Алексей Иванович Рыков
О КООПЕРАЦИИ

Надо расширить наш основной капитал. Острота вопроса о кооперации, поставленного на повестку дня XIV партийной конференции, объясняется не только (и не столько) тем, что кооперативное строительство играет совершенно исключительную роль в нашей работе, но главным образом тем, что в кооперативных проблемах находят свое отражение общие хозяйственно-политические задачи, стоящие перед партией в настоящий момент.

Поэтому, для того чтобы сделать более ясными задачи кооперации, необходимо в самых кратких чертах охарактеризовать те специфические особенности новой полосы в экономическом и политическом развитии нашего Союза, которыми она отличается от предыдущих лет нэпа.

Было бы, пожалуй, преувеличением утверждать, что теперь никаких качественных изменений ни в деревне, ни в городе не происходит.

Мне представляется, что количественные изменения в нашей экономике, хозяйственный рост которой происходил и происходит на основе нэпа, не могут не привести к некоторым качественным изменениям во всей хозяйственной и политической жизни страны, заставляющим партию в тактической и организационной области вырабатывать новые методы руководства широкими массами. Вокруг этого в последнее время шла работа партии, например в отношении крестьянства, по линии оживления Советов; в связи с этим новым (пожалуй, переломным) моментом давался ряд других директив; в связи с этим должна быть увязана и работа кооперации.

В чем же заключаются отличительные черты этой новой полосы?

Мне кажется, что эти отличительные особенности следует искать в области развития промышленности, с одной стороны, и сельского хозяйства -- с другой. Характерным для теперешнего положения нашей промышленности является то, что быстрый темп восстановительного процесса приводит нас к исчерпыванию возможности дальнейшего развития в пределах старого, унаследованного от буржуазно-царской России технического оборудования. Перед нами встает во весь рост задача расширенного воспроизводства основного капитала и переоборудования промышленности для того, чтобы обслуживать полностью растущие потребности внутреннего рынка и поглощать новые массы пролетариата. На протяжении уже ближайших лет мы сможем увеличивать продукцию некоторых отраслей промышленности, в частности, например, текстильной, только при условии расширения основного капитала, постройки новых фабрик, заводов и переоборудования старых.

Раньше промышленность стремилась увеличить темп своего развертывания в соответствии с растущим опросом путем пуска старых и бездействующих фабрик, для чего требовалось относительно немного средств и времени. Развитие промышленности на основе расширения и обновления основного капитала требует гораздо больших средств и гораздо больших сроков. Это обстоятельство должно отразиться, между прочим, и на увеличении значения наших экспортно-импортных операций. Если емкость внутреннего рынка будет увеличиваться таким же или даже менее быстрым темпом, придется прибегать в больших размерах, чем это было раньше, к ввозу не только оборудования промышленности, но и готовых изделий.

Надо ускорить темп социалистического накопления. Проблема воспроизводства основного капитала должна быть увязана с общей проблемой создания технико-экономической базы для организации социалистического хозяйства, должна быть включена в общий план восстановления и развития всех отраслей народного хозяйства СССР.

Осуществление этой задачи целиком и полностью связано с темпом социалистического накопления. Нам необходим такой темп накопления по всем видам и линиям, который обеспечивал бы действительную возможность расширения промышленности и тем самым укрепления командных высот пролетарской диктатуры и организации всего хозяйства на социалистических началах.

Все это создает иную обстановку, чем раньше, и для развития сельского хозяйства. Теперь развитие производительных сил деревни происходит в условиях почти полной нагрузки работой тех вершин экономической диктатуры пролетариата, которые мы завоевали путем Октябрьского переворота. Если раньше, в первые годы революции, промышленность была только национализирована, банки были только государственными, но почти не работали, то теперь и промышленность, и банки, и госбюджетная деятельность являются не только нашими, так сказать, "юридическими титулами", но действительными рычагами регулирования хозяйственной жизни Союза.

Отличие настоящего момента от того, который мы переживали несколько лет назад, приблизительно такое же, как между пустой государственной лавкой и государственной лавкой с товаром. Патент и фирма те же, но реальное содержание иное.

