Наталия Степанова
Привилегия любить

 

ГЛАВА 1

Англия, лето 1483 года

Джессика проснулась посреди ночи. Она села на кровати. Ночь стояла тихая. Сидя напротив открытого окна она чувствовала легкое дуновение ветерка. Она не могла понять, что же разбудило ее в столь безмятежную ночь. Просидев так некоторое время, Джессика поняла, что сейчас она точно не заснет. Она подошла к окну и с немым восхищением некоторое время смотрела на звездное небо. Она любила такое небо, столь редкое в Англии. Каждый раз, когда она смотрела на звездное небо она мечтала о большой и чистой любви, о той любви, которую так прославляют трубадуры, но которая так редко встречается в жизни.

- Интересно, бывает ли любовь на свете?- пробормотала она полушепотом, - или это всего лишь красивая сказка?

Постепенно взгляд Джессики переместился на освещенный лунным светом двор. И тут она увидела человека. Это было очень странно. Она никак не ожидала увидеть человека в столь позднее время. Он сидел на лошади посреди двора, повернувшись к ней спиной. На нем был длинный темный плащ, его голову покрывал капюшон. По его манере держаться в седле Джессика поняла, что перед ней довольно знатная персона. Девушка рассматривала этого человека не боясь, что если вдруг он повернется, то увидит ее, ведь ее окно находилось в тени, а полная луна светила с другой стороны дома. Вдруг объект рассматривания Джессики слез с лошади и стал чего - то ждать. Он оказался довольно высоким человеком, широким в плечах.

Рассматривая мужчину она не заметила, как откуда - то вышла женщина. Если лица мужчины она не видела, то лицо женщины она не только рассмотрела, но и узнала. Это была Элис - ее горничная. Она подошла к человеку в плаще и они направились в сторону хозяйственных построек.

Когда они исчезли из виду Джессика вернулась в кровать. Еще некоторое время девушка лежала без сна. Она думала об этом человеке, о том, что может связывать его, титулованную особу, а в этом Джессика была уверена так же, как и в том, что ее отец герцог Гроуфорд, с Элис, простой горничной, без роду и без племени. Размышляя на эту тему Джессика даже не заметила, как погрузилась в сон.

 

* * *

 

Джессика проснулась рано утром. Она не стала звать Элис, чтобы та помогла ей одеться. Джессика подошла к сундуку с одеждой, порылась в нем и извлекла оттуда платье для верховой езды из темно - синего бархата. Волосы покрывать она не стала. Когда Джессика привела себя в порядок, она спустилась в столовую. Это был большой зал со стоящим в середине длинным столом. Стены зала были увешены гобеленами с изображенными на них сценами охоты. Джессика села во главе стола, как это полагается хозяйке замка, но кому она демонстрировала это? Кому она собиралась показывать, что она, 16 - и летняя девчонка является хозяйкой родового замка Гроуфордов? Единственным человеком в зале сейчас была кухарка, принесшая завтрак. Никто не собирался делить с ней эту трапезу. Никто не увидит, какое место она заняла. Как остро в этот момент она ощутила свое одиночество. Ей так хотелось, чтобы хоть кто - нибудь, хотя бы даже ее отец, появился бы здесь, сейчас, посидел бы с ней, поговорил. Но на данный момент это были лишь мечты. Джессика знала, что отец вернется не скоро. Обычно он составлял Джессике компанию за завтраком, только потому, что сам не любил есть в одиночестве. Но сейчас он уехал. Уехал, чтобы найти достойного жениха для своей дочери. Джессика не тешила себя надеждой, что отец думает о качествах характера ее будущего мужа. Его волновало только насколько знатен и богат этот человек. И вот сэр Вильям решил, что его дочь достигла возраста, когда девушка должна вступить в брак.

Вероятнее всего он отправился к своему старому другу в другой конец Англии, чтобы напомнить ему об их договоре: когда у герцога Гроуфорда родилась дочь, у герцога Дюка был 16 - и летний сын. Тогда они договорились, что их дети, когда Джесска достигнет 16 - и летия, вступят в брак.

Но могло случиться и так, что герцога Гроуфорда не устроит этот претендент на руку его дочери. Ведь мало ли что могло случиться.

Тогда ее отец отправится к какому - нибудь другому представителю английской знати. Девушка прекрасно знала своего отца, а также и то, что он не вернется домой ни с чем.

Джессика не ждала отца в ближайшее время, но она ощущала смутную тревогу. Она не могла понять, то ли это из - за ее предстоящего замужества, то ли это тревога за отца. А причина для волнения была.

Уже 27 лет шла междоусобная война в Англии. За престол воевали Йорки и Ланкастеры. Сейчас в Англии правил Эдуард IV из династии Йорков. Хотя для сторонников Ланкастеров битва за престол была проиграна они все равно не падали духом. А пока они совершали набеги на замки сторонников Йорков, те, в свою очередь не оставались в долгу.

Джессика волновалась за отца, ведь он был приверженцем Йорков и вся знать Англии это знала. Ведь герцог Гроуфорд столько раз доказывал свою преданность Йоркам. К тому же мужа для дочери он искал с такими же политическими взглядами как и он сам.

Сама Джессика была сторонницей Ланкастеров, но так как в то время женщина не имела права высказывать свои политические взгляды, то Джессика предпочитала молчать.

Покончив с завтраком Джессика решила покататься верхом.

Джессика вышла во двор замка. Погода стояла хорошая: светило солнце, на небе не было ни одного облака. Погода так и располагала к прогулке верхом. Улыбнувшись хорошей погоде Джессика отправилась к конюшне.

Вдруг Джессике почему - то вспомнилась ночь. К ней опять вернулось то дурное предчувствие, которое появлялось всякий раз, стоило ей только вспомнить увиденное. Девушка была уверена, что этого человека в плаще она видела впервые. За свои 16 лет Джессика еще не видела таких огромных мужчин. Впрочем здесь не было ничего удивительного. Всю свою жизнь Джессика провела в замке, поэтому она едва ли общалась более чем с десятком лиц противоположного пола.

Войдя в конюшню она не стала дожидаться конюха. Девушка прямиком направилась к стойлу со своим любимым жеребцом - Штормом. Он был черным, как ночь и непредсказуем, как природная стихия. Джессика подошла к этому огромному коню и принялась его гладить, как вдруг у нее за спиной раздался шорох. Она повернулась в ту сторону, откуда он исходил. Источником шума был мужчина, увидев которого Джессика забыла обо всем на свете. Перед ней стоял высокий мужчина лет 25 - и. Он был русым с узкими серыми глазами и низко посаженными бровями. Завороженный взгляд Джессики переместился на вольный подбородок незнакомца, а затем еще ниже. Из под белой льняной рубахи выступали большие мускулы.

Очнувшись Джессика поняла, что до неприличия нагло пялится на незнакомца. Она подняла глаза и встретилась с ним взглядом. Джессика поняла, что он наблюдал за ней, за тем, как она его разглядывала. Она опустила глаза не в силах выдержать его взгляд. Ее щеки залил румянец.

- Что желает миледи? - раздался его голос.

Джессика с удивлением подняла на него глаза. Она не могла понять чего хочет этот человек. Он не был их слугой - это она знала наверняка. Кем же является этот незнакомец?

Словно прочитав ее немой вопрос он ответил:

- Меня зовут Джордж, миледи. Я брат вашего конюха - Майкла.

- А где же сам Майкл? - это было единственным, что сейчас пришло девушке в голову. Она не слышала ответа. Она только видела его глаза - такие неповторимо прекрасные. Глядя на него она поняла, что то о чем она так долго мечтала пришло к ней. Она наконец встретила того единственного, кому готова отдать свое сердце.

Словно сквозь пелену тумана до нее донесся его голос:

- Миледи,как вы себя чувствуете? Вам плохо? - Джессика увидела, что он действительно озабочен ее состоянием.

- Со мной все в порядке, Джордж, - ответила девушка, словно пробуждаясь ото сна. Не желая называть ему причину, по которой она себя так странно вела Джессика поспешила сменить тему, - я хочу покататься верхом, - сказав это Джессика повернулась к Джорджу спиной и принялась снова гладить Шторма по его черной гриве. Она сделала это не потому, что лошадь привлекала ее больше собеседника, а потому, что Джордж мог увидеть смятение, так ясно отразившееся в ее глазах.

- Миледи, я не могу позволить вам покинуть стены этого замка.

- Но почему? - удивилась Джессика. Раньше она часто каталась одна и никто ей этого не запрещал, но почему именно теперь? Именно тогда, когда ей больше всего хочется насладиться свободой, позабыть о будущем замужестве? Но тут же она решила возразить ему, как этот конюх может лишить ее столь бесценной свободы?

Увидев в глазах стоящей перед ним девушки боль и отчаяние, а затем еще какое - то чувство Джордж решил исправить ошибку.

- Вы не можете одна ездить по лесам, в которых полно разбойников. Если уж вы так хотите прокатиться верхом, то позвольте мне сопровождать вас. Одну же вас я отпустить не могу.

Лицо Джессики просияло от счастья. Мало того, что она все же насладится поездкой, так еще какое - то время она пробудет с этим человеком.

 

* * *

 

Джессику опять мучила бессонница. Она лежала в кровати посреди темной комнаты уставившись в потолок. Уже в который раз она вспоминала события прошедшей недели. Джессика вспомнила каждую их с Джорджем прогулку в мельчайших подробностях. Она вспомнила, как Джордж впервые помог ей спешиться - какое странное чувство она тогда испытала. Ей тогда показалось, что ее окутало нежное облако. А как ее завораживал его голос.

Сейчас, лежа в постели, Джессика поняла, что если любовь и существует, то вот она - самая настоящая.

Девушку беспокоило только одно, а именно то, что ее избранный - всего навсего конюх и отец не позволит ей отдаться этой любви. Он не допустит, чтобы дочь герцога спуталась с человеком без рода и племени. Джессика понимала, что ее любовь обречена, но девушка не хотела сдаваться, не хотела провести всю свою жизнь с нелюбимым человеком.

В который раз Джессика уснула, думая о своем возлюбленном.

 

* * *

Джессика проснулась в холодном поту. Она не сразу поняла, что ее разбудил ее же собственный крик.

Снова этот сон, снова этот ужасный сон. Уже которую ночь подряд во сне она видит того таинственного незнакомца в темном плаще. И каждый раз сон повторяется. Вот Джессика видит его, но она не видит его лица. Только его силуэт, освещенный лунным светом. Вот он стоит перед ней. В нем есть что - то пугающее, незнакомое, есть что - то близкое, родное. Джессика чувствует, что ее тянет к нему. Но вдруг появляется сцена сражения - огромное поле, заполненное рыцарями в доспехах и море крови. И на этом фоне Джессика видит незнакомца, готовящегося поразить мечом ее отца.

В этот момент она всегда просыпается.

Не желая более погружаться в сон Джессика одела халат и подошла к окну. За окном лило как из ведра, повсюду сверкали молнии, слышались раскаты грома.

Джессика прислонилась к холодной стене стене своей комнаты и стала наблюдать за потоками воды, струящимися по стеклу.

Внезапная вспышка молнии озарила ночную темноту и за эту долю секунды Джессика успела заметить въезжающий во двор замка экипаж.

Отец. Он вернулся. В том, что это ее отец Джессика могла поклясться. Слишком хорошо она знала этот экипаж.

Джессика отошла от окна и принялась переодеваться. Она решила спуститься вниз и встретить отца прямо сейчас. Она знала, что герцог Гроуфорд захочет прямо сейчас сообщить ей о том человеке, которого он выбрал ей в мужья.

Переодевшись, Джессика спустилась вниз. На первом этаже горели факелы, на улице суетились люди. Как это было похоже на ее отца - приехать посреди ночи и заставить прислугу оставить свои теплые кровати и встречать его светлость. Впрочем это и не удивительно, ведь герцог не считал слуг людьми.

Джессика направилась в противоположную входу сторону. Она вошла в библиотеку. В камине полыхали дрова, отбрасывая замысловатые тени на книжные полки. Девушка опустилась в кресло напротив камина и стала ждать. Она знала, что отец непременно придет сюда, как только пошлет за ней.

Ее ожидания оказались не напрасными. Через несколько минут двери с грохотом распахнулись и в библиотеку влетел взбешенный сэр Вильям, герцог Гроуфорд. Джессика, встревоженная этим состоянием отца, поднялась с кресла.

- Значит ты здесь, - отец посмотрел на дочь с такой злобой во взгляде, что той стало страшно. Джессика никогда не боялась отца, но таким взбешенным он никогда не был, - да как ты посмела, потаскуха, - он со всей силы размахнулся и ударил Джессику по лицу.

От неожиданности и от сильного удара девушка потеряла равновесие и упала на пол. Немного придя в себя от шока, вызванного рукоприкладством, она поднесла руку к разбитой губе, с которой маленькой струйкой текла кровь. Он никогда раньше не бил ее. Что же его так взбесило? Джессика подняла глаза на отца. В ее взгляде можно было прочесть смесь удивления с неприязнью. Но Вильям этого не видел. Он метался по крошечному помещению в приступах гнева.

- Да как ты посмела спутаться с конюхом? Ты хоть понимаешь, что опозорила доброе имя Гроуфордов? Мерзкая потаскуха, - он внезапно остановился посреди библиотеки, как будто его осенила какая - то идея, - больше вы с ним миловаться не будете.

К этому времени Джессика уже успела подняться с пола и стояла напротив отца, гадая, что же он выкинет в дальнейшем, но после его последних слов кровь отхлынула от ее лица. Что же он придумал?

Словно прочитав ее немой вопрос он ответил.

- Что, не терпится узнать мое решение? Так вот, знай, что на рассвете ты отправишься в замок к своему нареченному. И молись Господу Богу, чтобы семейство Дюков не узнало о твоих связях с этим сбродом.

После этих слов герцог развернулся и вышел из библиотеки.

Некоторое время после ухода отца Джессика стояла как громом пораженная. Когда же смысл сказанного окончательно дошел до ее сознания девушка опустилась на пол и, прикрыв лицо руками, зарыдала.

Как же не справедлива жизнь. Она только что встретила свою любовь, но вынуждена ее потерять из - за этого проклятого брака. Она должна навсегда расстаться с Джорджем.

Вдруг яркая вспышка озарила ее сознание. Она не потеряет Джорджа. Он не может исчезнуть из ее жизни только что появившись. Она не станет женой Ричарда Дюка. Она должна что - нибудь придумать и избежать этого брака. Но сначала надо поговорить с Джорджем. Может он что - нибудь придумает.

Джессика вытерла слезы и направилась к двери из библиотеки. Джордж не должен сейчас спать, ведь своим приездом ее отец разбудил всех в замке, и уж тем более конюха.

Джессика вышла в ночь. Она не замечала ни дождя, хлеставшего по ней со всей силы, ни вспышек молнии, ни грома. Она думала лишь о своем будущем, об их разговоре с Джорджем.

Но войдя в конюшню она не обнаружила там своего возлюбленного. Вокруг была непроглядная темнота.

Джессика уже направилась к раскрытым воротам конюшни, как резкая вспышка молнии выделила силуэт человека, стоящего в воротах.

Джессика готова была кричать от ужаса. Она снова видела его, но только не во сне. Нет это было совсем не похоже на сон. Этот человек был реален. Так же реален, как и она сама. Незнакомец. Он вышел из ее ночных кошмаров и теперь стоит перед ней.

Незнакомец вошел в конюшню и закрыл за собой ворота. Джессика попятилась к дальней стене. В ее глазах застыл ужас. Она хотела кричать, хотела позвать на помощь, но не могла вымолвить ни слова.

Незнакомец зажег факел и Джессика увидела его лицо. Нет. Этого не может быть. Это лишь игра ее воображения. Нет, все-таки это он. Это Джордж.

Джессика не могла в это поверить.человек, которого она боялась больше всех на свете оказался ее любимым.

И тут Джордж увидел ее. На его прекрасном лице появилось тревога. Он быстро подошел к Джессике и , обняв ее за плечи спросил:

- Джессика, с тобой все в порядке?

Джессика подняла на него глаза. Ее страх улетучился. Его как будто и не существовало. Сейчас она знала лишь одно, а именно то. Что она в его объятиях и он ее не обидит.

- Джордж, он хочет выдать меня замуж за Ричарда Дюка. Что нам делать? - в глазах девушки, смотревших на него застыли слезы.

Черт его подери, он не должен позволить этой девушке выйти замуж. Что угодно, но только не это. Он не может остаться без нее.

Джессика, все это время наблюдавшая за Джорджем, увидела, как при упоминании Ричарда Дюка какая - то тень пробежала по лицу Джорджа.

- Джессика, я что - нибудь придумаю. Клянусь.

* * *

 

- Ты еще не спишь? - спросила Элис, входя в конюшню.

- Нет, Элис, что ты хотела?

- Обещай, что ты спасешь Джессику, что не дашь им выдать ее замуж за этого человека.

- Обещаю, Элис. Кстати, это же полчаса назад я обещал Джессике.

- Она была здесь? Значит она уже знает о планах сэра Вильяма, - пробормотала Элис, - а она сказала тебе, что они уезжают на рассвете?

- Черт побери, почему же ты раньше молчала?

 

 

ГЛАВА 2

 

В ранний утренний час от замка герцога Гроуфорда удалялся небольшой караван, состоящий из нескольких повозок и одиннадцати всадников, среди которых была девушка.

Это было самое ужасное утро в жизни Джессики. Она ехала навстречу своему будущему, тому будущему, которого она раньше всеми силами пыталась избежать. Теперь же ей все было безразлично. Ей было безразлично ее замужество и вообще вся ее дальнейшая жизнь.

"Какой же я была наивной дурочкой. Как я могла считать этого человека самым лучшим в мире? Почему я поверила ему? - Ее губы скривились в насмешливой улыбке, - Он оказался таким подлым... Он даже не явился в конюшню, чтобы мы могли проститься... Он оказался трусом, испугался отца."

Думая о нем, она не заметила, как по ее щеке скатилась слеза. Да и никто этого не заметил. Никому не было до нее дела. Самым главным для ее сопровождающих было доставить дочку герцога к ее жениху в целости и сохранности, а не пытаться помочь ей чем-либо.

Джессика знала, что ее жизнь кончилась...Жизнь с нелюбимым человеком, вдали от того единственного, хоть и предавшего ее. Она понимала, что не разлюбит его никогда. Но ей этого сейчас хотелось больше всего, однако это было не в ее силах.

* * *

"Как же я устала, " - подумала девушка. Они были в дороге по меньшей мере 4 часа, а впереди её ждал еще больший путь.

Все это время её мысли занимал лишь один человек. В своих мыслях она ругала его, проклинала... и сознавалась в любви. она хотела отвлечься от этих мыслей, но была не в силах, да и не на что было отвлекаться. Она могла бы поговорить с её охранниками, но те не желали с ней говорить, она могла бы отвлечься на проплывающие мимо пейзажи, но кругом был только лес. Ничто было не в силах отвлечь её.

Она настолько углубилась в себя, что не заметила человека, появившегося на дороге. Зато его заметили рыцари, сопровождавшие её. Кавалькада остановилась.

Путник шел посреди неширокой лесной дороги. Он не остановился, не отошел с дороги, как этого ожидали путники, а продолжал идти навстречу рыцарям.

Джессика, удивленная этой остановкой, подняла опущенную до этого момента голову и взглянула на бродягу. Что-то взбунтовалось в ней, хотя она сама не могла понять этого чувства, она понимала лишь одно, а именно - сейчас что-то произойдет. Она не знала что именно, но знала, что ей надо быть как можно дальше от этого места.

Внезапно лесную тишину нарушил пронзительный свист. Ото всюду, словно муравьи, посыпались люди. Они прыгали с деревьев, выбегали из леса. Все это было словно в кошмарном сне: вот эти люди нападают на ее сопровождающих, начинается кровавая резня. Звон сражения, крики раненых, ржание испуганных лошадей. Все это смешалось в одну картину. Джессике казалось, что все это сон. Она многое слышала о стычках ланкастерцев и йорков, но она не знала, что все это так ужасно. Ей казалось, что такая жестокость не может существовать на свете, но вот она, перед ее глазами!Ее сознание словно потонуло в тумане, но вдруг она увидела как пал в сражении последний ее сопровождающий. "Господи, да ведь это ланкастерцы!!! О нет, неужели я буду их следующей жертвой? Ну уж нет, я не могу попасть к ним в руки, я должна жить, пусть не ради себя, но ради своей любви!" - именно это оказало на нее воздействие, к ней вернулась ясность мысли. Собравшись с силами, она пришпорила коня.

- Стой!

- Лови девчонку!

Это она слышала у себя за спиной. Джессика еще раз поняла, что поступила правильно, убежав оттуда. Она уже готова была вздохнуть с облегчением, как вдруг у нее за спиной раздался приглушенный стук копыт. Ей не нужно было поворачиваться, чтобы понять, что за ней погоня. Стук копыт все приближался, в то время как её лошадь уже почти выбилась из сил. Но она должна ускользнуть, она не должна попасть в лапы разбойникам. Что с того, что они ланкастерцы? Они ведь не знают, что она тоже на стороне этого семейства. Они расправятся с ней, как только поймают, но она этого не допустит.

И тут Джессика заметила небольшую тропинку, уходящую глубь леса, в сторону от дороги. Недолго думая она свернула на нее. Теперь ветки деревьев хлестали ее по лицу, рвали на ней одежду, она чувствовала, как колючие иголки деревьев впиваются в ее нежную кожу. Но ей это было безразлично. Ее волновало лишь одно, а именно ее спасение. Но ее надежда на эту тропу оказалась напрасной. Преследователи тоже свернули на нее. Джессика уже отлично слышала крики преследователей, стук копыт их лошадей. "Неужели все потеряно? Неужели это конец? Нет! Этого просто не может быть! Господи. ну помоги мне!" - это было последнее, о чем она подумала. Что-то выскочило из кустов и прошмыгнуло перед лошадью. Лошадь встала на дыбы, и, не ожидающая ничего такого наездница выскользнула из седла...

 

* * *

 

Что же со мной случилось? - это было первое, о чем подумала Джессика приходя в сознание. Постепенно она вспомнила все: и погоню, и падение. Она поняла, что долго находилась без сознания - на лес опустилась ночь. Где-то недалеко завыл волк. Дрожь пробежала по всему ее телу. Она поняла, что предпочла бы сейчас находиться в руках разбойников, нежели в ночном лесу в полном одиночестве, да еще и по соседству с дикими зверями.

Джессика поднялась с земли. Она приложила правую руку к затылку и почувствовала на пальцах что-то мокрое. Она догадалась что это была кровь.

"Что же мне теперь делать? В первую очередь надо найти безопасное место, чтобы провести там ночь. Но ведь тут вероятнее всего нигде рядом не живут люди. Куда же мне пойти?" Джессику уже начало одолевать отчаяние. Она уже готова была звать на помощь, но никто бы не услышал ее, никто бы не пришел ей на помощь. Она только привлекла бы к себе внимание ночных хищников.

Она должна найти дорогу из этого леса, она должна выбраться отсюда.

 

* * *

 

Джессика не могла сказать точно сколько она блуждала по лесу. Она не знала в какую сторону шла. Она просто шла, не разбирая дороги. Путь ей освещала луна, звезды словно поддерживали её в этот трудный момент. Где-то недалеко опять завыл волк. Джессика интуитивно потянулась к своему потайному карману в подоле юбки и нащупала там нож, который она сама положила туда утром. Она не думала, что этот ножик поможет ей при стычке с волком, но все же это хоть как-то её успокаивало.

Она не знала как долго шла, пока не увидела впереди какие-то огни. Почти изнеможенная, она была уже не в состоянии идти. Но именно эти огни прибавили ей сил.

"Неужели это люди? Неужели я спасена?" Джессика стала пробираться с такой яростью через лесные заросли, она спасена, она встретила людей!

Каково же было ее разочарование когда, выйдя к этим огням, она поняла, что набрела на какой-то лагерь, и видимо на лагерь тех, кто пытался схватить её днем: всюду горели костры, стояли огромное количество каких-то шатров.

И вдруг девушка почувствовала на шее холод металла.

- Не вздумай шевелиться, - раздался приглушенный незнакомый мужской голос, - иначе мой кинжал резанет твою шею.

Джессика испугалась. Она еще никогда так не боялась. Это была настоящая угроза. Это были не бандиты, которые гнались за ней, но не могли догнать. Это был человек, от одного движения которого зависела ее жизнь. Она побелела от страха, неприятный холодок пробежал по всему ее телу.

"Что же будет дальше? Неужели на этом закончится моя жизнь?" - сейчас только об этом она могла думать. Она уже успела сотни раз пожалеть о том, что не осталась в лесу, а пошла искать людей.

- А теперь пошли со мной, - все тот же мужской голос прорезал тишину. И он толкнул ее в спину в каком-то направлении. Хотя ноги не слушали Джессику, она все же сочла нужным повиноваться. Они пробирались между каких-то шатров, пока впереди Джессика не заметила явно выделяющееся ото всех по размерам сооружение.

Незнакомец отодвинул полог шатра и впихнул девушку туда. Немного пришедшая в себя Джессика начала уже думать о том, как бы выиграть время или обмануть невесть откуда взявшегося стража и сбежать.

В палатке находились 2 софы и стол с письменными принадлежностями. К одной из балок, на которые опиралась палатка, была подвешена лампада.

- Интересно, где же Роджер, - пробормотал её стражник.

Уже совершенно пришедшая в себя Джессика решила действовать, ведь пока что о ее пребывании в лагере знает только этот человек, но если появится этот Роджер, то она пропала.

Стражник продолжал держать нож у ее шеи. Девушка решила сыграть на этом.

- Пожалуйста, - взмолилась она, - уберите кинжал. Что я смогу вам сделать?

Видимо он заколебался, потому что кинжал немного отстранился от шеи. Видимо до конца решившись он убрал кинжал от ее горла.

Джессика отошла на пару шагов от мужчины. Быстрым движением руки она достала из кармана нож и приставила его к шее незнакомца.

Что же ей делать теперь? Она взяла этого мужчину в плен, но как ей выбраться отсюда? Там, снаружи, много разбойников, они ее схватят как только она выйдет из палатки. "Господи, что же мне делать? - взмолилась девушка, - помоги мне, не оставь меня."

Продолжая обдумывать свои дальнейшие действия, она вгляделась в лицо ее недавнего стража, а теперь ее пленника. В этом лице она увидела то, что заставило ее на некоторое время отвлечься и забыть о том, где она, о том, что происходит с ней. Сейчас перед ней был он. Именно он сегодня утром не пришел проститься с ней. Точнее сказать не он, а его копия. Этот парень как две капли воды походил на ее Джорджа, но только Джордж был немного старше.

Почему такое совпадение? Кто этот человек? Неужели это просто злая шутка судьбы? Как это несправедливо. Джессика готова была разрыдаться от обиды.

- Миледи, уберите нож, ради всего святого, - голос пленника нарушил ход ее беспорядочных мыслей.

Вдруг около палатки раздался стук копыт.

- Джос, - раздался знакомый голос и край палатки поднялся.

- Роджер, - позвал пленник, еле сдерживая смех, - зайди-ка сюда и разберись.

К огромному удивлению Джессики в палатку вошел никто иной, как тот, кого она только что вспоминала - Джордж. "Ура! Я спасена. Он приехал за мной!" Джессика готова была плакать от радости. Но почему его не схватили? Почему он не поможет ей справиться с пленником?

- Джесс, убери пожалуйста нож от этого человека.

- Джордж, что ты говоришь? - девушка не могла поверить собственным ушам, - ты просишь освободить человека, который несколько минут назад хотел убить меня? Что все это вообще значит?

- Любимая, я тебе сейчас все объясню. Мое имя нем Джордж, меня зовут Роджер. Извини что приходилось тебе все это время лгать, но того требовали обстоятельства.

- Какие обстоятельства могли заставить тебя столь долгое время лгать мне?

- Джесс, милая, убери нож от шеи Джослина и я тебе все объясню.

Джессика нехотя убрала нож от шеи человека, которого несколько минут взяла в плен.

- Не называй меня больше Джесс, и уж тем более я тебе не милая, - сказала девушка с еле скрытой горечью в голосе. Но в ее взгляде можно было прочесть не только горечь, но и гордость вперемешку с гневом.

Роджер понял, что глубоко обидел это хрупкое создание своей ложью, но что сделано - того не вернуть, придется как-то вымаливать прощения.

- Как пожелаете, миледи, - ответил с сарказмом Роджер, - но для начала я хочу знать на чьей вы стороне.

В ее взгляде скользнуло некоторое подобие подозрения. Это было заметно не только Роджеру, но и Джослину.

"Зачем он это спрашивает? Почему его интересует мое мнение? Как-то все это странно."

Джессика не хотела отвечать, но вопреки доводам разума ответила:

Еще бы Джессике этого не хотелось. Она сгорала от любопытства узнать истину.

- Конечно хочу!

С этими словами она присела на софу и приготовилась внимательно выслушать своего любимого.

- Начну с того, что ты сейчас находишься в лагере ланкастерцев. Может быть ты бы никогда не узнала о том, что такие обитают в этих лесах, но Элис попросила меня спасти тебя от этого брака, да и сам я никогда не позволил бы тебе стать чьей-либо женой. Мне кажется наилучшим решением было спрятать тебя здесь. Но знай, никто не должен знать что тут расположен лагерь. Ни одна живая душа не должна догадываться о его существовании, иначе не только нам с тобой может угрожать смертельная опасность. Но и всем остальным людям. Ты меня поняла? - он посмотрел ей в глаза с некоторой мольбой, - любимая. Поклянись что никому ничего не расскажешь.

- Я клянусь, клянусь всем тем, что дорого моему сердцу. Я никогда не выдам эту тайну, можешь на меня рассчитывать, любимый, - последнее слово она произнесла только губами. Никто этого не услышал, зато она поняла, что окончательно и бесповоротно влюбилась. Он не бросил ее, как она думала утром. Он спас ее.

И тут она вспомнила некоторые его слова.

Джессика протянула руку новому знакомому.

- Рад знакомству, миледи, - в элегантном поклоне Джослин поцеловал ей руку.

- Прошу вас, не называйте меня миледи. Я буду рада, если вы будете звать меня просто Джесс.

- С удовольствием, Джесс. А я с вашего позволения просто Джос.

Это невинное высказывание вызвало у девушки невольно вырвавшийся смешок. Однако это же нельзя было сказать о Роджере. У него внутри все вскипело. Он знал что бессмысленно ревновать эту девушку к собственному кузену, который был ему словно брат. Но любовь - штука непростая, а он любил эту девушку, когда он это понял - он и сам не знал, но знал, что убьет любого, кто посмеет прикоснуться к ней.

 

 

ГЛАВА 3

- Что? - взревел сэр Вильям. В этот момент он походил на рассвирепевшего дикого зверя. Его переполняло бешенство. Его глаза метали молнии, а лицо исказилось гримасой небывалого негодования. Вся прислуга, находившаяся в помещении, готова была исчезнуть куда угодно, лишь бы не попасться под горячую руку хозяина. Таким его еще никто не видел, - Кто посмел на вас напасть?

