Игорь Астафьев

Перпендикуляр

II

Истоки одного открытия* Формула жизни * Фоторобот

души * О порядке вещей * Кто написал диссертацию *

Похитители знаний * Вынужденная посадка *

Перпендикулярный мир

 

Я с клубовцами (и с нами Галактион, конечно) возвращались из путешествия по очередному измерению, не отыскав и на этот раз обиталища душ.

(Зато мы отыскали четкий, универсальный и убедительный ответ на все вопросы типа "Кто?" и "Где?". Этот ответ мы подглядели у правоохранительных органов. Звучит он так: "Ищут!.." И всё. Только этот ответ должен обязательно произноситься с определенной интонацией и мимикой. С сурово сдвинутыми бровями, серьезно, озабоченно и устало. Только тогда он имеет свой глубокий смысл.

Людишки бегают, лопочут, кудахчут "Когда найдут, кто убил, где спрятали, что своровали?"

А им в ответ веско: "Ищут!.." И всё. Тому, кто нашел формулу этого ответа, я на месте высокого начальства большую премию бы дал. Ну или освободил бы досрочно.)

Впрочем, отсутствие результата поиска нас уже не сильно угнетало, ибо если бы вдруг мы разгадали все тайны мироздания, то, как ни странно на первый взгляд, оказались бы в глупейшем положении.

(Да?!)

Именно! Ведь для чего познают? Чтобы изменить. В лучшую или худшую сторону - это уже дело вкуса. Либо обратить себе на пользу. Либо из-за глупого маниакального тщеславия. Типа "Всё знаю - и всё тут!"

А представьте-ка, что все тайны мира стали для вас известны, но при этом вы не Господь Бог, чтобы манипулировать всем. Глупейшее положение, не правда ли?! Впрочем, кому как...

Вот оппоненты, к примеру, могут возразить: дескать мол, зачем ДарДарвин (на всякий случай для тех кто не знает: Чарлз Дарвин - это древнеанглийский ученый, занимавшийся естественными науками, а вовсе не поп-дива) интересовался происхождением видов? Уж не новый ли вид человека собирался вывести?

Кстати, очень и очень немногие знают (даже Семенычу это было неизвестно), что изначальное название основного дарвинского научного труда звучит так: "О происхождении видов на жительство", и был он наполнен совсем другим смыслом. Это уже после редакторской правки данный труд приобрел широко известный человечеству вид и содержание.

И никто не знает истинных истоков интереса ученого к этой проблеме. А вдруг у Чарльза были определенные проблемы с видом на жительство? Говорят, что в Англии тоже иногда бывают проблемы. И вполне естественно ("естественно"!),что его очень заинтересовало происхождение видов.

И уже затем (это, кстати, новое открытие Семеныча) совершенно случайно, и где-то даже попутно, человечество узнало тайну своего происхождения. Это у людей, кстати, часто происходит случайно.

Так вот, Семеныч предположил, что открытие Чарльзом Дарвиным тайны происхождения видов случилось с ним вовсе не на Галапагосских островах при виде тамошних ящериц (их увидишь, так дверь головой откроешь, а не то что какой-то там закон!). Просто у молодого ученого в Англии был сосед по нелегально снимаемой им квартире, который пил до скотского состояния. И юный Чарльз с удивлением часто мог наблюдать эволюции от человека к скотине и обратно (через обезьяну).

А уж потом увидал на Галапагосских островах ящериц. И при этом у него еще часто мелькала навязчивая мысль: "Это как же надо лопать, чтобы до состояния ящерицы?! А инфузории?!!!"

Но это так, к слову. Кстати, происхождение видов на жительство, особенно в Москве, до сих пор неизвестно... А Семеныч до сих пор считает, что Энгельс не учел российский труд (в смысле, работу). Который на территории нашей страны создал из обезьяны не человека, а всего лишь ответственного квартиросъемщика.

О Семеныче. Путешествуя по измерениям, мы с клубовцами обратили внимание на наличие у всех материальных разумных существ игр, напоминающих шахматы. То есть суть этих игр была общей: поля, различные фигурки, расставленные на них по определенному правилу, большое количество возможных комбинаций и попытки максимально их предугадать.

Модель материальной жизни. Мудрая. Всегда удобнее соревноваться не в том кто как живет и кто что в жизни сделал, а кто кому поставил "мат". То есть добьется права иносказательно дать понять: "Я - умный, а ты-то, братец, - дурак!". А кто-то сугубо материальный (из плохо игравших в шахматы) взял, да и придумал пистолет - универсальное оружие против шахматных и всяких "матов". А кто-то заработал или украл много-много денег. А кто-то выиграл их в карты (как когда-то Семеныч). Поэтому каждому свое, да и только.