Нэп улучшает наше сельское хозяйство. Вот в таких-то условиях происходит экономическое восстановление деревни, в которой с точки зрения юридической еще до сего времени больших изменений не произошло. По существу же в деревне на основании новой экономической политики происходит такого рода количественный рост, который, как мне кажется, близок к качественному изменению жизни деревни.

Современную жизнь деревни можно охарактеризовать двумя чертами. Во-первых, в деревне наблюдается так называемое относительное аграрное перенаселение, наличие большого количества свободных от производительного применения рабочих рук. Во-вторых, деревня стремится перейти, а отчасти уже перешла, к накоплению на основе развития товарности своего хозяйства. Конечно, можно спорить о размерах этого накопления и о том, происходит ли это накопление за счет "заработной платы" крестьянина или же в некоторых слоях крестьянства и за счет прибавочного продукта. Мне кажется, что основной вопрос не в этом. Главное заключается в том, что при наличии избыточного населения в деревне, громадного количества безлошадных, безинвентарных хозяйств деревня с каждым месяцем предъявляет все больший и больший спрос на изделия промышленности, и не только на предметы личного потребления, но и на средства сельскохозяйственного производства. Это не может не означать накопления в крестьянских хозяйствах.

Было бы совершенной бессмыслицей думать, что это экономическое восстановление деревни будет протекать не путем различного роста отдельных, индивидуальных крестьянских хозяйств, но путем одновременного, единообразного и равномерного подъема всех 22 миллионов крестьянских дворов. В условиях свободного товарооборота и мелкобуржуазной крестьянской экономики совершенно неизбежен более быстрый рост для одних крестьянских хозяйств, замедленный -- для других, застойное состояние и распад -- для третьих. Хозяйства, которые будут восстанавливаться скорее относительно других, неминуемо встретятся с излишком свободных рабочих рук и наличием свободных земель. Поэтому восстановление сельского хозяйства неизбежно связывается с увеличением батрачества в деревне и развитием аренды земли. Должна ли партия при таких условиях избрать метод внеэкономической, непосредственной законодательно-административной борьбы с тем слоем крестьянства, который для восстановления своего хозяйства будет использовать свободные рабочие руки избыточного населения в деревне?

На мой взгляд, нет никакой надобности ставить административные препоны развитию производительных сил деревни в отношении найма труда в сельском хозяйстве и земельной аренды. Владея главнейшими рычагами нашей экономики, укрепившись на основных командных высотах ее, имея в руках рабочего класса политическую власть, нам не опасно развитие буржуазных отношений в деревне. Но наряду с этим -- ив этом главное -- необходимо создать обстановку, максимально благоприятствующую развитию производительных сил в сельском хозяйстве. Мнение о том, что при этом возможно и целесообразно "юридическое запрещение" неизбежного при этом развития буржуазных отношений в деревне, является глубоко ошибочным.

Кого считать кулаком? С этой стороны следует рассматривать и вопрос о кулаке.

По вопросу о кулаке теперь дискутируют, кажется, решительно все, начиная от сельского схода и кончая губкомами и ЦК. По поводу этой дискуссии необходимо отметить, что отдельные товарищи, усвоившие неизбежность процесса роста буржуазных отношений в деревне, стремятся зачастую под прикрытой, маскирующей сущность дела формой этот процесс легализовать. Прав был т. Ларин, указывавший на то, что оправдание этого процесса таким способом аналогично практике монахов, желавших в постные дни есть мясо, а посему и благословлявших его в качестве рыбы.

Мне кажется, что совершенно неправильной является попытка противопоставлять зажиточность богатого крестьянина кулаку.

Вести дискуссию в таком разрезе -- значит заниматься схоластикой. Точную грань здесь провести невозможно, и видеть в таком противопоставлении разрешение важнейшего политического вопроса -- значит сеять вредные и опасные иллюзии.

