Алексей Иванович Рыков
О МЕЖДУНАРОДНОМ И ВНУТРЕННЕМ ПОЛОЖЕНИИ СССР
(Доклад на Бауманской партконференции 10 мая 1924 г.)

Внешнее положение республики в настоящий момент сосредоточивается в двух фокусах: это наши переговоры с Англией и последний конфликт с Германией. Наиболее характерным является то, что в отношениях двух правительств (правительства советского и правительства английского) сталкиваются представители II Интернационала и III Интернационала. III Интернационал поддерживает правительство СССР. II Интернационал находится у власти в Англии. Последние выборы в Германии говорят о том, что немецкие меньшевики вновь могут войти в состав немецкого правительства. Представители II Интернационала были у власти в Швеции в лице Брантинга. Вандервельде снова может стать у власти в Бельгии. Мы имеем меньшевистское правительство в Дании. Такое положение вещей, казалось бы, должно поставить на очередь вопрос о возможности какого-либо соглашения хотя бы на самой минимальной, но честной революционной программе между этими двумя организациями.

Это дало бы возможность изменить всю международную политику Европы. Но близкие родственные отношения, которые существуют между II Интернационалом и буржуазными партиями, привели к тому, что нерабочие массы через социал-демократические правительства приходят к власти, а буржуазия укрепляет свое господство и пробует подчинить себе рабочие массы через правительства социал-демократов. По существу главнейший революционный смысл того, что в Германии меньшевики время от времени входят в состав буржуазного правительства, того, что Вандервельде возьмет власть в Бельгии, заключается в том, что это ускоряет процесс прохождения широких рабочих масс через так называемую у нас "керенщину".

Поэтому и та обида, которую питает Макдональд к т. Троцкому и к т. Зиновьеву за полемику, которую они ведут с ним о политике рабочего класса, по существу ничем не обоснована. Заграничные газеты путают отношения политических партий и полемику отдельных деятелей с отношениями государств. Мы с вами заключили уже целый ряд договоров с чисто буржуазными и насквозь фашистскими правительствами. Конечно, тем больше надежды, что мы сможем заключить хороший договор с правительством Макдональда.

Переговоры с Англией стоят теперь в центре внимания всей международной политики. В случае их удачи они сделают неизбежным установление нормальных отношений и со всеми другими странами. Более того, они отразятся и на договорах, заключенных ранее, так как в некоторых из них сказано, что последующее согласие наше на возмещение убытков какой-либо стране распространяется и на эти страны. В чем значение для внутренней жизни России тех переговоров, которые мы ведем в Англии? Значение заключается в том, что в лице Англии, а с ней, несомненно, и Америки мы имеем дело со страной, которая обладает большим количеством свободных капиталов и свободных средств, которые она может предоставить в форме займа, вложения в концессии и т. д. Советской Республике. Длительность настоящего переходного периода зависит от той быстроты, с которой будет восстанавливаться страна и ее экономика. При этом восстановлении возможно оперировать двумя факторами: или это восстановление страны может быть основано исключительно на внутренних силах, на том накоплении, на том оживлении и восстановлении хозяйства, которое мы видим на протяжении последних лет, -- это темп сравнительно медленный, -- или в этом восстановлении будет принимать участие иностранный капитал, что ускорит этот процесс.

Наше сельское хозяйство мы восстановили на 75%, промышленность -- на 35% по сравнению с довоенной. При переходе к коммунистическому обществу необходимо, чтобы промышленность была восстановлена не на 35%, а поднялась на уровень, несравненно более высокий, чем до войны. Мы должны добиться успеха в смысле подъема техники, в смысле подъема хозяйства, роли рабочего класса, его численности гораздо большего, чем это удалось капиталистическим классам до Октябрьской революции. Теперь мы имеем только 35% -- это цифра старая. Я запросил данные о развитии промышленности за последние полгода, мне сказали, что увеличение выразилось по сравнению с предыдущим полугодием в 20 -- 22%. (Я, разумеется, не отвечаю за точность этой цифры.) Но это уже процесс очень быстрый. Если мы пойдем таким темпом, то через небольшое количество лет мы будем иметь промышленность более сильную, рабочий класс более многочисленный, чем это было до войны. Для того чтобы еще быстрее двинуться вперед, необходимо вложить большие средства в нашу промышленность и в наше сельское хозяйство. У нас самих таких средств нет. Это ясно хотя бы из положения нашего бюджета. Наш бюджет теперь составляет приблизительно половину довоенного, и в нем имеется дефицит, который предполагается погасить кредитными операциями.

