Алексей Иванович Рыков
ПИСЬМА В ДЕРЕВНЮ
Письмо первое. О недороде

Неурожай и помощь государства. В этом (1924) году засуха и неурожай опять постигли целый ряд губерний в Поволжье и на юго-востоке нашей республики. Особенно пострадали губернии: Самарская, Царицынская, Ставропольская, Саратовская и Республика немцев Поволжья.

Крестьянство этих местностей переживает очень тяжелое время уже во второй раз за последние четыре года. Оно еще как следует не оправилось от той отчаянной беды и нищеты, до которой дошло в 1921 г., вновь переживает год неурожая. В этом году недород захватил большую площадь с населением приблизительно 8 млн. человек. Для того чтобы спасти пострадавшее население от голода и помочь ему сохранить хозяйство, правительство вынуждено израсходовать около 70 млн. золотых рублей. Наша общая казна небогата. Чтобы оказать эту помощь нуждающемуся крестьянству, мы должны были сократить целый ряд совершенно необходимых расходов и увеличить по сравнению с прошлым годом налог на крестьян в районах, не застигнутых неурожаем. Таким образом, помощь пострадавшему от неурожая крестьянству идет из тех налогов, которые мы собираем с населения, и в частности с крестьянства, которое далеко еще не стало на ноги, не оправилось от всех бед и разорений царской и гражданской войн. Поэтому правительство нашей республики относится с чрезвычайной бережливостью к этой помощи. Налоги уже достаточно велики, и каждую копейку, которую мы по налогам собираем, нужно расходовать с величайшей бережливостью и только для наиболее нуждающегося крестьянства.

Кого поддержать? Мы оказываем помощь пострадавшему крестьянству за счет трудовых денег других крестьян в других областях нашей республики, с которых мы взяли налог. Поэтому особенно надо стараться, чтобы трудовые деньги не пропали зря, чтобы помощь была оказана наиболее бедным крестьянам,

Таким, которые без помощи не смогут уберечь своего хозяйства от разорения.

Во время объезда неурожайных местностей Поволжья я слыхал на крестьянских сходах жалобы от зажиточных крестьян. Калевались они на то, что их обидели, что дали им помощь меньшую, чем бедняку-крестьянину и середняку. При тех небольших средствах, которые у нас есть, мы иначе делать не можем. Нужно в первую очередь поддержать бедняка, ибо он может дойти до настоящего голода, если ему государство не поможет. Поэтому мы дали приказ местным органам и местным исполкомам: всю помощь распределить в первую очередь между бедняками. Потом дать, что можно, середнякам. Что же касается тех крестьян, которые могут выдержать в этот год сами, то мы не настолько богаты, чтобы помогать им.

В 1921 г., когда отчаянный голод пронесся по Волге, когда с голодухи умирал одинаково и бедняк, и середняк, и зажиточный крестьянин, Советская власть оказывала всем голодающим одинаковую помощь. Теперь же, за промежуток между прошлым голодом и нынешним недородом, крестьянство успело расслоиться. Кто так и не встал толком на ноги, мается без лошади и выбивается из последних сил, а кто ухитрился за счет соседей скупить для себя скот, нажиться и даже батрака завести. Оказывая в этом году помощь, Советская власть должна строго разбираться в том, кто побогаче, а кто победнее. Мы иначе поступить не можем, потому что те деньги, которые мы даем, скажем, на Царицынскую губернию, взяты с другого крестьянина, с крестьянина нижегородского, симбирского, украинского. И мы к этим крестьянам не можем прийти и сказать: мы берем с тебя налог с тем, чтобы богатому крестьянину, хуторянину выдать семенную ссуду. Тогда крестьянин, с которого мы берем налог, чтобы помочь неурожайным районам, запротестует. Ведь он нам налоги вносит тоже из последних сил. Вносить он их будет только в том случае, если увидит, что они пойдут не к богатому, а к бедняку.

Кроме того, мы не можем отказаться от взимания налога с той части крестьянства и городского населения, которая и в неурожайных местностях может, хотя бы и в уменьшенных размерах, налоги вносить.

Так же как мы выделяем бедняков и середняков при оказании семенной помощи, нужно поступать и при распределении всех видов помощи. Мы оказываем помощь путем выдачи ссуды под скот, через общественные работы, а также путем поддержки детей школьного и дошкольного возраста. Эту помощь нужно распределить так, чтобы середняки и бедняки этот год выжили и хозяйство свое сохранили. А если богатые станут немного победнее, то от этого большой беды с Советской Республикой не стрясется. Пусть крестьянин, у которого крупного скота голов десять или двенадцать, продаст две головы. Его хозяйство станет послабее, но оно сохранится. А если однолошадный продаст лошадь, его хозяйство разорится. Можно ли это допустить?