Одним из защитников такого противопоставления является между прочим т. Калинин, ссылавшийся в подтверждение правоты своей точки зрения по вопросу об определении "кулака" на Владимира Ильича. Поэтому позвольте привести одну цитату из сочинений В. И. Ленина: "Обычное народническое воззрение, по которому "кулак" и "хозяйственный мужик" представляют собой не две формы одного и того же экономического влияния, а ничем между собою не связанные и противоположные типы явлений, -- это воззрение решительно ни на чем не основано. Это -- один из тех предрассудков народничества, которые никто даже и не пытался никогда доказать анализом точных экономических данных. Данные говорят обратное: нанимает ли крестьянин рабочих для расширения производства: торгует ли крестьянин землей... или бакалейными, товарами, торгует ли он коноплей, сеном, скотом и пр. или деньгами (ростовщик), -- он представляет собой один экономический тип, операции его сводятся, в своей основе, к одному и тому же экономическому отношению". Вот мнение т. Ленина по интересующему нас в настоящее время вопросу. Под экономическим отношением он понимал присвоение чужой прибавочной стоимости.

Мне кажется, что значительная часть спора о "кулаке" и "хозяйственном мужике" может быть устранена как совершенно беспредметная, если признать неизбежность при современном восстановительном процессе роста в деревне отношений буржуазного типа и необходимость установления четкой политической линии по отношению к этому буржуазному крестьянскому слою. Наше отношение к этому слою должно строиться по аналогии с отношением к частному капиталу в городе, в торгово-промышленной сфере. Административными мерами с частным капиталом мы теперь не должны бороться. Взаимоотношения между государством и частным капиталом складываются на основе экономического соревнования, конкуренции.

По этому же типу должно устанавливаться и наше отношение к буржуазному слою в деревне. Необходимо прекратить административный зажим этого слоя. Если мы хотим обеспечить дальнейший экономический рост деревни, нужно создать условия для вполне легального найма батраков и облегчить аренду земли.

Необходимо привлечь крестьянство к кооперации. В связи с этим стоит предложение, вносимое мною на конференцию, о допущении крестьянского слоя в кооперативное строительство. Прежде установленное ограничение, закрывавшее совершенно двери в кооперацию для этого слоя, должно быть отменено. Но наряду с этим необходимо принять меры, гарантирующие партию от перехода командных пунктов кооперации в руки буржуазного слоя крестьянства. Вместе с тем если правильны характеристика перспектив развития деревни и выводы, сделанные мною, то должны быть предприняты дополнительные меры по обслуживанию бедняцкой и середняцкой частей крестьянства как со стороны кооперации, так и непосредственно со стороны государства. Совершенно очевидно, что превратить 40% безлошадных крестьян в лошадных, снабдив их при этом мертвым инвентарем и т. д., мы не сможем даже на протяжении большого количества времени без того, чтобы, во-первых, не развивать форсированным темпом накопление в деревне и, во-вторых, направить это накопление в государственное и кооперативное русло.

При предоставлении условий для свободного накопления в кулацких хозяйствах увеличивается темп накопления во всем хозяйстве, быстрее возрастает общенациональный доход, увеличиваются материальные возможности в отношении реальной хозяйственной поддержки маломощных бедняцких хозяйств, расширяются возможности поглощения избыточного населения и создается, наконец, более благоприятная обстановка для роста кооперации и направления крестьянских сбережений по кооперативному руслу.

Вот то основное, что следует поставить во главу угла в связи с обсуждением проблем кооперативного строительства.

Лицом к бедняку. Главное, что представляется особенно трудным и чего необходимо добиться во что бы то ни стало, заключается в том, чтобы, развязывая капитализм в сельском хозяйстве, мы смогли в большей мере, чем до сих пор, повернуться лицом к бедняку и середняку. Нельзя недооценивать, проводя эту политическую линию по отношению к сельскому хозяйству, опасностей, вытекающих из возможного истолкования крестьянином нашей политики, в виде поворота лицом к новой крестьянской буржуазии. Поэтому, ликвидируя пережитки "военного коммунизма" в деревне, создавая реальные условия для развертывания восстановительных процессов в сельском хозяйстве, расширяя возможности найма батраков и аренды земли, нужно проделать это таким образом, чтобы беднота и середняк в большей степени, чем до сих пор, почувствовали в нас свою власть и получали от нас гораздо больше, чем до сих пор, -- настоящую материальную поддержку.

До настоящего времени мы о бедняке часто больше говорили, чем ему помогали.

Если мы наряду с вышеуказанным поворотом в крестьянской политике сможем избежать колебаний хлебных цен, то это будет гораздо более реальной борьбой с кулаком и защитой бедняка, чем всяческие административные безобразия в отношении зажиточных слоев деревни.

