Александр Ермак

В ПАРКЕ

 

Галка, держась за подбитый глаз, указала на порог:

- Давай по мирному, без милиции...

Знала же стерва, на что надавить. Не мог Серега рыпаться - участковый-гад грозил ему при каждой встрече:

Хоть одна жалоба на тебя будет, посажу немедленно...

И хотя понимал Серега, что сожительница его только пугает, подчинился. Ведь дай он Галке еще раз, она наверняка заголосит. И тогда уже соседи, как пить дать, милицию вызовут. А у Галки как специально под глазом все вещественные доказательства.

Вобщем ушел Серега без шума. Плюнул только в угол прихожей и осмотрел Галку так снизу вверх:

- Пока, красавица портовая...

Во дворе он присел на лавку. Но засиживаться там было опасно. В любой момент мог доцепиться этот, как на грех живущий в галкином доме, участковый:

- Что, выставила-таки? Небось сильно разодрались? Надо сходить проведать бабенку. Может ты там убил ее до смерти? С тебя станется...

И пойдет сволочь к ней. А у нее на морде...

А если про Галку и не спросит, то просто на нервы начнет капать:

- Сидишь, тунеядец. Какой месяц на шее у трудового народа сидишь. Вся страна работает. Хлеб сеет, польта шьет, скамейки вот такие строгает. И что? Чтоб такие вот, как ты бездельники, сидели на них? Так получается? Не справедливо что-то в наших законах. Я б для таких как ты специальный закон написал. Чтоб по совести и по всей строгости...

Встал Серега со скамейки. Навернул пару кругов по двору.

К Валерке бы зайти. Он один живет. Но, как специально, завязал тот на днях с выпивкой. И теперь охраняет его мать от дружков. Пойди докажи ей, что ты без бутылки зашел, так о мирном сосуществовании поболтать. Такой хай подымет.

Можно и к Сане дернуться. Жена его в больнице. То ли рожает, то ли наоборот. Но ведь дрыхнет, точно, Саня после ночной смены, звонком не добудишься. А начнешь к нему ломиться, опять же соседи...

Пробежался Серега взглядом по окнам. Попытался еще кого подходящего припомнить. Но увидил лишь мелькнувшую на лестнице милицейскую фуражку:

- Участковый-собака спускается...

Ломанулся Серега со двора. Перебежал улицу, еще одну, нырнул в парк, свернул на боковую аллею.

Аллея была пуста. Народ весь забился под крыши своих контор, заводов, институтов. Одному Сереге приткнуться некуда.

Конечно, можно было к матери на другой конец города махануть. Пожрать. Заночевать. Денег выпросить сколько даст. Но там ведь у нее отчим проживает. Здоровенный.

Серега вздохнул и почесал вспомнившую последнее свидание с отчимом скулу:

- Пидарас...

Не успел Серега сплюнуть, как из-за поворота навстречу ему вынырнул мужичок в костюме и в галстуке. В одной руке его были цветы, в другой - коробка с тортом.

Мужичок торопливо семенил, чему-то улыбался и в упор не замечал расходящегося с ним Серегу.

- Пидарас, - повторил Серега.

И врезал мужичку в скулу.