Алексей Иванович Рыков
КРИЗИС И РЕГУЛИРОВАНИЕ ЦЕН
(Речь на расширенном заседании Президиума ВСНХ 29 октября 1923 г.)

Причина современного кризиса лежит не в том (как многие думают), что организованная промышленность обогнала дезорганизованную деревню. Сельское хозяйство выросло и растет дальше.

Это с очевидностью доказано увеличением запашки и ростом специальных культур за истекшие два года. Кризиса в сельском производстве в настоящее время нет, и нет никаких намеков на то, что крестьянин перешел к сокращению запашки; поэтому противопоставление развития организованной промышленности дезорганизованному сельскому хозяйству в этом смысле неправильно, ибо состояние дезорганизованного сельского хозяйства на шестом году Советской власти гораздо лучше, чем организованной промышленности. Мы имеем теперь относительное перепроизводство хлебных культур, отсюда кризис их сбыта и низкие цены на хлеб.

Этот кризис сбыта может быть разрешен только выходом сельского хозяйства на международный рынок.

Неправильно и другое указание, что мы выкачали из деревни во время нэпа все то, что она накопила.

Крестьянин в производстве обгоняет рабочего, крестьянское хозяйство обгоняет промышленность и в отношении накопления капитала, и в восстановлении хозяйства. Говорят, что товарное обращение еще не проникло в деревню. Промышленность должна активно вовлекать деревню в сферу товарного обращения.

Она может это делать постольку, поскольку будет давать продукты дешевле деревенских -- натурального и кустарного хозяйства, ибо в деревне нет таких простаков, которые бы фабричное сукно предпочли самотканому, если фабричное в 2 -- 3 раза дороже.

Втягивание крестьянского хозяйства в товарный оборот, конечно, связано с промышленностью, с дешевизной, с доброкачественностью ее изделий, и потому-то вопросы кризиса и втягивания крестьянства в денежный оборот связаны друг с другом и упираются в вопрос о расхождении цен.

Городское население и промышленность благодаря червонцу имели большие преимущества перед деревней, которая жила при падающем совзнаке.

Несмотря на это, крестьянское хозяйство обогнало промышленность в смысле расширения производства и накопления в пределах отдельных крестьянских дворов. Промышленность благодаря "ножницам" не смогла до сих пор принять участие в восстановлении крестьянского хозяйства. Нужно "ножницы" цен сузить для того, чтобы это исправить.

Чем разрешится кризис? Если крестьянство будет продолжать и дальше воздерживаться от покупки изделий промышленности, то тогда многие наши промышленные предприятия вынуждены будут свернуться и никаких лекарств в этом случае не выдумаешь. Можно отсрочить кризис на 1 -- 2 месяца, усилить государственное субсидирование промышленности, но продолжение крестьянского "саботажа" -- для промышленности смерть. И если на протяжении ближайших двух месяцев мы не увидим оживления крестьянского рынка, то придется сокращать на тормозах промышленность, увеличивать страховые взносы и помогать безработным, но не накапливать миллионы товаров, которые сбыта не имеют.

Нужно напрячь все возможности, чтобы изжить кризис без свертывания промышленности. Нужно во что бы то ни стало сблизить лезвия "ножниц". Это один из главнейших методов разрешения кризиса. Кроме этого ничего другого сделать нельзя. Необходимо понизить цены на промышленные изделия и поднять в первую очередь путем экспорта цены на хлеб.

Хозяйственные органы, работавшие почти совершенно самостоятельно на основе коммерческого расчета, на свободный рынок, доработались до того, что теперь говорят: вмешайтесь и научите нас свести концы с концами. Это значит, что они не выдержали ни экономического, ни политического экзамена. Гост оптовых цен свидетельствует о громадных накладных расходах; если взять расхождение "ножниц" по оптовым ценам, то оно идет из месяца в месяц. То обстоятельство, что промышленность, поставленная перед лицом рынка, не могла принять участие в восстановлении крестьянского хозяйства, приводит к выводу: или усилить планирование и сократить самостоятельность и независимость трестов, или идти по пути развития нэпа в сторону свободной игры экономических сил. Вот этот вопрос и нужно поставить теперь ребром.

Я являюсь сторонником того, чтобы перейти к большому планированию, потому что другой метод связан с усилением роста частного капитала и возможностью повторения острых катаклизмов в области нашей промышленности и торговли. Кризис лучше бы переживался, если бы не было концентрации в виде синдикатов. С фактом синдикатского бытия в настоящее время приходится считаться, но мы ведем политику уменьшения числа ранее созданных синдикатов. Я думаю, что придется в этом отношении идти еще дальше. Синдикаты являются ныне приказчиком у трестов и фабрик, а представители фабрик заявляют, что здоровый хозяйственный инстинкт заключается в том, чтобы больше брать. Люди забывают об общих и длительных задачах промышленности и стараются использовать момент, говоря об эмансипации от государственного регулирования, о недопустимости "полицейского вмешательства", о работе на началах самого настоящего фритредерства. На этой почве стала складываться социальная идеология. И им можно сказать: вы накопили за истекший год не 20 процентов на ваш капитал, вы накопили, кроме того, кризис, который грозит отнять у вас гораздо больше, и в этом, к сожалению, ваше главное "накопление".

