Негативы сохраняются
Рецензия на спектакль "На всякого мудреца довольно простоты" на сцене МДМ
24 мая 2004года

...Комедия Островского в пяти действиях с одним антрактом идет быстро, стремительно, собственно, этого самого антракта как-то не ждешь и не замечаешь. Щит с рекламой некоей фотомастерской и слоганом "Негативы сохраняются" порхает над авансценой то вверх, то вниз, словно импровизированный занавес. На заднем плане виднеются увеличенные фотографии античных пейзажей. Какое все это имеет отношение непосредственно к спектаклю, похоже, известно только Александру Боровскому, главному художнику Театра.
Вся пьеса выдержана в приглушенных коричневато-фисташковых тонах, которые ближе к финалу меняются на дымчато-розовые. Я, разумеется, говорю прежде всего о костюмах действующих лиц, хотя к ним грамотно подключено и освещение, и детали интерьера. Все это в общей массе очень выгодно подчеркивает ход сюжета и текст пьесы - не отвлекаешься ни на что. Аляповатость отсутствует. Негативы сохранены. Обвинить не в чем.
Главную роль - Егора Глумова, молодого человека, вокруг которого и заваривается вся эта нешуточная каша, играет Сергей Безруков. В общем-то, придраться не к чему. Свою линию актер ведет мастерски, кривляясь там, где надо кривляться, становясь неожиданно серьезным там, где это требуется, и раздевая героиню Марины Зудиной с таким пылом, что не поверит только его же брат актер, знакомый с проверенными ходами. Зрительный зал верит. И аплодирует. Только вот иногда - ну раз пятьдесят за три с половиной часа пьесы - так и хочется закричать господину Безрукову из партера: "Медленнее!!!" В смысле, медленнее говорите, Сергей Витальевич. Нельзя с этими словами - так. Нельзя проглатывать половину. Не все, сидящие в зале, знакомы с произведением Островского. Говорите медленнее, отчетливее - и дай Бог, еще несколько ваших шестнадцатилетних поклонниц будут знать, о чем, собственно, пишут классики. Пожалуйста! Очень просим...
Мамаева играет Михаил Хомяков - теперь уже наш народный. Играет великолепно. Веришь. Веришь каждому слову. И главное, веришь тому, что этот внушительный неторопливый барин вышел оттуда, из того мирка, из того столетия, а не из-за кулис Дома Музыки. Также очень убедительна и, как всегда, прелестна Марина Зудина - Клеопатра Львовна Мамаева. Нотки комедийности всегда крайне трудно удаются актрисам на амплуа героини, и хочется сказать "спасибо" за это приме Театра Табакова.
Виталий Егоров блестяще играет Ивана Ивановича Городулина, охарактеризованного в пьесе как "важный молодой господин". К этому "важный" я от себя добавила бы приставку "очень". И, как всегда в театральных работах Егорова, эта важность ни капельки не раздражает, не лезет в глаза; она снова ненастоящая, она - метод защиты, обороны. Виталий играет на сцене много, в последнее время - чрезвычайно много, роли у него разные, но везде настолько явно проскальзывает этакое до боли знакомое нечто, что становится понятно - от своего бумбарашевского Левки все равно он никуда не ушел. Все равно тот же самый. Именно за это горячо любимый зрителями.
Надолго задерживают на себе внимание Турусины - замечательная в роли тетки Софьи Игнатьевны Ольга Блок-Миримская и не менее хорошо исполняющая партию ее племянницы Маши Миримская Лина. Вообще, Турусины по пьесе - это отдельная семья с отдельной историей, по-минимуму пересекающаяся с окружающими. Стоит отметить стремительный профессиональный рост молодой актрисы Табакерки. И стоит сказать очередное, пусть и стотысячное, "браво" заслуженной.
Наталья Кочетова - Глумова, Евгений Киндинов - Крутицкий, Дмитрий Бродецкий - Курчаев, Сергей Угрюмов - Голутвин - очередная маленькая и сверхвыразительно поданная актером роль, Игорь Петров - Григорий...Кучка приживалок и гадалок в доме Турусиной...Хочется, собственно, по долгу службы, кого-нибудь раскритиковать - и некого. И это большая радость. Только вот спектакль, даже такой длинный, все же заканчивается, и занавес ползет вниз, и артисты выходят на поклоны, и зрители - в данном случае зрительницы - с цветами торопятся вперед. Много цветов, дорогие, хорошо подобранные букеты-композиции. Все - одному человеку. Сергею Безрукову. Конечно, главная роль его, никто не спорит. Но это, как бы сказать поаккуратнее, не моноспектакль. Разве Сергей один присутствовал сегодня на сцене? Разве только ему мы сейчас аплодируем? Разве...? Ведь их было много. Ведь это только мы, вытаскивая на ходу номерки, ушли-убежали в гардеробную. Они - остались. Память - осталась.
Негативы - сохранены.

рецензии