Евгений Антонов

В ФИОЛЕТОВЫХ ТОНАХ

Наденька и не знала что она умеет управлять трамваем. Но вот теперь она на нем ехала и у нее все получалось. Правда, она не знала КУДА ей ехать. Впрочем, это было пока и не важно: она просто каталась по большому городу, переходя с одной трамвайной линии на другую где это было возможно, и ей это нравилось. Стояла ранняя весна, бежали ручьи и ярко светило солнце, отражаясь в лужах и стеклах трамвая,и мир казался таким большим и прекрасным !!! Трамвай ей подарили. Да-да, просто подарили: вызвали из дома на улицу, подвели к трамвайной линии недалеко, от остановки, указали на трамвай и сказали: "Вот стоит трамвай, он теперь твой. Тебе дарит его один человек, которому ты очень нравишься. Садись в него и езжай. Только побыстрее, а то вон, уже "двойка" едет, а ты путь загородила."

Наденька ужасно перепугалась и хотела что-то возразить, но ее просто подсадили под руки в кабину вагоновожатого, в двух словах объяснили как управлять, что-то включили, трамвай тронулся, а ее "инструкторы" спрыгнули на ходу. Постепенно Наденька пришла в себя, вошла, что называется, во вкус и ей все это начало нравиться. Было лишь немного жаль, что свобода движения была ограничена трамвайной линией. Ей не хотелось ни о чем думать. Она просто каталась по городу и ей было хорошо в этом солнечно-трамвайном мире!

Однако позже, спустя несколько часов, когда она объездила почти весь город, ее настроение омрачилось мыслью о том, что трамвай придется куда-нибудь ставить. Ведь не могла же она кататься на нем вечно, как и не могла оставить просто во дворе, под окном, как какой-нибудь автомобиль! Она, конечно, могла бросить его по среди города, но эта мысль показалась ей верхом неприличия и она торопливо отогнала ее от себя.

Она где-то слыхала о трамвайных парках, где трамваи оставляют на ночь, но не знала где находится хотя бы один из них. Тогда Наденька решила выбрать одну из не кольцевых линий и ехать по ней до конца. Так она и поступила, и вскоре, действительно, подъехала к большому зданию, которое, видимо, было мастерской по ремонту трамваев или, как их обычно называют, депо. Ворота его были открыты настеж и она не задумываясь въехала внутрь и остановилась. Внутри было немного сумрачно после яркого солнца, стояла тишина и не было никого кроме какого-то человека в рабочем комбинезоне, который стоял к ней спиной и рассматривал странный лист железа, весь изрезанный сваркой и представляющий собой витиеватый узор. Железяка была прислонена к огромной в диаметре и изогнутой коленом трубе. И вообще, Наденька заметила, что там было полно таких труб и прочих странных металлических конструкций, которые загромождали все свободное пространство как будто это было не трамвайное депо, а цех по производству космических летательных аппаратов.

"Извините пожалуйста,- окликнула Наденька человека,- вы не подскажете где мне можно оставить трамвай ? "

Человек обернулся. Он был молод, с приятным, несколько утонченным и задумчивым лицом. "Какой трамвай?"

"Вот этот, мой трамвай. Мне подарили его сегодня утром, но я не знаю куда мне его поставить."

Человек,казалось бы, нисколько не удивился. Он подошел поближе и внимательно посмотрел сначала на Наденьку, затем на трамвай.

"А трамвай-то угнанный "- вдруг изрек он.

"Как угнанный?! "- ахнула Наденька.

"Да так. Его сегодня ночью из парка угнали. "

У Наденьки внутри все похолодело. "А почему же его тогда никто не ищет ? "

"Да как никто не ищет? Ищут. И ко мне уже приезжали, спрашивали. " Немного помолчав, он добавил: "Я почему-то чувствовал, что сегодня он окажется здесь."

Наденька готова была разрыдаться : "Что же мне теперь делать?"