Все эти условия мешают нам организовать и восстанавливать сельское хозяйство. Мы могли дать на нужды сельскохозяйственного кредита всего 20 мл н. руб. -- это на более чем 100 млн. крестьян. Цифра ничтожная. По недостатку средств мы не можем приступить в необходимых пределах к восстановлению оборудования наших фабрик, к постройке новых и т. д. Мы сможем это сделать немедленно, если получим кредиты за границей. Поэтому переговоры с Англией мы связали с вопросом о кредитах. В случае успеха переговоров от нас зависит дать хорошее производственное употребление займу и обеспечить исполнение договора. Сейчас на англо-советской конференции идет работа по проверке претензий по предварительным неофициальным сведениям; претензии со стороны Англии раньше выражались в следующих цифрах: довоенные долги -- 0,5 млрд. руб., военные долги -- 4,5 млрд., частные претензии -- 1,7 млрд. руб. Сверх того, на эти суммы начисляются проценты. Если эти суммы будут предъявлены серьезно, то мы не сможем их ни удовлетворить, ни признать. На эти претензии мы ответили своими, в частности требованием возмещения тех убытков, которые Советская Россия потерпела от интервенций в Архангельске, на Юге и в Сибири, предпринятых при участии английских войск, английского вооружения и английской поддержки.

Как вы знаете, банкиры выставили свою программу для переговоров с нами, которая по существу означает отмену советского строя. Они требовали изменения нашего законодательства, восстановления частной собственности, отмены монополии внешней торговли и т. п. Мы предпочтем совсем не вести никаких переговоров, чем вести их на почве той программы, которая выдвинута была банкирами. Чем окончится конференция в Англии, сказать теперь довольно трудно. Во всяком случае, нельзя терять надежд, что она кончится благополучно, так как целый ряд переговоров с другими странами привел к полному успеху.

Несколько слов о конфликте с Германией. Как вы знаете, т. Крестинский, наш посол в Германии, и т. Стомоньяков закрыли торговое представительство, провели целый ряд решений о сокращении нашей торговой деятельности в Германии, переадресовали целый ряд грузов, шедших в Германию, в адрес других стран и т. д.

То, что произошло в Германии, имеет гораздо большее значение, чем простой полицейский инцидент, тем более что германское правительство целиком встало на сторону берлинской полиции. Самая фабула эпизода, достаточна описанная в газетах, носит анекдотический характер. За все время возмутительного обыска в нашем берлинском торговом представительстве не было составлено ни одного установленного немецкими законами акта, что служит полной гарантией того, что ничего предосудительного при этом полицейском набеге найдено не было. Объяснения, которые даются со стороны правительства Штреземана, совершенно недостаточны для ликвидации инцидента. Обыск был связан с нарушением соглашений о работе наших государственных органов, нашего торгпредства в Германии, которые до последнего времени добросовестно исполнялись обеими сторонами. Нападение было произведено полицией на представительство единственной великой страны в мире, которая заключила с Германией договор, не требуя от нее никакой цены, которая не только не подписала Версальского мира, но ни в коем случае не склонна его поддерживать, страны, с которой у Германии были нормальные отношения, как равного с равным. Такого рода действия можно объяснить только тем, что в связи с постановлением экспертов и с посулами со стороны Америки и со стороны Англии предоставить кредиты Германии германское правительство торопится сделать что-нибудь такое, чтобы заслужить похвалу реакционных кругов европейских правящих классов. Но они забыли, что мы тоже великая страна и что мы не позволим на своей спине сделать те уступки, которые Штреземану и К° угодно сделать банкирам Англии и банкирам Америки. Поэтому Советское правительство решило потребовать полного удовлетворения за весь инцидент, учитывая с полной ясностью, что наши экономические отношения с Германией были очень оживленными.

Это осложнение в наших отношениях с Германией не грозит каким-либо военным осложнением или большими экономическими потерями для нас.