Выход отсюда -- усиление государственного начала в области управления промышленностью и наряду с этим усиление конкуренции между отдельными промышленными органами. Под усилением государственного начала я разумею начало планирования, установления цен не только в области промышленности, но и в области торговли, в частности розничной торговли. Должно ли государство нормировать цены? На это иногда отвечают, что это-де "полицейское административное вмешательство", "есть рынок, мы по рынку будем продавать". Тов. Ногин, когда защищал свои цены против Комвнуторга, говорил: рынок принимает. А раз рынок принимает, выходит, что цены можно гнать вверх.

На ярмарке в Нижнем Новгороде я напоминал нашим промышленникам, что они исполняют общественно-политические функции, а не служат только интересам накопления. Я указывал, что мы имеем дело с чрезвычайно опасным фактом отрыва за истекший год политики хозяйственных органов от политики правительства и от политики господствующей партии.

И вот теперь, когда кризис разразился, приходится сказать: вы целиком виноваты и правы те, кто стремился обуздывать цены. После последнего понижения цен я спрашивал многих промышленников: разве вы продаете товары ниже собственности? "Нет, -- отвечали мне, -- прибыль есть". Значит, до сих пор мы ставили высокие цены и вздували их совершенно зря, а если так, то невозможно предоставление промышленных органов самим себе, другими словами -- никакого фритредерства.

Нужно государственное влияние в области нормирования торговли и промышленности, а если это провести трудно, нужно умерить синдикатскую политику. Поэтому то предложение, которое внес т. Ногин, -- проводить нормирование через синдикаты, -- совершенно неприемлемо: это значило бы заставить волка оберегать овец. И лезвия "ножниц" можно сблизить только посредством того органа, который государственные интересы ставит впереди узких интересов синдикатов.

Затем второй вопрос -- об отношении к кооперации: была ли ошибка в том, что поддерживалась кооперация? Нет, это не было ошибкой. И когда теперь против кооперации выдвигают проект государственной мелкой розничной торговли -- это бюрократическая утопия. Если Центросоюз обанкротился больше других, это нужно исправить, и единственная возможность -- это организовать кооперативную торговлю в деревне под контролем и при участии самого потребителя. Мы можем нормировать только крупное дело, нормировать все и вся мы не можем. Очень плохо, что промышленность мало занималась кооперативным вопросом, между тем она должна идти самым решительным образом на то, чтобы привлечь население в кооперацию.

Если будут осуществлены участие и контроль потребителя, то он не .допустит нынешнего положения в кооперации.

-- Значит, дело в накладных расходах? -- спрашивают меня.

Совершенно верно: уменьшение накладных расходов в абсолютных цифрах дает нам небольшие сбережения. Но политический вес многих накладных расходов очень велик. Об этом промышленники могут узнать на любом митинге, где указывают, что трест вместо одной лошади завел у себя три автомобиля. Необходимо сократить расходы так, чтобы подобным указаниям в этой области не было места. Политические условия независимо от экономических соображений требуют скорейшей ликвидации подобных расходов по всей территории республики.

Являясь сторонником государственного планового и оперативного вмешательства в хозяйственную жизнь, я полагаю совершенно естественным законодательным путем ограничить накладные расходы в государственной торговле и кооперации.

Я не думаю, чтобы германское правительство было менее "буржуазно" и стремилось менее к накоплению промышленного и торгового капитала. Однако даже оно подобные меры принимает.

Почему же мы в нашей стране государственного капитализма боимся ввести то, что буржуазные страны вводили в период войны и в послевоенный? Возможно, что государственные торговля и кооперация будут стремиться обходить это нормирование, возможно, что на пути его встретятся какие-нибудь технические трудности, но против введения его никаких принципиальных возражений нет.

Я дал редакции "Торгово-промышленной газеты" согласие на опубликование вышеприведенной части моей речи на заседании Президиума ВСНХ. Но я должен сделать следующую большую оговорку.

Она была сказана перед товарищами, которые работают в трестах и синдикатах, правлениях фабрик и заводов. Поэтому в ней заострены вопросы, связанные с промышленностью и теми упущениями, которые промышленные органы допустили за истекший год.

Если же взять вопрос в целом, то причины кризиса, связанные с недочетами в самой промышленности, занимают отнюдь не первое место. Общей причиной кризиса и расхождения цен является несоответствие в товарных массах, выбрасываемых на рынок промышленностью и сельским хозяйством.

Гораздо большим "виновником", чем промышленность, в расхождении "ножниц" и в кризисе при данной конъюнктуре является наша торговля и рост цен на товары при прохождении их от фабрики к потребителю.

Второе место занимает задержка в заготовках хлеба и в развитии его экспорта. На цены таких товаров, как соль, керосин, сахар, колоссальное влияние оказывают расходы, не связанные с промышленностью (акцизы, тариф и т. д.).

Общего вопроса о "ножницах", ценах и кризисе я надеюсь коснуться в ближайшем будущем в специальной статье или докладе.