Всем было жалко молодого рыцаря, преклонившего сейчас колено перед своим господином. Он был ранен, но герцога это не волновало, его интересовало только случившееся в лесу этим утром.

- Милорд, - отвечал молодой рыцарь, - это были какие-то оборванцы, скорее всего крестьяне. Они так внезапно выбежали на дорогу, что мы не смогли ничего понять.

Рыцарь пытался держаться достойно, не выдать своего волнения, но страх перед гневом хозяина давал о себе знать.

- Что с моей дочерью?

- Не могу знать, милорд. Ей удалось сбежать, но, - рыцарь на мгновение прервался. Он не мог сказать того, что должен был, - но за ней началась погоня, - теперь голос рыцаря стал практически неслышен, - их было слишком много. Милорд, боюсь что...

- Нет! - раздался чей-то вопль, а затем и рыдания.

Все обратили внимание на Элис, сидевшую у подножия лестницы и глотавшую слезы.

Это стало приговором для девушки. Теперь все стали считать еще недавно их живую госпожу погибшей.

 

* * *

 

Джессика проснулась значительно позже того, как солнце озарило своими лучами землю. Она не сразу смогла понять где она находится, но стоило ей окончательно освободиться от власти сна, как она со всей точностью смогла вспомнить события прошедшего дня.

Девушка откинула плед, который укрывал её всю ночь, поднялась с софы и решила осмотреться.

Она была одна в палатке, но кто-то, видимо очень заботившийся о ней, оставил на столе съестные припасы. Именно увидев их девушка поняла насколько она голодна. Джесс подошла к столу и к своему удовольствию обнаружила тут несколько лепешек, молоко и жареную птицу. Хотя еда была холодной и не настолько вкусной, как готовили в замке, девушка не обратила на это ни малейшего внимания, она была слишком голодна для этого.

Покончив с завтраком, она решила прогуляться.

В лагере на удивление было тихо. Даже ночью, в тот момент, когда ее схватили, тут было люднее и шумнее. Сейчас же тут не было ни одной живой души.

"Куда все могли подеваться?" - Джессика не могла понять причину пустования лагеря.

И тут до ее слуха долетел еле уловимый лязг метала. "Что бы это могло значить? Неужели это схватка с Йорксистами?"

Джессика скорее из любопытства отправилась в ту сторону, с которой доносились звуки борьбы.

Она начала пробираться по тропинке вглубь леса, как вдруг вышла на огромную поляну.

На этой поляне видимо проходили какие-то учения, потому что многие тут сражались на мечах, но на их лицах не было агрессии, значит это не могло быть сражение, те же кто не сражался на мечах - упражнялись на стрельбе из лука.

Тут взгляд Джессики упал на Джослина и девушка направилась к нему. Она пробиралась сквозь ряды сражающихся мужчин ничуть не страшась их поединков и оружия, которое могло ненароком ее задеть и причинить вред.

Джессика уже почти добралась до цели, как вдруг увидела, что юноша, с которым сражался Джослин, выронил меч из рук. Джослин же в этот момент отвернулся, готовясь нанести удар, и именно поэтому не знал что противник обезоружен и в растерянности стоит перед ним.

Джессика преодолела несколько метров, отделющих её от Джослина за считанные секунды, подняла меч с земли и, оттолкнув юношу в сторону и скрестив меч с мечом Джоса, отразила удар.

- Джесси! - увидев ее Джос застыл от удивления.

Джессика же от сильного удара, какой пришелся по ее мечу развернулась вокруг своей оси и, подняв меч до уровня шеи противника, остановилась, меч же остановился у самой шеи Джослина.

- В сражении никогда не стой как громом пораженный, - сказала девушка, опуская меч, на ее губах играла легкая улыбка.

Этого нельзя было сказать о Джослине. На его лице не было ни кровинки. Сейчас он был похож на белое полотно. Он не мог понять что тут делает эта девушка, которая должна сейчас находиться по другую сторону леса. Но больше всего сейчас Джоса волновало не это, а то что он допустил что кто-то смог на такое опасное для жизни расстояние приставить меч к его шее.

Только сейчас Джессика перевела взгляд с бледного лица Джоса на остальных. Она не сразу поняла что воины уже долгое время стоят и смотрят на нее. Видимо они видели так удачно отраженный удар и теперь во все глаза смотрели на незнакомку.

Когда Джослин наконец опомнился, то подошел а Джессике и взял ее за локоть. Он уже собрался было отвести ее в сторону, как с земли поднялся спасенный ею юноша.

- Миледи, вы стали моей спасительницей, теперь я ваш вечный должник, - сказал юноша делая поклон ей, - мое имя Габриэль и я к вашим услугам.

Джессика выдернула свою руку из рук Джоса и протянув ее юноше представилась:

- Я Джессика, - ее улыбка была настолько очаровательной что юноша смотрел на прекрасную деву и не мог оторваться.

Как только он запечатлел на ее руке поцелуй, Джос снова взял ее за локоть и, сказав что им надо поговорить, повел в сторону от поля сражения.

Как только они отошли к опушке он отпустил Джессику.

- Джессика, ты самая удивительная из всех девушек, которых я когда-либо встречал, - сказал Джослин с глазами полными восторга.

- Именно поэтому ты тащил меня сюда так, словно я совершила какое-то преступление? - в ее словах явно слышался сарказм.

- Джесс, извини меня, пожалуйста, но ты знаешь что мне сделает Роджер за то, что ты пришла сюда и подвергла свою жизнь опасности? Ведь тут очень опасно. Именно так упражняясь мы не обращаем внимание на того, кто рядом, а уж тем более если тут находится женщина. Тебя могли ранить или вообще убить! - он говорил с такой тревогой в голосе, что Джессика и вправду поверила что ей могло угрожать в те минуты, пока она пробиралась через ряды сражающихся к Джосу. Но девушке вовсе не понравился тон, которым с ней разговаривали.

Джослин видимо это понял по выражению ее лица.

- Джессика, милая, извини что я так на тебя накричал, но я и в самом деле думаю что тебе не следовало сюда приходить, - начал он уже извиняющимся тоном, - и я от всей души благодарю за спасение Габриэля. Я не знаю что было бы со мной, если бы я стал виновником его смерти. Хотя я думаю Роджер убил бы меня раньше, - он усмехнулся, думая о чем-то своем, - а ты знаешь кто этот юноша?

- Нет, - Джессика смотрела на собеседника немного растерянная, гадая кого же она спасла.

- Этот юноша - младший брат Роджера.

Глаза девушки стали огромными от сознания того, что могло случиться и от запоздалого страха за юношу.

- Джесс, как я могу отблагодарить за спасенную жизнь кузена? Проси все что хочешь.

Ответ был настолько неожидан, что привел в изумление не только Джоса, но и саму Джессику:

- Научи меня сражаться так же как и вы!

Девушка ни о чем таком даже не думала, но именно это вырвалось из нее в ответ не вопрос.

- Ты действительно этого хочешь? Это не женское занятие, да и Роджер будет против.

Джессика наверное только сейчас поняла что и в самом деле ей хотелось бы сражаться на одном уровне с мужчинами, ей хотелось бы больше не попадать в такие ситуации, как накануне вечером. Могла бы она тогда сражаться, то она дала бы отпор тем разбойникам, она не стала бы убегать как последняя трусиха. И наконец, наверное самое главное, она обретет свободу.

- Я не вернусь домой, к отцу. Я хочу сражаться с вами!

- Сражаться с нами? Джессика, да ты в своем уме? Научить тебя сражаться - это одно, но принимать участие в боях - это совсем другое! Девушка, опомнись!

- Но это мое окончательное решение, а ведь ты сказал что я могу просить все, что хочу. Ты повязан словом, ведь иначе ты нарушишь данное даме слово.

Откуда такое упрямство? Джессика сама не могла понять почему ее так тянет к этому неженскому делу, но сейчас она мечтала об этом больше всего и не собиралась упускать возможности.

- Но когда об этом узнает Роджер...

- Я не хочу чтобы он об этом что-то узнал, это будет нашим маленьким секретом, Джослин, или ты не согласен? - Джессика улыбнулась своей самой завораживающей улыбкой.

Джос не смог ей отказать.

- Чтож, будь по-твоему, но если он об этом узнает и придет в ярость, то заваренную кашу не я один буду расхлебывать.

- Договорились, - глаза девушки засветились неподдельной радостью.

Она добилась этого! Она смогла убедить его помочь ей, теперь она сможет постоять за себя и ничто не будет ей угрожать!

Как она была сейчас счастлива. Она смогла уговорить Джоса, а он, хоть и с неохотой, согласился.

Ей только оставалось надеяться что Джос не расскажет Роджеру об их уговоре. Хотя она была уверена что он ничего не скажет.

Хотя они были знакомы всего несколько часов, но она чувствовала к нему некоторую симпатию и знала что доверяет ему.

- Я не хочу чтобы об этом кто-либо знал, Джослин.

- Ты можешь мне довериться, я тоже не заинтересован в том, чтобы моя голова слетела с плеч, - сказал он полушутя, полусерьезно.

Это вызвало невольный смешок у Джессики.

- А теперь, миледи, - сказал он с улыбкой, - если вы не хотите, чтобы о нашем договоре кто-то узнал, то нам следует расстаться. Думаю было бы разумней, если бы ты сейчас вернулась в лагерь.

- Слушаюсь сэр, я сейчас же вернусь, - Джессика уже было отвернулась и направилась вглубь леса, как вдруг вспомнив что-то обернулась и окликнула уже уходившего Джослина, - а где Роджер?

- Я этого не знаю, знаю лишь то, что он куда-то уехал, но куда - он никому этого не сказал.

- Значит ты не знаешь когда он вернется? - Джессика почувствовала себя брошенной.

Она в этом лагере впервые, она тут чужая, а он - единственный человек, которого она знала уехал. Видимо она ему так нужна, что же тут поделать.

 

* * *

Когда Джессика пришла в лагерь, то первым делом направилась к палатке Роджера.

Когда она подошла ближе, то заметила что у палатки стоит чья-то лошадь. Джессика решила, что вернулся ее возлюбленный. Однако стоило ей войти в палатку, как она увидела там совершенно незнакомого мужчину. Он стоял к ней спиной, но уже по его силуэту она определила что они незнакомы.

Он обернулся, видимо услышав ее шаги. Как только он ее увидел, то сразу же осклабился в похотливой улыбке.

- Эй, девка, поди сюда, - он поманил ее пальцем.

Джессика поняла что ее спутали с уличной девкой, но это и немудрено. Посреди леса, да еще и в лагере разбойников. Неужели тут может находиться девушка из благородного семейства?

- Я вам не девка, сэр, - огрызнулась оскорбленная девушка. Она сразу же испытала к этому мужчине жуткую неприязнь.

- Ну да, - он направился в сторону Джессики.

Она же начала отступать назад.

- Не бойся крошка, мы с тобой славно развлечемся.

Он протянул к ней руку, от которой Джессика отпрянула, будто обожглась. Сейчас она испытывала настоящий страх, никого нигде нет, никто ее криков не услышит.

- Еще раз повторяю, я не девка, вы меня не за ту приняли, - повторила она дрожащим голосом.

- Ха, ты меня насмешила. Может ты скажешь что ты дочь какой-то знатной особы? Лучше скажи сразу что не хочешь меня, но ты станешь сейчас моей, не зависимо хочешь ты этого или нет! - он схватил ее за руки и притянул к себе.

Он обнял ее за талию и уже было собрался поцеловать, как вдруг почувствовал на своей щеке обжигающую боль, а в воздухе прозвенел звук пощечины.

Это просто привело его в бешенство. Он мгновенно отпустил ее и оттолкнул от себя.

- Да как ты посмела, дрянь, - он уже было занес руку чтобы ударить ее.

- Только посмей это сделать и ты об этом сразу же пожалеешь, - голос Джессики в этот момент походил на шипение змеи, которая готова смертельно ужалить, если к ней прикоснуться. Она смотрела ему прямо в глаза с такой ненавистью, что этот взгляд немного остудил незнакомца и заставил испытать даже некоторый страх перед этой девушкой.

- Да кто ты такая чтобы мне угрожать? И для тебя я милорд. Никто не смеет обращаться к герцогу Бедфорду на ты.

Джессика уже было собралась сказать этому наглому человеку кто она такая, как в платку вошел Джослин.

Наконец-то пришло мое спасение, подумала Джессика, она верила что Джосс избавит ее от этого человека, но она немного ошиблась.

- Джосс, привет, дружище! - произнеся эти слова, незнакомец направился в сторону Джослина и они обнялись как старые добрые друзья, - как же давно я тебя не видел!

Казалось что мужчины совсем забыли о существовании Джесасики. Они похлопывали друг друга по плечам, о чем-то друг друга спрашивали, а на их лицах играли улыбки.

- Джесс, - позвала его Джессика, стоя к мужчинам спиной.

Ей не составляло труда представить лицо этого наглеца, когда он услышал как она обращается к Джослину.

И в самом деле, лицо Джеффри просто перекосилось от сознания того, что эта наглая девчонка и Джос близки.

- Джосс, представь меня этому сеньору, - Джессика уже повернулась к мужчинам и направилась в их сторону.

- Я же совсем забыл вас представить, - Джослин схватился за голову.

Он представил молодых людей друг другу по именам.

- Я хотела бы быть представленной герцогу Бедфорду по-другому, - пока она это говорила, она непрерывно смотрела ему в глаза, - что ж, я назовусь сама, хоть этого и не позволяет этикет. Хотя о каком этикете я говорю в лесной глуши? - она немного усмехнулась.

Джеффри просто не ожидал такой наглости от этой девчонки без роду и племени. Как она еще имела наглость что-то говорить об этикете.

- Мое имя, милорд, Джессика Гроуфорд, - сказав это она с вызовом вскинула голову.

Она знала какой эффект произведет ее фамилия и она не ошиблась.

Бедфорды являются Ланкастерцами, они по каким-то кровным узам являются родственниками дома Ланкастеров.

Сюзереном же Гроуфордов был герцог Георг Глостер, кузен короля Эдуарда IV. Так же как герцог Глостер и король, Вильям Гроуфорд был на стороне Йорков в этой кровопролитной войне.

Герцог Бедфорд посмотрел на Джессику так, будто перед ним было жалкое мерзкое создание, глубоко ненавистное ему.

Увидев какое впечатление произвели ее слова на грубияна она вышла из палатки с поднятой головой и сверкающими радостью глазами, оставив мужчин наедине.

- Что она делает в нашем лагере? Она же дочь сторонника Йорков. Ей тут не место! - Джеффри не мог придти в себя после услышанного. Эта девка в их лагере, да еще и сторонница их врагов.

- Джефф, успокойся, присядь лучше, - попытался успокоить кузена Джослин.

- Ты хоть сам знал о ее происхождении?

- Я не имел ни малейшего понятия, но ее сюда привел Роджер, а ему виднее.

- Да кто такой Роджер? Мой младший брат. Ему любая красотка вскружит голову, а он ради нее готов пойти на все, даже предать людей, верных ему.

- Да что ты такое несешь? Роджер знает что делает. Он не предатель! Если бы хоть кто-то усомнился в его преданности Ланкастерам, он не был бы одним из доверенных лиц графа Ричмонда, - в этот момент Джослин готов был перегрызть горло любому, кто посмел бы клеветать на Роджера, даже родному брату Роджера.

- Чтож, я согласен, но ей тут не место. Она предаст нас, увидишь что я был прав, вот только поздно будет. Она не принесет добра Ланкастерам. Лучше избавиться от нее, советую сделать это пока не поздно.

- Она не предаст. Я в этом могу поклясться.

- А ты в этом так уж и уверен? Как она оказалась в лагере? Неужели сам Роджер привел ее сюда и представил по всем правилам?

Именно эти слова подкосили уверенность Джоса.

- Я сам привел ее сюда. Когда я посчитал что она тут шпионит, - он опустил глаза, - то схватил ее и привел сюда, чтобы узнать кто она.

- Вот видишь, она ведь и шпионила, а ты, наивный, повелся на ее красивые глаки, ровно как и мой братец, ведь именно он захотел чтобы она осталась. Будь я проклят, если ошибаюсь. Слишком хорошо я знаю моего дорогого брата.

- Именно так все и было, - голос Джоса был тихим и безжизненным, - но я не верю в праведность твоих слов, не может это быть правдой. Не такая она!

- Да откуда ты это знаешь? Ты сколько с ней знаком? Много лет? Нет, ты ее и пары дней не знаешь, а уже говоришь какая она. Хотелось бы чтобы ты не ошибся, но я уверен в обратном.

- Чтож, думай как хочешь, а я останусь при своем мнении и ничто меня не разубедит.

- Ха, кузен, скоро ты увидишь что жестоко ошибался, но поверь мне, столько лет проведшему в сражениях, будь с ней осторожнее, не стоит ей доверять. Прислушайся к моему совету.

 

 

ГЛАВА 4

"Неужели она и в самом деле шпионка? Нет, этого не может быть, мне следует выкинуть даже эту мысль из головы." Именно об этом думал Джослин, уча Джессику азам боевого мастерства следующим утром.

- Джос, что с тобой творится? Ты будто бы сам не свой. Я уже несколько раз выбивала у тебя меч из рук. Откуда такая невнимательность? - Джессика с беспокойством посмотрела на друга, - с тобой все в порядке?

- Со мной все прекрасно, не стоит волноваться.

- Ты в этом уверен?

- Абсолютно, Джессика, давай повторим еще несколько приемов.

- Полностью согласна с вами, милорд, - она сказала это полушутя, подмигнув Джосу.

"И все же не может она быть предательницей, слишком она располагает к доверию. А может именно поэтому она и шпионит? Нет, надо гнать эти мысли прочь. Хотя, если подумать, откуда у нее взялись силы поднять меч и еще отбить мой выпад? Как-то все это странно. Что же мне делать, Господи? Поверить этой девушке или моему кузену?"

- Джос, ты снова где-то, но не тут. Пора вернуться ко мне, мы ведь здесь в столь ранний час не для того чтобы предаваться мечтам?

Этим утром Джослин разбудил Джессику с восходом солнца, чтобы успеть немного позаниматься до того как проснутся остальные люди. Никто не должен был видеть их занятий.

- Извини меня, Джесс, просто я сегодня явно не выспался, вот сейчас и отвлекаюсь от занятий с тобой, но я эту ошибку обязательно исправлю. Я тебя научу хорошо сражаться.

- Спасибо тебе, даже не знаю как тебя за это благодарить, - ее улыбка была лучшей благодарностью. Девушка была благодарна этому юноше за то. Что он согласился учить ее этому неженскому делу.

- Это не ты должна благодарить меня. Это моя благодарность тебе за спасенную жизнь моего кузена.

А ведь и вправду, она спала его кузена. Была бы она шпионкой, то знала бы своего врага, и ни за что не спасла бы ему жизнь. А Джессика совершила этот благородный поступок. Она не шпионка и не предаст их. В этом Джослин теперь был уверен. Он мог в этом даже поклясться, если будет нужно.

Он совершил выпад, который в очередной раз был отбит Джессикой. Она на удивление была способной ученицей. Ему не составило большого труда научить ее азам боевого искусства. Хоть это и было их первое занятие, но девушка вела себя как искусный воин. Это поражало не только Джослина, но и саму Джессику. Она не могла понять почему ей так легко дается это все. Она понимала что сражается хорошо, но не могла понять откуда такое умение, ведь она всего второй раз держит меч в руках. Но какое это было ощущение. Ей казалось что это ее предназначение - сражаться. Тяжесть меча в руке, умение уворачиваться от вражеского меча - это было намного лучше чем просиживать целые сутки в замке за вышиванием и присмотром за прислугой.

- Джослин, мне нравится, мне кажется что я полюбила меч и все что с ним связано, - ее глаза горели неподдельным восторгом.

- Посмотрим что ты скажешь после того как сразишься с настоящим противником, а не с тем, кто заинтересован в твоей жизни. Джессика. запомни одно - в бою не существует человека, существует только угроза для твоей жизни. Применяй инстинкт выживания: если не ты убьешь, то убьют тебя. Твой враг - ты не должна воспринимать его как того, кто подобен тебе, как того, кто чувствует боль. Он - это зло, его нужно уничтожить. И никаких мучений совести. Запомни это.

- Думаю что уже запомнила, - эти слова были ложью.

А ведь ей и вправду придется убивать людей. Как она об этом раньше не подумала? Меч - это не только оружие для защиты, это оружие для уничтожения и видимо именно этим ей придется заниматься.

- Неужели у тебя пропало желание держать в руках меч? - Джослин слегка усмехнулся. Выражение лица девушки его позабавило - недавно она была полна восторга. А как только услышала о том, что ей придется убивать людей - восторг сменился грустью, - Если ты не желаешь сражаться - я это пойму.

- Ну уж нет, раз я выбрала это, то пойду через все препятствия и ничего не испугаюсь.

Решимость в голосе ученицы удивила Джоса. Эта девушка и в самом деле ни от чего не отступится, она не трусиха и это замечательно.

- А ты не трусиха. Именно такие люди нам нужны. На таких держатся войска, - он подмигнул ей и не остался без ответа.

Джессика обещала оправдать все его ожидания, она была именно той девушкой которая нужна его кузену. Конечно все это лишь слова про то, что она не отступится. Все станет ясно во время первого сражения, вот тогда он поймет, ошибался на счет ее способностей к войне или ей и в самом деле место среди них. Вот только надо все это успешно скрывать от кузена.

Словно прочитав его мысли, Джессика спросила о Роджере.

- Я в самом деле не знаю где он. Скорее всего он поехал навестить своих родных. Он долго не был дома и ему пора бы навестить мать. Думаю он должен скоро приехать, хотя я этого не гарантирую.

Лес начинал приходить в движение - это люди Роджера собирались на поле боя для тренировок.

Джессика покинула поле и вернулась в лагерь никем не замеченная.

 

* * *

 

Солнце уже опускалось к горизонту, время клонилось к вечеру. Именно сейчас Джессика решила прогуляться по лесу. Она никого в лагере не знала. Единственным ее знакомым и другом тут был Джослин, но сейчас он был занят с этим ужасным человеком по имени Джеффри. Как же она его не любила. Он значительно отличался от своего родного брата, в которого она была влюблена.

Занятая своими мыслями она не заметила как набрела на небольшую речку. Спуск к реке не был гладким, а само течение было быстрым и не внушало доверия.

Девушка опустилась на самый край суши около реки и вновь погрузилась в свои мысли.

Как же ей не хватало его сейчас. Он был ее милым конюхом. Несмотря на то что оказался из семьи герцога Бедфорда. Она полюбила его не за тот титул, которым он обладал, а за его человеческую натуру, столь чуждую современным мужчинам. Он был ее принцем из сказки. Он был тем, о ком она мечтала всю жизнь, но сейчас его не было рядом. Она была одна и это больше всего тяготило ее. Что с ним, где он, с кем он? Помнит ли он еще о ней? Ей так хотелось хоть немного взглянуть на него, но это было невозможно.

Одинокая слеза скатилась с ее щеки и упала прямо в бурный поток реки.

Как Джессика сейчас позавидовала этой речке. У нее нет никаких проблем, никаких чувств. Она ни о ком не скучает, она не роняет ни о ком слезы.

Девушка смотрела на свое отражение в реке и поняла что в таком виде она не может явиться перед Роджером. Неизвестно когда он приедет, но когда бы он ни вернулся, она должна походить на ту прекрасную юную девушку, какой он знал ее в замке ее отца. На нее из реки смотрело совершенно чужое ей лицо, да и сам человек был ей чужд. Она была в слегка порванном грязном платье. От ее прически ничего не осталось, волосы смотрели в разные стороны, а лицо было грязным.

 

* * *

 

Теперь она больше походила на девушку из благородной семьи.

Она, можно сказать, приняла ванну - искупалась в реке. Теперь она была намного чище, а мокрые волосы ниспадали прядями на плечи.

Как же ей тут было хорошо. Река будто придала ей сил, теперь Джессика чувствовала себя просто превосходно. Она совершенно забыла о грусти, которой придавалась еще совсем недавно.

- Как тут здорово! - девушка упала на траву.

Она смотрела своими широко раскрытыми голубыми глазами на небо, которое уже начинало темнеть. Ей не хотелось отсюда уходить. Речной воздух и вечерняя прохлада доставляли ей небывалое удовольствие. Она даже сама того не заметила как погрузилась в сон.......

...Поле сражения. Огромное количество рыцарей и все они в доспехах, все они вооружены. Сражение. Сражение не на жизнь, а на смерть. Люди, не знающие что такое пощада и милость. Они тут не для того, чтобы спасти чью-то жизнь, они тут для того, чтобы лишить жизни как можно больше людей. Шум, крики, стоны умирающих и воинственные крики сражающихся. Все это смешалось в одну страшную картину боя. Везде кровь: на людях, на уже успевших остыть трупах, на только недавно живых лошадях. Как это ужасно. Неужели такое может твориться?

И вот она видит себя. В руках она держит огромный меч, испачканный кровью. Она знает, что должна убить, не должна щадить никого, никого кроме своих единомышленников. Она бежит по полю, словно предчувствуя что-то. Она бежит туда, куда несут ее ноги. Она пробирается сквозь ряды сражающихся и сквозь трупы людей и животных.

Нет! Снова она видит его - того, сны о котором оставили ее некоторое время назад. Снова этот черный плащ. Кто же он? Кто этот человек? Почему она не может узнать его как ни старается? Она должна остановить его! Она ведь уже знает что он собирается сделать. Она бежит к нему. Хочет остановить. Все бесполезно. На поле появляется ее отец...

- Нет!- она не может позволить чтобы убили ее отца, он единственный родной ей человек, хоть она его и не любит.

- Нет! - она повторяет этот крик много раз.

Она не может позволить убить его........

- Джессика, проснись! Это всего лишь дурной сон.

Как было ей приятно открыть глаза и увидеть лицо Джоса. Он выглядел таким озабоченным.

- С тобой все в порядке? - он заботливо вытер блестевшую на ее щеке слезу, - почему ты плакала?

- Я... я не знаю... просто мне приснился дурной сон.

- Давай помогу тебе подняться. Надо вернуться в лагерь. Почему ты тут в одиночестве в такое позднее время?

- Я не заметила что уже ночь. Джос, а как ты меня нашел?

- Я искал тебя чтобы хоть как-то скрасить твое одиночество, но не нашел и решил немного прогуляться. Этот берег - мое любимое место. Я пошел сюда и услышал твои крики.

- Крики? - девушка удивилась, - что я кричала?

- Ты кажется кричала: "нет". Я испугался за тебя и помчался сюда, - он усмехнулся, - я уж подумал что с тобой что-то стряслось, а ты всего лишь спала.

Джос помог девушке подняться.

- Джос, а может не стоит возвращаться? Тут так хорошо, мне это место понравилось, я понимаю почему ты захотел придти сюда.

- Это место и в самом деле мне очень дорого. Я сам не понимаю почему, - он отошел к реке и присел, опустив ноги почти к самой воде, - но я полюбил это место, стоило мне побывать тут только побывать.

Джессика подошла к другу и присела рядом, опустив голову на руки. Она любовалась открывшимся зрелищем: на неровной глади реки отражалась луна и мириады маленьких желтых точек. Это было так прекрасно, она никогда в жизни еще не видела такой красоты. Стоило ей поднять глаза к небу, как ее дыхание захватило от красоты увиденного: огромный диск луны высоко на темно-синей, почти черной поверхности неба, усыпанной звездной пудрой. Сейчас она благодарила судьбу за то, что та позволила ей повстречать на жизненном пути Роджера, повстречаться с этими разбойниками. Ведь если бы не это, она сейчас наверняка сидела бы в своем замке и готовила приданое для предстоящей свадьбы с Дюком. Она бы не сидела на этом берегу и не смотрела бы на ночной лес и эту реку.

- О чем ты сейчас думаешь, Джесс? - едва слышный голос Джоса прорезал воцарившуюся тишину.

- Я сейчас думаю о том, что если бы отец не вздумал отдать меня замуж, то я никогда не оказалась бы здесь, никогда не познакомилась бы с тобой, никогда не была бы на берегу этой реки и не видела бы всей этой красоты, что я вижу сейчас.

- А почему ты не желаешь возвращаться?

- Я не хочу терять ту свободу, которую я приобрела тут, с вами. Не хочу стать женой человека, которого не знаю. Ведь если я вернусь, то снова стану всего лишь предметом, тем, кем можно управлять, не считаться с его желаниями. Нет, я вкусила плод свободы и никогда вновь не хочу пробовать это рабство, которое называется зависимостью женщины от мужчины.

Джессика засмеялась.

- Почему ты смеешься? - удивился Джослин.

- Я представила что бы сказали люди, если бы узнали что мы с тобой сейчас находимся в лесу, вдвоем и нигде нет ни живой души, - она еще раз издала смешок, - тебе явно пришлось бы на мне жениться, сэр Джослин. Ведь люди богаты на выдумки и сплетни, а тут было бы о чем посплетничать, - с ее лица не сходила улыбка.

- А я бы женился, - он тоже улыбнулся, - правда потом меня один человек просто задушил бы, но я бы справился.

- И кто же этот человек? - озорная улыбка этой девушки была так прекрасна.

- Можно подумать ты не догадываешься.

- Конечно не догадываюсь, - хотя по ее смеху можно было сказать обратное.

- Давай все же вернемся в лагерь, иначе в самом деле чего-нибудь не то подумают, да и выспаться тебе надо, утром вставать раньше всех надо.

- Ты как всегда прав, пошли.

 

* * *

 

- Роджер, сынок, наконец-то ты вернулся! Я уже было начала переживать что с тобой что-то случилось, - мать смотрела на сына и не могла сдержать своей радости.

Она несколько минут назад сбежала в низ по ступеням во двор замка и обняла прибывшего сына. Только сейчас она решила выпустить его из объятий.

- Ой, что это я тебя даже в дом не приглашаю? Заходи,сынок.

- А где отец?

Роджер тоже не мог нарадоваться тому, что видит снова эту женщину. Она не была ему матерью по крови, но именно она заменила ему мать после того, как та умерла. Она была хорошей женщиной и любила его и всю его семью.

- Роджер! - только он успел выпустить из объятий мать, как ему на шею кинулся маленький ребенок.

- Китти, маленькая моя, как я по тебе соскучился, - Роджер присел на одно колено и прижал к себе хнычущего ребенка, - почему ты плачешь, солнышко мое?

- Роджер, - проговорила девочка сквозь слезы, - обещай что больше никогда от меня не уедешь. Китти соскучилась и по тебе и никуда больше не отпустит.

- Ах ты, мой юный страж, - Роджер смотрел на сестричку с обожанием, он любил это четырехлетнее создание наверное больше всех на свете и не мог видеть ее слез. Он потрепал ее по головке, - так и быть, ваше высочество, я никуда больше не уеду, - он улыбался.

Улыбнулась и его сестричка.

Это юное создание всегда встречала его слезами. Она ужасно не любила, когда брат покидал ее. Слезы при встрече означали то, что она скучала и надеялась что брат, увидев ее слезы, не уедет больше. Все обитатели замка знали об этой забавной черте характера юной леди и к этим слезам относились довольно равнодушно, хотя иногда и посмеивались.

