с работой донецких каменноугольных шахт. Товарищи с Украины знают, в каком положении находится снабжение Черноморского побережья. Там встречаются затруднения в работе муниципальных предприятий, предприятий из группы водосвет. Этот кризис донецкого угля отразился сразу и на работе всей той цепи дорог, которые должны обслуживаться донецким каменным углем. Это же немедленно отразилось на снабжении Петрограда. Основной очаг кризиса -- это Петроград и юг России (Донецкий район). И тот, и другой стоят в теснейшей и органической связи с недостачей каменного угля в Донецком бассейне. Я иллюстрирую погрузкой угля в Донецком бассейне по месяцам с июля по декабрь. В июле в среднем в сутки мы грузили 351 вагон, следующий месяц -- 443, потом -- 430, в январе 1921 г. погрузка упала до 286. Также упало и поступление угля в Петроград, что определило кризис петроградской промышленности.

Относительно петроградской промышленности я предвижу те упреки, которые будут делаться в дальнейшем, что нельзя было ее разворачивать в таком размере, как мы это сделали в конце прошлого года. Я уже указывал на то, что, несомненно, у нас была ошибка в расчете на вывоз угля из Донецкого района, -- ошибка, которая обнаружилась только впоследствии, когда выяснилось, что неоправданны были наши надежды на большие запасы угля на поверхности и на увеличение добычи. И наряду с этим здесь огромную роль сыграло отсутствие того практического хозяйственного учета топлива, о котором я вам говорил. В адрес петроградского узла все время поступало древесное топливо, насколько помню, от 80 до 100% плана. Петроград же получал около 45%, а остальное топливо расходовалось на другие нужды, не предусмотренные нашими планами. Это происходило потому, что плохо был поставлен учет топлива, что не было планового снабжения железных дорог и мы имели большую погрузку топлива на железные дороги в 70, 80, иногда 90%, тогда как цифра, получаемая потребителями, ниже 50%.

Мы не могли без гигантских угроз для обороны республики значительно сократить работу петроградских заводов. Мы совершенно согласны с тем, что с хозяйственной точки зрения совершенно бесполезно и нецелесообразно возить топливо на большое расстояние для того, чтобы сжигать его в Петрограде. Но вместе с тем в Петрограде находятся единственные в своём роде предприятия, работа которых совершенно необходима для поддержания военных сил республики, и снабжение его топливом без большой угрозы для обороны страны не могло быть сокращено.

Для характеристики топливного снабжения, в частности, железных дорог и расходования его интересно отметить, что с начала 1920 г. мы имеем постоянный рост расхода топлива. О причинах этого увеличения в настоящее время трудно дать совершенно точный и определенный ответ. Увеличение это может зависеть и, вероятно, зависит от плохого качества топлива -- от сырых дров или плохого угля; может зависеть от недостаточно внимательного ремонта паровозов, от простоя их, от целесообразного сжигания в котлах и т. д. и от целого ряда других причин. В этой области необходимо дальнейшее подробное обследование, чтобы устранить расточительное расходование топлива.

Ввиду краткости времени я перейду сейчас к характеристике мер, которые были приняты нами для ликвидации топливного кризиса. Когда он наметился совершенно ясно, -- а наметился он еще до VIII съезда Советов, -- у нас был тогда целый ряд совещаний с товарищами из Петрограда по сокращению петроградской промышленности и принятию мер по улучшению топливоснабжения Петрограда. В настоящий момент мы пересматриваем всю программу топливоснабжения республики и сокращаем наши производственные задания по отношению даже к главнейшим отраслям промышленности. Если взять топливные программы, которые были спроектированы раньше, и сравнить их с программой второго полугодия 1920 г., то вы увидите, что по первоначальному проекту мы должны были топливоснабжение металлургии увеличить до 148%, если принять за 100% снабжение второй половины прошлого года.

Вместо этого Главный топливный комитет и плановая комиссия при Главтопе предлагают это снабжение понизить по сравнению со второй половиной 1920 г. на 20%. По отношению к пищевой промышленности потребность исчисляется (я везде беру за 100% расход 1920 г.) в 176%, текстильной -- в 165, химической -- в 137%. Создавшееся топливное положение не дает возможности развертывать дальше промышленность так, как мы предполагали раньше. Наоборот, оно определяет ее сокращение, и в первую очередь должно коснуться и коснется некоторых уже работающих предприятий. Сокращение произойдет по химической промышленности, по Горному совету, по производству строительных материалов, полиграфическому отделу и отчасти по работе в области снабжения армии. Пищевая промышленность будет увеличена по сравнению с 1920 г. со 100 до 126%. Текстильная промышленность проектировалась по плану Главного топливного комитета с увеличением до 119%. Президиум ВСНХ входит в СТО с предложением о дальнейшем увеличении ее до 149%. С таким же предложением мы входим относительно металлической промышленности, ибо положение в ней настолько катастрофическое, что нужно сократить работу трамваев, муниципальных учреждений и т. д., но спасти республику от невиданно тяжелого краха в области металлоснабжения. Крах этот повлечет за собой понижение заготовки топлива, ремонта котлов, цистерн и т. д. вплоть до полного отсутствия кровельного железа, гвоздей и пр.