Я хотел бы из области внешней политики коснуться еще вопроса о военных приготовлениях, которые ведутся в настоящий момент в Европе. Как вы знаете, состав армии теперь в Европе больше того, что был до войны. Наибольшая опасность для человечества заключается теперь не в численности армии, а в том, что армии вооружены теперь такими средствами борьбы, такими средствами уничтожения, о которых и не думали во время последней империалистической войны. Мне пришлось читать недавно характеристику будущих военных столкновений одного специалиста военного дела, который доказывал, что при будущих военных столкновениях не будет никаких препятствий для того, чтобы выводить из строя города, целые поселения при помощи небольшого количества так называемых химических средств. Страны конкурируют между собою предвоенными приготовлениями. И разговоры о ликвидации войны, о миролюбии, о том, что война 1914 г. была войной последней, это сущие пустяки, которые пускаются в ход для обмана усталых от войны масс. При таком положении вооруженных сил в Европе мы решили рискнуть на гигантское сокращение постоянной армии, подкрепив ее периодическими территориальными призывами на короткие сроки в -- месяца, но мы не смогли решиться на уменьшение расходов на вооружение армии.

Мы едва ли сможем в короткий срок вооружить нашу армию так, как вооружают ее Англия и Франция, но мы сможем ее вооружить не хуже, а лучше, чем вооружают Полъша и Румыния, и так как диктаторы современной буржуазной Европы воюют не сами, а посылают воевать своих лакеев" то мы надеемся, что этих лакеев мы с нашей армией полностью и целиком разобьем.

За истекший год СССР завоевал солидные позиции и в международных, и в коммерческих отношениях. Теперь нельзя найти в Западной Европе почти ни одной страны, которая бы так или иначе не была втянута в торговые отношения с Советской Россией. В любой стране вы найдете или советский хлеб, или советскую нефть, лес, лен и т. д. Экономические связи с Западной Европой настолько окрепли, что Россия является крупнейшим экономическим фактором на международном рынке, и ее в настоящий момент оттуда вытеснить уже невозможно, тем более что большую часть выручки от экспорта мы затрачиваем на закупки за границей.

Внутреннее положение. Осенняя дискуссия, которая в Москве проходила очень бурно, вращалась вокруг следующих вопросов: отрыв партийных и профессиональных организаций от масс, недоразумения в ряде предприятий с зарплатой, кризис сбыта и "ножницы" и, наконец, образование организованной оппозиции, которая при своем развитии, при своем дальнейшем оформлении грозила единству партии. В эту дискуссию вторгся вопрос, который имел по преимуществу раскольническое значение, намечая приблизительную грань между спорящими сторонами, обостряя отношения между ними. Это вопрос о старых кадрах партии и молодежи.

Но именно этот вопрос, как только атмосфера фракционной борьбы стала рассеиваться, быстрее других сошел со сцены.

Чем партия ответила на эти явления?

По вопросу об отрыве от широкой массы была принята еще до дискуссии резолюция о внутрипартийной демократии, которая, я надеюсь, проводится в жизнь. Мы провели ленинский призыв и усилили связь с рабочей массой, в партию вступили почти 250 тысяч рабочих, Кроме того, путем просмотра состава советских ячеек исключается из партии большой процент всех партийных элементов, которые оторвались от партии и разложились.

В борьбе с кризисом сбыта и разрывом между рабочим классом и крестьянством была проведена широкая кампания за повышение хлебных цен и понижение цен на промышленные изделия. Необходимость организации рынка через кооперацию и государственную торговлю в экономической платформе ЦК была выдвинута на первый план, и в области политики цен уже достигнуты большие успехи.

Главнейшим элементом внутренней экономической политики является валютная реформа. Мы во время дискуссии не ожидали, что валютная реформа пойдет с таким успехом и так быстро, как это оказалось на самом деле, несмотря на целый ряд временных затруднений как для промышленных органов, так и для рабочего класса. Она оказалась связанной с временной приостановкой роста зарплаты, она немного стеснила кредит промышленности, но она сделала возможной прочность товарооборота города и деревни и расчетов в хозяйстве.

Я недавно на уличном митинге в Нижнем, где было большое количество женщин, спрашивал, что они предпочитают, свободное финансирование и попытку "удовлетворения" всех нужд при помощи нового неограниченного печатания казначейских знаков или строжайшую экономию, временный отказ от удовлетворения большого количества хотя бы неотложных нужд, но твердую валюту?

У меня создалось впечатление, что подавляющее большинство за твердую валюту. От падающей валюты в первую очередь страдали крестьянские и рабочие массы; рабочие массы меньше, крестьянство больше.