И вот сейчас вытерла свои слезы и потянула брата в замок.

Как давно он тут не был. Он соскучился по матери и сестре, но еще предстоит встреча с отцом.

- Мама, - обратился он к идущей сзади женщине, - а где отец?

- Сынок, он ждет тебя. Он сейчас в своих покоях.

- Я сейчас же поднимусь к нему.

- Роджер, ты не пойдешь с Китти к озеру? - девочка смотрела на него умоляющими глазами.

Роджер сразу понял что от сестрички ему не отвязаться.

- Малышка, мне надо навестить отца, ведь ты не хочешь чтобы он сердился на твоего братика?

Это подействовало. Только слова о том, что на брата кто-то может сердиться могли утихомирить этого ребенка. За всё то время, что они с Китти общались ничто не действовало на нее так, как эти слова. Девочка мгновенно отпустила руку брата и умчалась куда-то видимо уже совершенно забыв о том, что приехал брат.

Роджер с улыбкой посмотрел на убегающую девчушку. Она была его маленьким ангелом, ангелом, за которого он не задумываясь отдал бы жизнь.

 

* * *

- Отец, вы хотели меня видеть?

- Да, сын. Присаживайся куда пожелаешь.

Герцог Бедфорд сидел в кресле напротив камина, спиной к входу в свои покои. Он не повернулся, когда услышал негромкие шаги сына.

Роджер видел только седую макушку головы отца. Он не мог понять почему отец так странно себя ведет.

- Отец, что случилось? - Роджер опустился в соседнее кресло и уставился на огонь в камине.

- Ты слышал последние новости?

- Нет, что случилось? - в голосе сына слышалась тревога.

- Эдуард V заключен в Тауэр.

- Не понимаю что тебя беспокоит. Йоркам самое место в Тауэре.

- Ты еще не знаешь всей правды, - он усмехнулся, - до власти добрался их опекун - Ричард Плантагенет, герцог Глостер. Теперь ты понимаешь почему я так опечален?

На несколько минут Роджер потерял дар речи, Ричард был жестоким человеком, дядей короля, который сейчас скорее всего по его же указу заточен в Тауэр. Что мог сделать юный 12-и летний король своему опекуну?

- Ходят слухи, - продолжал отец, - что королева со своим младшим сыном укрылась в монастыре, но думаю это не на долго. Ричард разделается со всей королевской семьей и приберет власть к своим рукам.

- Что за черт? Молодого короля было бы легче свергнуть с престола, а его опекун - это человек, который просто так не сдастся. Впереди нас ждут еще более тяжелые времена.

- Да сын, борьба предстоит еще более тяжелая, но мы должны победить, государство не должно достаться Йоркам. Оно принадлежит Ланкастерам и больше никому.

Роджер погрузился в свои мысли. Что же теперь делать? Последний год все в стране были уверены что Эдуарда V с престола свергнут именно члены дома Ланкастеров. Никто даже не мог предположить что появится еще один претендент на престол со стороны Йорков.

- Мне надо поговорить на эту тему с Джеффри, - нарушил воцарившееся было молчание Роджер.

- А ты с ним не встретился? - встрепенулся отец.

- Нет, я думал что он тут.

- Нет, он несколько дней назад поехал проведать тебя. Думаю он уже должен быть в твоем лагере, если вы еще конечно не сменили место пребывания.

- Да что за чертовщина? Что-то не везет мне в последнее время. Вот сейчас с братом разминулись в дороге. Надо срочно возвращаться в лагерь.

- Да угомонись ты, неужели тебе это так срочно нужно?

- Нет, но хотелось бы с ним поскорее поговорить.

- Думаю он должен скоро вернуться, ведь если он не застанет тебя там, то вернется сюда сразу же.

- Будем надеяться.

- Как там Габриэль? С ним все в порядке?

- Не волнуйтесь отец, с 6ним все наилучшим образом, - Роджер улыбнулся.

- Я на днях ожидаю гонца из Лондона, он должен принести вести о том, что творится в мире. Думаю тебе это будет интересно.

- Будем надеяться что все обернется хорошо.

С этими словами Роджер поднялся и вышел из комнаты.

 

 

ГЛАВА 5

Джессика сидела у костра и смотрела на огонь. Свежий воздух расслаблял ее, а игра костра успокаивала. Она наверное так и смотрела бы на пламя, если бы ее не отвлек звук приближающихся шагов. Девушка со смесью испуга и удивления посмотрела на приближающегося к ней человека. Это был тот самый юноша, которого она спасла несколько дней назад.

- Миледи, - обратился он к ней, как только подошел ближе, - я уже давно хотел отблагодарить вас за мое спасение. Могу я присесть рядом?

- Конечно, присаживайтесь.

Он присел и продолжил.

- Я знаю что совершил непростительную глупость, когда выронил меч из рук. Настоящие рыцари такого не допускают. Я опозорился, допустив что кто-то отбил атаку Джослина, тем более моим спасителем было столь хрупкое создание как вы.

- Габриэль, не смущайте меня, пожалуйста. Ваши комплименты немного неуместны.

- Прошу прощения, миледи, - юноша немного смутился, - я не хотел вас смутить.

- Вы прощены, - она смотрела на оправдывающегося молодого рыцаря и понимала что начинает испытывать к нему симпатию.

- Что занесло вас сюда, миледи? Как вы оказались в этом мужском обществе, да еще и вдали от людей, в этом богом забытом месте, да еще и в такое время?

- Я сама не знаю как оказалась тут, видимо такова моя судьба - оказаться тут. Габриэль, вы верите в судьбу?

- Верю, но почему вы спрашиваете? - юноша не мог понять, почему девушка, да еще такая юная, рассуждает о таких вещах как судьба, ведь считалось что женщина не способна ни о чем думать, кроме как о собственной персоне.

- Мне кажется что мое появление тут было предначертано свыше, иначе никак нельзя назвать мое пребывание тут. Габриэль, а как вы тут оказались?

- Миледи, мне вовсе не нравится что вы меня на ВЫ называете. Называйте меня просто по имени.

- Хорошо, Габриэль, договорились, - она улыбнулась, - тогда и я просто Джессика.

- Я тут оказался потому, что хочу сражаться за свою родину, за Ланкастеров.

Только сейчас Джессика начала наконец рассматривать этого юношу. Он был высокого роста - он был немного выше ее. Ему было не более 15 лет. Темные вьющиеся волосы, голубые глаза. Он был симпатичным молодым человеком.

Если он останется жив после этой войны, то все девушки округи будут в его власти, - сейчас ей почему-то подумалось именно так, - Эта война погубила много молодых жизней и погубит еще столько же и нет никаких гарантий что именно этому юноше повезет и он останется жив, - почему-то эта мысль навеяла на Джессику странную горечь. Ей почему-то стало печально от одной только мысли что с этим человеком может что-то случиться, - наверное это все из-за того, что он брат моего возлюбленного, - но сердце говорило, что она не права.

 

* * *

- Сэр Роджер, - проворковала юная горничная, раскрывая гардины в комнате Роджера, - ваш отец желал вас видеть как только вы проснетесь.

- Скажи ему что я еще не встал, - Роджеру совсем не хотелось покидать постель в такую рань.

- Не могу, милорд. Ваш отец - герцог, а я ему лгать не могу.

Вот ведь сучка, - подумал Роджер, - стоило приехать в этот раз и не пригласить ее к себе в постель, так она начинает строить из себя правильную девушку.

- С каких это пор ты послушна герцогу? Неужели теперь ты с ним постель делишь?

От такой прямоты и наглости у служанки перехватило дыхание.

- Да как вы можете даже подумать обо мне такое? - она подошла к кровати Роджера и присела, - я всегда была верна вам и вы это знаете.

- Тогда как же объяснить те перемены, которые произошли в тебе? Ты же никогда не слушалась моего отца так, как сделала это сегодня. Ты никогда не говорила мне что должна слушаться его приказаний.

- Дело в том, синьор, что мне не нравится то, что после приезда вы ни разу со мной не поговорили, не говоря уже о том, чтобы провести ночь вместе.

Вот наглая особа, - подумал Роджер, - но я не проч с ней поразвлечься. Она доставляет мне большое удовольствие в постели, почему сейчас я должен отказываться?

Карие глаза, темные длинные густые волосы, немного полноватая фигура - именно такие женщины его привлекали больше всего. Ему нравилась доступность этой девчонки, ее готовность всегда удовлетворить его. Но сейчас при одной только мысли о том, чтобы переспать с ней была ему противна. Она не мог понять почему. Она до сих пор была молода и красива, но в чем же причина?

После некоторых размышлений Роджер перевел взгляд на женщину, сидевшую на его кровати и увидел то, что заставило его понять почему он больше не хочет эту женщину. В ее облике он увидел Джессику. Именно благодаря ей он не хотел спать со своей горничной.

Неужели он и вправду влюбился в нее? Но ведь она дочь одного из ярых приверженцев Йорков. Хотя что он об этом рассуждает? Ему было безразлично чья она дочь, самое главное что он любит ее, остальное безразлично. Но что скажет на это отец? Он явно не потерпит женой своего сына Джессику Гроуфорд.

- Ладно, Джоанн, придется мне подняться и навестить отца.

- Но, - у нее не нашлось слов чтобы выразить все те чувства, что владели ей в этот момент. Она хотела его, а он так легко от нее отделался.

- Помоги мне лучше одеться, - вставая сказал он.

Но девушка лишь демонстративно вышла из комнаты, не сказав ни слова.

Роджер только усмехнулся. Он знал что она не останется, если ее так демонстративно отвергнуть. Ему было жаль ее, он жестоко поступил, но ничего другого ему не оставалось.

- Интересно, о чем хочет поговорить со мной отец? - пробормотал Роджер. Он не имел ни малейшего представления об их предстоящем разговоре с отцом.

 

* * *

- Наконец-то ты соизволил явиться, сын, - произнес отец, вставая из кресла.

Роджер только что открыл двери в покои отца и увидел его в компании еще одного человека. Его он раньше не видел.

Человек поднялся и поклонился.

- Джонн Максби к вашим услугам.

- Роджер Бедфорд, - представился Роджер.

Мужчины обменялись взглядами и пожали друг другу руки.

- Чтож, - вмешался в разговор отец, - пришло время поговорить о том деле, по которому мы тут собрались.

Мужчины уселись в кресла.

- Давайте приступим, - начал Джонн Максби, - я прибыл из Лондона и у меня есть несколько вестей. Начнем с того, что Ричард Глостер все-таки смог захватить в плен младшего брата Эдуарда V. Теперь оба брата в Тауэре.

- Не думаю что это надолго, - вмешался Роджер, - скорее всего они в скором времени скончаются. Не могут же наследники престола сидеть в Тауэре просто так. От них непременно хотят избавиться.

- Сын, ты бы лучше налил нам чего-нибудь выпить. Не хочется сюда посторонних людей звать.

Роджер поднялся и подошел к стоящему на столике графину с ромом. Налив в кубки напиток он вернулся к креслам и протянул по бокалу Джону и отцу.

- Мне кажется пришла пора действовать серьезно, - с этими словами он опустился в кресло, - нам нужно отдалить Ричарда от престола пока он не приблизился к нему, убив племянников. Это нам ничего не даст, только усугубит наше положение.

- Нам необходимо как можно скорее найти подходящего претендента на престол. - вмешался в разговор Джон, - но где нам его взять? Ведь все Ланкастеры уже уничтожены, - это он уже пробормотал. Это были его размышления вслух.

- А вот этим нам придется заняться в ближайшее время. Нельзя откладывать это дело.

- Роджер, вы правы.

- Не стоит называть меня на Вы, ведь нам придется общаться, а я не люблю обращаться к знакомым людям на Вы.

- Чтож, - он усмехнулся, - договорились.

- Я скоро уезжаю в лагерь. Если Джефф все еще там, то он должен знать кто может нам помочь. Будем надеяться что удача на нашей стороне и мы найдем наследника.

- А если все-таки наследника больше не существует?

- Если наследника больше нет, отец, то всем нам придется плохо.

С этими словами он поднялся и вышел из комнаты.

После его ухода воцарилось глубокое молчание. Оставшиеся мужчины понимали что он был абсолютно прав. Ричард Глостер у престола - это смерть для сторонников Ланкастеров. Да и для всех остальных людей тоже. Беспощаднее этого человека во всем королевстве никого не было.

 

* * *

- Сынок, ну почему тебе так срочно надо ехать в твой лагерь? - не унималась Эмили.

- Мама, у меня осталось много срочных дел. Вы ведь знаете что от моих поездок в лагерь в некотором смысле зависит благо страны.

- Я это знаю как никто другой, - она отложила ложку в сторону и посмотрела на завтракающего сына, - в свое время твой отец так же совершал постоянные поездки по делам и не бывал дома. Надеюсь что когда ты наконец остепенишься и обзаведешься женой, тебе не придется заставлять ее так переживать за свою жизнь как я переживала за жизнь твоего отца.

- Мама, давайте пройдемся. Я как раз хотел поговорить на эту тему.

- Неужели ты нашел себе невесту? - глаза матери засветились от счастья, - Сынок! Как я за тебя рада! - она поднялась из-за стола и, подойдя к сыну, взяла его под локоть, - пошли пройдемся и ты мне все расскажешь.

Они спустились в сад в глубоком молчании. Она была счастлива, он не знал в чего начать разговор.

- Ведь это Лора? - мать первая начала разговор, - она хорошая девушка, из богатой семьи, я считаю ее просто прекрасной женой для тебя. Именно такие девушки нужны рыцарям.

Роджер опешил от такого вступления. Он даже не нашел слов чтобы ответить на это. Он так и продолжал идти молча, пока мать не остановилась и не состроила такое лицо, что оставалось догадываться что же произошло.

- Что случилось?

- Сынок, как же я могла забыть? - с этими словами она подхватила юбки и бросилась в сторону замка.

- Что же могло произойти? - пробормотал Роджер, обращаясь к себе и пошел быстрым шагом вдогонку матери.

Он вошел в замок со стороны черного хода и, как только вошел в парадную, застыл на месте от удивления, неприятного удивления. На расстоянии от него стояла девушка, молодая и очень хорошенькая. Он мог бы и обратить на нее внимание, если бы не знал ее так хорошо. Перед ним стояла Лора.

- Сынок, ты уже здесь, - пролепетала мать, подходя к сыну, - а я совсем забыла что мы ждем гостей. Это ты мне напомнил во время прогулки. Сынок, ты меня слышишь? - она обеспокоенно посмотрела на сына.

Роджер никак не ответил. Он лишь смотрел на Лору и не мог понять что же ей тут надо. А хуже всего то, что мама думает будто Лора является его невестой. Надо как можно быстрее ей открыть правду, иначе ему придется туго.

- Сынок, вижу мне стоит вас оставить наедине.

- Мама, не утруждайтесь.- он готов был на все, лишь бы не оставаться наедине с Лорой.

Но Эмили не послушалась и вышла. Она была так счастлива что сын нашел себе любовь в этой девушке. То, что он давно ей нравится она не сомневалась, но было видно что Лора была ему безразлична. Теперь же он был влюблен. Как он сейчас смотрел на эту девушку. Тут в самом деле любовь.

- Лора, - Роджер подошел к девушке и, наклонившись, поцеловал ей руку, - что вы тут делаете?

- Как что, Роджер? Я приехала навестить вас и вашу семью. В это трудное время всем нужна поддержка друзей. Вот я и решила оказать вам дружескую поддержку.

- Премного вам за это благодарен, но не стоило так утруждаться.

Tон, в котором говорил Роджер был немного грубоват.

- Ваша мать сообщила мне, - не обратив никакого внимания на грубость продолжила разговор Лора, - что вы собираетесь отбыть утром в лагерь.

- Я собирался это сделать, но ваш приезд поменял все мои планы.

Роджер немного загрустил говоря это, но Лора не обратила на эту, невесть откуда взявшуюся, грусть никакого внимания. Ее глаза засветились радостью. Она осознавала что ее приезд не позволит Роджеру ни по каким причинам покинуть замок. Ведь правила гостеприимства этого не допускают.

- Миледи, - раздался откуда-то сзади голос слуги, - позвольте мне отнести ваш багаж в ваши покои.

- О да, я совсем забыла о своем багаже. Чтож, - она посмотрела на Роджера и улыбнулась, - мне следует привести себя в порядок, а затем вы не могли бы составить мне компанию для прогулки?

На ее лице играла такая улыбка. Она была обворожительной, но Роджер мог поклясться что это была улыбка победительницы.

Как ему сейчас хотелось сказать ей, что он не собирается проводить с ней все свое время. Но он этого сказать не мог.

- С удовольствием составлю вам компанию.

Сказав это Роджер поклонился ей и вышел из замка.

В тот момент, когда он произнес свой приговор - его лицо не выражало никаких чувств, но всем, кто видел и слышал своего господина в этот момент понимали, что эта юная леди отнюдь не симпатична хозяину.

 

* * *

- Сынок, - мать нашла Роджера, отдыхающим под деревом недалеко от замка, - я слышала что ты предложил Лоре сопровождать ее во всех ее прогулках, - ее лицо светилось от счастья, - я так этому рада! Ты этим еще раз доказываешь ей свою любовь.

Она сейчас не видела выражения лица Роджера, но если бы увидела его, то поняла бы многое. Поняла бы, что ему противна эта молодая особа.

Сейчас же Роджер сидел и понимал что Лора что-то наболтала его матери. Ведь он согласился сопровождать ее лишь на одну прогулку. Чтож, с этим надо разобраться и как можно скорее. Не хватало еще, чтобы его помолвили с Лорой. Ведь ему дорога одна девушка во всем мире. Это Джессика. интересно, как она там, среди лесной глуши.

Нет, Лора никогда не займет места Джессики.

- Мама, я должен вам кое-что сказать, - он решил открыть ей правду. Он не хотел чтобы эта женщина ошибочно думала о том, что Лора - его невеста.

- Я слушаю тебя, сынок.

- Дело в том, - он не знал как начать, - дело в том, что Лора - эта не та девушка, в которую я влюблен.

Мать смотрела на Роджера и ничего не могла понять.

- Я сейчас объясню. Во время нашего утреннего разговора вы сами подумали, что моя невеста - Лора, но я ничего такого не говорил. Я даже не согласился с вами.

- Но ведь у тебя есть невеста, сынок? - было видно как мать огорчилась из-за того, что Лора не станет членом ее семьи. Она любила эту девушку и всегда хотела, чтобы она стала женой ее приемного сына.

- Невесты у меня еще нет, но есть девушка, в которую я влюблен. Я люблю её безумно, - как у него горели глаза, когда он начал говорить о любимой девушке, - именно к ней я и рвусь в лагерь. Она ждет меня там.

Эмили отшатнулась, будто ей дали пощечину.

- Эта девушка из простолюдинов? Ты ведь сын герцога Бедфорда, ты не можешь взять себе в жены крестьянку. Этим ты наложишь пятно на всю свою фамилию.

- Мама, да не волнуйтесь вы так. Она из знатной семьи.

- Как ты меня успокоил. Я рада что она не простолюдинка. Но что же она в таком случае делает в твоем лагере? Там ведь одни мужики. Как ты мог ее там оставить? - мать уже начала немного упрекать его, её небось там одиноко и неловко. Мне кажется тебе следовало бы привезти ее к нам или отправить в ее замок.

- Я не могу ее отправить в замок отца. Он хотел ее выдать замуж за другого человека, поэтому я не могу подвергать любимую этому браку.

- Вижу ты и в самом деле влюблен. А она тебя любит?

Вопрос был неожиданным. Роджер понимал что Джессика любит его, но все-таки он не мог сказать этого с уверенностью.

- Почему ты молчишь, сын? Неужели ты просто готов пойти на все из-за нее, а она тебе не отвечает на чувства?

- Я не могу с уверенностью сказать, любит она меня или нет, - Роджер опустил голову.

Было видно как он по ней убивается. Эмили поняла что сын влюблен без памяти.

- Чтож, сынок, думаю тебе в таком случае следовало бы привезти ее к нам в замок. Тут бы я и узнала как она к тебе относится. Тем более что юной благовоспитанной леди не место в лесу среди незнакомых людей.

- С ней остался Джос, кажется у них возникли хорошие отношения. Она под его присмотром, поэтому я за нее не боюсь.

Губы Эмили тронула улыбка.

- А ты не боишься что в разлуке с тобой она полюбит Джослина? Он замечательный юноша и способен покорить сердце юной девицы.

- Нет, я этого не боюсь, - он произнес это без каких-либо эмоций. На самом же деле он об этом подумал и безумно приревновал.

- Вижу ты и в самом деле влюблен в нее. Я бы хотела с ней познакомиться. Привози ее к нам, ей не место в лагере. Да и время сейчас смутное, тут ей будет безопаснее.

- Думаю я именно так и сделаю.

- Ой, я совсем забыла о Лоре. Ты не можешь сейчас никуда уехать. Она приехала в надежде провести время с тобой тебе придется еще на некоторое время остаться.

- Вижу мне от нее не отделаться.

- Ты абсолютно прав. По-моему Лора замечательная девушка. Мне жаль что не она станет твоей женой. Но я принимаю твой выбор. Кем бы ни была твоя жена - я ее приму, если конечно она не будет из народа - этого я никогда не потерплю.

- Мама, - лицо Роджера расплылось в улыбке, - я рад что вы не сердитесь на меня за то, что Лора не станет членом нашей семьи.

Роджер схватил сидящую рядом мать в объятия и громко чмокнул ее в щеку. Приличия не позволяли такого между приемными сыном и матерью, но в этой семье приличия не очень ценились, поэтому такое тут было позволительно.

 

 

ГЛАВА 6

26 июня 1483 года

- Джослин! - под навес палатки вбежал молодой человек. Он сильно запыхался, видимо с долгой дороги.

- Джон? Что ты тут делаешь, дружище?

- Я прямиком из Лондона. Только заезжал к герцогу Бедфорду. Ужасная новость.

- Рассказывай, не тяни, - Джослин весь в нетерпении ждал, пока Джон Максби расскажет ему то, из-за чего он так мчался на эту сторону Англии.

- Теперь у Англии новый правитель.

При этих словах Джослин побледнел.

- Джос, не торопись бледнеть. Ты еще не знаешь самого страшного. Сегодня был коронован Ричард Глостер. Теперь он Ричард III.

- Чтоб ему провалиться! - Джослин был готов убить любого, кто попался бы ему сейчас под руку. Такого оборота событий он не ожидал, - кто угодно, только не Ричард.

- Именно он, - Джон уже окончательно отдышавшись снова заговорил, - его коронация состоялась утром. Первым делом я известил герцога Бедфорда и Роджера о случившемся. Это они отправили меня сюда. А где Джеффри? Мне сказали что он еще тут.

- Сейчас за ним пошлют, а ты пока присаживайся.

Джон расположился на предложенной Джослином софе и, обняв голову руками, погрузился в раздумья.

В это время Джос сам пошел за Джеффри.

"Что же делать? Нельзя позволить Ланкастерам проиграть эту войну. Ричард не может оставаться у престола." - подобными мыслями была занята голова Джослина, пока он бродил по лагерю в поисках своего кузена.

 

* * *

"Куда же мог подеваться Джос? Я его весь день не видела. Надо бы посмотреть в его палатке." - размышляла Джессика во время прогулки по лагерю.

Она уже провела тут по меньшей мере месяц. Все это время она общалась с Джосом и Габриэлем. Теперь Габриэль стал ей настолько близок, что временами ей хотелось, чтобы он был ее братом, которого у нее никогда не было.

Сегодняшний день у нее прошел как всегда. С раннего утра - тренировка, потом несколько часов она провела у реки. Ее снова одолевали воспоминания. Она вспоминала Роджера, вспоминала все мгновения что они провели вместе. Вспоминала уже которое время и каждый раз понимала что скучает. Что отдала бы сейчас все на свете, лишь бы встретиться с ним.

Сейчас же, когда солнечный диск опустился почти до самого горизонта, она решила поискать Джоса в надежде скрасить уходящий день в компании.

* * *

Джон очнулся от своих горестных раздумий лишь в тот момент, когда полог палатки распахнулся и на пороге очутился юноша.

Что-то в нем притягивало взгляд, придавало ему какое-то обаяние.

Юноша вошел в палатку явно рассчитывая застать тут хорошо знакомого человека, но увидев Джона он остановился в нерешительности.

Джон поднялся при виде растерявшегося юноши и пошел в направлении его.

- Юноша, ты пришел к Джослину?

- Да, - голос его явно дрожал, - но...но где он? Сэр, позвольте вас исправить, - это было произнесено явно после того как растерянность прошла, - я не юноша. Я молодая леди.

- О миледи, простите меня за столь неоправданный поступок. Это было высшей наглостью с моей стороны спутать вас с юношей.

Джессика сначала и в самом деле растерялась, когда войдя в палатку вместо Джоса обнаружила там незнакомого мужчину. Но он смог ее вывести из этого состояния. Теперь она вовсе не чувствовала себя растерянной. Теперь ей льстило то, как он пытался ей выказать свое польщение.

- Вы прощены, - Джессика посмотрела на него с некоторым подобием улыбки, - но кто вы такой, сэр? Я вас раньше не замечала.

- Миледи, я доверенное лицо герцога Бедфорда. Он прислал меня сюда сообщить его сыну дурную весть.

При этих словах сердце девушки ушло в пятки. Что за дурная весть? Неужели что-то с Роджером?

- Миледи, вам нездоровится? - видимо заметив ее бледность встревожился Джон.

- Нет, нет. Со мной все в порядке, - только и смогла выдавить из себя Джессика, - не могли бы вы сказать что за новость вы привезли?

- Миледи в самом деле желает ее знать?

- Миледи очень хочет знать что стряслось, - все еще бледная сказала девушка. Ей совсем не понравилось что незнакомец пытается обойти этот вопрос стороной.

- Чтож, я сообщу вам эту новость. Дело в том что власть в королевстве перешла в руки к новому правителю. Теперь у нас новый король - Ричард III. Но я не думаю что миледи так заинтересована в этом вопросе.

- Сэр, я предпочитаю сама решать в чем я заинтересована, а в чем - нет. Если вы думаете что я ничего не знаю относительно политического положения в стране, то вы жестоко ошибаетесь. Не все женщины считают не своим делом жизнь страны. Я из тех немногих, кто считает своим долгом участвовать в жизни страны, - ее изрядно рассердили реплики незнакомца, но по его глазам она поняла что он ею восхищен, правда в чем выразилось это восхищение - она так и не поняла.

- Миледи, прошу прощения за столь ошибочное суждение о вас. Но я всегда считал что женщина думает только о своем приданом, а остальное ей не интересно. Теперь я понимаю что вы исключение. Позвольте представиться . мое имя Джон Максби. Я к вашим услугам.

Джессика подала ему руку для поцелуя и произнесла:

- Джессика Гроуфорд.

Сказав это она начала наблюдать за реакцией Джона. Однако никаких вспышек гнева или каких-нибудь других эмоций она не заметила.

- Рад нашему знакомству, миледи. Но позвольте спросить что столь юная особа делает в таком месте?

- Я бы предпочла не распространяться о причине, сэр Максби.

- Чтож, ваше желание для меня закон, миледи. Если вы хотите чтобы причина вашего прибывания тут осталась в тайне, то я сделаю все возможное, чтобы о ней никто не узнал.

Джессика усмехнулась и прошла вглубь палатки. Этот человек внушил ей доверие.

- Как же вы сделаете чтобы о ней никто не узнал, если сами ее не знаете?

Было видно что она смутила молодого человека, но ни она ни он виду не подали что заметили это.

На минуту в палатке воцарилось неловкое молчание, но оно было нарушено звуками, доходившими до палатки.

К палатке приближались 2 человека: Джосилин, как поняли оба собеседника, и еще кто-то.

Джессика насторожилась. Этот неприятный ей голос. Голос, которого она избегала все время ее пребывания в лагере.

- О нет, - прошептала она еле слышно.

- Миледи, вам нездоровится? - Джон посмотрел на девушку встревоженным взглядом.

- О нет,сэр, - попыталась улыбнуться девушка, - со мной все в порядке, не стоит беспокойства. Прошу меня простить, но мне пора идти.

Прежде чем Джон сумел что-либо понять Джессика выскользнула из палатки и исчезла в ночном сумраке.

Кем же была эта девушка? Каким-то лесным духом или обычным человеком? Как много в ней загадок и она вовсе не похожа на обычную женщину. Она само совершенство, но ведь таких не бывает. Все это мираж, бред уставшего с дороги человека.

В этот момент в палатку вошли Джослин с Джеффри.

- Джон, - обратился Джеффри к давнему другу, - ты тут не скучал пока Джос меня искал, надеюсь?

- У вас тут невозможно скучать, - Джон улыбнулся, - я сейчас встретился с очаровательным юным созданием. Ведь у вас тут есть девушка?

- Есть, - лицо Джеффри приобрело такой вид, будто он услышал что-то крайне ему неприятное, - но это вовсе не очаровательное юное создание. Не понимаю почему все после встречи с ней так считают. Я ее ненавижу.

- Эй, эй, эй! Джефф, хватит о ней так говорить. Ты же знаешь что она мне как сестра и я не люблю когда о ней дурно отзываются, тем более мой кузен.

- И что же она такое сделала чтобы добиться вашего с Роджером расположения? Теперь и Джон попал в ее сети, - сказал он больше для себя чем для остальных, - Мысли в слух.

- Давайте сменим тему разговора, - предложил Джон, - раз она не для всех приятна. Хотя я мог бы об этой девушке еще долго говорить, - он подмигнул Джеффри, от чего тот явно разозлился.

- Я с тобой полностью согласен, дружище. Рассказывай что тебя привело сюда, не только же новость о новом правителе.

- Ты прав, Джос, я приехал сюда с поручением Роджера. Это поручение он мне передал не на бумаге, ведь если есть письменное доказательство то можно и причинить какой-либо вред нам.

- Да не тяни ты, - сгорал от любопытства Джеффри, - рассказывай что он нам поручил.

- Роджер хочет, чтобы вы больше не откладывали ваши набеги. Вы должны приступать к войне. Эта тропа должна стать опаснейшей тропой для Йорков.

- Она будет таковой, - перебил друга Джос, - тропа, проходящая недалеко отсюда станет самой опасной и самой знаменитой тропой в округе.

Это был своего рода приговор всем, кто жил поблизости. Всем, кто имел хоть какое-то отношение к Йоркам. А таких тут было много.

- Чтож, моя миссия окончена. Я утром же отправляюсь обратно.

- Но что тебя так торопит? - не понял Джослин, - почему ты хотя бы на пару дней не останешься с нами?

- Не могу я этого сделать. Англия, Ланкастеры, народ нуждается в моей помощи. Я должен вернуться, должен знать что происходит с нашей страной.

- Дружище, удачи тебе. Ты здорово помог нам, сообщив о Ричарде. Теперь мы знаем с какой стороны ждать удара.

