Александр Ермак

МАНЯ

 

Когда она была совсем маленьким львенком, все служители зоопарка звали ее Машкой или Маруськой. Потом, когда подросла - Марией, Маргаритой. Затем - Марьей, Марго. А теперь, когда она состарилась и одряхлела, все называли ее просто Маня.

Жила она ныне не в железной, как подобает настоящему хищнику, клетке, а в заброшенном глубоком бассейне в самом конце зоопарка. Когда-то в нем хотели поселить пару морских слонов. Но бассейн просел, вода стекла, а ремонтировать его оказалось дороже, чем построить новый. Так и пустовал он, пока не додумались перевести в него старую, неинтересующую посетителей Маню.

В ее клетке поселили молодого Роберта. Он рычал и кидался на прутья, пугая и приводя в восторг публику. Ну, совсем как Маня в молодости.

Он и ел также. В два счета разрывал и заглатывал полагающийся на обед кусок мяса. А Мане теперь подавали кашу с фаршем. Кости ей были не по зубам.

Даже и каши Маня ела немного. С каждым днем она двигалась все меньше и меньше. Обычно лежала, уткнувшись мордой в лапы. Не обращала никакого внимания на редких посетителей, дошедших до ее бассейна. И если бы впалые бока не вздымались от дыхания, Маню вполне можно было принять за чучело.

Однажды ей так сверху и сказали:

- Чучело.

Она и ухом не повела. И тогда посетитель кинул в нее огрызок яблока:

- Эй, слышишь меня?

Огрызок шлепнул Маню по спине. Но она даже не вздрогнула, как будто и не падало на нее ничего.

Посетитель таким поведением львицы возмутился:

- Не замечаешь, значит?

Обернувшись и убедившись, что рядом никого нет, он достал из сумки целое яблоко. Взвесив на ладони, запустил его в Маню.

Яблоко гулко стукнуло Маню по голове. Львица приподнялась и глянула в сторону посетителя. Потом вздохнула и снова положила голову на передние лапы. Вновь прикрыла глаза.

Посетитель рассмеялся:

- Что, царь зверей? Подыхаешь. Ну-ка, лови еще...

В Маню полетели новые яблоки. Одно снова попало в голову, другое ударило прямо по хребту.

На этот раз Маня приподнялась и села на задние лапы. Повернув морду, посмотрела в глаза посетителю. Тот ей на это указал пальцем:

- То-то же. Ты не можешь не замечать настоящего царя природы. Меня.

Маня устало зевнула. "Царя природы" же это просто вывело из себя:

- Значит, замечаешь, а слушать не хочешь?..

Он вновь потянулся к сумке. Но яблок в ней больше не было. И тогда посетитель поднял с земли камень, размером в кулак:

- Значит, тебя не интересно, что я тебе говорю, падаль ты такая африканская...

Он долго целился, чтобы попасть в Маню побольней. Потом со всей силы метнул.

Но "царь природы" не попал. На мгновение раньше Маня взвилась в воздух и, вытянувшись в струнку, перемахнула через барьер бассейна. Всей, оставшейся в ее теле, тяжестью рухнула на обидчика.

На дикий человеческий вопль к бассейну сбежались служащие зоопарка. Увидев под распластавшейся на земле львицей руки и ноги, защелкали затворами ружей. Но запыхавшийся доктор, глянув на Маню, остановил стрелков:

- Не надо. Она и так, похоже, мертва.

Из-подо львицы вытащили бледного и трясущегося посетителя. Доктор быстро осмотрел его и удивился:

- Жив-здоров, счастливчик. Ни одной царапины.

- Но как, как она могла? - в свою очередь изумился директор зоопарка, заглядывая в бассейн, - такая высота и молодому льву не по силам...

- Вот и ей оказалось не по силам, - вздохнул доктор, - судя по всему, сердечко ее еще в воздухе отказало.

- Ма... Ма.., - зашевелил губами пострадавший.

Доктор ему понятливо кивнул:

- Да-да, ее звали Маня...