СМЕХ СКВОЗЬ СЛЕЗЫ ИЛИ НАОБОРОТ
(Рецензия на спектакль "Лицедей" в Театре п/р О. Табакова)
8 апреля 2004 года

Сижу в третьем ряду. Свет очень неровный. Мысль, с начала спектакля бьющаяся в голове - ни один человек в этом зале не заслуживает того, чтобы видеть такое. Вторая мысль - ударить чем-нибудь тяжелым девушек, сидящих сбоку и совершенно пустыми глазами смотрящих на сцену. Ах нет, даже больше не на сцену - на часы. Мои часы. В ожидании, когда все закончится.
Я человек не очень эмоциональный. Но вчера я в этом усомнилась. Спектакль напоминает американские горки - то вверх, то вниз. И сердце замирает точно так же...Только что ты сползал под сиденье от смеха, и в следующий момент уже разворачивается самая страшная на свете драма - трагедия одинокого, непонятого человека, заблудившегося в собственном воображении.
Да, он такой - сам для себя и актер, и режиссер, и зрительный зал вместе со всеми его аплодисментами. Потому что других аплодисментов он не дождется. На его спектакль никто не придет. Только его семья, которой он смешон, только хозяева гостиницы, которых куда больше волнует кровяная колбаса, нежели представление. И еще будет гром... где-то далеко, где-то на улице...
...Второе действие. Свет все равно неровный. Я задаю себе один и тот же вопрос - КАК?! Как можно одному человеку держать целый зал? Почему вон та женщина в первом ряду почти плачет, молодые люди передо мной замерли и боятся дышать, а другие смеются и не могут перестать?
Насколько же по-разному реагируют люди, но они реагируют. Это главное. И невозможно не реагировать, потому что в пяти метрах от тебя, на сцене, уставший, напряженный, нелепый и жалкий персонаж борется с самим собой и проигрывает. Глядя на лицо актера, ловлю себя на мысли - ему же "Скорую" надо вызывать. Он сейчас сожжет себя. Для чего он так делает? Этот душевный стриптиз добивает, и когда закрывается занавес, все хлопают, хлопают, хлопают. Никто не встает. Я не знаю, почему. Может, так не принято. А может...
"Лицедей" - это признанная пьеса. С наградами. И еще это моноспектакль, потому что несколько человек, время от времени мелькающие в поле зрения, служат только фоном - весьма неплохим, но фоном. Стоит отметить смешного и отлично дополняющего игру Смолякова Алексея Усольцева, тоненькую трогательную Лину Миримскую, - детей Лицедея Брюскона. Александр Воробьев в роли трактирщика гармонично вписывается в общую картину. Словом, получилось. Прошел номер, удался.
"Комедия которая на самом-то деле конечно же трагедия или наоборот" - без знаков препинания написано в программке. Я не знаю, что к этому добавить. Потому что это действительно так и это действительно путаница. И еще это, как любят выражаться современные подростки, "гипермегасупер". Да-да. Никуда без этой приставки.
И, наконец, возвращаясь к главному герою вчерашнего вечера - отлично, дорогой Андрей Игоревич. Браво, Лицедей.

рецензии