- Да, кстати, Джефф, - Джон повернулся в сторону молчавшего Джеффри, - Роджер просил тебя вернуться в замок. Там кажется что-то, а точнее кто-то мешает ему сюда вернуться и увидеться с тобой. Он сказал что желает с тобой поговорить.

- Видимо не судьба мне оставаться в лагере, - усмехнувшись сказал он, - что если я завтра же утром уеду с тобой?

- Я буду только за.

- Эй, Джон, что ты там говорил насчет того, что кто-то мешает Роджеру приехать в замок. Кто этот человек?

- Это одна девушка. Правда я ее не видел. Но по словам твоего кузена понял что она буквально силой его там держит.

- Ты от темы не уходи, как зовут эту девушку?

- Кажется ее зовут Лора. Хотя я не уверен. Может имя как-то похоже, я не помню.

- Значит Лора, - пробормотал Джосс, - ты запомнил имя правильно. Теперь я понимаю почему кузена так долго нет. Эта девушка его так скоро не отпустит, - легкая усмешка тронула его губы, - надо как-то помочь кузену. Но ни слова Джессике, вы меня поняли?

- Но почему? - удивился Джон, - почему эта девушка не должна знать о том, что задерживает Роджера?

- А потому, Джон, что эта девушка - его возлюбленная.

Слова Джоса произвели небывалый эффект. Он буквально оторопел. Что же делает Джессика в таком случае в лесу среди этих разбойников? Вполне вероятно что она просто является шлюхой Роджера, настоящей леди просто нечего делать в таком месте.

Словно прочитав его мысли, Джос заметил:

- Она не просто его возлюбленная, она настоящая леди и я не хочу чтобы ты что-то о ней подумал дурное, Джон.

- Но я даже и не думал о таком, - начал оправдываться Джон.

- Кому ты это говоришь? Я тебя знаю уже сто лет и успел выучить тебя наизусть, так что не мне ты будешь всю эту чушь говорить. Я знаю все твои мысли и тем более знаю что ты мог подумать о девушке, живущей в таком месте. Но уверяю тебя, она вовсе не такая.

- Я верю тебе, не стоит так меня убеждать.

Джон улыбнулся своей белозубой улыбкой, на какую только был способен. Ему понравилось как Джос вступился за девушку, значит она и в самом деле хорошая, раз этот человек, который редко начинает быстро испытывать доверие к людям, так быстро начал доверять этой девочке, так быстро ее полюбил.

- Кажется мы отвлеклись от темы, точнее сказать вы, - заметил Джеффри, - мне пора идти, утром рано вставать и отправляться в дальний путь. Желаю вам приятно побеседовать, а я пошел спать. Желаю вам хорошенько выспаться, особенно тебе, Джон, - с этими словами он встал и удалился, оставив кузена и Джона одних.

 

* * *

Джессика лежала у себя на самодельной кровати, пытаясь уснуть, и вспоминала события прошедшего дня. Она вспомнила Джона, этого молодого человека с темными волосами цвета каштана, длиной по плечо, его серо-голубые глаза и высокий рост. Он был красив, очень красив. Джессика даже подумала что если бы ее сердце уже не было бы занято, то непременно сейчас его занял бы Джон.

"О чем я думаю? - упрекнула сама себя девушка, - ведь неприлично так думать о мужчинах, тем более о тех, с кем почти не знакома."

Джессика постепенно погружалась в сон. Теперь, как и весь прошедший месяц, ее мысли занимал Роджер. Куда он пропал? Почему уехал и не вернулся? Она ведь любит его, она скучает по нему, он нужен ей.

Она уже почти уснула как вдруг услышала у палатки чьи-то шаги.

Она не успела даже понять в чем дело как дверь палатки распахнулась и на пороге показалась мужская фигура.

- Кто здесь?

- Джесс, не бойся, это я, - произнес знакомый голос.

- А, это ты Джос, что ты делаешь тут в такое позднее время? - девушка села на кровати, прикрываясь пледом.

- Я понимаю что не вовремя, но у меня есть к тебе разговор. Надеюсь я тебя не сильно смущаю? - Джослин понял какое неудобство мог причинить девушке, явившись в такое время.

- Смущаешь, - призналась девушка.

- Может мне стоит выйти и подождать пока ты оденешься?

- Я этому была бы рада.

- Сколько тебе времени дать на одевание?

- Я с этим занятием быстро справлюсь, как только оденусь - я тебя позову.

После этих слов Джослин вышел, оставив Джессику приводить себя в порядок.

Джессика как и обещала собралась быстро.

Как только Джослин вошел в палатку - он сразу же перешел к делу.

- Сегодня приезжал человек из Лондона. Он сообщил нам положение дел в Англии. У престола новый человек. Теперь наш король - Ричард III Глостер.

- Я об этом уже знаю, - улыбку Джессики нельзя было не увидеть. Даже при небольшом пламени свечи Джослин видел как губы собеседницы тронула улыбка, - Этого человека зовут Джон. Джон Максби, не так ли?

- Именно так, вы с ним знакомы?

- Познакомились сегодня вечером. Примерно часа 2 назад.

- Что-то мы отошли от темы.

Наградой ему была лишь ее легкая улыбка.

- Этот человек так же привез известия от Роджера.

При этих словах в глазах девушки зажегся странный огонек. Джос понял это, он смог прочитать смысл этого огонька. Она услышала о своем любимом. Джослин теперь понял что она и в самом деле влюблена в его кузена и это его несказанно обрадовало.

- Что он сказал о Роджере? - мольба читалась в ее глазах, - ну не тяни, я не могу больше ждать.

- К сожалению я не могу тебя ничем утешить. Он не принес никаких известий о жизни Роджера, но принес его приказ. Роджер хочет чтобы мы прекратили вести такой образ жизни. Он хочет...

- Чего, чего он хочет? - девушка просто не давала ему и слова сказать.

- Он хочет чтобы мы начали войну. Начали открытую войну. Ты понимаешь что это значит?

- Конечно понимаю, - Джессика от радости бросилась ему на шею, - я этому так рада! Теперь пришла пора показать чему ты меня научил.

Лицо Джослина немного помрачнело.

- Я не уверен что тебе стоит сейчас сражаться. Ты еще совсем юная...

- Так значит ты отказываешься от своего слова? Ты не хочешь чтобы я сражалась?

- Я этого не говорил.

- Но ты так думаешь, - Джессика была сильно рассержена. Он ей обещал, но как только дело дошло до сражения - он против.

- Ты права, я думаю именно так. Ты не должна сражаться. Ты девушка, тебе просто захотелось романтики, приключений, но это жизнь. Это сражение не на жизнь, а на смерть. Как только ты столкнешься нос к носу с противником - ты побоишься его убить и будешь убита им. Он не посмотрит что ты женщина. Он знает что ты - враг, а врага надо уничтожить.

Он смотрел в растерянные глаза девушки и понимал что зашел слишком далеко.

- Извини что я сорвался, но я прав. Ты не сможешь с нами сражаться, - с этими словами он развернулся и вышел из палатки, оставив Джессику наедине с горестными мыслями.

"Нет, этого не может быть. Он не мог мне такое сказать, - девушка автоматом сняла с себя одежду и легла в кровать, - ну уж нет, не дождется он от меня полного подчинения. Я хотела сражаться и я буду сражаться и никто меня не остановит. Никто, даже Роджер."

Дав это обещание самой себе она уснула.

 

 

ГЛАВА 7

- Милорд, впереди лес. Думаю не стоит на ночь глядя проезжать по нему.

- Фрэнк, чего ты боишься? - усмехнулся человек сидящий в карете, обращаясь к подошедшему кучеру, - разбойников? Не смеши. Кто посмеет напасть на приверженца Йорков? Война окончена, трон в руках нашего величайшего правителя. А может ты боишься ночных деревьев? Ха ха ха! - его смех был жутким, - не бойся. Они не превращаются в великанов. Это все россказни крестьян.

Слуга чувствовал себя как не в своей тарелке. Его хозяин выставлял его на посмешище перед всей свитой. С ними ехало как минимум 50 рыцарей. Сейчас вся эта орава потешалась над бедным кучером.

- Фрэнк, - хозяин перестал смеяться, - бери в руки вожжи и прекрати думать что стоит делать, а что - нет. Тут исполняются мои повеления. Трогай!

Карета вновь тронулась и покатила в лес, на который уже опустились сумерки.

- Какая-то жуткая тишина. Зря хозяин решил ехать по лесу именно сейчас, - Фрэнк не унимался.

- Фрэнк, - подал голос старик, сидящий вместе с кучером на вожжах, - а мне кажется что хозяин прав. Ты не можешь его критиковать. Мне твое предчувствие кажется абсурдным. Что может случиться с 50 рыцарями, которые нас сопровождают? Да и что может случиться с нами?

- Не знаю, не знаю, но что-то нехорошее.

- Молчи, а то беду накликаешь. Лучше сосредоточься на дороге. Тут слишком много кочек. Хозяина небось так в карете трясет.

* * *

- Джос, они уже подъезжают, - молодой человек спустился с самой высокой ветки старого дерева, раскинувшегося над дорогой, на более низкую, на которой примостился Джос.

- Подавай сигнал нашим, чтобы они знали что скоро нападаем.

Лесную тишину прорезало пение ночной птицы.

 

* * *

- Что это было? - испугался Фрэнк, - не может же птица петь ночью.

- Ха, ну почему ты такой трус? Кто тебе сказал что птицы не могут петь ночью? Послушай своего старика. Если я говорю что тебе все это мерещится, значит так оно и есть. Не забивай себе голову дурацкими мыслями.

- Но почему тут не может быть разбойников? - молодой кучер все вертел головой по сторонам, он не мог ехать спокойно. Что-то ему тут казалось странным.

Но его предчувствия все не оправдывались. Они ехали и ничего не происходило.

 

* * *

"Сейчас начнется самое главное. То, ради чего мы столь долгое время скрывались в этом лесу. Как хорошо что я запретил Джессике сражаться. Она сейчас спокойно сидит в лагере и ждет нашего возвращения. Но странно что я перед тем как идти сюда не видел ее. Наверное она отправилась к реке. Как жаль что я ее обидел, но ведь ей от этого лучше, - успокаивал себя Джослин."

 

* * *

Постепенно дурное предчувствие покинуло Фрэнка. Он уже даже начал насвистывать веселую песенку, услышанную им во время последнего визита в деревенский кабак.

- Да прекрати ты эту дурацкую мелодию насвистывать, - заворчал старик.

- Все вам не нравится. Еду, говорю что-то - не нравится, пою - тоже не нравится.

- Не пререкайся, сопляк, - старик дал ему подзатыльник.

- Отец, ну зачем вы так со мной?

 

* * *

- Что же будет? Может Джослин в самом деле был прав, когда говорил что мне не место на поле сражения?

Сейчас Джессика вглядывалась в ночной мрак дороги и пыталась представить себе людей, едущих по ней.

- Должно быть они хорошо вооружены и окажут хорошее сопротивление. Нет, я не должна трусить. Я должна доказать всем и в первую очередь самой себе, что все те тренировки ранним утром не прошли зря.

Тишину пронзил очередной свист, но уже не такое пение птицы, как в первый раз. Теперь это был свист, чем-то похожий на свист урагана. Джессика поняла - это сигнал. Она нацепила на голову кольчугу и направилась на дорогу.

 

* * *

И в самом деле, в этот момент на дорогу посыпались воины.

- Фрэнк, что это такое? - орал сидящий в карете господин.

- Милорд, я не знаю.

Фрэнк был в растерянности, он не знал что делать. Даже рыцари, сопровождавшие карету не сразу поняли что происходит.

- Фрэнк, - первым в себя пришел отец, - гони лошадей что есть мочи!

Карета помчалась вперед по дороге, оставив позади себя рыцарей и разбойников.

- Догоняйте карету!

- Не дайте им уйти!

Крики смешивались. Кто-то кричал чтобы догоняли карету, кто-то нападал на всадников с криками, от которых кровь застывала в жилах.

- О Господи, что я здесь делаю? Зачем я тут? Нет, я не должна испугаться, не должна убежать.

Джессика смотрела на сражающихся людей и понимала что испугана. Она стояла без движения, но вдруг услышала чей-то голос:

- Эй, юноша, не стой как истукан! Или ты трусишь?

"Кто трусит? Неужели это про меня?"

Сама того не осознавая девушка вытащила меч из ножен.

Вся дорога сейчас превратилась в кровавую сцену. Жуткие вопли раненых, крики нападающих, ржание лошадей и кромешная тьма безлунной ночи.

Джессика не знала что заставило ее повернуться, но именно в этот момент он увидела рыцаря, готовившегося поразить ее мечом. Ей стоило только взглянуть на него чтобы принять решение она будет сражаться, сражаться за свою жизнь.

Она отразила удар и не задумываясь атаковала. Атаковала она не понимая что делает. Так ее учили в течение месяца, так она сделала и сейчас.

Ее удар не только лишил противника меча, но и оказался смертельным для него. Джессика сама того не подозревая угодила прямо в грудь рыцарю. Он, испустив истошный крик, повалился на землю. В этой тьме девушка не смогла увидеть как умер пораженный ею человек, она лишь ощущала страх, сковавший все ее тело. Она поняла что убила человека, поняла что свершила этот страшнейший грех. Лишила человека жизни, зато спасла свою. Она этим самым доказала что имеет право сражаться. Но она не из тех кто ноет из-за того что убил человека, она должна забыть об этом, теперь это ее обязанность - она воин.

Джессика подавила в себе всякую жалость к врагу и направилась туда, где сражались люди.

Она шла по ночной дороге и слышала звуки битвы, это ей казалось с одной стороны мерзким, но с другой - ей хотелось вмешаться. Именно этим она и занялась.

Она с каждым шагом приближалась к людям. Ею овладело какое-то доселе ей неизвестное чувство. Ей хотелось показать всем, что женщина тоже способна на поступки, женщина тоже может держать оружие в руках.

С каждой минутой девушка все больше набиралась уверенности и когда она подошла к сражающимся, то смогла не задумываясь наносить и отражать удары. Она сражалась. Сражалась с такой уверенностью, с таким мастерством, как будто занималась этим всю жизнь. В этой тьме она боялась одного - не узнать человека из их лагеря и убить.

- Карету догнали! - раздался чей-то крик и схватка немного утихла.

Хотя утихнуть битва могла и потому, что практически все рыцари были поражены.

Еще кое-где слышались звоны мечей.

Джессика отбивалась как только могла. Она уже потеряла достаточно сил - она сражалась впервые и для нее было тяжело сражаться с таким большим количеством противников.

Данный ее противник был здоровенным детиной, хорошо владевшим мечом. Несколько ударов такого великана могли кого угодно лишить равновесия и выбить меч из рук. У Джессики уже иссякли силы.

"Быстрее бы все это закончилось. Неужели никто не видит что мне нужна помощь? Я ведь не смогу его одолеть."- думала девушка с отчаянием.

Противник уже приблизился к ней вплотную и готов был поразить ее мечом, как, вдруг, где-то вспыхнул факел и он смог разглядеть своего противника.

- Баба! - это было последнее что он смог сказать.

Для него все это было так неожиданно, что он немного растерялся. Именно в этот момент девушка собралась с последними силами и нанесла решающий удар.

Она стояла над поверженным противником и смотрела на его труп. Это уже был не испуганный взгляд девушки, только что убившей человека, а решительный взгляд рыцаря совершившего благой поступок и убившего своего кровного врага.

Однако она тут оказалась не одна. Разбойники, услышавшие возглас рыцаря, уже собрались здесь. Их всех интересовало почему он произнес слово "Баба".

"Почему они все тут собрались? Что им нужно? Неужели ни разу не видели мертвого человека?" - Джессика не могла понять почему собралось так много народа вокруг этого трупа. Она не могла даже представить что все они слышали о том, что она - девушка.

Вдруг кто-то подошел с факелом в руке. Девушка заслонила глаза ладонью, свет падал прямо ей в глаза.

- Джессика? - раздался совсем рядом знакомый голос.

Как же она могла его сразу не узнать? Это был Джослин. Он держал в руке факел и освещал им лицо девушки.

- Что ты здесь делаешь? Я ведь запретил тебе покидать лагерь! - Джос был в не себе от гнева, но он старался этого не показывать. Однако все, кто хоть когда-то общался с ним могли это понять.

Юноша смотрел на девушку в мужском платье, стоящую посреди дороги с обнаженным мечем в руках и понимал что его пыл улетучивается. Джессика ослушалась его, но она сражалась. Она не погибла, она уцелела.

- Джослин, ты обещал мне что я буду сражаться. Ты не захотел выполнять обещание, поэтому я решила не слушать тебя. Я сражалась и как видишь успешно, - девушка вскинула высоко подбородок, она не хотела мириться с такой несправедливостью. Глаза ее горели праведным огнем, - я не опозорила ни одного из вас. Как видишь я не была даже ранена.

- В самом деле, Джос, - вмешался в разговор мужчина, - не будь столь строг к леди. Она не ранена и не убита. Я видел как она сражалась. Это была битва достойная настоящего рыцаря, уж мне-то ты можешь поверить.

- Джон, я тебе верю как никому другому, но она меня ослушалась. А если бы ей не повезло? - Джослин уже переключил внимание с девушки на друга, - Если бы ей не повезло мне бы можно было только молиться. Роджер за нее голову оторвет любому. Да и как бы я сам жил после этого?

Но никто ничего не успел ответить. Из тьмы что-то с быстротой молнии и ревем мчалось на группу людей.

- Что это? Берегись!

Люди кинулись в рассыпную. Началась паника. Люди, не страшащиеся смерти в бою боялись неизвестности.

Девушка стояла и не могла понять что происходит. Она видела людей, бегущих во все стороны, но что-то будто овладело ею и не давало шевелиться.

- Берегись! С дороги!

Крики доносились из ночной темноты, разрезая тишину.

- Джессика! - услышала она возле себя чей-то крик и не успела ничего понять как оказалась на земле накрытая чьим-то телом.

Чьи-то руки начали ощупывать ее тело.

- Ты цела? Слава Богу.

- Почему вы так меня трогаете? Как вы смеете?

Девушка была просто поражена такой наглостью. Она уже готова была высказать все что думает по этому поводу.

- Джессика. ради всего святого, прости, но я не хотел ничего плохого. Я лишь проверил все ли у тебя в порядке.

- О, Джон, прости. Я не знала что это ты, я думала это кто-то другой. О Бог ты мой! Ты ведь спас мне жизнь!

В то время как девушка все это говорила, мужчина поднимался с земли.

Он уже убедился что с девушкой все в порядке.

- Позволь помочь тебе подняться, юный рыцарь.

Джессика не могла видеть лица друга, но она уловила в его словах усмешку.

Девушка оперлась на предложенную ей руку и поднялась.

- Спасибо тебе.

- Но за что?

- Ты помог мне сегодня дважды. Сначала ты защитил меня перед Джослином, а потом столкнул с дороги. Но что это было? Джон, что мне угрожало? Я так и не смогла понять что это было.

Как она была глупа что благодарила его. Он сейчас смотрел на Джессику и понимал что не столкни он ее с дороги - сейчас она была бы уже мертва. Он не сразу понял ее вопрос. Но когда понял - сразу же поторопился ответить - уж слишком затянулось молчание.

- Это была карета. Да, та самая, из-за которой мы и напали на этих людей.

- Но...

- Хочешь знать что произошло? Так вот, я тебе скажу. Лошади понесли и кучер не смог с ними справиться.

- А что, что произошло с теми кто был в карете?

- С ними все в порядке. Они свободны.

- Откуда такое великодушие? Ведь обычно вы убиваете врагов. Они враги, - в голосе девушки слышалось нечто вроде сарказма.

- Эй, эй, эй! Девочка, откуда в тебе такая жажда крови? Мы не убиваем людей просто так. Если они оказывают сопротивление - мы сражаемся. Если же нет, то мы их отпускаем.

- Это не жажда крови, Джон, это всего лишь неведение. Ведь я не с вами, значит не знаю как вы судите людей.

- Ну-ну, не надо так резко о нас отзываться. Давай-ка лучше отыщем остальных, а то карета распугала всех.

- А может лучше всего просто напросто вернуться в лагерь? Я думаю что все вернутся туда рано или поздно. А то ведь уже светает, местные жители нас на дороге смогут увидеть - а этого лучше не допускать.

- Да они итак все скоро узнает - как только обнаружат столько трупов на дороге. Но ты права, нам лучше вернуться в лес.

 

* * *

 

- Славный это был бой. А ведь девчонка молодец! Ты как считаешь, Рей?

- Грег прав, девчонка и в самом деле что надо. Я никогда не считал что женщина может сражаться, но эта...

- Миледи особенная. Ее голубая кровь свидетельство того что она неженка. Но сегодня ночью... Черт меня подери. Но я видел как чертовски здорово она сражалась. Это был настоящий бой.

- Эй, Джессика, присоединяйся к нам! Ты стала звездой сегодняшнего дня, - Джессика видела как к ней подходил Джос с кружкой какого-то напитка.

- Я не хочу, - она опустила голову, - я поняла что я тут чужая. Меня не примут. Как они могут принять меня, если ты - человек которого я тут знаю больше всех, кого я здесь больше всех люблю - не захотел в меня поверить, не захотел признать меня.

- Джессика, милая, что с тобой? - он угадывал в ее голосе еле сдерживаемые слезы, - я за тебя боялся, ну же, - он слегка обнял ее за плечи, - погшли с нами. Они тебя полюбили. Ты доказала им что не такая как все остальные. Теперь докажи им что не боишься их. Ну, не бойся, пошли со мной к костру.

- Оба-на! К нам идет миледи! А ну братва, дайте миледи место и кружку рома. Теперь у нас есть новый предводитель. Пока Роджера нет - наш атаман - миледи!

Эти слова были подхвачены дружным хохотом.

Весь вечер девушка провела в мужской компании. Она плясала у костра. Она вкусила самой настоящей бандитской жизни и ей эта жизнь понравилась. Теперь уже она не откажется от этого всего. Теперь она - их атаман.

 

 

ГЛАВА 8

- Роджер, какое чудесное утро, вы не находите?

- О да, оно и вправду чудесное.

Роджер уже которое по счету утро проводил в прогулках верхом с Лорой. Он был единственным подходящим кавалером в замке для юной леди, но это его нисколько не радовало. Чем он заслужил такое наказание? Он был вынужден общаться с этой юной особой, но видит бог, каких усилий это ему стоило. Раньше эта девушка была ему безразлична, но сейчас она ограничивала его свободу и он начинал ее ненавидеть.

Сам того не желая он сравнивал ее с Джессикой во всем. Ее движения, ее умение держаться в седле. Вот и сейчас она была красива, даже божественно красива, но она не Джессика, она гордо держит подбородок, но только Джессика могла держаться одинаково и с гордостью и с любовью.

Как он скучал по этому милому созданию. Джессика всегда наполняла его сердце любовью, всегда делала его бунтарское сердце более спокойным.

Уже который раз он вспоминал тот случай в домике, когда она держала в своих крохотных ручках кинжал, грозя им Джослину. Он еще раз усмехнулся. Как же это было нелепо. Она бы не посмела ничего ему сделать. Джессика Гроуфорд не способна никому причинить вред. Ни одно живое существо не может пострадать от ее руки.

- О Господи, как же я хочу вновь ее видеть..

- Вы что-то сказали?

- Нет, это было всего-лишь размышление вслух, всего-лишь.

"Почему я так боюсь сказать Лоре о том что у нее нет никаких шансов? Почему я не хочу чтобы она знала о Джессике?" он не знал ответов на эти вопросы.

 

* * *

- Сэр Вильям, вы слышали последнюю новость?

- Ты это о чем? Что за новость?

- В деревне говорят что видели на главной дороге трупы всадников.

- Что еще за трупы? - Вильям поднялся в лохани, - давно тут не было разговоров о покойниках. С тех пор как погибла моя дочь все было в порядке. Что же на этот раз случилось?

Задумчивый тон хозяина вовсе не располагал слугу к молчанию.

- Говорят что коронация нашего величайшего короля Ричарда III привела Ланкастерцев в отчаяние, - он коварно улыбнулся, - ведь у них нет престолонаследника. Ха ха ха! Они глупцы на что-то надеются.

- Молчать! - огромный кулак Вильяма расплескал почти все содержимое лохани по полу, а глаза горели каким-то странным огнем, - если бы ты знал, Генри, как ты не прав. У них есть престолонаследник, но об этом никто, ни одна живая душа не должна знать, иначе всем нам не здобровать. Ты меня понял? - в глазах хозяина горел огонь ненависти. Ненависти и страха.

- Да, да сэр, - слуга был напуган этой вспышкой гнева. Почему хозяин так боится этого наследника? - но сэр, нежели этот наследник так уж и не бессмертен? Кажется принцы тоже были помехой.

- Да что ты городишь?

- Я говорю лишь то, что знаю, милорд. А уж дальше ваше дело - показывать что вы не понимаете о чем я или же сделать меня более приближенным к вам, нежели простой слуга.

- Генри, покинь мои покои, мне нужно все как следует обдумать.

- Слушаюсь милорд.

Как только дверь за слугой закрылась, в стену полетел графин.

- Да как он посмел мне все это говорить? Слишком он много знает. Что же с ним делать? Ну почему со мной нет моего старого друга? Как он мне сейчас нужен. Так, - он вылез из лохани, не заботясь о своем внешнем виде, - я должен с ним увидеться. И чем скорее - тем лучше.

- Генри! - он позвал слугу, уже одевшись.

- Да милорд, я уже тут. Надеюсь вы обдумали мое предложение?

- Я все обдумал, - Генри оказался настолько глуп что не сумел заметить странного взгляда хозяина, - я тебя отправляю с весьма важным для меня поручением. Ты должен доставить это письмо моему другу - герцогу Дюку. Он этого письма зависит, останешься ли ты и дальше простым слугой.

- Я выполню ваше поручение, милорд. Вы не ошиблись, доверив это дело мне.

- Я верю в тебя. Завтра же утром я хочу, чтобы ты отправился к нему в замок и привез их с сыном ко мне. Все, что я от них хочу написано в письме, так что тебе не придется ничего им говорить. Они будут в курсе всех дел.

- Глупец, - после ухода слуги Вильям подошел к графину с ромом и, налив себе полную кружку, залпом опорожнил ее, - никто не смеет диктовать сэру Вильяму Гроуфорду условия. За это они платятся жизнью.

Резкий громкий удар об стол кружкой прорезал ночную тишину. Это было приговором несчастному, посмевшему бросить вызов своему господину.

 

* * *

 

- Майкл, снаряжай лошадей, я с утра отправляюсь в дальний путь.

- Вечно ты хвастаешь, Генри. Старик Майкл уже даже забыл когда в последний раз ты говорил правду. Хозяин тебе никогда дальних поездок не доверял. Да и правильно делал, я тебе скажу. Не следует тебе что-то важное доверять. Нельзя на тебя положиться.

- Но, но, но! Ты что такое городишь? - Генри подошел к старику, чистившему одну из лошадей, - ты знаешь что я всегда был предан этой семье. Хозяину.

- Ха! - конюх повернулся в сторону молодого слуги, явно хваставшего перед ним, - а ты вспомни как хотел затащить в кровать юную госпожу, - разговор явно принимал неожиданный оборот. Майкл даже отложил чистку лошади, - ведь если бы она не была такой правильной, ты бы этим воспользовался.

- Майкл, дружище, где ты наслушался этих слухов?

- С каких это пор я твоим другом стал? А в общем тут никакой разницы нет, мне все равно что ты там про друга говоришь. Ты прекрасно знаешь что тебе не обмануть старину Майкла, поэтому иди ка ты спать. Не знаю зачем тебе надо приготовить лошадь, но она будет готова.

- Но все же ты увидишь что я не лгу тебе. Завтра же утром я отправляюсь в дальний путь. Хозяин доверил мне это задание и как бы ты там не говорил что я не заслуживаю этого - я уже заслужил и он это видит. А ты оставайся в своей старой конюшне. Так и кончишь свои дни конюхом, мерзкий старик! А твоя госпожа, о чести которой ты тут так волновался - сама бы запрыгнула в мою постель, но увы, - он усмехнулся, эта усмешка отнюдь не говорила о его любви к погибшей девушке, - теперь она ни к кому в постель не залезет. Она сейчас где-то в лесу мертвая лежит.

- Отвратительный мальчишка! Пошел вон отсюда!

- Ха! Что старик, задел за больное? Так тебе и надо.

С этими словами Генри вышел из конюшни.

- Неужели госпожа и вправду мертва? Я не могу в это поверить.

- Не верь, Майкл, не верь.

Чей-то голос был ему ответом в пустой конюшне. Это заставило его вздрогнуть.

- Кто здесь?

- Майкл, не бойся. Неужели ты не узнаешь меня, Элис?

- О бог мой, Элис, как же ты меня напугала. Я знаю что нельзя верить в смерть госпожи. Она не могла погибнуть. Не дала бы она никому себя погубить.

- Мне тоже хотелось бы так думать, - по щеке служанки скатилась горькая слеза, - как я хочу верить в то, что все это ложь.

- Как ты думаешь, если бы она была жива, куда она могла бы деться? Ее не видели уже много дней. Прошло уже столько времени после ее исчезновения. Она непременно объявилась бы.

- Знаешь, Майкл, я знаю кто может знать, есть ли где-нибудь тут живая девушка, уцелевшая после нападения разбойников. Но я не знаю где можно этого человека найти.

- Я могу как-нибудь тебе помочь? Я мог бы отыскать этого человека.

- Да, ты мог бы. Но боюсь что он тебе не скажет ничего. Его должна найти я.

- Элис, - лицо конюха стало серьезным, даже немного озабоченным, - кто этот человек? Почему он должен знать что могло случиться с нашей девочкой?

- Я не могу этого сказать, Майкл, но поверь мне здесь нет ничего плохого. Это хороший человек.

 

* * *

- Ну как, Джессика, каково быть признанной разбойниками?

- Джослин, я не могу в это поверить. Неужели хватило всего-лишь одного сражения для того, чтобы они меня признали?

- Ха, девушка, конечно. Неужели ты думала что сражаясь как один из самых лучших воинов ты останешься в стороне? Значит ты была крайне наивной.

- Вот видишь, Джос, а ты за меня боялся. Ну признайся что ты не из-за боязни за мою жизнь не хотел пускать меня сражаться.

Она улыбалась, ее глаза смеялись. Но он знал что она права. Он не боялся за ее жизнь. Он боялся за то, что ее не примут. Что его обвинят в том, что он ввел ее в их ряды. Он боялся того, что ее не примут. Но ее приняли. Они узнали о том, что Джессика не просто девчонка из знатной семьи. Они узнали в ней воина, хорошего воина.

- Ты права, Джессика, я боялся не за твою жизнь, я боялся за то, - его взгляд стал блуждать, - что тебя не примут. Они ведь не из знатных семей. Они могли не принять женщину в свои ряды. Но они приняли.

Это утро было особенным. Весь вечер лагерь праздновал их первое за долгое время, да к тому же и удачное сражение. Джессика была в центре внимания. Мужчины смотрели на нее с нескрываемым восторгом. Такую женщину они видели впервые.

