Игорь Гергенредер

В умильной юности любил я чемоданы,
Вино картлинское и к плову крепкий чай.
Вели знакомства из вагона-ресторана
В сады восточные, где зрела алыча.

Барашек жареный, халва, медовый финик,
Зурна и вычурность экстазных лебедей!
Играл я в шахматы не хуже, чем Ботвинник,
И побеждал всегда в погонах дупелей.

Но только сказочной в нетронутой печали
Осталась юная на ложе из цветов...
Бакланы толпами послушно припадали
К стопам неслыханно преступной из бабцов.

Тарту, 1979