К чему это я, эволюция, соревнование... А вот к чему.

Думается мне, что механические поиски обиталища душ в пространственно-временном континиуме в виде определения координат их местонахождения обречены на неудачу. Поясню.

Что такое, собственно, процесс эволюции материальных живых существ? Как есть соревнование. Виды, соревнуясь между собой за право на выживание, непрерывно совершенствуются, отбрасывая отставших обратно в нематериальное. И, совершенствуясь, приобретают все большие возможности активного воздействия на окружающую их среду. Иногда даже слишком активного.

Но ведь на таком уровне определенно можно говорить о том, что цель и средства ее достижения это единое целое. Они, сливаясь, непрерывно пешком ходят один в другой и обратно, постоянно меняясь местами. К примеру, строительство завода - это цель или средство достижения цели? А и то и другое. Приспособление природы под себя с тем, чтобы самим лучше приспособиться к ней.

О нас, людях. Зачем мы совершенствуемся (если вообще совершенствуемся...)? Затем, чтобы было больше денег. (В переводе на язык эволюции - чтобы лучше выжить.) А в чем выражается это совершенствование?

Либо в приобретении возможности (если лень), либо в конкретных попытках что-то изменить в окружающем мире. В переводе на язык жизни "в окружающем мире" - значит "дома", "в быту", "на работе", "на садовом участке". Пример: "Мама мыла раму" - дома (и на работе одновременно);

"Маша ела кашу" - тоже работа по-своему;

"Изя выбил визу" - а чего тут добавить?..

"Батя ладит баню" - газ, электричество, воду отключат, а они опять живут! Вот она, эволюция!

"Чиновник запретил!" - гм,гм... И не в склад, и не в лад, зато правда. Очень сложный случай, так сразу и не ответишь, что это. Вообще-то это отдельная тема. Скажу только, что некоторые ученые и многие граждане всерьез колеблются, можно ли вообще относить чиновников к живым, более того, разумным существам, или же все-таки к неживой, довольно вредной материи. Вопрос пока открыт.

А если гипотетически, как в свое время и предлагал Семеныч, причислить их к классу растений (беспозвоночно-хищных), то всё сразу становится на свои места.

А растения, как известно, не могут работать. Могут только плоды давать. Не всегда съедобные. Нам же надо, очень надо работать. Хоть и не хочется. Но надо. И что-то обязательно сделать в результате. Полезное. Чтобы выжить.

Вот она, формула жизни правильного разумного материального существа.

А теперь мысленно представим себя абсолютно идеальным (в смысле нематериальным) существом. Сначала жуть охватывает, верно? НИ-ЧЕ-ГО НЕ надо! Ничего! Ни денег, ни жены, ни славы, ни детей, ни работы.

Зачем жить? Но стоп! Они ведь и не живут в нашем понимании. Они существуют (сделаем такое допущение). В общем, представьте-ка такой "прикол": Летит измотанная вечным бытием душа, вся в тоске. И ноет: "Вот существуешь, существуешь.. А на кой?! Все знаешь... А на кой?! Хоть бы убил кто!.. Так никак." Ужас!

Но всё это опять не то. Во-первых, идеальные субстанции тосковать в принципе не могут. По причине полного отсутствия причин. И возможностей. Во-вторых, что такое знания? Это опыт. А если ничего и никогда нельзя сделать? Тогда и опыта никакого нет. А, стало быть...

Так они, ко всему, еще и ничего не знают?!! Ну всё, полный финиш.

Клубовцы долго смеялись над изгибами этой мысли. Но тем не менее продолжили вить мою запутавшуюся нить.

Как-то "заключительно" получилось у "Петровича".

 

Я, впрочем, не стал распространяться о том, что кое-кто из наших общих знакомых (не будем уточнять отчеств) как-то именно таким образом сгоряча и написал самую настоящую диссертацию "О порядке вещей". За один присест. Вернее, приляг. А точнее, так и не вставая с дивана.

Правда, когда в результате этого пятисотстраничного монументального труда стало окончательно ясно, что потерянная Семенычем зажигалка должна быть только под диваном, она вдруг нашлась непосредственно под подушкой. Но труд-то уже был написан! И не выбрасывать же его! А зря написан или нет - это уже другой вопрос.