Сейчас же она сидела под большим деревом и смотрела куда-то вдаль. Туда, где деревья сходились в одну большую стену.

Она говорила с Джослином, но мысли ее были далеко. Как обрадуется Роджер, когда узнает что она стала одной из них.

- Джессика, ты где? Кажется тебя тут нет.

- Ой, прости, Джос, мысли у меня где-то далеко.

- Где-то далеко и не со мной.

Его лукавая улыбка таила в себе намек, который она сразу же поняла. Она поняла о чем он думает, да и что скрывать? Он был прав.

- Ты прав, мои мысли не здесь. Они с Роджером. Если бы ты знал как я хочу с ним увидеться. Как я по нему скучаю.

- А как же твой дом? Ты не скучаешь по тем, кто тебя любит. Но считает тебя мертвой?

- Что? - девушка вернулась из мира иллюзий и воспоминаний о любимом как только услышала это, - почему меня считают мертвой?

- Да не стоит так бледнеть, - усмешка на его лице говорила лишь о том что он понял - она скучает по дому и по людям, оставшимся там, - после того как мы напали на твой караван, а ты не объявилась - все стали считать тебя погибшей.

- Но... неужели все?

- Да, да, Джессика. Все считают тебя мертвой. Для всех в твоем замке ты мертва. Джессики Гроуфорд больше не существует.

- А если...

- Даже не думай возвращаться и доказывать всем что ты жива. Это усложнит всем жизнь. Разве плохо что ты тут живешь? Если кто-нибудь узнает что ты жива - неужели ты считаешь что тебя не попытаются вернуть? Ты станешь нужна не только своему отцу, но и всем, кто узнает что ты была с нами. Ты связала жизнь с нами и, запомни это навсегда, ты стала мишенью для всех блюстителей закона. Ты стала мятежницей. Одной из тех, кого не любит король.

- Неужели все это так серьезно?

- Серьезнее чем ты думаешь. Ты ведь захотела стать одной из нас даже не задумываясь кто мы.

- Убери эту усмешку со своего лица. Да, я ошиблась. Я не знала что вас преследует закон, - она поднялась с земли, - но я все равно с вами. Я все равно буду с вами сражаться. Я не откажусь от вас, от лагеря. Но я хочу вернуться. Я хочу увидеть Элис. Увидеть тех, кто меня любит и сказать им что я жива.

- Сентиментальность. Нельзя быть такой сентиментальной. Ты рыцарь, а рыцарям не свойственны чувства.

- А как же любовь? Неужели я не могу любить?

- Любовь - это то чувство, которое должен испытывать каждый рыцарь, миледи.

- Сэр Джослин, - она улыбалась, - я стану самым настоящим рыцарем, вот увидишь.

- Вот и умница. Нам нужны верные люди.

 

* * *

 

"Наконец-то я одна. Как мне хотелось побыть одной, но теперь никто не сможет меня отвлечь." - Джессика шла по лесной тропе. Как же она любила одиночество. Как же ей хотелось побыть наедине с самой собой после того сражения. Она запуталась в себе. Запуталась, не знала что же ей делать, не могла же она стать настоящим рыцарем, ведь приличия это запрещали. Несмотря на все ей все еще казалось что она вернется. Она станет женой какого-нибудь знатного человека, будет представлена при дворе.

Прогулка все затягивалась. Джессика не знала куда шла. Она шла туда, куда звала ее душа. Шла туда, куда вели ее ноги.

День уже тянулся к вечеру. Но девушка даже не замечала этого. Пасмурная погода, лесная прохлада - все это расслабляло девушку.

- Как же здесь хорошо!

Девушка словно белка вскочила на ближайшее дерево и приютилась в его ветвях.

"Сейчас бы уснуть. Как бы я была счастлива."

Джессика даже не подозревала что ее мечты сбылись. Она погрузилась в сон, сама этого не подозревая.

 

* * *

 

- Эге-гей!

- Ты что это делаешь? Чего разорался?

- Но так ночь ведь. Никто не услышит.

- А ты ничего не знаешь?

- Что это я должен знать, Джорджи?

Собеседник говорил полушепотом.

- Эй, Джорджи, ты почему как будто боишься чего-то?

- Как тут не бояться? - казалось он сгибался под тяжестью груза, который он нес, но с другой стороны он сгибался от опасности, которой был полон лес.

- Я же тебе говорил, дурень ты эдакий, в этом лесу полно разбойников.

- Да какие разбойники? Тут слишком близко деревня, чтобы тут разбойникам водиться.

- Ну да, так они тебя и послушали где им водиться, а где нет. Ты лучше меня послушай, - он перешел на шепот, как-будто боялся что кто-то его услышит, - помнишь в деревне на днях говорили что на дороге в Лондон нашли мертвяков?

- Ну помню, и что?

- А то, что бандиты их ограбили и убили.

- Да нет, это бредни местных куртизанок и пьяниц. Не верю я в их россказни.

- Ну и зря. Об этом говорят не только пьяницы. Вся деревня гудит об этом. Но знаешь что самое странное?

- Что?

- Среди бандитов есть девка.

- Девка? Да точно врут. Что девке делвать среди разбойников? А может она простая куртизанка?

- Нет, нет, она не куртизанка. Она с ними сражается. Люди говорят что она с ними вместе воюет. Она кажется там вместо мужчины.

- Да ты что? Где это видано чтобы баба была вместо мужика? - при этих словах он сплюнул.

Джессика чуть не упала с ветки во время их разговора. Откуда они знают о том, что среди них есть женщина? Ведь об этом узнал только тот мужчина, но она его убила. Не могли же сказать об этом деревенским жителям сами разбойники. Все это чушь полная.

- Это что было?

- Ты о чем, Джорджи?

- Могу поклясться что что-то слышал.

- Тебе уже что-то мерещится.

- Да нет же, это мне не мерещилось.

"Спасибо, Господи, что они меня не заметили." - Джессика сидела на ветке, затаив дыхание. Она не заметила как уснула, но проснулась только после наступления темноты, когда по дороге шли эти двое.

Но что же все таки случилось? Как они узнали что среди разбойников есть девушка?

Как только мужчины скрылись из виду Джессика спорхнула с ветки, словно хищное животное, и направилась туда, где ей могли если не помочь, то выслушать ее и что-то предпринять.

 

* * *

 

- Кто здесь? - Джослин был разбужен странным шумом. Еще несколько минут назад он мирно спал и видел сон о мирном времени, о времени, когда их не будет подстерегать опасность на каждом шагу, но что-то помешало ему видеть этот чудесный сон.

- Это я, не волнуйся, - раздался где-то рядом еле слышный голос девушки.

- Джесс? Что ты делаешь тут в такое время? Ты же спать должна.

- Да не до сна тут. Я сейчас слышала как двое мужчин говорили о том, что в этом лесу есть разбойники.

- Ну и что? Люди многое сочиняют. Тем более они могли видеть тех людей на дороге.

- Я все это понимаю, но один из них сказал что люди в деревне говорят о том, будто среди разбойников есть женщина и она сражается не хуже мужиков.

- Что? Что ты сказала? Откуда им о тебе известно?

- Вот именно поэтому я к тебе и пришла. Откуда они могут знать то, что знают только те, кто с нами?

- Уж не хочешь ли ты сказать что среди нас есть предатели? - Джослин выглядел так, будто ему дали пощечину. Даже в темноте хибары, в которой он сейчас жил, было заметно как он побледнел когда услышал о том, что говорят в деревне.

- Я ничего не хочу сказать, но будь осторожен. Здесь есть над чем подумать.

Прежде чем Джослин смог хоть что-то придумать чтобы ответить Джессика вышла в ночную темноту тихо прикрыв за собой дверь.

 

 

ГЛАВА 9

 

- Милорд, вас внизу ожидает какой-то человек. Он говорит что у него к вам срочное дело.

- Скажи ему чтобы подождал. Я сейчас занят.

- Милорд, он говорит что прибыл от герцога Гроуфорда.

- Почему ты сразу не сказал? Скажи ему что я сейчас спущусь.

- Что же Вильяму от меня понадобилось? - как только слуга покинул его покои Эдуард Дюк позволил себе размышления вслух, - что же у него стряслось?

 

* * *

 

- Милорд, - Генри поклонился вошедшему в залу герцогу, - я прибыл сюда по просьбе герцога Гроуфорда.

- Мне известно кто тебя прислал. Но мне не известна причина, по которой ты здесь. Что моему другу от меня надо?

- Герцог сказал что все, что ему нужно от вас находится в этом конверте, - все еще не вставая с колен, Генри протянул герцогу конверт, - вот он, милорд.

- Ты можешь подняться с колен, - жесты герцога были насыщены высокомерием. Генри стало неприятно от одного только вида человека. Высокомерный тип, равнодушно и даже с некоторой брезгливостью смотревший на людей, не имевших высокого происхождения.

- Ну ка посмотрим что мне написал герцог Гроуфорд, - герцог удалился в соседние покои и принялся читать письмо.

- Уильям! - разделся крик через несколько минут, - вели Ричарду собираться в дорогу! Мы выезжаем в замок Гроуфордов, - последнее он добавил уже как-бы самому себе.

- Отец, Уильям сказал что мы куда-то уезжаем, - Ричард был в оружейной, когда Уильям нашел его и сообщил о воле отца. Теперь же он хотел узнать обо всем у отца. Он не мог понять почему отец за считанные минуты решил ехать куда-то.

- Да, сын, мы уезжаем сегодня же ночью.

- Но куда? И почему такая спешка?

- Прибыл человек от герцога Гроуфорда. Он мне в письме сообщает о том, что мы ему срочно нужны. Дело и в самом деле не терпит отлагательств. Мы должны выехать как можно скорее.

- Это так серьезно?

- Это серьезнее чем ты думаешь, сын. А теперь иди собираться. Вечером нам подадут карету.

 

* * *

 

"Ничего, дружище, я уже спешу к тебе." - Эдуард сидел в карете и смотрел на спящего сына. Сейчас он не думал о спящем ребенке. Его мысли занимал друг, который ждал его помощи у себя в замке. Его письмо настраживало и пугало одновременно. Неужели этот слуга, который доставил это письмо, пытается шантажировать герцога Гроуфорда? Да еще и как? За это он поплатится. Стоит только старым друзьям объединиться.

- Отец, ты чем-то озабочен? - сын проснулся и увидев что отец бодрствует в столь поздний час решил поинтересоваться что с ним случилось.

- Я думаю все о том же. Спи, сын, когда прибудем на место - тогда и поговорим об этом всем. Слишком это неприятный разговор чтобы затрагивать его сейчас.

Ричард снова погрузился в сон, а герцог снова остался наедине со своими мыслями в этой ночной тишине. Ничего не мешало его мыслям, только дружное постукивание колес по дороге, да и порой внезапное ржание лошадей.

Постепенно на землю опустился день, лишь только когда лучи солнца озарили землю герцог смог погрузиться в сон.

 

* * *

 

- Джессика, сегодня готовится еще одно нападение. По дороге в нескольких часах отсюда едет карета. Из охраны всего несколько всадников - думаю что не стоит брать много людей. Кажется десяти человек должно хватить.

- Джос, когда они будут здесь?

- Еще до наступления темноты. Ты умеешь ездить на лошадях?

- Я превосходная наездница или ты не веришь?

- Может кому-нибудь я бы и не поверил, но ты особенная, поэтому тебе я верю. У меня есть к тебе предложение. Я могу взять тебя на это дело, но с условием что ты займешь место одного из наших наездников. Лучше будет если ты поедешь за каретой, а не будешь сражаться с охраной. В этой карете едет богач, а богачи чаще всего трусы и не оказывают сопротивления. Охрану же мы возьмем на себя.

- Вот вы где, а я вас везде ищу, - Джон подошел к дереву, под которым сидели Джос и Джессика, - о чем разговор?

- Ты-то нам как раз и нужен. Джон, сегодня мы готовимся к нападению. Итак, Джессика с кем-нибудь нападает на карету, мы с тобой, Джон, нападаем на сопровождающих. Надеюсь всем все понятно. Не стоит пугаться. Если у нас что-нибудь не выйдет.

- Джос, с нами все будет в порядке, у нас все получится. Господь с нами и с Ланкастерами. Да здравствуют Ланкастеры!

- Да здравствуют! - подхватили все остальные.

- А теперь слушайте, мой план таков...

 

* * *

 

- Ну откуда здесь такие плохие дороги? Мне уже надоело подпрыгивать на каждой яме. Когда же мы наконец приедем?

- Не жалуйся, отец. Что ты за герцог, если жалуешься на такие мелочи? Ты должен быть настоящим Дюком и никто не должен тебя упрекнуть в том, что ты слишком изнежен.

- Сын, не тебе учить отца. Ты должен смотреть за собой. Ты должен сражаться на войне, а не просиживать в замке.

- Если понадобится то я буду сражаться, но как видно война уже закончилась.

- Как ты не прав, сын, не прав. Вот увидишь, она еще долго будет продолжаться и все мы еще натерпимся. Именно поэтому Вильям и просил нас приехать. Мы нужны ему, а все вместе мы нужны Ричарду.

- Ричарду? Отец, о каком Ричарде ты говоришь?

- Ты уже догадался о каком - и не прикидывайся.

- Что это? Почему карета встала?

- Милорд, - к карете подъехал Генри, - видимо в этой части Англии недавно прошел ураган - деревья повалены. Понадобится много времени чтобы расчистить путь.

- Так чего ты медлишь? - Эдуарду не понравилось что что-то тормозит их продвижение. Они нужны Вильяму, но они не могут там сейчас оказаться - его это раздражало, - мы должны как можно скорее быть в замке твоего хозяина. Скажи охране чтобы помогли тебе.

- Слушаюсь, милорд. Джек, Морган, помогите мне расчистить дорогу!

- Как этот деревенщина может угрожать Вильяму? - пробормотал герцог Дюк, как только Генри отвернулся от кареты.

- Отец, вы о чем?

- Приедем на место и ты все сразу же узнаешь.

- Милорд, - раздался крик Генри, - такое впечатление что это не ветер повалил деревья.

- А кто же? - полу-смеясь, полу-издеваясь крикнул в ответ герцог.

- Мы, - раздалось тихое у самого окошка кареты, - и если вам дороги ваши жизни, сеньоры, советую вам отдать все ваши деньги.

- А что будет если мы не собираемся делиться нашими деньгами? - так же тихо спросил герцог, но тон его был серьезен, а голос напряжен как никогда.

- Нам придется взять деньги силой.

- Сначала попробуйте, Фрэнк, гони! - последнее было выкрикнуто так внезапно, что человек, стоявший у кареты чуть не упал.

К этому времени дорога уже была очищена от деревьев и карета без препятствий смогла промчаться по дороге. Но как только карета тронулась и помчалась дальше - из лесных зарослей вырвались два всадника и помчались за каретой.

Оставшиеся несколько разбойников начали схватку с рыцарями, не успевшими оседлать коней и помчаться вслед за своим сеньором.

"Только бы у Джессики все было хорошо" - Джон не волновался ни о ком так сильно как об этой девчонке. Она ему нравилась, такого милого создания он не встречал за всю свою жизнь. Он не переживет если с ней что-либо случится. Он это прекрасно осознавал и был готов броситься вслед за каретой лишь бы только уберечь девушку от опасности.

Скачка была невероятной. Карета мчалась впереди и лошади никак не могли ее догнать.

"Слава богу что никто не гонится за нами сзади. Никто не сможет помочь им, вот только бы удалось остановить карету"

Лошади уже начали пениться, еще немного и конь повалится от усталости. Девушка не замечала сколько времени прошло, человек, которого дали ей для выполнения этого дела давно остался позади. Она осталась одна. Страх вселялся ей в душу, но она выполнит то, что ей доверили. Она никого не подведет. К тому же это Йорксисты, а она - сторонница Ланкастеров. Она догонит эту карету чего бы ей это не стоило.

- Лошадка, пожалуйста, не подкачай, не выдохнись раньше времени - у нас еще есть дела.

Лошадь уже поравнялась к окошком кареты.

- Ах ты, нахальный мальчишка, - сеньор, сидевший в карете, смотрел на девушку с такой ненавистью. Казалось он вот-вот выпрыгнет из кареты и причинит ей вред. Даже сквозь прорезь в шлеме она хорошо видела как горели ненавистью его глаза.

- Отец, да что этот молокосос может нам сделать? Уймись. Вот увидишь что он даже карету не остановит.

Как этот молодой сеньор был прав. Но как он был красив. Человека такой красоты она еще не видела. На его лице выступали все свидетельства того, что он был благороден. Красивое лицо с выпирающими скулами. Темные длинные курчавые волосы.

Джессика загляделась на этого человека и это отвлекло ее. Отвлекло до такой степени, что встречный ветер скинут с ее головы шлем и великолепные волосы разметались на ветру.

- Девушка! - только и смог промолвить молодой человек, сидевший в карете. Теперь они оба смотрели друг на друга как завороженные. Они не замечали ни мчавшейся кареты ни того, что они враги. Им это было безразлично. В этот момент они нашли друг друга.

Но не только они заметили друг друга. Эдуард тоже заметил. Заметил слишком много.

- А ну, сын, двигайся, - он спихнул сына в сторону и оказался у окна, - Леди, вам следует остановиться и вернуться туда, откуда вы пришли.

- Я никуда не вернусь пока не получу у вас денег.

- Ха, а ты уверена, милочка, что я собираюсь их тебе дать?

- А почему я не должна быть уверена? Остановите кареты и вы увидите что я смогу получить эти деньги.

- Ну чтож, карета остановится, - Эдуард понимал что останавливаться здесь не имеет смысла, тем более это очень опасно, но он остановится и покажет сыну что эта девчонка не стоит его. Она простая шлюха этих бандитов, - Фрэнк, останови лошадей! - но его не слышали, ему даже пришлось лишний раз ударить по стенке кареты. Лишь после нескольких минут его усилий карета остановилась.

- Ну, юная шлюшка, - он вылез из кареты первым, - сейчас мы посмотрим как ты сможешь отобрать у нас деньги.

Джессика спешилась. Противник был стар, но его сын был молод и огромен. Нет, он не имел ни капли лишнего веса. Но он поражал своим складом тела. Он был выше Джессики как минимум на голову - она поняла это когда он, вслед за отцом, вышел из кареты. Девушка чувствовала что ее колени подгибаются от страха. Ну почему она не подождала того человека? Почему помчалась одна? Ведь они могут ее убить.

- Значит тебе нужны деньги, жалкая нищенка?

- Попрошу не называть меня так, сеньор. Это оскорбительно для меня.

- С каких это пор лесные воры говорят что им оскорбительно,а что нет?

- Отец, я тебя попрошу не говорить так с леди.

- Да какая она леди? - Эдуард смотрел на противницу и медленно, как-будто стараясь чтобы она не заметила, вытаскивал меч.

- Я вижу, сеньор, вы предпочитаете сражение мирному окончанию этого ограбления, - она усмехнулась. Внешне она старалась хранить спокойствие и невозмутимость, но внутренне она успокаивала себя тем, что продержится до тех пор, пока не прибудет помощь.

- Отец, ты будешь сражаться с девушкой?

- Да что бы ты понимал? Она не девушка. Это жалкое подобие девушки, как ты ее назвал, не способно даже меч в руках держать, а с такой наглостью заявляет что это ограбление. Ха!

Господи, помоги мне. Джессика оглядывалась кругом в поисках какой-нибудь защиты, какой-нибудь помощи. Но все тщетно. Кругом один только лес. Только лес да пыльная лесная дорога, уходящая куда-то вдаль и пустая. Нет, все безнадежно, никто ей не поможет.

"О бог ты мой, какое отчаяние в глазах у этой девушки. Она прекрасна и что-то в ней притягивает меня. Но что? Нет, я не дам отцу с ней ничего сделать. Она будет жива."

"Значит придется сражаться не на жизнь, а на смерть. Ведь я одолела ни одного соперника. И его одолею, к тому же он стар."

"Как наивна эта девчонка если думает что сможет меня победить, она ведь даже толком меч в руках не держала, а уже пытается из себя грабительницу строить. Как это смешно."

- Ну что, приступим?

Противники стали друг против друга и приготовились к сражению. Уверенность и насмешка в глазах у герцога, неуверенность и боязнь в глазах Джессики.

Атака. Первым атаковал герцог. Умелый выпад со стороны девушки. Выпад, с которым знаком не каждый рыцарь.

- Умелый удар, леди, признаю что был не прав и вы умело сражаетесь, но это не оставляет мне выбора. Придется безжалостно разделаться с вами. Как не хочется убивать такую красоту, но ничего не поделаешь. Такова жизнь.

"Что он делает? Неужели отец посчитал ее достойным соперником? Он пытается отвлечь ее разговором. А ведь он этим способом никогда не пользовался, хотя и учил меня ему. Эта девушка смогла испугать его, но как бы она сама не выдала своего страха ему."

Несколько отбитых выпадов. Ни один из противников не ранен. Оба осознают силу соперника. Он - старец, долгое время проведший в боях, она - девушка, недавно перешедшая на тропу войны с Йорками. Но они стоят друг друга и не известно кто же из них победит. Но кто бы не победил - оба останутся живы. Ричард не позволит убить эту девушку. Но и отца он убить не позволит. Кто бы не победил их пути еще пересекутся и тогда все решится. Ричард это чувствовал, хотя за свои 33 года он нередко ошибался, мог ошибиться и на этот раз.

Еще выпад и... О нет, герцог Дюк упал наземь, этого он ей никогда не простит. Они еще встретятся - это понял как Ричард, так и Фрэнк. Им не нужно было видеть взгляд герцога, им хватило лишь того, что она смогла доказать что сражается гораздо лучше его. Она его унизила. Но если бы они увидели его взгляд, то испугались бы, испугались бы за нее.

Но ей повезло меньше. Она увидела этот взгляд. Взгляд, не обещающий ничего хорошего, взгляд, говорящий о том, что стоит им только встретиться - он отомстит.

- Ну что, сеньор, вы согласны заплатить мне деньги? - она держала меч у шеи лежащего.

- Миледи, я согласен заплатить вам деньги, - раздался голос незнакомца, - но с условием что жизни отца ничего не угрожает и мы с миром расстанемся. Мы поедем своей дорогой, а вы - своей.

"Неужели это все? - взгляд ее стал печальным, - неужели он так и уедет, чтож, видимо такова судьба. Такова воля Божья и ему виднее."

"Неужели на этом наша встреча так и закончится? Эта девушка -именно та, которая мне нужна. Именно такая: смелая, красивая, независимая. Мне не нужна какая-нибудь девушка из знатной семьи. Только она."

- Вот ваши деньги, леди, - он передал девушке все деньги, которые они везли с собой, - если я вам когда-нибудь понадоблюсь - я к вашим услугам, - он поклонился ей.

- Сын, что ты делаешь? Ты отдал этой нищенке все наши деньги? - к этому времени отец уже поднялся и подошел к сыну.

- Да отец, теперь все наши деньги у нее, а нам пора ехать, - он буквально силой затолкал отца в карету и они тронулись с места.

- Ты хоть соображаешь что ты сделал? Ты отдал ей все деньги!

- У нас итак денег много, а герцогу Гроуфорду твои деньги не понадобятся.

"Неужели это все? Я должен ее встретить, но где? Когда?" Эта девушка запала глубоко ему в душу. Теперь она не покинет его мысли. Ну почему у нее нет ни рода ни племени? Хотя ему все равно. Времена смуты в государстве, никто не узнает откуда она взялась, а отец. А что отец? Он ничего не сможет сделать.

 

 

ГЛАВА 10

 

- Вильям! Почему ты не сказал что в твоем лесу обитают разбойники?

Эдуард был взбешен до такой степени что как только вышел на порог замка сразу же помчался к своему другу.

- Эдуард, ты о чем говоришь? Какие разбойники?

- Те, которые меня ограбили. Они вчера напали на нас и забрали все мои деньги, - он так посмотрел на сына, как-будто хотел его убить, но не сказал ни слова о том, кто на самом деле отдал деньги.

Да и Ричард не стал вмешиваться. Пусть отец говорит все, что ему вздумается.

- Но как? Я о них ничего не знал, - Вильям, герцог Гроуфорд, выглядел растерянным, видимо он и в самом деле ничего не знал о разбойниках.

- Стоит мне только их встретить, - продолжал бушевать Эдуард Дюк, - я их размажу, в пух и прах сотру, от них живого места не останется.

- Я понимаю твой гнев, дружище и я обещаю - мы отомстим за тебя.

- Ты можешь поклясться в этом на библии? - он смотрел на друга с недоверием.

- Могу.

Ответ был краток, но вполне убедителен. На этом герцог успокоился.

- Так зачем ты посылал за мной? Мне поездка к тебе обошлась слишком дорого.

- Мне в самом деле жаль, я не знал что у меня в лесу кто-то разбойничает, но я это улажу и довольно быстро.

- Каким же способом?

- Этого я пока не знаю, но скоро все решится. А теперь пойдем ко мне в покои и все обсудим.

- Ричард, - впервые за долгое время отец назвал его по имени, - ты с нами?

- Нет, я пожалуй отправлюсь в отведенные мне покои. Я слишком устал, чтобы составить вам компанию. Надеюсь вы меня простите, герцог Гроуфорд?

- Конечно, Ричард, ведь ты был женихом моей дочери. Как же тебя не простить?

- Тогда с вашего позволения, господа, - с этими словами он отправился в покои, которые показала ему служанка.

"Господи, почему эта незнакомка не выходит из моей головы? - он уже битый час пытался уснуть, но у него ничего не получалось, его мысли занимала та девушка, которую он встретил в лесу. Та девушка, которая на скаку требовала у них отдать ей деньги, та девушка, которая несмотря на свой страх сражалась достойно, как одна из рыцарей, - А ведь если подумать, то я мог бы уже иметь жену. Это была бы дочь сэра Вильяма. Я бы не смог ей изменять, не смог бы из-за того, что это была дочь лучшего друга моего отца. Но если бы я встретил незнакомку - то я не смог бы жить без нее, да и Джессика Гроуфорд страдала бы от этого. Как благосклонна судьба. Она мертва, упокой Господь ее душу, я один, сейчас война и если эта девушка станет моей нареченной - никто даже не спросит откуда она. Смутное время, все перемешалось. Никто не знает кто здесь друг, а кто враг. Ну почему я все время думаю о ней? Надеюсь мы когда-нибудь встретимся. Если это случится, то я буду самым счастливым человеком на земле. Но пока, пока мне остается только надеяться и ждать. И положиться на волю Господнюю."

 

* * *

 

- Джессика, как я за тебя волновался. С тобой все в порядке? Почему ты поскакала вперед одна? - как только Джессика вернулась в лагерь Джон завалил ее кучей вопросов, но она не на все знала ответы. Она до сих пор не поняла как смогла получить эти деньги, ведь она не стояла с ножом у горла этого человека - он отдал ей деньги сам. Что же там произошло? Почему он так поступил? Она не знала ответ.

- Джессика, - к ним подошел Джос, - слава богу с тобой все в порядке.

- Да не беспокойтесь вы так за меня, со мной всегда все в порядке, ведь вы сами в этом убедились.

- Но только постарайся во всех сражениях не бывать одна. Ты как-никак леди, а леди не подобает бывать одной. Это опасно.

- Ты прав, это опасно, - в ее словах скользило столько грусти, а глаза - в них было полно слез.

Но никто, никто не смог этого заметить. Никто не смог понять почему она согласилась с ними. Это было больнее всего. Они ее друзья, но даже они не поняли что с ней что-то не так.

Наступил вечер. Лежа в своей потели она думала об одном. Она не могла выкинуть из мыслей того незнакомца, которого ограбила, если можно так сказать, сегодня днем. Он завладел ее мыслями. Но могла ли она считать что любит его? Ведь где-то у нее есть Роджер и она любит его. Он такой замечательный, именно он спас ее когда ее должны были выдавать замуж за ненавистного ей Ричарда Дюка. Он тоже любит ее и они должны быть вместе. А этот человек - он на стороне Йорков. Конечно политические взгляды не помеха для настоящей любви, но... Но для мужчин это как раз помеха, причем большая. Она не нужна ему. Да и зачем мечтать о том, кого ты в своей жизни больше не встретишь?

- Я люблю Роджера, я знаю это и я останусь ему верна.

Это было что-то вроде маленькой клятвы, данной человеку, которого нет сейчас рядом с ней, человеку, ради которого она жила эти месяцы в лагере.

 

* * *

- Роджер, - Лора стояла в дверном проеме его покоев, - не кажется ли вам что настало время поговорить о нас с вами?

- О нас с вами? Я не ослышался? - на его лице отобразилось такое изумление что девушка готова была поверить в то, что он на самом деле не догадывается что она имеет ввиду.

Но он знал, он прекрасно знал о чем говорит эта девушка.

Она говорила о том, что пора бы им уже и пожениться и именно теперь Роджер понял что дальше ничего хорошего не может быть. Он должен уехать как можно скорее. Он должен уехать в лагерь, к его любимой, к Джессике.

- Лора, я хочу вам сообщить что завтра я уезжаю.

- Уезжаете? Но куда? Зачем?

- Этого я не могу вам сказать.

- И как надолго вы уезжаете?

- Этого я пока не знаю. Надеюсь что вы дождетесь моего приезда, - "И зачем я только это сказал?" - он не только надеялся что она уедет не дождавшись его приезда, но и отстанет от него.

- Я дождусь вас, Роджер. Обязательно дождусь, вот увидите.

" Только бы она не сдержала свое обещание." Роджер этого совершенно не хотел. Но он был рад что решился поехать в лагерь. Начинается осень и он должен забрать Джессику в замок, ведь зимой в лесу ей делать нечего, да и как она там смогла продержаться все это время без него?

 

* * *

 

- Сэр Вильям, мне хотелось бы посмотреть на портреты, которые имеются в вашем замке.

- Я тебе в удовольствием покажу их, Ричард. Думаю твоему отцу будет любопытно взглянуть на них. Что вы скажете если нам всем троим отправиться и посмотреть на моих предков?

- С удовольствием, Вильям. Я ведь никогда твоих предков так и не видел, а вот ты моих изучил с ног до головы, - подшутил над приятелем Эдуард.

Сегодня он был в отличном расположении духа, не в пример вчерашнему.

- Но учтите, там давно никто не бывал и должно быть там полно пыли.

- Пыль это не помеха, а временное неудобство, - оба герцога засмеялись, но Ричард не понял шутки.

И вот они в портретной галерее предков Гроуфордов.

"Как же все тут скучно. Портреты каких-то людей, живших несколько веков назад."

- Вот, посмотрите. Это мой прадед - Эдмунд Гроуфорд. Именно он заказал постройку этого замка...

Остальное Ричард уже не слышал. Он отправился дальше по длинному коридору, стены которого были увешаны портретами незнакомых ему людей. Он прошел достаточно далеко чтобы не слышать что рассказывал сэр Вильям его отцу, как вдруг:

- Отец, это она!

На него с портрета смотрела молодая леди, серо-голубые глаза, длинные темные волосы, так великолепно развивавшиеся на ветру во время ее погони за каретой. На него смотрела та прекрасная незнакомка, которой удалось покорить его сердце. Та, котору возненавидел отец.