Засуха и борьба с ней. В нашей республике неурожай за последние четыре года повторяется два раза. А как же было раньше, до Октябрьской революции и Советской власти? Оказывается, что испокон века для Среднего и Нижнего Поволжья из каждых трех-четырех лет один год всегда случался засушливый и недородный. Например, за последние сорок лет неурожай был в 1880/81, 1891/92, 1897/98, 1906, 1911/12, 1920/21, 1924гг.

Если подсчитать за ряд лет, сколько в разных местах было собрано в среднем с десятины, то выходит, что за последние семнадцать лет средний сбор с десятины: в Нижнем Поволжье -- 30 пуд.. Среднем Поволжье -- 39, Московской и Нижегородской губерниях -- 42, Северном крае -- 46, Озерном районе -- 50 пуд.

Значит, засуха в этих краях не есть случайность, не есть "божье наказание", а есть обычное явление, с которым крестьянину надо бороться, а вовсе не сидеть сложа руки, ожидая от бога дождичка.

Мы собирали агрономов, ученых и сведущих людей и спрашивали, каким способом можно добиться, чтобы неурожаев не было, чтобы от них не страдать. И твердо было установлено, что при помощи двух мер можно добиться того, чтобы у нас в Поволжье неурожайных лет не было.

Первая мера -- это мелиорация. Нужно больше использовать воду и снег, которые часто даром пропадают в засушливых районах. Путем земляных работ и других мер надо устроить так, чтобы вода и снег больше использовались на крестьянских полях. В этом году правительство отпустило 14 млн. руб. на общественные мелиоративные работы. На эти деньги производятся такого рода работы, которые, с одной стороны, обеспечивают кусок хлеба на зиму неурожайному крестьянину, а с другой стороны -- улучшают орошение полей и тем обеспечивают урожай и при засухе. В ближайшие годы необходимо продолжить эти работы. Значительную часть денег даст центральное правительство в Москве, остальное должны дополнить центральные и местные учреждения сельскохозяйственного кредита, а в некоторой доле и местные Советы. Идя на общественные мелиоративные работы, крестьянин должен понимать огромное значение этих работ для своего собственного хозяйства. Мелиорация оберегает крестьянское поле от засухи, неурожая, а его самого -- от нищеты.

Для того же чтобы удержать снег на полях, нужно обсаживать их кустарниками и деревьями и оставлять до весны на полях стебли подсолнуха и кукурузы.

Вторая мера заключается в том, чтобы получше ухаживать за землей и изменить крестьянское хозяйство. В этом году в каждой волости можно найти хозяйства, которые в одних и тех же условиях и при одних и тех же дождях, межа с межой, дали: одно -- 20 пуд. с десятины, другое рядом -- 2 пуд. Вот лучший пример. Во время нашего объезда неурожайных местностей Поволжья мы побывали в немецкой крестьянской коммуне на Волге. Там благодаря умелой обработке земли на десятине выросло по 2 тыс. пуд. картофеля, а у соседних крестьян только 200 пуд. Урожай проса в коммуне был 200 пуд. с десятины, а рядом у крестьян -- 30 пуд. Почему это произошло? Да потому что разные хозяева по-разному ухаживают за землей.

У агрономов для засушливых мест выработан особый способ так называемого "сухого земледелия". Они подробно описывают и подробно доказывают, как нужно ухаживать за землей для того, чтобы в такой год, как этот, у нас голода не было.

Надо учиться друг у друга. И в Саратовской, и в Царицынской губерниях, и у немцев Поволжья имеются хозяйства, которые дали в этом году если не удовлетворительный, то все-таки сносный урожай в то время, как соседние хозяйства ничего или почти ничего не собрали. Это зависит от того, как обращаться с землей, как засевать, какой иметь севооборот, какова вспашка земли, каково качество семян.

Мне один крестьянин на такие мои слова ответил: "Вы нам только скотину дайте, тогда все будет хорошо". Я ему сказал, что, конечно, мы скотину будем стараться давать и помощь на сохранение и покупку скота оказывать, но нянчиться с теми, кто свое хозяйство по-умному наладить не хочет, мы не станем.

Раз доказано, что может десятина дать больше, чем дает она при обработке теперешней, то крестьянство должно взяться за землю по-настоящему. Как было при помещиках? Благодаря лучшей обработке помещичья земля давала всегда на 10 -- 20 пуд. больше, чем крестьянская земля.