Надо кооперировать деревню. Прежде всего необходимо по выяснении принципиального значения кооперации в системе нашей экономики и основных путей объединения мелкого крестьянского хозяйства поставить вопрос о главнейших методах этой работы и ближайших задачах кооперативного строительства.

Поскольку актуальнейшим вопросом настоящего времени является развитие производительных сил деревни, изживание "военно-коммунистических" методов руководства крестьянской массой и обеспечение быстрейшего движения всей нашей экономической системы к социализму, постольку решающее значение имеет работа по кооперированию широких слоев крестьянства.

С работой кооперации в деревне связана центральная для переходного времени проблема относительно возможных путей и характера эволюции крестьянского мелкого производства в условиях пролетарской диктатуры, от его натуральных докапиталистических и частнокапиталистических форм хозяйствования к социалистическим.

Кооперация является в этом отношении нашим главным, почти единственным рычагом. С переходом деревни к накоплению встает практическая задача -- определить, в каком направлении и по каким путям пойдет это накопление: по руслу ли созревающей социалистической системы или вне ее.

Начинающийся в деревне процесс товаризации и накопления пойдет, несомненно, довольно быстрым темпом, и деревня будет предъявлять по отношению к нашей промышленности исключительные требования.

Направляемое через кооперацию это накопление будет использовано в соответствии с общими задачами нашего социалистического строительства. Если это накопление пойдет мимо нашей системы, тогда мы получим обособление двух конкурирующих систем (капиталистической и социалистической) и необычайную сложность в смысле государственного руководства и регулирования всей экономической жизни страны. Поэтому-то правильное разрешение вопроса о кооперации на данной стадии развития сельского хозяйства имеет решающее для строительства социалистического хозяйства значение.

Как должна партия втягивать в город экономику деревни. С какого бока и как должна партия подходить к втягиванию экономики деревни в орбиту социалистически организующегося города?

В условиях развивающейся товарности хозяйства практически возможным и теоретически правильным является подход со стороны основного звена, связывающего деревню с городом, -- со стороны товарооборота. Таким образом, основной путь лежит через сферу обращения, и задача кооперирования крестьянства заключается в организации и объединении его как товаропроизводителя. Противоположная точка зрения, выставляющая главнейшей задачей непосредственное обобществление процессов сельскохозяйственного производства (обработка земли, совместное владение скотом, инвентарем и т. п.), представляется менее правильной. При настоящем положении деревни для нас главным является вопрос о том, какими методами государство и партия сохранят полностью в своих руках контроль и регулирование хозяйственных процессов деревни при мелкобуржуазном характере сельскохозяйственного производства. Этого мы можем достигнуть путем организации крестьянского хозяйства по той линии, которая деревню связывает с городом, т. е. путем организации крестьян как товаропроизводителей.

Это положение является правильным и с другой точки зрения, а именно с точки зрения основной массы крестьянства, определяющей судьбы сельского хозяйства. Эта основная масса создана из хозяина-середняка, который в своей массе еще на долгое время при данной технике сельскохозяйственного производства остается за бортом колхозов.

Не будет ли лишним вспомнить здесь, какое значение придавал Владимир Ильич торговле. "Торговля -- вот то "звено" в исторической цепи событий", -- говорит он в статье "О значении золота ... ", -- "за которое надо всеми силами ухватиться" нам, пролетарской государственной власти, нам, руководящей коммунистической партии. Если мы теперь за это звено достаточно крепко "ухватимся", мы всей цепью в ближайшем будущем овладеем наверняка. А иначе нам всей цепью не овладеть, фундамента социалистических общественно-экономических отношений не создать".

Развитие различных форм коллективных объединений в деревне нужно поощрять, и в будущем роль их будет возрастать. Но основной формой массового объединения крестьянства, главной дорогой организации сельского хозяйства в настоящее время является кооперативная организация многомиллионного крестьянства как товаропроизводителей. Нельзя и думать, что мы на протяжении же ближайшего года или ближайшего ряда лет из колхозов сумеем создать такую форму производства, удельный вес которой был бы сколько-нибудь определяющим в общей системе нашего хозяйства. Нам нужно добиться путем развития и укрепления кооперации такого положения, которое позволило бы осуществлять регулирование и контроль над процессами мелкобуржуазного сельскохозяйственного производства в целом.