Он стоял как завороженный глядя на этот портрет.

В считанные секунды подошел отец, пораженный таким тоном сына. Кого же он там увидел, что в его голосе было и неожиданность и восхищение и еще какие-то странные теплые нотки, этих ноток Эдуард никогда не слышал в голосе сына.

- Сэр Вильям, кто это?

- Тебе интересно кто эта девушка?

- Не одному ему интересно кто она, Вильям. Я тоже хочу знать кто эта юная особа.

- Не говори о моей дочери так, Эдуард.

- О дочери? - отец с сыном одновременно задали один и тот же вопрос.

- Да, а что вас так удивляет?

Эдуард с Ричардом только переглянулись.

- Но как..?

- Чему ты так удивляешься, Ричард? Она - твоя невеста, на которую напали разбойники во время того как она ехала к тебе. К сожалению она мертва, - он опустил голову, но по нему было видно что никакого сожаления он не испытывает.

- Черта с два она мертва! - рассвирепел Эдуард, - именно эта девка ограбила меня! Я сказал тебе что это были разбойники, это было сего-лишь отчасти правдой. Она одна ограбила меня, при этом победив в сражении. Как тебе такой поворот событий, Вильям?

Вильям просто не знал что сказать. Он считал что его дочь погибла от рук разбойников, но оказалось что теперь она грабитель с большой дороги.

- Значит она моя невеста? Каково тебе , отец, узнать что моя нареченная ограбила тебя?

Ричард сейчас чувствовал себя самым счастливым человеком на свете.его суженая оказалась его любимой. Как он был рад. Но оставалось одно препятствие - он должен отыскать ее. Он это сделает, чего бы ему это не стоило.

- Что ты теперь предпримешь, Вильям, когда узнал что твоя дочь вовсе не мертва как ты считал. Она ограбила меня, а ты обещал отомстить моим обидчикам. Или ты это уже забыл?

- Нет, этого я не забыл, но я не знаю что делать.

- Я знаю что, - вмешался в разговор Ричард. - она нанесла оскорбление нашей семье. Думаю наилучшим решением будет отыскать ее и сделать моей женой.

- Только этого не хватало. Чтобы мой сын, наследник титула герцогов Дюк связал свою жизнь с девчонкой, жившей среди разбойников? Не бывать этому!

- Но ты сам подумай. Ведь никто не узнает о том, где она провела все это время. А нам стоит только найти ее и привезти в замок. Я на ней женюсь и все будет хорошо. Никто из нас даже не вспомнит о ее прошлом.

- Чтож, будь по твоему.

- Но обещай отец, что ты никогда не напомнишь ей о том, что она тебя ограбила. Это был плохой сон и он не повторится.

- Даю тебе слово. Но мы ее для начала отыщем. Я хочу видеть ее реакцию когда она узнает кого ограбила, - дьявольская усмешка исказила лицо герцога Дюка.

- Договорились, - пришло время герцогу Гроуфорду вставить свое слово. Он был счастлив как никогда. Ему все таки удастся выгодно избавиться от дочери. Но она совершила ошибку, ограбив этих людей. Но он не собирался ее оправдывать. Будь что будет.

 

* * *

 

- Роджер, сынок, ты уверен что хочешь уехать именно сейчас?

- Абсолютно. Я чувствую что нужен ей, мама. И она нужна мне. Я не могу больше жить в одном замке с Лорой и без любимой. Надеюсь ты понимаешь меня?

- Я понимаю тебя, сынок, - легким движением стареющей ладони женщина дотронулась до щеки мужчины, стоявшего перед ней, - понимаю как никто другой.

Роджер смотрел ей в глаза и у него на губах застыл невысказанный вопрос. Почему в ее глазах столько горечи?

Но у него не было времени ее спрашивать, да и он не имел никакого права. Эта женщина вырастила его, он обязан ей всем - разве он имеет право спрашивать ее о том, о чем сама она не хочет говорить.

- Мне пора, - с этими словами он вскочил на коня и выехал из конюшни, оставив Эмили наедине со своими мыслями.

 

* * *

 

- Ну сколько можно? Почему он не возвращается? - Джессика сидела на берегу реки и, вопросительно смотря в воду, говорила со своим отражением, - я устала ждать, я устала от того что мой любимый где-то далеко от меня.

Ночь опускалась на землю, но она не хотела уходить отсюда, ей хотелось побыть одной, наедине с собой и со своими мыслями о Роджере.

- Нет, я не уйду отсюда. Это место стало моим исповедником. Оно знает все обо мне и я тут и останусь, - слеза скатилась по ее щеке, - останусь до тех пор пока не смогу вновь позабыть о нем, пока воспоминания о нем не перестанут терзать меня.

Ее слова утопали в вечерней тиши. Еле слышные звуки, вылетавшие из ее уст не смог бы услышать никто. Только она их слышала.

Только она была на берегу, любуясь увядающей природой. Наступала осень. Осень, которая не принесет ей ничего хорошего. Осень, которая напоминала ей о том, что слишком долго она не видела любимого.

- Любимый, - слово само вырвалось у нее.

- Любимая, - раздался такой знакомый и любимый голос у нее над ухом, а чье-то теплое дыхание обожгло шею.

- Роджер! - одним резким движением она повернулась к нему, очутившись в его объятиях.

- Джессика, любимая, ты не представляешь как я скучал по тебе, - он не хотел, не мог выпустить ее из своих объятий, он смотрел в ее большие голубые и такие невинные глаза и не мог поверить что смог уехать от нее и жить все это время в одном замке с Лорой в то время, как здесь его ждала эта девушка, - каким же я был дураком что покинул тебя.

- Любимый, ты ведь не виноват. Как же я по тебе скучала, - она обнимала его за шею, прижимаясь к нему всем телом. Он вернулся! Он здесь! Он с ней. Это для нее было самым лучшим подарком.

- Джесс, ты плачешь? - по ее щекам струились два соленых ручейка, - почему?

Она все еще не могла поверить что все это не сон, все это явь. Теперь она не одна. Он с ней и он ее защита и опора. Он ее любит, так же как и она его.

- Я скучала по тебе, очень скучала, - ее глаза, полные укора, смотрели на него с той самой наивностью, какая была в этом взгляде несколько месяцев назад, когда они встретились.

Девушка сидела и смотрела на него, она не подозревала что за все это время изменилась, но Роджер это заметил.

" Такая же как и тогда, тот же взгляд, такие же глаза, но что-то в ней изменилось. Но что? Она такая же как и раньше, но и совершенно другая. Такая родная и в то же время такая чужая."

- Я люблю тебя, Джессика, - он приблизился к ее губам.

- И я тебя люблю, Роджер, - она чувствовала его горячее дыхание, обжигающее ей губы.

Их губы слились в долгом поцелуе, поцелуе, в котором ни один из них не отдавал себе отчета, в поцелуе двух любящих людей.

- Как же я мог покинуть тебя. Ты была здесь одна, а я был вдали от тебя, ведь ты нуждалась во мне, в моей защите. Прости меня ради бога за это. Я люблю тебя, и буду любить всю свою жизнь, Джессика, клянусь.

Эти слова, как она о них мечтала. Она мечтала о том, что он скажет ей эти слова. Вот они. Она их слышит.

- Любимый, не стоит просить прощения. Теперь мы вместе и этим все сказано. Все в прошлом. Я люблю тебя, Роджер, - потоки слез хлынули из ее глаз. Она больше не могла сдержать чувств, одолевавших ее. Она бросилась к нему на шею. Я люблю тебя и буду любить вечно. Тебе я отдала свое сердце и не возьму его обратно.

- Вот, - она сорвала цветок, росший у ее ног и протянула его Роджеру, - храни его. Он будет напоминать тебе он моей любви. Береги его как зеницу ока.

- Я всегда буду беречь его, всегда, любимая, так же как и любовь к тебе.

 

ГЛАВА 11

 

- Джессика, - Габриэль стоял на пороге ее палатки, - ты уезжаешь?

- Нет, я никуда не уезжаю, - девушка не могла понять почему ее юный друг так решил.

- Но Роджер сказал...

- Что он сказал? - Джессика не стала дожидаться ответа и перебила юношу.

- Сказал что приехал за тобой чтобы увезти отсюда.

- Он знает что я сражаюсь вместе с вами?

- Нет. Это одна из причин по которой я пришел. Джослин с Джоном просили чтобы ты ему ничего об этом не говорила. Он их за это убьет. Видела бы ты как он испугался вчера, когда приехал и узнал что тебя нет в лагере и что ты вероятнее всего у реки. Он был так взбешен.

Но девушка уже не слышала его. Она была взбешена тем, что Роджер решает все за нее. Она не хочет чтобы кто-то решал что ей делать, а что нет. Она уже направилась к двери, не обращая никакого внимания на то, что говорил друг. Но она не предаст ни Джона ни Джоса, она не скажет Роджеру о том, что сражается как рыцарь. Но она и не позволит руководить ею.

 

* * *

 

- Роджер, что это значит?

- Милая, ты о чем?

Джессика нашла Роджера в палатке Джослина. Она ворвалась туда с таким видом, будто ее смертельно обидели.

- Я о том, - она оперлась руками о стол, вокруг которого собрались люди, - что ты хочешь забрать меня отсюда.

"Что-то сейчас будет, - Джослин чувствовал это, не зря она так рассержена, только бы она не сказала ему о ней, о том что она - воин."

- Я это делаю из разумных соображений. Тебе тут делать нечего, тем более наступает зима, - он обошел стол и направился к ней, - такому юному созданию как ты нечего здесь делать. Ты привыкла к роскоши и не сможешь долгое время жить в таких условиях. Честно говоря я удивлен что ты не жалуешься ни на что. Уверен что тебе здесь не по нраву.

- Как ты можешь говорить то, чего не знаешь? - она отшатнулась от него как только он подошел к ней, - откуда ты можешь знать что мне тут не нравится если не приезжал сюда несколько месяцев? Ты не видел все это время ни меня ни лагерь и ты не вправе ничего говорить.

- Может ты и права. Но что скажут люди если узнают что ты долгое время провела в лесу с разбойниками? В лесу, где не было ни одной женщины? Это ляжет пятном на тебя, постарайся понять это.

- Зачем мне это понимать? - она была в ярости. Он говорил ей такие вещи, о которых она не думала, но на которые он сам обрек ее.

- Милорд, -мужчина выступил из толпы, все это время с интересом ожидавшей развязки. Они все более или менее знали Джессику и понимали почему она не хочет уезжать. Она провела среди них так много времени, она полюбила сражения и после этого ей не хотелось покидать эту вольную жизнь, - может стоит прислушаться к желанию дамы? Все таки ей виднее где ей лучше.

- Ты хоть понимаешь что ты говоришь? - Роджер пришел в бешенство от того, что кто-то посмел пойти против него, - леди не место в таком месте. Вы думаете только о сражениях, а не о том, чтобы даме было хорошо. Уверен что девушка не раз чувствовала себя здесь лишней.

- Я не поеду, - раздалось рычание у него за спиной.

Роджер не успел обернуться, как Джессика выбежала из палатки.

- Роджер, - Джослин подошел к кузену и положил руку ему на плечо, - может и в самом деле стоит подумать о том, чтобы Джессика осталась тут? Она не хочет никуда уезжать. Она полюбила это место и людей, а они полюбили ее. Не принуждай ее, она благодарна тебе за это не будет, - Джослин знал что у него не получится переубедить кузена. Роджер считает Джессику слишком нежным созданием, не способным постоять за себя - это он понял еще из их вчерашнего разговора, - но если ты все таки решил забрать ее - я проеду с тобой. Я не останусь там, где ее не будет.

- Как понимать твои слова о том, что здесь все ее любят? Почему это ты ее не оставишь?

Роджер ревновал, ревновал к собственному кузену. А может мать отчасти была права? Может Джос сам влюбился в нее?

- Понимай это как хочешь, но я ее не оставлю. А вот ревновать не стоит - это мой тебе совет. Она тебя любит и не предаст.

- Я не передумаю. Она уедет. Это мое последнее слово.

- И когда же ты планируешь уехать?

- Как можно скорее. Думаю что как только улажу все дела в лагере, то сразу и уедем.

 

* * *

 

- Ну так что у тебя случилось, дружище?

Эдуард с Вильямом сидели в покоях хозяина замка и наверстывали все то время, что они не видели друг друга.

- Думаю что у меня возникли проблемы. Точнее не у одного меня. Ты внимательно прочел мое письмо?

- Внимательнее некуда. Кажется я ее уже наизусть знаю.

- Ну так вот, ты помнишь моего слугу, который сопровождал вас?

- Помню и если не ошибаюсь, именно он пытается на тебя давить.

- Да, именно он. Ты как всегда прав, - угрюмый вид герцога Гроуфорда не предвещал ничего хорошего этому наглому слуге.

- Значит он знает о том что случилось с принцами?

- Знает, и мне кажется ему известно кто сотворил с принцами такое.

- Что еще ему известно?

- Ему известно еще и то, что у Ланкастеров есть престолонаследник.

- Но... Откуда?

- Я по глупости сказал ему это. И не смейся, со всеми бывает.

- Со всеми, но не с тобой.

- Ничего не поделаешь, старею.

- Никогда не поверю что ты стареешь, дружище.

- Да прекрати ты смеяться. Не до смеха сейчас. Надо думать что делать с Генри.

- А что тут думать? Жаль парня, конечно. Молодой еще, глупый.

- Ты как всегда прав, Эдуард, как всегда. Слишком молодой, но глупость не прощается.

Общий смех означал что решение принято.

 

* * *

 

- Майкл, нам надо как можно скорее узнать жива ли наша девочка, - Элис снова пришла в конюшню к другу, - я не могу поверить что она мертва. Чует мое сердце - жива она.

- Не у одной тебя сердце что-то чувствует. Ты так и не сказала, где ее искать? Или где искать того, кому может быть хоть что-то известно о ней?

- Я не знаю где этот человек.

- Значит хотите найти вашу девочку?

От незнакомого голоса и Элис и Майкл обернулись в страхе что их разговор был услышан.

- Если я правильно понял, а я в этом не сомневаюсь, вы говорите о вашей как-бы умершей хозяйке.

- Милорд, кто вы? - решилась задать вопрос Элис.

- По-моему меньше всего тебя должно интересовать кто я. Я тот человек, которому известно что ваша девочка жива. Ха, - он усмехнулся что-то вспомнив, - я бы ее девочкой не назвал.

- Не смейте так говорить, милорд! Никто не смеет оскорблять Джессику Гроуфорд!

- А кто сказал что я ее оскорбляю? - он откровенно смеялся над попытками Элис защитить свою госпожу.

- А что же вы делаете? - в разговор вступил конюх.

- Вижу вы ее очень любите. Если не ошибаюсь - вы хотите найти леди?

- Вы не ошибаетесь милорд. Но у нас это получится только в том случае если она жива.

- Женщина, я не знаю кто ты, - он облокотился о косяк ворот, ведущих в конюшню, - но хватит смотреть на меня с такой угрозой. Ничего ты мне сделать не сможешь. А твоя храбрость смешна и ты это знаешь.

- Милорд, - снова заговорил конюх, - может вы все таки назовете свое имя?

- Мне известно что ваша госпожа жива, - он как будто игнорировал просьбу назвать его по имени, - и я могу сказать вам где я ее видел, но с условием что как только вы ее найдете, то немедленно сообщите об этом мне.

- Милорд, мы были бы вам признательны, но я не могу вам ничего обещать пока ваше имя не станет нам известно.

- Женщина, ну откуда столько не доверия? Но как тебе будет угодно, - усмешка на его лице испугала слуг, - если не хочешь узнать где я ее видел и в каком она была состоянии, то не узнаешь. А на подобные уловки я не попадаюсь, - он развернулся и пошел прочь.

- Милорд, постойте! - раздалось ему вслед.

- Вы что-то хотели?

- Да. Мы согласны сказать вам как только найдем ее.

- Я попрошу вас еще об одной вещи. Вы не должны ей говорить о том, что вам кто-то сообщил о том, что она жива.

- А герцог Гроуфорд знает об этом?

- Ему все известно. Но вам ничего не стоит опасаться.

- Так где вы ее видели? - Майклу не терпелось узнать о том, где находится юная леди.

- Я видел ее в лесу, в одном дне пути отсюда.

- В лесу? - в один голос вскрикнули от удивления слуги.

- Но что она там делала? - Элис первой пришло в голову спросить об этом неизвестного господина.

- Она? - его смех застал ее врасплох, - она грабила.

- Грабила? Милорд, вы лжете!

-Неужели ты думаешь, женщина, что если бы я так хотел найти ее, то стал бы врать? Нет, это не ложь и, если вы ее отыщете, вы в этом убедитесь.

С этими словами он ушел из конюшни.

- Майкл, как ты думаешь он правду говорит?

- Не знаю, Элис, не знаю. Но знаешь что мне интересно? Почему ему так необходимо найти леди? Как-то это все странно. Как ты думаешь, стоит ли ему говорить, если мы найдем леди?

- Думаю что не стоит. Не доверяю я ему. Почему он не назвал своего имени?

- Мне это тоже интересно. Но не стоит вспоминать об этом. Главное что наша девочка жива - и этим все сказано.

- Но как нам найти ее?

- Думаю нам стоит съездить туда, куда направил нас этот сеньор.

- Согласна, но как нам выбраться из замка так, чтобы наше отсутствие не заметили? Ведь твое отсутствие труднее всего не заметить.

- Но ведь меня можно и заменить.

- Заменить? Что ты имеешь ввиду?

- У меня ведь есть сыновья, которые с удовольствием помогут мне, - заговорческая улыбка на лице Майкла придала уверенности и Элис.

- А это значит...

- Это значит, - он буквально смеялся от радости, - что мы можем отправиться в путь когда нам будет угодно!

 

* * *

 

- Джессика, ну почему ты упрямишься? - Роджер стоял у входа в палатку своей возлюбленной, пытаясь уговорить ее согласиться с ее решением.

- Я не хочу, сколько тебе говорить об этом?

- Джессика, - он подошел к ней и попытался обнять, но она отстранилась, - тебе здесь не место и ты это прекрасно знаешь. Любимая, ну подумай, что ты будешь делать среди мужчин, которые думают только о том, как бы сразиться с теми, кто выступает за династию Йорков. Им нет дела до тебя. Ты для них слишком нежная особа, они не любят таких.

- Значит по-твоему мне здесь не место?

- Да, именно так.

"Знал бы он что я вовсе не такая нежная, - она усмехнулась, - он бы так не говорил когда узнал бы что я тут делала в его отсутствие."

- Но я не хочу покидать это место, - в ее голосе было столько печали, глаза будто молили его сжалиться, но он был неумолим.

- Нет. Я уже все решил через несколько дней мы уезжаем отсюда.

- Но куда?

- В замок Бедфордов. Там ты будешь в безопасности.

- Что значит в безопасности?

- Это означает что ожидаются тяжелые времена, решающие времена в войне. Женщине будет небезопасно находиться здесь. Пойми, я все это делаю только для тебя.

* * *

 

- Как ты думаешь, Элис, долго нам еще ехать?

- Не знаю, но не хотелось бы еще долго ехать. Тот сеньор сказал что до того места, где он ее видел день пути. Значит еще долго ехать. Как же я устала, - вздох был свидетельством ее слов.

- Согласен, ездить здесь ужасно. Всю жизнь работал конюхом, но это моя первая поездка.

- Давай остановимся. Сил у меня больше нет ехать.

Они свернули с дороги на какую-то поляну.

- Как здесь хорошо. Вот было бы так всегда. Тишина, только пение птиц.

- Странное пение птиц, ни разу такого не слышал.

- Можно подумать много ты птиц слышал.

- Немного, но достаточно для того чтобы понять что это может быть ненастоящая птица.

- Кто же по-твоему здесь будет петь если не птица? Глупости какие-то ты говоришь.

- Говорю тебе, не глупости это, - Майкл начал прислушиваться к тому, что происходит в лесу.

- Какой ты глупый, - женщина умилялась от попытки друга разобраться в том, кто же свистит, - не придумывай что-то ненормальное в этом пении.

- В каком пении? Ты сейчас что-то слышишь? Я ничего.

И в самом деле, все как-будто природа замолчала в ожидании чего-то.

- Как-то мне здесь жутко, Элис. Давай-ка лучше отправимся дальше в путь.

- А ты хоть раз думал как мы узнаем в каком месте этот человек видел нашу девочку? Лес огромен и я не думаю что мы скоро найдем Джессику.

- Но мы должны. Наша девочка жива и мы должны ее увидеть.

- Но как? Как мы узнаем где она в этом лесу?

- Зачем вам Джессика? - раздалось у них над головами, а к горлу мужчины был приложен нож.

- Не стоит пугаться, мадам. Мы не причиним вам вред, если только вы не окажете сопротивление, - вставил мужчина, вышедший из-за дерева, у которого отдыхали слуги.

- Она, - Элис попыталась сказать мужчинам о Джессике, но не могла. Страх заставлял ее молчать.

- Так кто же она?

- Элис! Майкл! - услышали они такой знакомый голос.

- Джессика! - оба услышав голос повернулись. Со стороны леса к ним бежала девушка, которую считали мертвой.

- Девочка моя! - Элис не побоялась ничего, даже разбойников, стоявших около нее. Она со всех ног бросилась к своей воспитаннице, - Джессика, милая, - женщины обнялись, - как же я боялась что ты в самом деле мертва. Но ты жива! Господи, спасибо тебе!

- Элис, милая моя Элис. Как же я скучала по тебе все это время!

- Она плачет, не может быть, - слова одного из разбойников несказанно удивили Майкла.

- Что значат ваши слова о том что она плачет, сударь?

- А то, что Джессику еще никто не видел плачущей. Это чудо, а не девушка.

Восторг, который Майкл видел в глазах этого человека доставил ему массу удовольствия.

- Элис, Майкл, что вы здесь делаете? Почему вы так далеко от замка? - засыпала их вопросами девушка как только подошла к дереву.

- Мы искали тебя, Джесс.

- Но как вы узнали что я жива и где меня искать?

- Нам это сказал...

- Мы не можем сказать этого, дорогая, - Элис перебила попытку Майкла выдать незнакомца.

- Но почему? Это ведь нелепо.

- Нет, не нелепо. Джессика, ты не хотела бы вернуться домой? - служанка поспешила сменить тему, - нам не хватает тебя.

- Нет, я не вернусь. Я знаю отца, он попытается выдать меня замуж за сына его друга - за наследника фамилии Дюк, а я этого не хочу. Я поняла что такое свобода и не променяю ее ни на что. Надеюсь вы понимаете меня?

- Понимаем, наверное даже слишком.

Эти три человека, не видевшиеся уже долгое время не могли насладиться обществом друг друга. Они так говорили долгое время. Спутники Джессики уже давно покинули ее, оставив давних друзей наедине, подальше от посторонних глаз.

Но никто, ни одна живая душа не видела как от дерева совсем недалеко от поляны отделилась фигура и исчезла на уходящей вдаль дороге.

 

 

ГЛАВА 12

 

- Значит она там? - Ричард ходил по комнате слушая рассказ слуги, только что прибывшего из своей небольшой поездки. Интересно, что скажут мне эти двое? Они тебя видели, Фрэнк?

- Не думаю, милорд. Они были слишком заняты собой чтобы замечать что творится вокруг них.

- Ты их надолго опередил?

- Не знаю, милорд. Думаю что на несколько часов.

- Значит скоро они будут здесь. Чтож, навестим эту парочку. Ты оказал мне неоценимую услугу, Фрэнк. За это тебя ждет вознаграждение.

Кожаный мешочек денег, вытащенный из кармана и брошенный на стол был самой лучшей наградой, наградой, ради которой Фрэнк мог сделать все что угодно.

- Благодарю вас, милорд.

- Не стоит, Фрэнк, не стоит. Когда ты мне понадобишься - тебе сообщат. А сейчас ты свободен.

- Значит она живет в лесу, - как только слуга ушел Ричард смог позволить себе размышления вслух, - видимо правильно я сделал что не доверился этой парочке. Не думаю что они скажут мне где скрывается их госпожа, но они меня вывели к ней и если бы не Фрэнк то мне никогда не узнать бы этого.

 

Уже в который раз Роджер понял насколько был прав, когда после ухода из конюшни несколько дней назад направился к Фрэнку и приказал проследить за этими людьми и обо всем доложить ему.

- Сын, я хочу поговорить с тобой.

- Да, отец, нам нужно поговорить.

- Почему ты так говоришь? Тебе есть что сказать мне?

- Есть. Но это касается в большей степени меня с сэром Вильямом. Если ты не против я предлагаю позвать его и обсудить все то, о чем мне известно.

 

* * *

 

- Значит она скрывается в лесу?

- Тебе известно в каком месте именно?

Оба герцога наперебой интересовались судьбой пропавшей девушки.

- Мне известно это место, но я вам скажу его только в том случае, если вы, отец, пообещаете мне что ни за что не тронете ее и она никогда не вспомнит о том, какой проступок совершила, ограбив нас. А вы, сэр Вильям, никогда не будете ей напоминать о том, что она обязана делать.

- Что ты имеешь ввиду?

- А то, сэр Вильям, что вы никогда не будете ей напоминать о том, что она обязана стать моей женой и дать продолжение вашему роду.

- Но это невозможно. Ты еще слишком юн чтобы говорить о таких вещах. Это ее обязанность...

- Я попрошу вас успокоиться, - Ричарда начинало бесить упрямство герцога, - я ей об этом сам буду напоминать.

- Неужели ты считаешь что она станет твоей женой. Ведь если верить твоим словам, то она сбежала из замка именно из-за тебя. Не думаю что она захочет о тебе вновь слышать.

- Пусть даже и не захочет, но ведь этого хотите вы, а этого вполне хватает, - Ричард поудобнее устроился в кресле, - она станет достойной герцогиней Дюк, я вас в этом уверяю.

- Если снова не сбежит, - усмехнулся герцог Гроуфорд.

- Верьте мне, никуда она не сбежит, - уж в этом он был уверен как никогда. Он знал что именно она ему нужна, а ей нужен он, пусть даже она этого еще не поняла. Но он ей это докажет.

 

* * *

 

"Ну почему Роджер считает что имеет право указывать мне где мне лучше, а где хуже. Ведь мне будет хуже там, где не будет ни Джоса, ни Джона, ни Габриэля, где не будет никого из лагеря, - девушка вошла в холодную воду ручья, - я не смогу без них там, в стенах замка. Да, он надежно охраняется, но мне не это надо! - Джессика снова начала возражать и горячиться, даже остывающая вода осенней реки не могла остудить ее жар, - какое право он имеет? Мне ведь нужна свобода, как он не понимает? Мне нужны опасности. А не спокойствие."

- Что столь юная особа делает в такой глуши? - незнакомый голос на берегу реки вывел Джессику из задумчивости, - ведь кто-то должен приглядывать за юными дамами или я ошибаюсь? Где же ваша дуэнья, леди?

- Сэр, кто вы? - Джессика смотрела на него и не могла понять где же она его видела, - попрошу вас уйти отсюда. Вас не учили что неприлично наблюдать за девушкой, когда она купается?

Наглый взгляд незнакомца скользил по ее телу, скрытому водой.

Джессика сейчас была благодарна воде за то, что она скрывала все то, что сейчас могло представиться взгляду этого человека.

- А вы не боитесь что я могу закричать и сюда прибегут люди?

- А вы не боитесь что я могу войти в воду и сделать все то, что захочу? Да не заливайтесь вы так краской, леди. Не стоит.

Джессика не могла поверить что человек способен на такую наглость. Как он смеет сидеть на берегу и смотреть на нее, явно понимая что смущает ее.

- Мне почему-то кажется что вам неприятно мое общество, леди грабительница, - странная усмешка исказила его лицо, как-будто он что-то вспомнил.

- Это вы? - теперь она его вспомнила и ей захотелось убить этого человека, - как вы смеете сидеть здесь и наблюдать за мной?

- Я рад что вы меня узнали леди, - он поднялся и подошел поближе к воде.

- Не подходите, иначе буду кричать.

- Вы будете кричать? Ха, неужели вы чего-то боитесь? Тогда в лесу мне казалось что вы не способны бояться.как вы сражались с моим отцом - это надо было видеть, мне тогда показалось что страх вам чужд. Но сейчас, - он как-то странно посмотрел на нее.

- Что сейчас?

- Сейчас передо мной обычная девушка, которая стоит в воде и боится выйти из нее только потому, что на берегу стоит мужчина.

- Да, именно этого я боюсь, сэр.

- Но меня не стоит бояться, вы можете выйти, я вам не причиню вреда, леди.

- Как вы добры, - съязвила Джессика, - но я пожалуй побуду еще тут, а вам стоит побыть на берегу, сэр, - она заметила что он начал подходить к воде и именно поэтому сказала это.

- Не хотели бы вы, леди, искупить свою вину передо мной?

- Какую вину? Как мне помнится - именно вы дали мне деньги. Я вас об этом даже не просила.

- Значит вы меня как-бы не грабили?

- Получается что нет, - она усмехнулась.

- Вы еще не замерзли в воде? - Ричард подошел к воде и потрогал ее рукой, - вода холодная.

- Замерзла, именно поэтому я попрошу вас отлучиться.

- Я бы предпочел остаться.

- А я бы предпочла чтобы вас не было.

- Ну чтож, желание дамы - закон, - он отошел от воды все еще не сводя глаз с девушки, стоявшей в воде. Ведь это его невеста. Почему он не может сейчас войти в воду и забрать ее отсюда?

Как только мужчина скрылся в лесу Джессика вышла из воды и постаралась как можно быстрее натянуть на себя одежду. Но это у нее н5е очень хорошо получалось. Руки дрожали. Она сама не могла понять из-за чего. То ли из-за холода, то ли из-за мужчины, совсем недавно разговаривавшего с ней.

- Джессика, ты здесь?

- Роджер! - как она была рада что пришел ее возлюбленный, теперь она избавлена от общества этого незнакомца, - что ты здесь делаешь?

- Любимая, разве ты не рада тому, что я пришел?

- Конечно рада, как ты можешь в этом сомневаться?

- Ты права, милая, - он запечатлел на ее губах легкий поцелуй, как-бы отмечая что она принадлежит только ему.

- Черт бы побрал этого человека! Кто он такой? -Ричард не мог придти в себя от увиденного. Его невеста целуется с каким-то мужчиной. Причем этот мужчина еще слишком юн, - Джессика, опомнись, - он пытался взывать к ней, стоя за ближайшим деревом. Она для него потеряна. Ее сердце отдано другому - это ясно как белый день. Но он не отдаст ее. Это его невеста и никто не имеет на нее права. Только он, - ты будешь моей, Джессика Гроуфорд, только моей. Клянусь! Или я не Ричард Дюк.

Поклявшись в этом Ричард вскочил на коня и умчался туда, где его ждали те, кто согласен помочь ему с Джессикой.

- Джессика, сколько раз тебе говорить о том, что нельзя одной ходить к реке?

- Но неужели благовоспитанная девушка позволит себе отлучиться вместе с мужчиной? Тем более для того чтобы искупаться?