Во многих селах Поволжья я не видел ни одного огорода, который крестьяне выпалывали бы. Все огороды травой заросли, картофель в поле не пропахивается. Крестьянин привык думать, что картошка родится от господа бога и не больше как 200 пуд. с десятины. А под Москвой крестьянин из-за 200 пуд, и руки марать не станет. Крестьянин рассчитывает на авось: сунул картошку в землю и ждет, что бог ее будет растить. Советская власть никогда не оставляет крестьянина в беде, но надо же и ему самому по-настоящему за ум взяться, над своим полем мозгами пораскинуть! Я уже в нескольких местах предложил крестьянам выбрать ходоков и съездить в те хозяйства, где одинаковая земля при одинаковых условиях, но при лучшей обработке уродила в десять раз больше. К таким хозяйствам нужно присматриваться, допытываться, отчего это происходит, и перенимать. Если крестьяне бросят свои прадедовские обычаи, путем мелиорации и другими способами согласно агрономии улучшат обработку земли, то они навсегда избавятся от того, чтобы каждые три года постигал их неурожай и голод.

Чем меньше родит земля, тем больше беднеет весь народ. Беднеют и рабочие, беднеет все государство. Рабоче-крестьянское государство может стать на ноги только тогда, если крестьянская земля после революции благодаря умелой обработке станет давать больше, а не меньше. Ведь крестьянский труд и крестьянское хозяйство -- главная основа нашей страны. Из всего населения Советского Союза в 130 млн. чел. крестьян насчитывается 100 млн. человек. Если крестьянин не будет сам более богатым, тогда он не в состоянии будет покупать у фабрик и заводов. Тогда нельзя будет увеличить производство, удешевить положение трудящихся. Необходимо, чтобы крестьяне стали более богатыми, чтобы у них нужды не было, тогда и все наше государство будет богатым и сильным.

Каково сейчас положение? Недавно я объехал вместе с комиссией Совнаркома по борьбе с последствиями неурожая неурожайные районы Среднего и Нижнего Поволжья, посетил села, побывал на сельских сходах, общественных работах и крестьянских полях. Крестьяне неурожайных местностей единодушно заявляют повсюду, что правительственная помощь семенами пришла вовремя и полностью использована. Советские органы очень подтянулись в этом году и не заставили крестьянство долго дожидаться. Благодаря этому озимый клин был вовремя засеян полностью, а во многих местах увеличился. Например, даже в одном из самых голодных уездов (Пугачевском уезде Самарской губернии) озимый клин значительно увеличен против прежних годов. В республике немцев Поволжья озимый засев увеличился на 14%, то есть почти на одну пятую.

Так обстоит с крестьянскими хозяйствами, которые в силах засеять свои поля. Хуже положение беспосевных. Это бедняки, в большинстве случаев разорившиеся в 1921 г., еще не стали на ноги, и им в первую очередь поможет государство. Но сами они должны для этого прежде всего организоваться в комитеты взаимопомощи. Таких беднейших крестьян в среднем по десятку дворов на каждое село. Остальное же крестьянство, по всей видимости, с нуждой кое-как справится и общими силами зиму перебьется. Но тяжелый год должен послужить нашему крестьянству хорошим уроком того, как не надо надеяться на судьбу и верить в божий промысел, а как надо частью своим умом и силами, используя помощь советской власти, поднять обработку своей земли, как-нибудь обеспечить ее от будущих засух и тем навсегда уберечь себя от нужды.

Будем ли вывозить хлеб? Многие крестьяне беспокоятся по поводу того, что в этом году крестьянству хлеба не хватит на прокормление, а между тем Советская власть будет, как и в прошлом году, вывозить хлеб за границу, и это приведет к недостаче хлеба и к голоду. Враги рабоче-крестьянской власти, меньшевики, эсеры и белогвардейцы пытаются распространить слухи о якобы большом, чрезмерном экспорте (вывозе) хлеба из России в этом году. По этому вопросу можно вполне точно ответить.

Прежде всего хлеба у нас в этом году достаточно и для засева в недородных областях, и для прокормления всего населения всего Советского Союза. По имеющимся данным, наши хлебные богатства составляют в этом году приблизительно 2,8 млрд. пуд. На душу населения хлеба приходится примерно 20 пуд. При таком количестве потребность республики в хлебе удовлетворяется полностью и, кроме того, остается чистый излишек в размере около 100 млн. пуд. Из этого излишка возможно было бы часть вывезти за границу, но правительство очень осторожно подходит к этому вопросу. Оно решило допустить экспорт (вывоз) только тогда, когда полностью будет ясна вся картина урожая по всей стране, когда полностью будет обеспечено все население страны в городах и деревнях и когда после всего этого останется у правительства запасный фонд для того, чтобы влиять на внутренний рынок, на его хлебные цены, не допуская спекуляции и наживы частных торговцев. И только после всего этого, после того как все это будет полностью и целиком обеспечено, только тогда можно будет подумать о вывозе хлеба за границу. Вместо хлеба в этом году нужно усилить вывоз леса и другого сырья, которые тоже могут дать немалый доход нашим советским республикам.