Вопросы развития коллективных форм в сельском хозяйстве должны занимать определенное место в нашей работе, и им должно уделяться внимание большее, чем до сих пор, но партия вместе с этим должна учитывать, что основной процесс массового кооперирования крестьянства должен идти по линии товарооборота и кредита. Однако неправильно, на мой взгляд, было думать, что наша работа в области кооперирования крестьянства должна ограничиться исключительно лишь организацией крестьянства как товаропроизводителя, совершенно не проникая в самый процесс сельскохозяйственного производства. Согласно такой точке зрения только после завершения первого (т. е. организации крестьянина со стороны обращения) мы будем приступать к обобществлению различных процессов сельскохозяйственного производства. Такое точное разграничение во времени этих двух задач неправильно. Уже теперь должны пользоваться поддержкой со стороны государства и кооперации и те коллективные формы организации производства в сельском хозяйстве, жизнеспособность коих испытана и доказана практикой. Одного только необходимо добиться, чтобы в этой области не было принуждения, не было надуманности, чтобы крестьянство само на практике, на опыте осознало выгодность тех или других форм хозяйствования, причем в качестве общей предпосылки, конечно, нужно принять, что для обобществленных форм хозяйствования необходимы высшие, более интенсивные формы сельскохозяйственного производства сравнительно с имеющимися в настоящее время в деревне.

Деревянной сохой социализма не построим. Коллективная организация нескольких крестьянских хозяйств, обрабатывающих землю деревянной сохой, -- это вовсе не социалистическое строительство. С помощью деревянной сохи мы социалистического сельского хозяйства не построим.

В одном разговоре с товарищем, приехавшим из деревни и с большим восторгом рассказывавшим о коллективной организации крестьян (с деревянной сохой), я сказал, что считал бы большим достижением с точки зрения социализма, если бы в этой деревне появился один трактор вместо организации крестьян с деревянной сохой, ибо одной из предпосылок возможности организации социалистического сельского хозяйства является его интенсификация и такой подъем его техники, которого в настоящее время нет. У Советского же государства, к сожалению, нет еще средств для обеспечения такого подъема сельского хозяйства.

Машина -- хотя бы трактор -- теперь может произвести полную революцию в деревне и в том смысле, что при этом машинном производстве выгоднее перейти и к общественной обработке земель.

Один трактор лучше, чем 1000 агитаторов. Трактор в настоящее время революционизирует сельскохозяйственный производственный процесс в гораздо большей степени, чем тысяча агитаторов, пришедших в деревню с отвлеченной агитацией о преимуществах коллективных форм земледелия. Один из кооператоров рассказывал мне об идейном влиянии проникновения трактора в деревню. Вот круг вопросов, последовательно разворачивающихся перед машинной артелью, купившей трактор: первым встает вопрос, распахивать ли каждое поле отдельно с соблюдением межи или распахивать все поля как одно. Последнее выгоднее. Когда земля вспахана, встает другой вопрос: поделить ли вспаханную землю или ее засеять вместе и поделить урожай. Когда хлеб вырос, делить ли его на корню или вместе убрать и поделить снопы. Когда же жатва снята совместно, встает вопрос: делить ли эти снопы или совместно обмолотить. Затем, после совместной молотьбы, -- разделить ли зерно по дворам или продать через кооператив и поделить деньги?

Вот ход мыслей, возникающих у крестьянина при внедрении трактора в сельское хозяйство, иллюстрирующий возможный путь обобществления процессов сельскохозяйственного производства.

Коллективным объединениям, образующимся зачастую теперь лишь на почве невозможности для отдельного крестьянина купить даже самый элементарный плуг, нужно помочь всячески. Но нельзя от себя скрывать того, что это еще не есть социалистическое строительство, что это -- всего лишь зародыш, который лишь в дальнейшем может развиться в подлинно коллективистские формы на высшей технической базе.