- Ты права, но через несколько дней тебе уже не надо будет думать об этом.

- Что это значит? - Джессика отстранилась от него и внимательно посмотрела ему в глаза.

- Это значит что буквально через пару дней мы уезжаем, - он так этому радовался что и девушке захотелось разделить с ним эту радость, но она не могла.

"Не смогу я без свободы, не смогу, почему ты этого не понимаешь?" - с немым вопросом Джессика смотрела ему в глаза все еще надеясь на то, что он одумается.

Но он не одумался, он не смог ее понять, не смог осознать то, что она будет чужой там, где он считал ей будет лучше. А она... Она не смогла понять что ей не суждено остаться там, где ей не мило.

 

* * *

 

- Джессика, ты готова?

Началось это злосчастное утро, когда ей нужно было покидать этот лес, этих людей. Не может она все это покинуть. Не может уехать отсюда. Не может расстаться с этими людьми и этим образом жизни.

- Как я могу стать той леди, которая после войны будет принимать у себя в замке гостей? Как я могу расстаться со всеми вами? Джос, милый, помоги мне переубедить Роджера не уезжать, прошу тебя.

- Джессика, - он смотрел в эти голубые глаза, полные такой неподдельной боли, я не могу. Он прав, ты должна быть там, где ты будешь в безопасности. Тем более я буду с тобой.

- Значит и ты против меня?

- Джессика, стой!

Но он уже не мог остановить ее. Она бежала к лошади, к человеку, которые увезут ее туда, где ей немило.

- Джессика, любимая, я рад что ты все таки одумалась и решила без посторонней помощи ехать с нами.

- Я тоже этому рада, - на ней не было лица, она не хотела этого, но ей приходилось. Что она может сделать против нескольких мужчин? Ничего.

- По коням! - раздался приказ Роджера, и все заняли свои места в седлах.

- Подожди меня, кузен, - Джослин шел к своей лошади, - ведь я еду с тобой. Ты не забыл?

- А меня значит забыли? - Джон сидел на своем коне недалеко от кавалькады всадников.

- Джон? - Джессика не могла сдержать удивления, - ты тоже с ними?

- Как видишь да.

"Неужели все они против меня?"

- Красавица, не бойся, я никому не позволю обидеть тебя. Никому, запомни это, - еле слышным шепотом Джон обратился к ней как только они выехали из лагеря и их кони поравнялись.

- Но как ты можешь говорить это? Ведь ты ни слова не сказал когда я упрашивала Роджера оставить меня в лагере.

- Не надо печалиться, голубка. Я ведь сказал что не позволю никому, - он особо выделил это слово, - обежать тебя. Ты не поедешь к нему в замок.

- Что? - это казалось сказкой, неужели хоть кто-то согласен помочь ей.

- Ты итак все прекрасно слышала и не притворяйся.

- Но как?

- Это я еще не знаю, но мы что-нибудь придумаем, ведь ты согласна?

- По рукам, дружище.

- По рукам, миледи.

 

* * *

 

- Значит вы не встретили вашу хозяйку? - Ричард стоял в конюшне, расспрашивая слуг о том, что они обещали ему рассказать.

- Нет. Лес огромен, мы не смогли найти ее.

- А не лжете ли вы? Что-то не доверяю я тебе, женщина, - он с недоверием посмотрел на Элис.

- Как можно, сэр?

- Видимо можно.

Он был прав, эти двое не собирались говорить ему правду. А ведь он уже побывал и на том берегу реки, и видел ее.

Они лгут, ну почему? Неужели они боятся того, что он может причинить ей боль?

- Теперь мне с вами все понятно.

Ничего не говоря им он вышел.

 

* * *

 

- Сколько нам еще ехать?

- Уже немного осталось, сэр Вильям. Вы ведь хотите встретить вашу дочь.

- Ты прекрасно знаешь как мне не терпится увидеть ее воскресшей из мертвых.

- Ну зачем же так? Не заставляйте меня смеяться.

- А ты и не смейся. Это наши отношения с дочерью и тебе не стоит в них лезть.

- Полностью с вами согласен. А вот мы и приехали. Вот та дорога. - он остановил коня, - которая ведет в их лагерь. Но прошу вас запомнить, герцоги, что мы едем туда не для расправы с разбойниками, а для того чтобы забрать вашу дочь.

- А ну стоять, кто вы? - как только трое всадников свернули на тропу с дерева спрыгнул человек и подошел к ним.

- Кто мы - не имеет значения. Важно для чего мы здесь, - Ричард держался высокомерно в общении с этим человеком.

- И для чего же вы здесь в таком случае? - мужчина, стоявший на дороге откровенно издевался.

- Мы здесь для того, чтобы не отчитываться перед тобой!

Как только Ричард сказал это все пришпорили коней и помчались дальше по дороге, оставив где-то позади стража.

- Кто вы такие? - как только три всадника достигли лагеря им навстречу вышли какие-то мужчины. Нигде не было заметно пребывание женщины.

- Зачем мы будем называть наши имена? Нас интересует один человек, больше мы не скажем.

Лошади волновались, выплясывая круги.

- Что же это за человек?

- Это девушка.

- У нас тут девушек нет, если не верите - можете проверить.

- Ты лжешь! - Ричард рассердился не на шутку. Чего этот человек добивается своим враньем?

- Не лгу!

Услышав последние слова, Ричард пришел в бешенство. Он вытащил меч из ножен и ринулся на незнакомца, посмевшего солгать.

- А теперь, - приставил меч к горлу этого мужчины, - ты скажешь нам куда вы дели Джессику.

- Она больше не с нами. Она уехала.

- Куда? - Ричард все больше приходил в бешенство. Как этот человек смеет говорить все кроме правды?

- В замок к ее жениху.

- Жениху? - все трое не могли поверить тому, что они услышали.

- О каком женихе ты говоришь? Куда они уехали? - Ричард недоумевал. Но он догадывался о чем речь.

- Они уехали в замок Бедфордов.

- Когда?

Но допрашиваемый молчал.

- Когда, я спрашиваю?

- Сегодня утром.

- В погоню! - Ричард не мог терпеть более. Он найдет ее, найдет, что бы ему это ни стоило.

 

ГЛАВА 13

 

- Джон, - Джессика подошла к своему другу, - так когда же ты поможешь мне бежать?

- Не торопи события, подружка.

Они остановились на ночлег на какой-то поляне. Как сказал Роджер - это для того, чтобы видеть приближаются к ним какие-либо люди или нет.

- Но ведь отсюда будет трудно сбежать, тут все видно за несколько миль.

- Я ведь тебе говорю, подожди немного. Я обо всем позабочусь. Ты только дождись...

Он не смог договорить, к ним подошел Роджер.

- О чем это вы тут шепчетесь?

- Ни о чем, любимый, - Джессика улыбалась, хотя на самом деле ей хотелось бежать, бежать куда глаза глядят. Она не позволит держать ее в заточении. Ведь сейчас с ней пытаются сделать именно это.

- Скоро сядет солнце. Джессика, тебе было бы безопаснее находиться в палатке.

- Но почему?

- Ты слишком беззащитна для того чтобы находиться ночью под открытым небом.

- Но почему ты думаешь что я такая беззащитная? - девушка начинала терять терпение.

- Неужели ты считаешь что можешь постоять за себя? - он усмехнулся, - это же до нелепого смешно.

"Зря ты так считаешь. Я тебе докажу что это вовсе не смешно. Это правда."

- Значит мне придется покинуть вас.

- Не волнуйся, Джессика, одна ты не останешься.

Джон не мог видеть того, что Роджер вытворял с Джессикой. Он не позволит этому человеку сделать из этой девушки простую женщину. Она особенная и таковой должна остаться.

- Спасибо, Джон.

Она удалилась, но Джон знал, что все то спокойствие, которое она сохраняла все это время, вся та невозмутимость - все это лишь видимое. Роджер слишком плохо ее знает для того чтобы считать, будто она подчиняется ему. Она не такая. Она никогда никому не будет подчиняться. Но ей нужен не Роджер. Он погубят ее. Ей нужен мужчина, который увидел бы в ней не обыкновенную женщину, а то чудо, каким она является. Нет, нельзя никому позволять сломать характер Джессики. И он не позволит. Эта девушка для него слишком дорога.

"Ну почему он так себе возомнил, будто имеет право за меня решать какая я и что мне делать? - Джессика ушла от мужчин вся в гневе, - неужели только Джон меня понимает? Даже Джос делает вид что я такая беззащитная. А ведь я могу справиться с любым мужчиной. Я справилась даже с тем богачом из кареты."

И тут она вспомнила того незнакомца. Его взгляд. Она вспомнила их первую встречу во время той погони. Она чувствовала себя немного виноватой, но с другой стороны она была тут ни при чем. Мужчина постарше сам захотел с ней сразиться и ему пришлось понять что это бесполезно.

Но потом. Потом ей пришла на ум их последняя встреча. Эта река. Этот мужчина. Она сама не знала почему, но она хотела увидеть его. Она желала этого всей душой.

"Ах, если бы все можно было бы вернуть назад. Как мне хотелось бы снова увидеть его. Я бы отдала все, лишь бы увидеть его еще раз."

- Джессика, - Джон как и обещал не оставил ее одну.

- Джон, как я рада что ты меня не оставил. Почему он так делает? Почему он не хочет поверить в то, что я вовсе не такая беззащитная какой кажусь?

- Джессика, милая, не знаю. Мне этого не понять. Но давай лучше перейдем к делу.

- Согласна. Мне надо бежать отсюда.

- И я знаю как это сделать.

- В самом деле? - она так этому обрадовалась, - расскажи как. Мне не терпится узнать.

- Но это можно будет осуществить только после захода солнца. И не кричи так сильно.

- Ой, я совсем забыла что мы тут не одни, - она перешла на шепот, - что для этого нужно? И как я сбегу?

- Тебе надо будет всего-лишь сесть на коня и мчаться во весь упор отсюда. И старайся не возвращаться. Беги в лагерь. Там тебе будет лучше.

- Спасибо тебе огромное, Джон, - она обняла его за шею, - я так тебе признательна.

- Благодарить будешь потом, когда будешь далеко отсюда.

Его улыбка была такой теплой. Как же она полюбила этого человека. Он помогает ей сейчас, он спас ее тогда.

- Я никогда не забуду все то, что ты для меня сделал. Я этого не заслужила.

- Ошибаешься, ты это заслужила и даже очень.

- Но как же ты? Ведь они могут понять что это ты помог мне бежать.

Джон смотрел в эти завораживающие глаза, полные тревоги и понимал что прав был тогда, когда сам себе поклялся никогда не бросать ее в беде.

- Джессика, - он взял ее ладони в свои, - не стоит волноваться обо мне. Не забывай кто я. Я - шпион и я никогда еще не попадался на таких вещах. Теперь мне тоже не суждено попасться. Они будут думать что ты сбежала сама, без чьей-либо помощи. Ну а теперь мне пора. Я приду за тобой когда придет время. Но запомни одно - ты никогда не должна никому говорить о том, что я тебе когда-либо помогал. Ты меня поняла?

- Я тебя прекрасно поняла. Никто никогда от меня не услышит что ты мне помогал. Клянусь!

- Вот и славненько. А теперь мне пора.

- Я буду ждать.

Джон ушел, оставив Джессику одну.

 

 

* * *

 

- Ричард, как ты думаешь, они могли далеко уйти?

- Не уверен в этом. Мне кажется что они должны быть где-то поблизости.

- Почему ты в этом так уверен?

- Сэр Вильям, посудите сами. Мы выехали часов на 6 позже их. Но ведь они не подозревают что за ними погоня. А вот мы едем с огромной скоростью.

- Ну да, - герцог Дюк не смог не вмешаться, - они не подозревают о погоне, если их не предупредили, конечно. Не думаю чтобы тот мужик не послал своих людей за Джессикой.

- Не думаю что он это сделал, отец.

- А по-моему Эдуард прав. Он мог послать кого-нибудь предупредить уехавших о том, что их преследуют.

- Надеюсь что вы не правы, иначе мы надолго от них отстали.

- Я тоже на это надеюсь, сын, ох как надеюсь. Не хотелось бы мне ехать за этой девчонкой в такую даль.

- Вы не хотели бы остаться на ночлег, - предложил через пару часов герцог Гроуфорд, - мне кажется что безрассудно ехать куда-либо ночью. Сумерки уже спустились, надо бы дать отдых лошадям да и нам самим не мешало бы отдохнуть.

- Я бы предпочел не останавливаться, но вижу что без этого не обойтись.

Они остановились в лесу.

- Тут будет безопаснее. Нас никто не увидит и костер тут разложить безопаснее. Если кто и увидит дым, то не сразу догадается откуда этот дым.

- Ты прав, сын. Но сейчас нам надо подумать о том, чтобы безопасно провести эту ночь.

- Думаю нам нужен сторож. Почему вы на меня так странно смотрите? Кажется я понял. Видимо мне суждено сегодня ночью не спать.

- Видимо...

- Но ты не волнуйся, Ричард. Тут места безопасные, можешь особо не волноваться. Если захочешь спать - ложись.

- Нет, сэр Вильям. Я так не могу.я буду всю ночь вас охранять. А теперь самое время позаботиться о костре.

 

* * *

 

- Джон, ты пришел! - Джессика говорила шепотом, но не могла скрыть своей радости и облегчения. Он сдержал слово, он вернулся.

- Неужели ты думаешь что я мог не сдержать своего слова? Ты ошибаешься, - он смотрел на нее и не мог сдержать улыбки. Она такая юная, такая наивная и в то же время такая храбрая, - а теперь пошли. Нам пора. Сейчас стража ходит где-то на другой стороне лагеря, поэтому нам стоит поторопиться.

- Пошли.

Они вышли из палатки и словно тени бесшумно шагая направились в сторону того места, где еще вечером они оставили лошадей.

Как только они добрались до этого места Джон начал давать ей напутствующие указания.

- Джессика, если тебя вдруг заметят часовые - ни за что не останавливайся. Скачи во весь упор. Они тебя догнать не смогут. Если все сложится удачно и ты окажешься в лагере без приключений - ничего им не говори. Скажи просто что тебя решили оставить. Не следует им говорить как ты оказалась в лагере.

- Я все поняла.

- А теперь запрыгивай на коня и в путь. И не думай обо мне, - он как-будто прочел ее немой вопрос, - со мной все будет хорошо. Думай только о себе. А с тобой мы еще свидимся. Ну, с богом.

- Спасибо тебе за все, Джон. Я тебя во век не забуду. Да хранит тебя Господь.

С этими словами Джессика унеслась в ночь. Унеслась туда, где ее не будут принуждать делать то, что ей не по душе. Туда, где она сможет быть свободной. Туда, где она когда-нибудь найдет свое счастье.

 

* * *

 

- Наконец-то я свободна!

Джессике хотелось кричать от радости. Она не смогла сдержать своей радости. Теперь она никому не позволит ей указывать. Она свободна и эта свобода для нее слишком дорога.

Джессика не знала сколько скакала и куда. Она мчалась быстрее ветра, лишь бы только ее не догнали.

Огромная луна освещала ей дорогу, а издали, если посмотреть на силуэт всадницы с конем, казалось, будто ожило мифическое божество. Это было захватывающим видением.

- Вот и лес. Надеюсь что я добралась именно до того леса, который мы проезжали. Хоть бы я направлялась в правильном направлении, - она как никогда боялась ошибиться дорогой и попасть не туда, куда надо, - Господи, не дай мне сбиться с дороги. Ведь это граница между владениями Йорков и Ланкастеров. Если я попала во владения Йорков, но не те, в которых находится замок отца - я пропала.

Страх перед неизвестностью и безнадежность смешивались в е душе между собой. Она боялась. Боялась того, что обретя свободу может потерять более ценное - жизнь.

- Ну уж нет, свою жизнь я никому не отдам, клянусь! А теперь в лес. Там должно быть безопаснее, - с этими словами она направила лошадь в лес, в надежде на то, что там она окончательно отделается от разного рода страхов.

Она шла по тропинке, с каждым шагом все больше убеждаясь что именно здесь они проезжали несколько часов назад.

Тропинка вышла на какую-то дорогу. Но девушка предпочла держаться в стороне, чтобы никто не смог увидеть ее.

Она не знала сколько еще блуждала по ночному лесу, пока не заметила где-то вдали отблески пламени костра.

- Люди! - она была рада.

Но эта радость улетучилась как только девушка вспомнила прошлые свои скитания по ночному лесу. Неужели сейчас ее ждет что-то похожее на то? Не может быть.

- Надо рискнуть.

Она слезла с коня и начала пробираться туда, где был разведен костер. Она старалась идти бесшумно, но все же некоторые ветки предательски шумели. Ей оставалось только молиться о том, чтобы люди, разложившие этот костер, не услышали этого.

Вот она добралась. Она стояла на опушке маленькой полянки, посередине которой горел костер. Вокруг костра спали два человека.

Это были двое мужчин, силуэт одного из них кого-то сильно напоминал девушке.

"Глупая, что ты делаешь? Зачем идешь туда? Там опасно, постой, опомнись." - твердил ей разум, но она не хотела его слушать.

Девушка твердой походкой, ведя под узду коня, направилась к еще горевшему костру.

"О нет! - она отшатнулась как только увидела этих людей. Перед ней спал ее отец. - Что ему здесь надо? Что он делает так близко к их лагерю? Ведь здесь не более часа езды. Надо предупредить их, и как можно скорее. Но кто этот второй человек? Ведь я его уже где-то встречала."

Едва она успела это подумать как услышала позади себя чьи-то шаги. Многие месяцы тренировок дали свое. Теперь она умела расслышать еле слышные шаги животного, а уж отличить крадущиеся шаги человека ей не составило большого труда.

Даже не задумываясь она обнажила меч и обернулась к противнику так резко, обрушивая на него удар, что будь перед ней не закаленный в сражениях рыцарь - она смогла бы нанести ему смертельный удар. Но перед ней стоял человек, готовый сражаться, если понадобится. Только увидев его она поняла, кем же является этот человек у костра.

- Кто ты? - Джессика не хотела сражаться с незнакомцем, поэтому старалась избежать боя любой ценой. А еще... А еще ей надо немедленно бежать, бежать, чтобы предупредить Роджера и остальных.

- Джессика, милая, ты в самом деле хочешь узнать кто я такой?

- В самом деле.

- Ведь сама будешь виновата.

- Меня это не пугает, можете мне поверить, сэр.

- А может ты еще хочешь узнать откуда я знаю твое имя и что мы делаем здесь, в такой глуши вместе с твоим отцом?

Джессика только сейчас поняла что не подумала об этом. В самом деле, ей стоило бы узнать откуда он знает ее имя и почему ее отец спит здесь.

- В самом деле, откуда? - она изобразила крайнее удивление, при этом она засунула меч обратно в ножны.

- Мне это известно по одной причине, но тебе не желательно ее знать.

- Почему?

Джессика будто не замечала его неодобрительный взгляд, когда направлялась к коню.

- Потому что мое имя Ричард. Я потомок герцога Дюка.

К этому времени Джессика уже взобралась на коня, но услышав имя она чуть не выпала из седла.

Конь словно почуяв ее смятение встал на дыбы.

- Джессика! - Ричард, увидев как конь встает на дыбы взволновался за всадницу.

"Это тот человек, свадьбы с которым я пыталась избежать, - мысли начали кружиться у нее в голове, - Как это возможно? Я хотела никогда его не видеть, а вышло так, что я его ограбила, а потом еще и думала о нем все это время. Нет! Это невозможно! Не могу я так поступить, не могу я теперь думать о нем. Сама судьба не дает нам с ним быть вместе. Раз это не угодно Господу, то не угодно и мне."

- Но! Поехали! - она пришпорила коня и помчалась прочь от этого злосчастного места.

"Что она делает? Зачем бежит? Не дам я ей снова сбежать."

Полный решимости не дать своей невесте сбежать он помчался в ту сторону, где были привязаны лошади.

"Господи, помоги мне оторваться. Помоги мне спастись. Куда мне деваться? Мне сейчас нельзя к Роджеру, но и в лагерь нельзя. Куда?"

Она мчалась, продираясь сквозь густые заросли кустов. Она не знала куда бежит, знала лишь что на карту поставлено все.

- Не уйдешь! - услышала она позади себя крик.

Она хотела обернуться, чтобы увидеть где он, но не могла. Страх сковал ее.

Она слышала как он приближался. Ночная мгла не могла скрыть стук копыт его лошади. Она отчетливо слышала как он настигает ее. И с каждым таким разом отчаяние все больше захлестывало ее.

"Я должна сбежать. Должна, чего бы это мне не стоило."

Перед Джессикой расступалась ночная мгла. Ночь постепенно превращалась в утро. Это было самым страшным. Утром никуда не спрятаться, никуда не деться от опасности.

И вот лес словно расступился, конь вынес девушку на ту дорогу, которую она видела тогда. Словно чувствуя желания хозяйки, конь свернул на эту дорогу.

Но она не учла одного. Ричарду тоже было намного удобнее мчаться по уже протоптанной дороге.

- Ну наконец-то, - раздалось у нее почти над самым ухом, а потом кто-то резко натянул поводья ее лошади, тем самым остановив ее, - куда ты вздумала сбежать от меня, невестушка?

- Это вас не касается, сэр Ричард.

- Ошибаешься, еще как касается.

- Если вы догоняли меня всего-лишь из-за надежды получить мои деньги - спешу вас заверить, что вы можете получить и не женясь на мне, а меня оставить в покое.

"Глупая, неужели она считает что ему нужны ее деньги? Ему нужна она и больше ничего."

"Неужели он считает что я достанусь ему? Уж лучше я проведу остаток своих дней в заточении в замке Бедфордов, чем стану его женой."

- А теперь поехали обратно. Нечего здесь сидеть.

- Если ты считаешь что я поеду с тобой, то жестоко ошибаешься, - не успел Ричард что-то предпринять как она выпустила ногти и царапнула его по лицу со всей силы, после этого пустившись во весь галоп.

 

ГЛАВА 14

 

- Джессика, ты где была? Я думал что ты еще не встала.

- Как видишь я ранняя пташка.

Джессика спешилась и направилась к палаткам. Сердце ее все еще бешено стучало после этой сумасшедшей скачки.

- Роджер, - она обернулась к нему, - нам надо отсюда уезжать и чем скорее, тем лучше.

- Но почему? - он недоумевал, - ты где вообще только что была?

- Я совершала обычную утреннею прогулку.

- А ну, постой, - он подошел к ней и схватил за руку, - если это была просто прогулка, то почему ты такая бледная? Почему нам лучше уехать немедленно?

- Мне больно, - теперь Джессика смотрела на него не с мольбой, а с угрозой во взгляде.

- Ведь ты же простая женщина, почему ты так смела? Ведь я прав что вижу угрозу во взгляде? Откуда?

- О какой угрозе речь?

- Не делай такое невинное лицо, ты прекрасно знаешь о чем я.

- А я и не делаю, - девушка вырвала свою руку из его цепких пальцев и поспешила прочь.

- Прислушайся к моему совету и давай уедем отсюда поскорее, - крикнула она напоследок и скрылась среди множества белых куполов.

- Джессика? - казалось Джон не ожидал ее увидеть, - почему ты вернулась? Что случилось?

- Что значит что случилось?

- Да на тебе лица нет.

- Это и в самом деле так заметно?

- Еще бы, - Джон усмехнулся, - так что случилось? - его лицо снова приобрело озабоченное выражение лица.

- Я не знаю, не могу с точность это сказать.

- Джессика, не пугай меня. Ты лучше присядь, как бы тебе не упасть.

- Не беспокойся, но спасибо за предложение. Я, пожалуй, им воспользуюсь.

- А теперь рассказывай.

- Хорошо. Началось все с того что я в лесу набрела на чью-то ночную стоянку.

- Только снова не бледней.

Словно не слыша его она продолжала:

- Оказалось что это мой отец и еще какие-то люди. Я их не знаю, но я уверена что они - Йорксисты. Джон, - мольба в ее глазах говорила совершенно обратное, - надо отсюда уезжать. Я не хочу чтобы произошло сражение.

"Ведь она этих людей знает. Не может она бояться какого-то сражения. Кто угодно, только не она. Что-то здесь не так и я это выясню."

-Хорошо, Джессика, - он подавил в себе желание сказать ей, что раскусил ее, - я постараюсь уговорить Роджера уехать отсюда немедленно.

 

* * *

 

- Джессика, почему ты все время оглядываешься? Ты какая-то странная сегодня.

- Все в порядке, Роджер. Не стоит обращать на меня внимание. Просто я не выспалась, вот и мерещится всякое.

- Вот не знаю почему, но я тебе не верю.

Джон все таки сдержал свое слово и уговорил Роджера отправиться в путь.

Теперь они ехали по направлению к замку Бедфордов, ехали уже достаточно долго.

Но только один человек из всей этой кавалькады мечтал о том, чтобы это путешествие никогда не закончилось. Джессика не хотела попасть в замок, где она будет под надежной защитой от того, в чем заключалась ее жизнь.

Видимо неправильно истолковав грустное выражение лица возлюбленной Роджер подъехал к ней.

- Джессика, милая, я понимаю что тебе сейчас нелегко.

"Неужели он понял меня? Неужели понял что мне нужна свобода?" - радость Джессики тут же сменилась на грусть, как только она услышала его слова.

- Поверь мне, не одна ты устала от этого путешествия. Мы все хотим побыстрее добраться до замка. Осталось немного, потерпи, любимая.

"О нет! Он не понимает! Как он может? Я не хочу ехать со всеми вами. Не хочу, чтобы путешествие закончилось."

- О тебе заботятся, Джессика, - как только от нее отъехал Роджер Джон решил составить ей компанию.

- Не издевайся надо мной.

- Как можно? И зачем так сердиться? Не вижу причин для этого. Ведь тебя любят, лелеют...

Но несмотря на эти слова по нему было видно что это всего-лишь издевка.

- Джон, но ведь ты же видишь что мне этого не надо.

- Честно говоря, Джессика, мне тебя жаль, - он перешел на серьезный тон и в его голосе пропала та нотка издевательства, которая была слышна сначала.

- Жаль? Но за что меня жалеть?

- Хотя бы за то, что ты не такая как все остальные женщины. Тебя не интересует то, что интересно им. Но тебя равняют под них. Твое мнение не слушают, хотя стоило бы. Знаешь, мне почему-то кажется что рано или поздно, но ты сбежишь.

- Сбегу? Что ты этим хочешь сказать?

- Не смеши меня. Неужто ты сама не понимаешь? Хотя нет, ты все прекрасно понимаешь, но делаешь вид что даже не догадываешься о чем речь. Ведь ты же хотела сегодня совершить побег, но тебе помешали те люди в лесу. Кто они такие, Джессика?

- Я их... - попытка Джессики оправдаться была жестоко пресечена отнюдь не дружелюбным тоном Джона.

- Хватит лжи, Джессика. я не такой дурак, каким могу казаться на первый взгляд. Я уверен что ты знаешь этих людей. Думаю тебе стоило бы мне открыться мне, поверь, я твой друг. Тебя я не выдам, надеюсь ты в это веришь. Не стоит меня обманывать, ведь я здесь практически единственный, кто будет отстаивать тебя. Неужели ты думаешь что Роджер способен сделать тебя счастливой, имея такие взгляды?

- Какие взгляды?

- Не притворяйся что не понимаешь. Тебе хорошо известно, что Роджер еще не скоро поверит в то, что ты можешь равняться с мужчиной как по силе, так и по отваге.

- Мне больно это осознавать, но ты прав, - Джессика готова была разрыдаться от обиды.

Даже посторонний человек заметил то, в чем она не хотела сама себе признаваться.

- Не грусти, Джесс. Выше нос, - его лицо озарила добродушная улыбка, - все еще будет хорошо, вот увидишь.

- На все Божья воля, Джон. А если мне не суждено? Если я так и останусь обычной женщиной, которая будет растить детей и заботиться о благоустройстве дома? Неужели я буду одной из тех, кого будут считать глупым созданием?

- Не знаю, Джесс, не знаю. Надо надеяться на все хорошее.

- Джон, ты это почему расстраиваешь нашу милую даму? - Джослин с белозубой улыбкой подъезжал к ним.

- Он меня не расстраивает, Джос, - однако некое подобие улыбки на ее лице говорило об обратном.

- Смотри у меня, Джон, - он сделал шуточно-угрожающее выражение лица, - не обижай ее, его лицо стало причиной дружного смеха всей компании.

 

* * *

 

- Ваше высочество...

- Лора, милая моя, сколько раз тебе повторять что для тебя я просто Эмили.

Лора Четлерфилд и Эмили Бедфорд сидели в одной из просторных комнат родового замка Бедфордов, вышивая замысловатые узоры на недавно сшитых ими платьях.

- Хорошо, Эмили, я так скучаю по Роджеру. Вы не знаете когда он прибудет домой?

- Так-то лучше, милочка. Я этого не знаю, к сожалению, но сердце мое чует что он будет скоро снова в замке, очень скоро.

- Почему вы так задумались?

- Я? Да нет, я ни о чем не задумалась. Видимо тебе показалось, милая.

- Наверное. Поскорее бы он приехал.

- Почему?

- Эмили, знаете, кажется я люблю вашего сына.

"Милая юная девочка, она еще не знает что сердце Роджера отдано другой."

- Почему вы на меня так смотрите? Вы меня пугаете.

- Думаю тебе не стоит ждать моего сына.

- Почему? Неужели с ним может что-то случиться?

- Да нет, не пугайся ты так. Тут дело в другом.

- В чем же?

Эмили видела как Лора отложила вышивку и в тягостном выжидании уставилась на нее.

- Лора, милая, дело в том, что сердце моего сына отдано другой.

- Как? Не может быть! Он любит меня, я в этом уверена! Это все выдумки!

- К сожалению это так. Он не любит тебя.

- Но ведь я дочь графа и он должен жениться на мне. Я из знатных персон.

- Роджер сказал что та девушка тоже не из простолюдин.

- Эмили, - Лора со слезами на глазах кинулась на колени перед сидевшей напротив женщиной, - помогите мне. Сделайте так, чтобы он женился на мне, а не на ней.

- Милая моя девочка, не плач.

- Обещайте мне, пожалуйста.

Эмили смотрела на эту девушку и чувствовала что ее сердце разрывается на части. Она знала эту малышку еще с ее младенчества и всегда полагала что Роджер станет ее мужем. Она любила Лору, ведь та была ей вместо дочери, утерянной много лет назад. Но и против воли сына пойти она не может. Для нее счастье любого из сыновей - самое важное в жизни.

- Лора, я не могу идти против сына.

- Неужели вы хотите чтобы я страдала?

- Конечно нет, что за вздор?

- Но почему тогда вы отказываетесь мне помочь? Пообещайте хоть постараться.

- Это я обещаю.

- Спасибо вам, Эмили! - Лора буквально прыгала от счастья.

- Благодарить еще рано, слишком рано.

После ухода Лоры Эмили опустилась на свою кровать и погрузилась в воспоминания.