Здесь положение настолько плохо, что необходимо за счет кого бы то ни было изыскать добавочные топливные ресурсы для того, чтобы увеличить и поддержать нашу металлообрабатывающую промышленность. В переводе на обычный язык это значит, что сократится программа развертывания нашей промышленности, сохраняясь в отношении главным образом пищевой и текстильной промышленности, т. е. тех отраслей нашего хозяйства, которые ближе к обслуживанию рабочей силы, а не к восстановлению средств производства -- основы нашего хозяйства. Это указывает на совершенно ненормальное положение республики. Но расход на восстановление хозяйства, вообще говоря, мыслим лишь при таких условиях, когда минимальные нужды рабочего, необходимые для его жизни, так или иначе удовлетворены.

Этот минимум до сих пор удовлетворяется настолько плохо, что большое количество ресурсов на восстановление хозяйства в целом мы выделить не можем.

Значительное сокращение будет наблюдаться по новому плану в области химической промышленности, где мы вынуждены будем закрыть целый ряд заводов, например стекольных, понизив выработку стекла почти на 25%. В резиновой промышленности, если мы успеем пустить в ход "Треугольник", сокращение достигнет 60%, так как "Треугольник" -- это главнейший завод, который обслуживает нужды в резиновых изделиях. Сокращения производятся и в некоторых других отраслях хозяйства.

Я оглашу краткий проект тех предложений, которые я вношу на обсуждение и решение сессии ВЦИК. Я предлагаю:

1. Констатировать, что топливный кризис наряду с основной причиной недостатка топлива определен также и недостаточным развитием нашего планового хозяйства и соответствующих экономических органов и что поэтому для урегулирования топливного хозяйства и успешной борьбы с топливным кризисом необходимо поставить организацию точного учета топлива всеми потребителями, включая и предприятия третьей категории, т. е. те, которые находятся в распоряжении местных органов. В особенности этот учет топлива должен быть поставлен на железных дорогах.

2. Необходимо поставить и провести твердый план топливоснабжения всех потребителей республики.

Разрешение топливного кризиса сессия ВЦИК видит в увеличении добычи минерального топлива, особенно каменного угля в Донецком районе. Это нужно подчеркнуть со всей решительностью, ибо трудно предвидеть, выдержит ли крестьянское хозяйство после года неурожая в 1921/22 г. такой же нажим в области работы по заготовке и вывозу древесного топлива. Наша зависимость в топливоснабжении от работы крестьянина и его лошади должна быть ослаблена во что бы то ни стало, и мы должны немедленно перейти к улучшению нашего топливного баланса в сторону увеличения добычи минерального топлива. Все внимание должно быть направлено на Донецкий район. В первую очередь необходимо поскорее принять меры для усиления топливных органов, а в особенности Главного топливного комитета и областных и местных организаций, с ответственностью их не только за составление планов топлива, но и за их реализацию.

Сессии ВЦИК необходимо подчеркнуть также острую необходимость в твердом согласовании работы разных организаций в топливном деле. На этом необходимо настаивать, особенно после выяснившихся результатов работы комиссии Троцкого на Урале. Эта комиссия ставила себе исключительные плановые задания. Она должна была установить план топливоснабжения и работы всей промышленности. Не успел Троцкий приехать сюда, в Москву, как мы получили сообщение, что все согласованное и вся работа, произведенная комиссией с представителями Наркомпрода, НКПС, ВСНХ и т. д., были произведены впустую и все работы нужно аннулировать. Это произошло потому, что на 30% уменьшилось снабжение фуражом и хлебом всего Урала по сравнению с нормами, утвержденными комиссией Троцкого. Это означает сокращение на 1/3 всех работ и составление нового плана под совершенно новым углом зрения. В то время как раньше работу уральской промышленности ограничивало топливо, теперь ее ограничивает продовольствие, и база топлива уже оказывается шире, чем продовольственная, в пределах того же Урала. Поэтому для сколько-нибудь успешной выработки планов и проведения их необходимо единство деятельности экономических комиссариатов и учреждений как в центре, так и в областях и губерниях, чтобы был выработан план по всем отраслям, обслуживающим экономическую жизнь, так как иначе все наши органы являются туловищем без ног и без головы, как правильно их назвал один из товарищей в Главлескоме. Главлеском получает продовольствие от Наркомпрода, рабочую силу -- от Наркомтруда, деньги -- от Наркомфина и в результате не имеет ни рабочих рук, ни продовольствия, ни денег. Необходимо создание такой организации, которая бы все части нашего организма согласовала и во времени, и в пространстве. Пока это не сделано, осуществления продовольственного плана быть не может.

Поэтому в качестве специального абзаца необходимо поставить предписание от сессии ВЦИК о согласовании работы экономических организаций в области топлива как в СТО, так. и в областных органах. Эти главнейшие предложения имеют практическое актуальное отношение к современному кризису и к предупреждению возможности его повторения. Но я думаю, что ВЦИК сделал бы неправильно, если бы не указал всему населению республики основной линии поведения в области топливной политики. Она должна заключаться в увеличении добычи минерального топлива и в осуществлении плана электрификации страны.

Должно быть совершенно ясно указано, что только в том случае, если мы увеличим добычу минерального топлива и хотя бы отчасти электрифицируем Россию, может идти речь о радикальном излечении топливного кризиса.