К тому же я, кажется, проговорился о том, кто именно написал её, эту диссертацию.

 

Но всё-таки возвратимся к формулам жизни. Для разумного материального существа "работать, чтобы выжить". А для разумного идеального существа? "Существовать для того, чтобы существовать?" Глупо. Как же тогда быть с целесообразностью всего сущего? Скорее всего, вряд ли РИСы вообще существуют автономно, поскольку в их существовании вряд ли может быть какой-нибудь смысл. Хотя бы только поэтому.

В самом деле: 1) изменить ничего не могут; 2) узнать что-нибудь тоже по причине п.1. Значит, остается только два возможных варианта, Либо РИС существует всё же в непосредственной связи с РМС, либо РИС - это часть совершенно, принципиально иного нематериального мира. Или служит связующим звеном между нашими мирами.

Что понимать под нематериальным миром? Уж не тот ли это мир, где мысль материальна и ее можно пощупать? Мысленно, конечно.

А почему бы и нет? Кто сказал, что то, что нам трудно понять, не существует? К примеру, фотосинтез у растений. Каждый школьник знает, что растения фактически питаются светом, и что корни нужны им только чтобы стоять, да пить. Воду.

Знать-то каждый знает, но представить нам себе это довольно трудно. Как трудно представить среднего русского человека, вот уже много лет живущего за чертой бедности на суммы, которые крепко ниже прожиточного минимума. Поняли?! Фотосинтез!!!

Опять же воздух. Воздух, которым мы дышим, при определенных условиях может стать не только жидким, но и твердым. (Особенно в торговле.) Факт?

Тогда почему не может быть мира, где условия таковы, что мысль это предмет? Причем, твердый. ("Гранит науки" там - понятие конкретное.) И наоборот, предметы нашего мира в нем прозрачны, легко проницаемы и нематериальны, как сама мысль для нас.

Помолчали.

Вот так спонтанная и поначалу как бы невинная гипотеза "Фигарыча" при ближайшем рассмотрении оказалась довольно жутким сценарием человеческой истории. Фантастический триллер какой-то. Интеллектуальные трансвселенские паразиты. (Это души-то!) Комедия вдруг сразу превратилась в трагедию, минуя стадию трагикомедии.

Опять помолчали.

Снова долго летели молча.

А что может быть лучше отпуска на Гаваях? Только два отпуска на Гаваях. А что может быть лучше отпуска на Гаваях с Семенычем? Только двадцать отпусков на Гаваях без Семеныча. Да что там говорить, без Семеныча везде пустовато.

После этого предлагаю читателю вопрос из теста на присутствие разума для дождевых червей. Угадать с трех раз куда мы полетели.

В клуб? Неправильно. На Марс? Теплее. В магазин? Да ну вас, не угадали. Мы полетели на Гаваи, к Семенычу! Попутно и непринужденно еще раз доказав отсутствие разума у дождевых червей.

Долетели без пересадок и приключений. И как всегда неожиданно, как снег на гавайскую Семенычеву голову. А как известно, снег на Гаваях бывает нечасто, поэтому Семеныч очень обрадовался.

Мы нашли его в добром здравии, его клуб по-прежнему давал неплохие стабильные доходы. Семеныч не был бы Семенычем, если бы не занялся кроме шахмат еще и литературой. Написал трактат о русской демократии в оригинальном стиле (с использованием ненормативной лексики гавайских племен, а также русской).

Кроме того, он за время нашего отсутствия изобрел несколько новых блюд. "Нову хаву", как по-американски называл их он. Жареные бананы с луком, блины с ананасом, а также кофе с коньяком. "Что же нового в кофе с коньяком?"- спросите вы. Недооцениваете вы Семеныча. Нового то, что он в чашку коньяка добавляет две чайные ложки кофе. И получается принципиально новый кофе с коньяком. Вот так!

А еще Семеныч ...немного научился играть в шахматы! И даже одержал несколько побед.

Поскольку для Семеныча последнее обстоятельство имело эпохальное значение, он завел список побежденных, имена которых выбивал на гранитной плите, установленной в его кабинете. К нашему прилету на ней значились уже четыре имени.

Под номером один: гавайский повар Джо (правда, будучи в сильном подпитии)- так и было выбито в скобках. Семеныч во всем был исключительно честен.

Пожд номером два: собачка повара Джо.

Под номером три: жена повара Джо.

Под номером четыре: Повар Джо. Трезвый.