Таким образом, не только в области государственного хозяйства, но и в области домашнего хозяйства благодаря введению твердой валюты внесена была устойчивость и трудящиеся массы были гарантированы от гигантских невиданных потерь на курсе. Если Наркомфин считает, что он при сборе продналога потерял на курсе, т. е. потерял с того времени, когда собранные деньги вновь поступали в обращение, 20%, то крестьянин потерял 40 -- 50%. Потери, которые крестьянство и рабочий класс несли от падения покупательной способности денег -- так называемый "эмиссионный налог", были колоссальны. В настоящий момент с введением твердой валюты этот эмиссионный налог с крестьян снимается.

Когда был во весь рост поставлен вопрос о "ножницах", я потребовал от государственной плановой комиссии, чтобы она установила нормальный разрез "ножниц", т. е. сравнительную разницу в ценах между сельскими и промышленными изделиями. Она мне указала разрез в 160%, или 1,6, т. е. что промышленные изделия приблизительно на 60% относительно должны быть дороже, чем продукты сельского хозяйства.

В настоящий момент этот разрез приблизительно равен 135, т. е. он гораздо меньше того разреза, который считается нормальным со стороны высших плановых органов. Стремления отдельных организаций довести цены до довоенных цен в громадном количестве случаев едва ли осуществимы. Возьмите хотя бы ткань. Цена хлопчатобумажной ткани на 70% составляется из цены хлопка, т. е. цены того товара, который в большом количестве покупаем в Америке и привозим сюда. Удешевить заграничный хлопок мы не можем. Цена этого хлопка теперь на американском рынке в три раза дороже того, что была до войны, а цена хлопка составляет 70% цены ситца. Если цена хлопка в 3 раза больше, то тем самым определяется, что ситец не может не только идти ниже довоенного, но должен быть гораздо выше, чем были цены ситца в довоенное время. Во всяком случае предпринятыми мерами удалось добиться такого положения, что крестьянам стало выгодно продавать хлеб и покупать промышленные изделия.

Последняя дискуссия была в период кризиса сбыта, когда мы страдали от излишков товара, ближайший съезд собирается уже при опасности, что у нас будет кризис предложения, т. е. что у нас окажется недостаточно товара для того, чтобы удовлетворить спрос. Здесь экономика Советской России наталкивается на большие затруднения. Казалось бы, что кризис сбыта можно легко удовлетворить расширением нашей промышленности. Действительно, промышленность наша, по последним справкам, увеличилась за полгода на 20 -- 22%. Предел этому расширению поставлен величиной нашего капитала и быстротой накопления. Если у текстильной фабрики нет денег или нет сырья, то она развить своего производства не может. За границей мы не имеем возможности заключать займы, но мы не можем также в достаточном количестве кредитовать промышленность из наших средств, так как у нас бюджет дефицитен. Возможность внутренних займов также очень ограничена. Одна из возможностей расширения нашей промышленности заключается в использовании актива нашего баланса по внешней торговле. Как известно, во время дискуссии были длительные споры о том, нужен ли активный баланс или не нужен.

Мы в предыдущем году торговали с активным балансом, так как мы вывезли товаров на большую сумму, выручили от вывоза больше, чем израсходовали на покупку за границей. У нас оказался некоторый излишек денег, из которых часть пойдет на обеспечение нашей советской валюты, но большая часть пойдет на закупку сырья для нашей промышленности, главным образом хлопка, шерсти, кожи, а также посевных семян, сельскохозяйственных орудий и т. д.

Возможно, что придется ввозить и целый ряд готовых изделий. В предварительном списке, который я читал, находятся готовые ткани и рабочая обувь. Этот вопрос обсуждался сейчас при участии профсоюзов, причем основная директива дана в том смысле, чтобы из готовых изделий ввозить только те, в которых имеется у нас недостаток, если этот недостаток не может быть с достаточной быстротой пополнен путем развития нашей промышленности.

О работе в деревне. Я коснусь вопроса о крестьянстве, который в качестве самостоятельного вопроса поставлен на повестку ближайшего партийного съезда. У нас еще нет точной статистики о развитии кулачества в деревне. Внешние признаки хозяйства кулака теперь в значительной степени отличны от тех признаков, которые были раньше и которые сравнительно легко улавливались статистикой. Раньше кулака определяли главным образом по количеству земли. Если бы это было так, то борьба с кулачеством была бы необычайно легка. Стоило бы переделить землю, отнять у богатого и дать бедному, и дело было бы улажено. В настоящий момент кулачество растет не столько на почве увеличения земли, сколько на почве эксплуатации крестьянства путем предоставления ему в аренду лошади, плуга, оказания тех или иных услуг. Кулаки имеют заработок и от торговли легальной и полулегальной. При неорганизованности нашего рынка и при разрозненности бедных и середняцких элементов деревни создался целый ряд путей для роста кулачества, которые делают борьбу с кулачеством очень трудной. Рост деревенского кулачества означает возникновение и рост буржуазии вообще.