Однако человек, видя это, принялся ее успокаивать: "Да вы, девушка, не расстраивайтесь так. Все будет хорошо. Вы сейчас еще покатайтесь немного, а под вечер снова приезжайте сюда. Тут его и оставите. А там уж я все сам улажу."

"А нельзя ли его сейчас оставить ? "- спросила Наденька дрожащим голосом.

"Нет, нельзя."

"А почему?"

"Во-первых, потому что он мне будет мешать. А во-вторых, ... -голос его слегка изменился,- во-вторых, все будет не так как должно быть."

"А если меня остановят и арестуют ?"- вновь спросила она.

"Не бойтесь, не арестуют,"-ответил человек ободряюще.

"Откуда вы знаете ?"

"Знаю,"- сказал он абсолютно уверенным голосом. "Если до сих пор не остановили, значит - не судьба."

И Наденька вновь поехала в город. Теперь она чувствовала себя несчастной. Солнце скрылось за облаками, и день как -то сразу стал серым и унылым. К тому же, при выезде она чуть не столкнулась с другим трамваем . Он был забрызган грязью по самые стекла и явно не собирался уступать ей дорогу.

Несколько часов спустя она вновь подъехала сюда, внутренне совершенно разбитая, с заплаканным лицом. Человек ее уже ждал и, как только трамвай въехал внутрь, закрыл огромные ворота.

"Ну вот и все в порядке," - сказал он будь то самому себе и спросил вылезающую из трамвая Наденьку : "Чаю хочешь ?"

"Хочу. Очень. "- честно призналась та и наконец-то почувствовала себя в безопасности.

"Ну тогда проходи туда, за те большие трубы. Там у меня нечто вроде стола. Только осторожно, не упади. "

Место, где стоял большой деревянный ящик, застеленный сверху газетами и заменяющий стол, было освещено лампами дневного света и показалось Наденьке ужасно уютным. Возле ящика стояла пара табуреток, на стене висели не то плакаты, не то афиши и большой прошлогодний календарь. Было тихо. Человек принес горячий чайник и две железные кружки, затем достал откуда-то бумажный пакет и выложил от туда бутерброды. "Не стесняйся, будь как дома."

Странно, но она, действительно, чувствовала себя здесь как дома.

"А вы кто ? "- спросила она, уплетая бутерброд и запивая его крепким, с привкусом мяты, чаем. Человек слегка улыбнулся.

"Я -то ? Художник."

"Художник ? "- не поверила Наденька.

"Да, художник. В общем смысле этого слова."

"Вы что же, и рисовать можете ?"- вновь спросила она недоверчиво.

"Могу. Вот сейчас допьем чай и нарисуем что-нибудь."

Он ушел куда-то за трубы и вскоре вернулся неся в руках кусок ватмана и коробку красок, похожую на те, какими обычно рисуют дети, только гораздо больших размеров. Наденька взяла коробку в руки.

"Какие интересные краски. Я таких еще не видела." Затем открыла коробку и воскликнула : "Но ведь здесь ничего нет! Все краски кончились кроме фиолетовой."

"Нам хватит ее одной,"- сказал человек и вновь чему-то улыбнулся.

Он положил ватман прямо на лежащую рядом огромную трубу, взял кисть и краски, и начал рисовать. Наденька стояла рядом и во все глаза смотрела на появляющийся рисунок.

Художник творил чудо : это были цветы, фиолетовые цветы изумительно причудливой формы. Она была уверена, что таких в природе не существует, как была уверена и в том, что она их уже где-то видела. Глядя на них она почувствовала как на нее накатывается волна каких-то очень приятных и, в то же время, знакомых ощущений. Она не могла сказать было ли это во сне, или наяву, или в прежней жизни, или с кем-то таким же как она, живущим рядом с ней и связанным с ней невидимыми нитями. Она не могла сказать о чем был этот сон это видение. Она лишь помнила, что там были эти фиолетовые, неземной красоты цветы. И сейчас, завороженно глядя на рисунок, растворяясь в нем и позабыв о том, что случилось с ней днем, она вновь почувствовала себя бесконечно счастливой ...

 

2.04.99.