8 миллионов членов кооперации. В отношении потребительской кооперации следует отметить прежде всего, что переход ее на добровольное членство полностью и целиком оправдал себя. Увеличилось число членов-пайщиков потребительской кооперации (в настоящее время их около 8 млн.), сильно возрос оборот потребительской кооперации. Роль потребительской кооперации в реализации промышленной продукции выражается цифрой 25 -- 30%. Значение потребительской кооперации в отношении регулирования рыночных цен едва ли можно оспаривать. Без кооперации мы едва ли с таким успехом провели бы нашу кампанию за удержание цен в период проведения денежной реформы; без ее помощи регулирование внутреннего рынка было бы неизмеримо сложнее.

В отношении работ сельскохозяйственной кредитной кооперации необходимо отметить, что накануне решения вопроса о взаимоотношениях сельскохозяйственной кооперации с центральным сельскохозяйственным банком дискуссия по этому вопросу достигла значительной остроты.

О кредитной кооперации на селе. Борьба представителей различных мнений достигла таких же размеров, как в период самых "настоящих" и острых дискуссий по крупнейшим вопросам нашей тактики. Тем не менее в результате работы комиссии удалось добиться такого решения, которое примирило все спорящие стороны. Это решение заключается в следующем: внизу, в деревне, создается единый сельскохозяйственно-кредитный кооператив, обслуживающий и кредитные, и снабженческо-посреднические нужды кооперированного населения. В деревне не должно быть никакой специальной организации по кредиту и особой по посредническо-снабженческой сельскохозяйственной работе. Однако создание единой сельскохозяйственно-кредитной кооперации в деревне должно сопровождаться целым рядом дополнительных мер, которые гарантировали бы целесообразность и правильность, ее работы. Главный вопрос заключается здесь в создании такой организации этого кредитного сельскохозяйственного кооператива, которая обеспечила бы возможность привлечения вкладов, приток средств, накопляющихся в крестьянском хозяйстве, в кооператив. Для достижения такого результата необходимо, чтобы кредитные средства, получаемые от вкладов со стороны населения, равно как и средства, данные государством на развитие сельскохозяйственного кредита, были свободны от ответственности по каким-либо другим операциям. Снабженческо-сбытовые посреднические функции должны вестись таким кооперативом за счет специальных капиталов или за счет специальных кредитов, но ни в коем случае за счет средств, которые обслуживают кредитную работу.

Эти гарантии необходимо установить для того, чтобы дать крестьянству полную уверенность в том, что кредитные средства обеспечены от какого-либо риска. Этот единственный кооператив в отношении кредитной работы связан с системой центрального сельскохозяйственного банка, по всем остальным отраслям его работы он входит в общую сеть сельскохозяйственной кооперации. Кроме того, необходимо добиться, чтобы сельскохозяйственная кооперация отказалась от торгашества, от торговли потребительскими товарами. Должно быть достигнуто и обеспечено полное разграничение функций между потребительской кооперацией и кооперацией сельскохозяйственной. Должен быть разработан единый устав сельскохозяйственного кредитного кооператива, который ляжет в основу первичных кооперативных объединений, пришедших на смену существующим в настоящее время кредитным и общим сельскохозяйственным организациям.

Рост сельскохозяйственной кооперации. Положение сельскохозяйственной кооперации в настоящее время характеризуется следующим. Обороты сельскохозяйственной кооперации значительно выросли. Сводный баланс по сельскохозяйственной кооперации по центральным и местным союзам и кооперативам первой ступени без Украины выражается в следующих цифрах: на 1 января 1923 г. -- 57 млн. руб., на 1 января 1924 г. -- 255 млн., на 1 октября 1924 г. -- 470 млн. руб. Таким образом, вы видите, что с 1 января 1923 г. до 1 октября 1924 г. баланс сельскохозяйственной кооперации с 57 млн. руб. возрос до 470 млн., а вместе с Украиной всего по СССР -- до 560 млн. руб. Число сельскохозяйственных кооперативов также значительно возросло. Мы имеем теперь около 40 000 сельскохозяйственных кооперативов в деревне. Средства, приходящиеся на долю каждого кооператива, однако, все еще чрезвычайно недостаточны: они составляют всего лишь 15000 руб. против 60000 руб., приходившихся на довоенный кооператив. Такое же неблагоприятное соотношение мы имеем в отношении числа кооперированных хозяйств. Их в настоящее время 3 млн. против 12 млн., которые были кооперированы до войны. Таким образом, в отношении кооперирования массы населения кооперация потребительская перешагнула довоенные нормы, кооперация же сельскохозяйственная отстает, и очень значительно.