Поэтому борьба с кулачеством имеет гигантское принципиальное значение и должна входить в повседневную практику партии и всех рабочих организаций, которые так или иначе связаны с деревней. У государства нет средств прийти крестьянину-бедняку на помощь с такой силой, как это нужно. Мы делаем бедному крестьянству всяческие скидки во всем нашем законодательстве относительно кооперации, налогов, семенной ссуды, денежной ссуды и т. п. Но бедняцкое крестьянство и в использовании этих советских законов зависит от кулака. Я недавно читал документ одного исполкома по вопросу о льготах, которые по закону должны получать бедняки, а вышло, что кулак, войдя в сельский совет и волостной совет, записал себя в бедняки и все льготы получил, а бедняку ничего не дал.

Бедняки не организованы, поэтому у нас не только низовой советский аппарат в значительной степени попал в руки кулака и содействует росту новой буржуазии, но кооперация часто находится в их руках.

В сто раз легче написать хороший закон для крестьян, чем провести его в жизнь. Если написаны самые хорошие законы, то это вовсе не полдела и не четверть дела, а гораздо меньше. Весь вопрос в проведении этого закона в том, чтобы смычка с бедняком и середняком укреплялась, чтобы крестьянин-бедняк этим законом воспользовался и чувствовал себя гражданином более равноправным, чем любой кулак или любой зажиточный крестьянин в деревне. Эта задача еще не выполнена партией. Бедняк до сих пор чувствует себя забитым и по отношению к кооперации, и по отношению ко всему советскому аппарату.

Активность крестьян в настоящее время значительно поднялась. Это сказалось и на последних выборах в Советы. Местами крестьяне по своей активности опережали рабочих. Если бы эту активность проявлял бедняк, это было бы очень хорошо, но в большинстве случаев наиболее деятельными оказываются кулаки, которые и захватывают местами низший советский аппарат, чтобы при его помощи еще больше угнетать крестьянскую бедноту. Поэтому вопрос о работе среди крестьянства на ближайшем съезде выделен в специальный доклад. Несомненно, что современная деревня ни в какой степени теперь не походит на ту деревню, которая была до войны, -- она гораздо активнее, гораздо подвижнее, гораздо сознательнее. Для обслуживания ее культурных и хозяйственных нужд нужна хорошая, честная советская интеллигенция. Такая интеллигенция, которая бы не пошла на союз с кулаками, а работала бы над уничтожением бедности и темноты в деревне. Поэтому в связи с крестьянским вопросом необходимо разрешить и вопрос о крестьянской интеллигенции.

Отношение этой крестьянской интеллигенции к Советской власти и советскому строю теперь значительно лучше, чем это было в предыдущие годы. Лозунг, который мы давали для промышленной интеллигенции и для ученых о том, что мы должны окружить интеллигенцию, которая стремится работать вместе с нами, товарищеской обстановкой, принять ее в советские организации и провести целый ряд мер, чтобы эту интеллигенцию ассимилировать, по отношению к деревенской интеллигенции, не проведен до сих пор в жизнь. Мне сообщали с Урала такую картину: в одном из местечек Урала товарищ, приехавший из центра, познакомился с деревенским комсомолом, в который входил учитель совершенно некомсомольского возраста, у которого, вероятно, дети уже из этого возраста вышли. Он вместе с крестьянской рабочей молодежью вел в деревнях очень большую культурную и агиткультурную работу. Молодежь об одном просила товарища, чтобы он по приезде в город никому не говорил, что учитель входит в состав комсомола.

В комсомоле за последнее время укрепилось мнение, что комсомол должен быть исключительно пролетарским, таким же пролетарским, как наша партия. Это неправильное мнение. Конечно, комсомол должен стремиться к организации всей рабочей молодежи, но новая активная молодежь деревни постарается организоваться отдельно, если мы ей закроем ворота в комсомол. Это новое активное поколение в деревне мы должны воспитать по-своему. Ведь это первое поколение в деревне, которое растет без помещиков, без полицейских, без земского начальника, при свободном обществе Советской Республики.