Так и было выбито: "Повар Джо. Трезвый." Потому как пьяный и трезвый повар Джо - это два разных человека. У пьяного повара Джо максимум первый разряд. А вот трезвый повар Джо!.. Это уже повар шестого разряда! Самого высшего.

И вот его-то и смог победить Семеныч. В шахматы. Победил в дополнительное время. За это он на радостях назначил гавайскому повару Джо пожизненную пенсию за свой счет (вернее, за счет своего казино).

Правда, желтая гавайская пресса выдвинула обидную для Семеныча версию, что пьяный повар Джо проиграл Семенычу по глупости, а трезвый - по расчету. Но умный Семеныч на них не обижается, потому что понимает, что политики на Гаваях мало, а кушать прессе тоже хочется.

Всеми этими новостями угощал нас счастливый Семеныч.

А в конце еще добавил, что зато жалкая желтая пресса, в отличие от нас, никогда не узнает о перпендикулярном мире. Его наличии и существовании прямо у нас, на Земле, среди нас.

В этом мире реки текут снизу вверх и сверху вниз и похожи на удивительной красоты столбы, соединяющие верх и низ. А деревья в этом мире все растут лежа. А те, что упали в нашем мире - встали в перпендикулярном. И наоборот.

А жить в этом мире могут только удивительные существа, у которых глаза сбоку и ноги тоже сбоку. Только им открыт путь в этот удивительный мир.

А попасть в этот мир очень просто. Но плохим людям и желтой прессе туда не проникнуть. Не дано это им, даже за очень большие деньги.

Сам Семеныч открыл этот мир среди нас просто и случайно. Когда лежал на пляже, поворачиваясь с боку на бок. А позже увидел этот мир еще и с дивана. Главное - это уметь видеть! При жизни.

Теперь Семеныч живет сразу в двух мирах, обычном и перпендикулярном, запросто ходя туда и обратно по нескольку раз на дню. И уверяет, что в перпендикулярном мире иногда даже лучше. Вот так.

Погостив у Семеныча пару недель и довольно хорошо отдохнув, мы собрались обратно в клуб. "Уплатить членские взносы",- как пошутил "Петрович". Он тоже иногда шутил.

Душевно распрощавшись с Семенычем, мы отправились в обратный путь. Но перед тем, как покинуть Землю, я попросил коллег залететь домой, в Россию. Нет, не к своему телу, по нему я давно уже не скучал, а просто хотелось посмотреть на родные места, как живут русские люди. По-прежнему ли у них только две проблемы, дороги и дураки? Может, еще какие проблемы добавились?

Клубовцы мне в этом, конечно, не могли отказать. Тем более, что сделать лишний крюк в пределах одной планеты для них всё равно что для нас лишний раз шевельнуть пальцем.

И мы направились в гости к русским. В русском полушарии было лето. Сверху мне сразу стало ясно, что и дороги и дураки остались на своем прежнем месте. Только дураки стали жить еще лучше, а дороги стали заметно хуже.

Но природа была еще вовсе недурна. Местами. Красота одним словом. К тому же ни жара, ни мухи с комарами по известным причинам меня не беспокоили. Это существенно усиливало и без того удивительную красоту мест.

Небольшая извилистая речка, в которой, наверное, еще водилась живая рыба, пять деревянных домишек, прилепившихся к ее излучине. Судя по их виду, они были обитаемы. Неподалеку остатки некогда большого собора, хлебное поле, рассеченное пополам проселочной дорогой.

В общем, если бы я летел на самолете или вертолете (или бы шел пешком по лесу и имел надобность "по-большому"), то произошедшее в следуюшую минуту можно было бы назвать вынужденной посадкой. Если бы я ехал на машине - то вынужденной остановкой. Если бы плыл на судне (речном, разумеется), то не знаю как называлось бы.

Короче, заглядевшись на окрестности, я просто треснулся об землю. Моим столкновением с планетой Земля это тоже млжно назвать. Но, если честно, я элементарно, как элементарная частица, врезался в плотные слои почвы.

Если бы я был в теле, то последствия были бы печальны. Но ломать мне было уже нечего. Только помутнение сознания. Ощущение как будто тебя сильно ударили по лицу мешком с ватой.

Очнулся я на той самой проселочной дороге. От смеха. Смеялись клубовцы. Надо мной. Особенно заливались "Петрович" со "Степанычем", которые впервые наяву увидели проявление глубокой земной задумчивости.

"Сначала, слышь, бац, бац помпончиком по деревьям, а потом ряшкой!.."- веселились они.

Что ж, и мы за ним.