Сельскохозяйственная кооперация выросла за последние годы и по оборотам, и по числу членов. Но если взять абсолютные цифры, то она все еще является весьма слабой. По отдельным товарам значение сельскохозяйственной кооперации во внутреннем обороте по продуктам сельского хозяйства выражалось в таких цифрах: по хлебу -- 23%, по льну -- 20, по маслу значительно больше -- 40%. Цифры эти сами по себе довольно значительны, однако они все же не соответствуют тому значению кооперации, которое она должна занимать в общей системе нашего хозяйства. Одним из недостатков сельскохозяйственной и всех других видов кооперации является то, что они не могли, не умели соразмерить свою работу с теми средствами, которые у них были. Это привело к кризисам кооперации в целом ряде районов, иногда к очень тяжелым.

Протесты векселей кооперативных организаций достигали очень значительных размеров. В январе количество протестов равнялось 13700, в феврале -- 14800, в марте -- 15600. И в общем числе опротестованных векселей по всем хозяйственным организациям кооперация занимает очень почетное место: так, в январе опротестованные кооперативные векселя составляли 46% общего числа опротестованных векселей, в феврале -- 50, в марте -- 61%.

Это служит лучшим доказательством того, что кооперативные организации не умели соразмерить свою работу с теми средствами, которые у них имелись. По данным Сельскосоюза, на 1 января текущего года вся союзная сеть насчитывала только 24,5% благополучных союзов, 37% неудовлетворительных и слабых и 38,5% удовлетворительных.

Таково положение нашей кооперации и сельской кооперации, в частности в настоящее время. Поэтому в практических директивах, которые должны быть выработаны, нужно главное внимание обратить как на укрепление той кооперативной сети, которая у нас есть, так и на улучшение ее работы. Необходимы бюджетные ассигнования новых средств. В силу этого по госбюджету отпускается на нужды кооперации на II полугодие 12 млн. руб.

Несколько слов относительно промысловой кооперации и ее значения. Из всех видов кооперации кустарно-промысловая кооперация была в наибольшем загоне. Ей оказывалась наименьшая помощь, наши хозяйственные органы частенько смотрели, да и теперь смотрят на промысловую кооперацию как на конкурента, которому не следует помогать и с которым нужно бороться.

Иногда отношение со стороны некоторых органов нашей промышленности к промысловой кооперации носило прямо-таки кабальный характер. Меня поразила справка, данная мне товарищем Середой. Он указывает, например, на такой факт. Одна государственная организаций по регулированию местной металлургической промышленности занимается тем, что скупает у кустаря ножи по 3 р. 50 к., а сама делает их по 6 р. 50 к. и 7 руб. Она смешивает кустарные ножи со своими и пускает их в продажу по средним ценам. До последнего времени госпромышленность не учитывала потребности кустарной промышленности в снабжении ее сырьем, полуфабрикатами. Ей не только не дают кредита, но и не помогают в снабжении хотя бы металлическим ломом. Таких фактов можно было бы привести очень много. По отношению к сельской кустарно-промысловой кооперации установилось безобразное отношение, чреватое большими опасностями для кооперирования кустаря, между тем как кустарно-промысловая кооперация имеет огромное значение в смысле поглощения избыточных рабочих рук деревенского населения.

Это избыточное население деревни будет давить на народ, увеличивая резервную промышленную армию, с другой стороны -- порождать нищету в деревне. При невозможности в дальнейшем такого расширения промышленности мы будем вынуждены удовлетворять растущий спрос путем ввоза товаров из-за границы. Гораздо целесообразнее удовлетворить этот спрос, насколько возможно, за счет кустарной промышленности. Кроме того, ряд отраслей кустарной промышленности обслуживает такие хозяйственные нужды, которые ни в коем случае не могут быть еще обеспечены работой нашей промышленности. Таким образом, вопрос о том, как изжить бедность в деревне, где найти работу для безлошадных, как удовлетворить товарный голод, связан в значительной своей части с развитием мелкой кустарной промышленности и промыслов. Поэтому недавно был издан специальный закон об облегчении тяжести обложения кустарей. Необходимо добиться коренного изменения в отношении к промысловой и кустарной кооперации как со стороны промышленности, так и со стороны наших кредитных и финансовых органов.