В целом ряде деревень никакой другой организации, кроме организации деревенской молодежи и местных Советов, нет. Поэтому работа комсомола принимает невиданно большое принципиальное значение, особенно ввиду явлений расслоения и выделения кулачества, которые наблюдаются в деревне.

Необходимо вместе с тем привлечь крестьянство к активному участию в организации торговли. Громадную роль могут сыграть в этом деле крестьянки. Если кооперация наша обюрократизируется или мы торговлю построим по бюрократическому типу, то нас раскрадут гораздо скорее, чем раскрадывали в Серпуховском и целом ряде других трестов.

Если государственного приказчика посадить за 1000 верст, то мы не услышим, как он обкрадет нас до последней нитки. Поэтому надо заинтересовать крестьянина и крестьянку в том, чтобы он и кооператив контролировали, за государственной торговлей наблюдали и не опасаться для организации этого контроля новых общественных форм. Некоторые товарищи хотят втиснуть в определенные рамки всю крестьянскую организацию. Это рано. Ведь у нас типы организации крестьян не намечены. На конкретных примерах из года в год мы будем улавливать тот тип организации, который всего ближе к крестьянству, больше понятен и больше обслуживает его нужды. Поэтому какая-либо узость в этой области является вредной. В разных районах должны быть использованы разные методы.

Одним из русел, по которому нужно направить активность и молодежи, и крестьянина-бедняка, и середняка, -- это организация торговли и борьба за то, чтобы кооперация и государственная торговля продавали по ценам, более низким, чем торгует частная торговля. Я хочу ответить здесь на один из вопросов, который был мне задан на митинге. Почему, говорят, сразу же не отменить частную торговлю и не организовать вместо нее кооперацию или госторговлю? Я на это отвечал, что, по-моему, если мы сделаем это сразу, то мы останемся без всякой торговли и создадим невиданный кризис сбыта. Крутой административный излом в этой области, на мой взгляд, необычайно опасен.

Организация кооперации потребует ряда лет, причем конец этого процесса будет совпадать с концом переходного периода. Организованные в кооперативы мелкие производители будут существовать некоторое время и при социалистическом обществе. Но когда мы их организуем и по линии производства, и по линии сбыта, и по линии покупки, то это составит больше половины социалистической работы над организацией крестьянства, ибо за этим остается только борьба за технику, за введение квалификации и т. д.

Организация крестьянства мелкого, бедного и среднего в кооперативе -- это больше половины борьбы против индивидуалистических начал среди деревни, его расслоения.

Связь с массами. Когда Ленин руководил партией, у нас не возникало вопроса о том, что может быть какой-либо промах с точки зрения массового движения. Потому что т. Ленина отличало невиданно сильно развитое чувство масс, их интересов, он ощущал каждый сдвиг широчайших и самых глубоких пластов крестьян и рабочих. Каждый поворот в политике он не столько обсуждал с нами, сколько доставал мужичка или рабочего с самого дна, "исповедывал" его и согласно этому устанавливал свою точку зрения.

Так однажды Ильич выступил в СНК и предложил немедленно установить маршрутные поезда за хлебом для рабочих. Откуда это у него взялось? Он конспиративно присутствовал на одном собрании, где рабочие говорили между собой насчет продовольствия, и установил свою точку зрения. Он мог по отдельным небольшим деталям разговора с крестьянами и рабочими с величайшей точностью восстановить ясную картину классовых отношений. Такого человека, такого барометра народных движений, народных желаний, знания масс в нашей среде нет; такие люди, как Ленин, рождаются столетиями. Поэтому заменить т. Ленина в этом отношении можно только массовой работой и улучшением смычки партии с широкими массами. Поэтому самой большой опасностью явился бы отрыв рабочих от крестьянства и партийных и профессиональных организаций от рабочих масс. Вместе со всеми трудящимися, вместе с рабочим классом мы можем совершить тысячи ошибок, и эти самые тысячи ошибок вместе и исправить. Но трудно исправлять, когда различные слои трудящихся пойдут по разным путям.

Вот почему главнейшим и лучшим заместителем т. Ленина в смысле связи с массами и классовой выдержки является тот ленинский призыв, который дал нам 250 тысяч рабочих от станка. Поэтому позвольте мне здесь, на конференции перед съездом, который собирается в отсутствие т. Ленина, окончить свою речь возгласом в честь самого дорогого, что мы получили за этот год, в честь ленинского призыва.

Да здравствуют новые рабочие, которые вступили в нашу партию!