Об улучшении методов управления кооперацией. Одной из предпосылок того, чтобы через кооперативное строительство мелкое крестьянское производство не только было подчинено нашему контролю, руководству и регулированию, но и врастало в общую систему советского хозяйства, является такая постановка кооперативной работы, которая гарантировала бы доверие масс населения к кооперации. Это доверие со стороны населения к кооперации может быть достигнуто только в том случае, если мы коренным образом изменим наш подход к кооперированию крестьянства. Для того чтобы изжить недоверие крестьян к кооперации, со стороны партии должно быть проявлено больше доверия крестьянству. Только в этом случае мы сможем оживить кооперацию. Это доверие со стороны партии к крестьянству должно выразиться в гарантии свободы выборов в кооперации, в точном соблюдении кооперативных уставов, в уничтожении методов административного вмешательства в работу кооперации и со стороны наших советских, и со стороны партийных органов. Я должен указать на некоторые факты, свидетельствующие о полном непонимании и извращении линии партии в кооперативном строительстве. Известны, например, случаи командировок местными органами в кооперацию товарищей не для действительной работы там, а на "кормление". Так как кооперация платит жалованье своим работникам, то устанавливалась очередь -- кто в кооперации в какие месяцы будет "кормиться". Разумеется, никакого доверия со стороны крестьянства при таких порядках кооперация никогда не добьется. Необходимо самым решительным образом покончить с этим безобразием, издевательским, преступным отношением к кооперации, а через нее к крестьянству, создав условия, обеспечивающие свободу выборов, полную ответственность и подотчетность избранных органов перед массами крестьянства.

Методы административного вмешательства в работу кооперации должны быть решительно отброшены, но зато необходимо во много раз усилить общественную работу в массах крестьянства и таким путем добиться того, чтобы кооперативные органы управления находились в руках бедняков и середняков и чтобы кооперация своей работой обслуживала нужды основной массы крестьянства.

Свобода выборов в кооперативные органы управления, полная ответственность и подотчетность выборных органов перед избирателями, точнейшее соблюдение уставов, замена методов администрирования, командования, нажима развитием и усилением общественной работы -- вот основные пути к изживанию недостатков кооперативного строительства к завоеванию доверия массы крестьянства.

Кооперирование населения связано с кампанией по оживлению Советов. Мы переживаем такие изменения в хозяйственной жизни деревни, которые выражаются в развитии капиталистических отношений в сельском хозяйстве. Мощь пролетарской диктатуры, развитие и укрепление национализированной промышленности, транспорта, банков и т. п. достаточно велики для того, чтобы не бояться развертывания нэпа в деревне. Это развертывание нэпа в деревне и ликвидация методов управления, унаследованных от периода "военного коммунизма", теснейшим образом связаны с обеспечением в деревне такой же законности, которая проведена в городе. Без создания этой обстановки законности нечего думать о том, чтобы можно было успешно строить кооперацию, осуществить те гигантские задачи, и прежде всего завоевание доверия крестьянства, которые стоят перед кооперацией.

Таким образом, кооперирование населения связано с реальным осуществлением других задач, поставленных партией по отношению к деревне, -- с кампанией по оживлению Советов, борьбой за честную администрацию на селе и т. п.

В свете этих общих задач нашей политики роль кооперации в деревне приобретает многие черты, которые делают ее схожей с ролью профсоюзов. Подобно тому как профсоюзы являются школой социалистического и советского строительства для рабочих масс и звеном, через которое партия связывается с миллионами беспартийных рабочих, кооперативы на селе должны явиться тем котлом, в котором переваривается наиболее активная верхушка беспартийного крестьянства для активнейшего участия в строительстве Советского государства.

В этот период, когда капиталистические отношения начнут развиваться в деревне с большей силой, чем раньше, необходимо обратить сугубое внимание на кооперацию, сделав из нее действительную основу Советской власти и организации социалистического общества.