Вот перед ее глазами тот мир, в котором она жила много лет назад. 17 лет прошло с тех пор. 17 самых долгих и тяжелых лет в ее жизни. Как все изменилось с тех пор. Изменилась и она сама, изменился и мир вокруг нее. Она бы отдала все, лишь бы вернуть все назад. Вернуть ее погибшую дочь, отомстить человеку, погубившему ее дитя.

- Доченька, милая моя, почему я тебя потеряла? Если бы ты была жива, ты бы получила все те блага, которые может дать мать своему ребенку.

Слезы, пролитые на подушку не смогли бы заменить ребенка, не смогли бы вернуть тот вечер, но они проливались. Проливались почти каждый вечер. После того случая Эмили родила только одного ребенка, да и жизнь того долгое время была в опасности, как говорили повитухи. Роды Кэтрин были настолько мучительными, что она до сих пор не могла забыть той боли, которую испытала 4 года назад.

Как сказала одна из повитух - Эмили могла вообще больше не родить. После того, что случилось с ней 17 лет назад это было чудом, что она смогла забеременеть.

Размышляя об этом, погрузившись в эти невеселые раздумья она не заметила как уснула.

"- Эмили, милая моя женушка, подойди ко мне.

Она снова идет к своему мужу. Как же он пьян. Опять напился с дружками. Почему он постоянно пьет? Ведь она носит его ребенка и им нужна забота отца.

- Вильям, ты пьян.

- Иди сюда. Я не пьян. Не выдумывай. Ну что ты уперлась? Иди сюда, я сказал!

Он начинает злиться, надо подойти, иначе он начнет бить ее, а ребенку это повредит.

- Вот и умница, подойди ближе, - слащавая улыбка на лице супруга казалась такой зловещей.

- А теперь признавайся, дрянь, где ты шляешься когда меня нет дома?

- Я... я нигде не шлялась, все это время я была здесь, - ее голос дрожит. Она боится этой неизвестно откуда взявшейся вспышки гнева.

- Как ты смеешь мне врать?

Пощечина, отвешенная жене, оказывается настолько сильной, что Эмили падает с лесницы.

- Госпожа, тужьтесь, тужьтесь!

- Я не могу больше, кажется я умираю.

- Госпожа, ребенок еще слишком мал чтобы родиться.

- Он должен жить! Женщина, сделай все что в твоих силах, но он должен жить!

- Госпожа, я постараюсь, но не в моих силах идти против воли Божьей. Как ему угодно так и случится.

- Умоляю, сделай все, что в твоих силах.

- Я постараюсь, но сначала мы должны думать о вашей жизни.

- Нет! Жизнь ребенка важней.

- Не спорьте со мной, у вас уже начинается бред. Просто тужьтесь и забудьте обо всем.

- Я уже вижу его головку, - повитуха сообщила ей об этом после нескольких часов бесплодных мук.

- У вас девочка, миледи, - но тут же радость акушерки сменилась на печаль, - мертвая девочка.

- Нет! Только не это. Она не может быть мертвой! Она должна жить!

- Госпожа, прекратите! Помогите мне кто-нибудь, госпоже плохо.

- Она не могла умереть, не могла...

 

-Нет! - Эмили снова проснулась в слезах, - снова этот сон. Сколько можно меня мучить?

Этот сон повторялся уже который раз. Но ведь это не просто сон. Это ей напоминание о том, что произошло в ее жизни 17 лет назад. Она тогда родила мертвого ребенка. Но почему тельце не показали ей? Она так и не видела свое дитя, она оплакивала свою девочку одна. Именно в один из тех вечеров она решила покинуть свой дом. Она не могла видеть супруга, который был повинен в смерти этого ребенка.

После долгих скитаний и лишений она наконец обрела свое счастье став женой герцога Бедфорда. Она любила этого добрейшего человека и была ему признательна за то, что он взял ее в жены, зная о том, что ее муж жив. Он пошел против церкви, женившись на ней.

И вот после этой свадьбы Эмили встретила забавную девчушку по имени Лора, дочь друзей Говарда Бедфорда. Она заменила ей дочь.

- Что же мне теперь делать? Не могу я разрушить жизнь Лоры.

 

 

ГЛАВА 15

 

- Где же они могут быть?

- Не знаю, Вильям. Кажется мы сбились с пути.

- Отец, сэр Вильям, мне кажется что нам стоит вернуться в замок и собрать как можно больше воинов. Если мы двинемся дальше к замку - не думаю что нас ждет теплый прием. Они уже в замке, я в этом уверен.

- Откуда такая уверенность? Эдуард, мне кажется мальчик прав. Не стоит продолжать путь. Тем более кажется мы сбились с дороги.

- Я в этом не уверен, сэр Вильям. Думаю мы на верном пути.

- Как бы то ни было, нам надо поворачивать обратно.

- Согласен с вами. Тем более если учесть, что мы почти на землях Ланкастеров...

 

* * *

 

- Джессика, это мой дом.

Роджер смотрел на замок как зачарованный. Он снова здесь, как же он любит это место.

- Это твой замок?

- Да, теперь мы на месте.

Сейчас как никогда девушке хотелось разреветься. Путешествие кончилось. Сейчас она окажется взаперти. Семья герцога Бедфорда не позволит ей никаких вольностей, она потеряла все то, что было у нее раньше. Не осталось больше ничего из прошлого. Совсем ничего.

- Джесси, не стоит унывать, - милый Джон, он снова не оставил ее.

- Джон, как я тебе признательна за все, - улыбка благодарности тронула ее губы, но это была и улыбка печали.

- Не стоит, Джесс, не стоит. Я тебя не оставлю, помнишь?

- Конечно помню. Слово данное тобой невозможно забыть.

- Вы мне льстите, леди.

- Нисколько.

- Джессика! Джон!

Их одернул недовольный голос Роджера, уехавшего далеко вперед.

- Думаю нам стоит догнать их, миледи.

- Давай кто быстрее? Все таки это мои последние мгновения на свободе.

- Не стоит так говорить. Еще не все потеряно. Война еще не окончена, кто его знает, что может случиться? - с этими словами он стукнул ногами по бокам лошади и та понеслась в бешеном галопе.

- Это не честно! - Джессике оставалось только мчаться вдогонку, в нелепой попытке догнать друга.

 

* * *

 

- Эмили! Ваш сын приехал!

Лора с криком радости мчалась под сводами замка к лестнице. Она видела что приехал ее возлюбленный и теперь спешила поделиться этой новостью с хозяйкой замка.

- Роджер приехал! - раздался тонюсенький голос самой младшей из Бедфордов. Она услышала вопли гостьи и теперь в радостном ожидании направилась во двор.

- Лора, милая моя, не стоит так кричать. Думаю уже итак весь замок об этом знает, а тут еще ты.

Эмили уже спускалась по лестнице когда девушка с этими криками подбежала к ней. Как она мила. Как бы Эмили хотела чтобы именно она стала женой Роджера.

- Лора, девочка, я всю ночь думала и решила что стоит хорошо отнестись к невесте Роджера. Мы ее полюбим, но как только представится момент...

Женщине даже не пришлось заканчивать предложение. По глазам Лоры было понятно что она все поняла.

- Герцогиня, вы как всегда правы.

- Давай сейчас пойдем и встретим моего сына, думаю ему не понравится если мы будем находиться в замке.

- Роджер! Сынок! - Эмили бросилась к сыну на шею как только оказалась во дворе замка, где рыцари уже спешивались со своих коней.

Лора уже стояла в ожидании того, что ее обнимут следующей.

"Кажется этой девушки тут нет, кем бы она ни была."

В тайне ото всех Лора обводила взглядом всех всадников. Она не заметила здесь никого даже отдаленно напоминавшего девушку.

- Мама, позвольте познакомить вас с той, о ком я говорил. Джессика, подойди сюда.

"Джессика? здесь есть девушка?" - Лора ошарашенно смотрела на того молодого парня, который сквозь толпу схожих с ним мужчин пробирался к Роджеру.

- Мама, это Джессика. Джессика, это герцогиня Бедфорд.

Джессика склонилась в нелепом реверансе, столь странном для девушки в мужском платье.

- Я ей не понравилась, - шепнула Джессика своему любимому.

- Не огорчайся, все уладится.

- Надеюсь на это.

- Скоро подадут ужин. Думаю вам стоит отдохнуть с дороги, я велю позвать за вами, когда все будет готово. Джессика, тебя проводит служанка. Надеюсь тебе понравится твоя комната.

- Я тоже на это надеюсь, миледи. Благодарю вас.

Джессика поднялась на третий этаж по узкой винтовой лестнице и оказалась в просторном холле, где по каждую сторону находилось по несколько комнат.

- Как здесь красиво, - Джессика не могла оторвать взгляд от высоких потолков и огромных дверей. Это было так прекрасно. Замок был явно в худшем состоянии чем замок Гроуфордов, но он был старше. Эдакий старичок по сравнению с их замком, жившим всего пять или шесть столетий.

- Вот мы и пришли, миледи, - служанка указала ей на огромную дверь, расположенную в самом конце коридора.

Джессика вошла в отведенные ей покои и остановилась на пороге, не в силах сдержать свое удивление.

Огромная комната, посреди которой стоит такая же огромная кровать к белым шелковым балдахином. В окна проникает свет уже азходящего осеннего солнца. В камине горит огонь, наполняя комнату теплом.

- Джесси, - раздался позади такой уже родной голос Джона, - ну и каково тебе здесь? - он жестом показал служанке что та может идти.

- Кажется я ей не понравилась.

- Я это заметил, но не стоит унывать. Это не стоит того, чтобы грустить. На твоем прелестном личике не должно быть печали.

- А улыбка моему прекрасному личику подойдет?

- Вот так-то лучше. Люблю когда ты так улыбаешься. А теперь давай сделаем так, чтобы твое дальнейшее пребывание в замке не превратилось в кошмар. Не забывай, ты познакомилась с герцогиней, но остался герцог. На него надо произвести самое лучшее впечатление.

- Джон, мне страшно. Как я смогу произвести хорошее впечатление, если даже моя одежда ужасна.

- М-да, с одеждой надо что-то делать. Тебе не подобает быть в мужском платье.

- Я тоже так думаю.

- Сделаем так, я сейчас скажу служанкам чтобы они вскипятили для тебя воду и принесли лохань. Пока ты будешь мыться я добуду для тебя что-нибудь.

- Спасибо тебе огромное! Я даже не знаю как тебя благодарить за все то, что ты для меня сделал.

- Самая лучшая благодарность - это твой смех, милая моя.

Когда Джон ушел Джессика принялась рассматривать комнату. Но долго она не могла этим заниматься. Ее прервали.

Раздался едва слышный стук в дверь и на пороге показалась девушка одного с ней возраста.

- Здравствуй.

- Здравствуй, ты Джессика? - девушка выглядела столь нерешительной и робкой что Джессике захотелось хоть как-то ее приободрить.

- Да. А как тебя зовут? Я видела тебя, когда мы приехали во двор вашего замка. Ой, что это я даже не предложила тебе прийти? Проходи, пожалуйста.

- Спасибо. Мое имя Лора. Ты немного ошиблась когда назвала замок нашим. Он не мой.

- Не твой? Я думала что ты сестра Роджера.

- Нет, - на ее лице показалась робкая улыбка, - я вовсе не его сестра. Мое полное имя Лора Четлерфилд.

- А я Джессика Гроуфорд.

- Ты в самом деле Гроуфорд?

- Да. Почему ты так испугано смотришь?

- Но ведь Гроуфорды на стороне Ричарда.

- Поверь, Лора, не все Гроуфорды. Я от них отличаюсь.

- Ты значит особенная?

Джессика не была уверена, но ей показалось что в голосе этой девушки она услышала некий сарказм.

- Не думаю. Неужели стоит затрагивать столь неинтересную тему?

- Ну почему неинтересную? Ты здесь впервые и мне хотелось бы узнать что-нибудь о тебе.

- Я бы с удовольствием рассказала тебе много интересного обо мне, но только позже, если ты не возражаешь, конечно.

- Что за глупости, конечно не возражаю, - казалось Лора окончательно осмелела и теперь говорила с Джессикой не только на равный, но и немного по-дружески.

- Джесси, - раздалось откуда-то из-за двери и в комнату вошел Джон, в сопровождении слуг, несших ведра с горячей водой и лохань, - часть своего обещания я выполнил. Дело осталось за...

Он не смог договорить.

Не смог, потому что его взгляд остановился на очаровательной собеседнице его подруги. Длинные светлые волосы, стройная фигура, огромные глаза, смотрящие на него с такой невинностью и в то же время с таким знанием.

Он смотрел на нее словно зачарованный, пока Джессика наконец не догадалась одернуть его.

- Миледи, - опомнившись, обратился он к Лоре, - разрешите представиться. Мое имя Джон Максби.

- Я Лора, Лора Четлерфилд.

- Рад нашему, Лора.

Как она грациозно подала ему руку. Он с радостью коснулся ее губами.

Кажется именно такую женщину он и искал всю свою жизнь. Она полная противоположность Джессике. Джессика - своенравна, умна, она обладает теми качествами, которые редко встречаются у женщин, но Джон не смог бы жениться на ней, он не смог бы ее приручить. Хоть ей кажется что она любит Роджера, но это вовсе не любовь. Полюбит она лишь того, кто сможет заставить ее испытывать доселе неведанные ей эмоции, того, кто заставит ее сердце биться быстрее. Лора же - милое робкое создание, согласное на все. Что ни пожелает ее супруг.

- Лора, думаю нам стоит удалиться. Джессика устала и ей следует отдохнуть до ужина.

Наконец-то Джессика мылась в горячей воде. Это было таким блаженством по сравнению с водой в реке.

Когда она помылась раздался едва слышный стук в дверь.

- Джон, заходи.

- Я принес тебе платье как и обещал.

- О, Джон, не знаю как и благодарить тебя. Но где же ты его смог взять?

- Просто я увидел что у вас с Лорой одинаковые фигуры. Она очень любезно согласилась одолжить тебе свое платье до тех пор, пока у тебя не появятся свои.

- Правда она прелесть?

- Она замечательная девушка.

- С чего это ты вдруг сказал такое? Джон, уж не влюбился ли ты?

- Ты же знаешь что я и любовь - то две совсем несовместимые вещи.

- Всякое бывает. Не верю я в то, что тебе она просто понравилась.

- С чего ты решила что она мне понравилась?

- Тебя пришлось толкнуть в бок, чтобы ты перестал на нее пялиться.

- В самом деле? - казалось он был несказанно удивлен.

- Да. Кажется пора уже в низ спускаться.

Джессика вышла из-за ширмы, за которой стояла все это время.

Платье из темно-красной шерсти несказанно шло девушке.

- Да ты просто красавица в этом платье.

- Спасибо тебе и за платье и за теплые слова.

- А теперь нам надо спускаться. Покажем герцогине что ты у нас прелесть и стоишь внимания.

Оперевшись на предложенную руку, девушка подобрала полы платья и они направились вниз, где уже собрались все обитатели дома.

- А вот и наша гостья, - раздался голос герцогини из-за стола, как только Джессика под руку с Джоном спустилась вниз.

Он провел ее на возвышенность посреди зала, на которой находился стол для хозяев замка и гостей и усадил за стол.

Во главе стола сидели герцогиня с пожилым мужчиной. Видимо это и был герцог. Джессика сразу же заметила его оценивающий взгляд. Она не могла с точностью сказать какое впечатление оказала на него, но ей показалось что он одобрительно кивнул. Ах, если бы все в самом деле оказалось именно так.

Во время трапезы девушке казалось что все взгляды в зале были направлены на нее. Если бы она позволила себе обернуться и посмотреть на трапезничавших в зале рыцарей, она бы поняла насколько она оказалась права.

После трапезы все семейство Бедфордов вместе с Джоном, Джессикой, Джесом и Лорой направились в отведенные для вечерних разговоров комнаты.

- Джессика, - Лора не упускала возможности завести с гостьей разговор, - я так рада тому что ты приехала.

- В самом деле? Чем я удостоена такой чести? Ведь ты меня даже не знаешь.

- Конечно ты права, я тебя не знаю, но мне так хотелось бы узнать тебя получше. Знаешь, я ведь тут была одна такого возраста. Кажется мы с тобой одногодки. А ведь так хочется поговорить с похожей на тебя девушкой. Поделиться секретом, - девушка подмигнула и весело рассмеялась.

- Лора. Какая ты доброжелательная. Я просто удивляюсь этому.

- Наверное это просто так кажется. Хочешь, я утром покажу тебе владения? Съездим покататься верхом, что ты на это скажешь?

- Я с удовольствием, - Джессика готова была прыгать от радости. Хоть кто-то здесь не даст ей умереть со скуки.

- Лора, Джессика, - герцог направлялся к ним, видимо услышав их разговор, - даже не думайте о том, чтобы покинуть замок. Вы же знаете как опасно молодым дамам покидать стены замка в такое смутное время.

- Но, сэр Говард, мы ведь уже не маленький, - Лора пыталась его разжалобить, но у нее ничего не получилось, он стоял на своем.

- А если мы возьмем сопровождающих?

- Хорошая идея милая моя, - казалось герцог всю жизнь знал Джессику и относился к ней всегда хорошо.

- Мы могли бы зять с собой Джона с Роджером и Джослина. Если он не против, конечно.

- О чем разговор? Кажется я слышал свое имя.

- А вот и Джослин. Сейчас и спросим, согласен ли он вас сопровождать.

- Сопровождать милых дам? Сэр, и вы еще спрашиваете?

- Ха! Ха! И как это я забыл? Наш Джос никогда не был против такой прогулки.

- Вот и замечательно. Думаю я могу идти спать. К сожалению я слишком устала чтобы составить вам компанию.

- Я провожу Джессику, сэр Говард, а потом и сама отправлюсь спать. Извините нас за столь ранний уход.

- Ничего мои красавицы, вам все простительно.

- Кажется ты понравилась герцогу, - как только они достигли комнаты Джессики, то принялись за разговоры.

- Ты в самом деле так думаешь?

- Я не просто так думаю, я в этом уверенна. Ты в самом деле хочешь завтра поехать в сопровождении мужчин?

- Честно говоря - нет.

- Вот и мне тоже. Знаешь что, подружка, а что если нам от них просто убежать? Как-нибудь ускользнуть?

- Мы могли бы просто утром не дожидаясь их выехать из замка. Что на это скажешь?

- Это просто замечательная идея! Я тобой восхищаюсь!

Джессика была обескуражена тем, что малознакомая девушка назвала ее подругой.

- Ой, наверное ты устала. Я приду за тобой как можно раньше. Надеюсь ты не проспишь? А теперь ложись спать, у тебя сегодня был тяжелый день, да и завтра будет не легкий. Спокойной ночи!

- Спокойной ночи!

После ухода Лоры девушка долго не могла сомкнуть глаз. Как-то это все непривычно. Эта мягкая огромная постель после нескольких месяцев простого деревянного ложа.

- Кажется у меня появилась подруга и я понравилась герцогу. Это вовсе не так уж плохо, но зато меня не взлюбила герцогиня. Никак не могу забыть как она на меня сегодня смотрела.

 

 

ГЛАВА 16

 

- Лора, как думаешь, они не разозлятся когда узнают что мы уехали одни?

- Почему ты думаешь что они не разозлятся? Мне даже смешно стало, давно я не смеялась. Поверь, они разозлятся, но не стоит обращать на них внимание. Лучше выводи лошадь и поскакали за ворота.

Еще был совсем ранний час. Лора зашла за Джессикой несколько минут назад, когда весь замок еще спал, но Джессика была уже на ногах, ожидая подругу. Теперь же они стояли в конюшне, седлая лошадей и говоря полушепотом, чтобы никто их не услышал.

Как только девушки выехали за ворота Джессика тут же ощутила вкус свободы. Она снова была счастлива, она снова оживилась, но это была недолговременная свобода. У нее в запасе была всего пара часов, чтобы насладиться всем этим.

- Джесси! Ты куда так помчалась?

- Лора, я счастлива! Я готова мчаться куда угодно, лишь бы чувствовать ветер в волосах, лишь бы видеть как поля проносятся мимо.

- Ты так говоришь, будто всю свою жизнь провели среди крестьян и простолюдинов.

- Неужели тебе это не нравится?

- Никогда не испытывала любви к простому люду.

- А вот я никогда не делала разницы между бедными и богатыми.

- Зря. Ты ведь из благородной семьи, стоило бы позаботиться об этом.

- Может быть и стоило бы. А теперь давай кто быстрее поднимется на гору.

Джессика уже умчалась, а Лора лишь поплелась ей вслед.

- Что это внизу? Деревня?

- Да. Это деревня. Не стоит здесь останавливаться.

- Почему? Я хочу побывать в деревне.

- Джесс, не стоит этого делать.

- Но почему?

- Лучше послушай меня.

Но Джессика уже не слышала. Она мчалась вниз с холма туда, где виднелось что-то темное. Какое-то черное пятно на фоне зеленой осенней травы.

- Лора, - девушка стояла перед чем-то, отдаленно напоминающем деревню, - что здесь произошло?

- Неужели ты не знаешь? Идет война. Стоило однажды Йоркистам напасть и спалить деревню, как никто больше сюда не вернулся.

- Куда же делись все люди?

- Я этого не знаю. Женщина не положено знать таких вещей.

- Ты права, не положено, но ведь и не запрещено.

- Ты всегда такая?

- Какая?

- Ты всегда пытаешься спорить с мужчинами? Или это только в женской компании? Хотя думаю что всегда. Я помню как ты приехала в замок. Я тебя тогда за парня приняла, а ты оказалась девушкой, да еще такой милой.

- Ну что ты. Спасибо за такие слова.

- Не стоит. Давай лучше уедем отсюда.

- Нет, я не могу отсюда уехать. Я хочу посмотреть.

- Ну чтож, дело твое, но я предупреждала.

Джессика въехала в ворота, когда-то служившие входом в деревню. Сейчас же они были черными, покрытыми сажей.

- Неужели здесь когда-то жили люди?

Девушка не могла поверить, что когда-то жилые постройки, человеческие хижины, сейчас стояли с поваленными крышами, полностью обгорелые.

- Да, жили, и не так давно. Но не стоит их жалеть, они этого не заслуживают. Простые крестьяне.

- Неужели их больше никто не видел?

- Ну почему никто? Сейчас многие из них укрылись в замке. Они боятся уходить. Замок может их защитить, а деревня - нет.

- Значит с ними все в порядке?

- Да. я ведь говорила что не стоит беспокоиться.

- Давай уйдем отсюда. Мне как-то не по себе в этом месте.

- Я тебе сразу говорила, не стоило сюда идти.

Джессика развернула своего коня и направила его прочь из этого места.

 

* * *

 

- Майкл, отведи лошадей в конюшню и накорми. Эдуард, Ричард, пойдемте в замок, на улице становится холодно.

На улице в самом деле становилось холодно. Когда троица вернулась в замок, солнце уже почти опустилось за горизонт, а его холодные лучи уже не могли согреть.

- Что будем делать с мое дочерью? - задал Вильям интересующий его вопрос, как только они удобно расположились у камина.

- Думаю стоит собрать рыцарей и навестить замок Бедфордов.

- Она ведь сейчас там с другим мужчиной, сын. Неужели ты сделаешь ее своей женой, если будешь знать что она стала женщиной? И женщиной ее сделал не ты?

- Не смей так говорить о моей дочери! - герцога Гроуфорда изрядно взбесил такой отзыв о Джессике.

- Как скажешь, Вилл, как скажешь.

- Мне все равно, девушка она или уже нет, но она мне нужна и я ее получу.

- Будем на это надеяться. Думаю завтра пошлю слуг к графам оповестить о том, что мне нужна их помощь. Думаю ждать придется недолго. Они с удовольствием помогут своему сюзерену в борьбе с Ланкастерцами.

- Теперь стоит идти спать. Слишком поздно.

- Ты прав, дружище.

- А ты, сын, подумай, хочешь ли ты сделать эту женщину герцогиней Дюк.

- Я уже все обдумал. Она станет герцогиней.

 

* * *

 

- Джесси, любимая, можно к тебе войти? - Роджер постучал в дверь ее спальни.

- Конечно можно, заходи, любимый.

Джессика села на кровати, слегка прикрываясь простынею. Было уже довольно поздно, но видеть своего возлюбленного она была рада.

- Прости что я так поздно.

- Ничего страшного, присаживайся. Прости меня за то, что мы сегодня уехали, не дождавшись вас, - Джессика весь день ходила с этим грузом на шее и теперь. Улучив удобный момент и дождавшись, когда Роджер присел на край ее кровати, она попросила прощения.

- Любимая, ты не должна извиняться. Я тебя люблю и готов простить за все, - он взял ее руки в свои, - мне скоро надо будет уехать и я хочу, чтобы когда я вернусь ты стала моей женой.

- О любимый! Как это прекрасно! Я так счастлива! - она кинулась к нему на шею, не в силах сдержать слез.

- Ну, ну. Не стоит плакать.

- Я плачу от счастья.

- Я люблю тебя, Джессика, - его взгляд в ее глаза словно околдовал ее. Его губы коснулись ее губ, но было в этом быстром поцелуе что-то, что заставило девушку отпрянуть.

"Неужели поцелуй так неприятен?" - пронеслось у нее в голове.

- Но зачем ты уезжаешь?

- Это не женское дело.

- Снова ты начинаешь, неужели ты считаешь что женщина - такое глупое создание?

- Я этого не говорил.

- Но ведь твои слова можно понять и так.

- Женщины просо ничего не понимают в политике.

- Да, совсем ничего. Я хочу спать.

- Хорошо, я пойду.

- Когда ты уезжаешь? - он остановился почти у самой двери, и повернулся к девушке.

- Я уезжаю через два дня.

После его ухода девушка не могла уснуть. Какие-то странные чувства она начала испытывать. Тогда, на берегу реки его поцелуй был таким нежным, таким прекрасным. Сейчас же поцелуй тоже был нежен, но отнюдь не прекрасен.

- О Господи, что же со мной творится?

 

* * *

 

- Милорд, графы оповещены. Они высказали свое согласие. Завтра они представят вам свои силы.

- Благодарю тебя, ты можешь идти.

Слуга с поклоном удалился.

- Что скажешь, Ричард?

- Скажу, что завтра мы сможем выступить.

- Значит ты все таки решил взять мою дочь в жены?

- Именно так.

- Если она не согласится?

- Сэр Вильям, неужели я когда-то сказал что собираюсь спрашивать ее согласия? Мне абсолютно безразлично ее решение. Я знаю лишь то, что именно она должна стать моей женой и будущей герцогиней Дюк.

- Значит вы выступаете завтра?

- Да.

- А что отец?

- Я его решение не знаю, но мне оно также безразлично. Джессика будет моей уже через несколько дней. Надеюсь вы не возражаете если мы с ней сюда не вернемся. Я планирую направиться прямо к родовой замок Дюк.

- Я совсем не против.будет даже лучше, если дочь меня не увидит, да и мне не хочется видеть ее после того, как она вас ограбила.

- Не стоит вспоминать об этом. Хотя это приятные воспоминания.

- В самом деле? - в залу вошел герцог Дюк.

- Неужели тебе не приятно вспоминать как ты очутился на земле, побежденный этой девушкой?

- Что? Эдуард, моя дочь тебя победила?

- Да, к сожалению это так.

- Да не расстраивайся так.

- Она меня унизила, а ты хочешь, чтобы я не расстраивался?

- Вот именно.

- Ричард, Эдуард, думаю лучше всем нам разойтись, не хочу чтобы между вами произошла ссора.

- Между нами ссоры и не произойдет, сэр. Мне пора.

С этими словами Ричард вышел.

 

* * *

 

- Милорд, войско прибыло.

Графы сдержали свое слово и рано утром войско в несколько сотен человек прибыло к воротам замка. Это войско было способно взять штурмом любой замок, это несказанно обрадовало Ричарда. Никто теперь не сможет противостоять ему и его войску.

"Очень скоро, Джессика. Очень скоро ты будешь моей, вот увидишь."

- Кто эти люди, Ричард?

Герцог Дюк ничего не знал о готовящемся походе против Бедфорда.

- Это воины, которые будут сопровождать меня в сегодняшнем походе.

- Походе? Но куда?

- Сегодня я иду против Бедфордов.

- Из-за этой девчонки, ведь я прав?

- Ты прав, - ответил сын все еще не поворачиваясь.

- Зачем она тебе нужна?

- Это принцип, отец. Она - моя невеста и я ее хочу.

- Не смеши старика. Мне известно насколько ты принципиален, но ты мне лжешь. Тут совсем другое.

- Откуда тебе знать?

- Я прожил дольше тебя и знаю немного по более.

- Мне пора, следующие дни будут тяжелыми.

- Мне с тобой отправиться?

- Нет, это мой поход и я никого не потерплю, - с этими словами Ричард свирепо посмотрел на отца и вошел в замок.

- О чем вы говорили? - Вильям, герцог Гроуфорд появился словно из-под земли.

- Ни о чем особенном. Ты знал, что Ричард отправляется в поход против герцога Бедфорда?

- Знал.

- И когда ему это взбрело в голову?

- Вчера, так что ты недолго был в неведении.

- Он поедет один.

- Знаю. Мне все известно. Но вот одной вещи я никак понять не могу. Почему твой сын так стремится вырвать мою дочь из рук того человека? Дело принципа?

- И ты туда же. Он говорит, что это принцип, но я-то не слеп. Я все вижу. И меня это беспокоит. Меня беспокоит то, что с ним творится.

- И что с ним творится?

- Это любовь. Мой сын по уши влюблен в твою дочь.

 

* * *

 

- Роджер, любимый, неужели тебе необходимо уехать?

- Джессика, поверь, - вставила Лора, - Роджер должен нас покинуть.

- Лора права. Лора, - он обратился к девушке, которая за эти дни стала подругой его возлюбленной, - я оставляю Джесси под твоим присмотром.

- С удовольствием прослежу за ней, - веселый смех вырвался у всех троих.

- Мне в самом деле необходимо уехать. Отношения с Йоркистами обостряются. Начинается неспокойное время. Моя помощь нужна лагерю.

- Девушки, а с нами проститься не хотите? - к троице подошли Джон с Джослином.

- Как, вы тоже нас покидаете? С кем же я останусь?

- Как это с кем? У тебя есть герцогиня с герцогом и, самое главное, у тебя есть Лора, - Джон подмигнул девушке, от чего она залилась краской.

- У Джессики есть Китти, - девочка подошла к молодым людям и спряталась за юбкой новой гостьи, которую уже успела полюбить, - братишка, зачем ты меня покидаешь?

- Я должен, малышка. Подойди ко мне, - он присел и взял сестренку за руку, - дай-ка я тебе что-то шепну на ушко.

Девчушка, со свойственной ей наивность подставила брату ушко.

- Обещай, что позаботишься обо всех. О папе, маме и Джессике. Обещаешь?

- Обещаю, - Кэтрин буквально прыгала от счастья, что ей поручили такое важное занятие.

- Джон, но зачем уезжаешь ты? Ведь ты не имеешь никакого отношения к лагерю. Мне будет тебя не хватать.

- Джесси, ты права. Я не имею никакого отношения к ним, но я должен уехать. Меня ждет Лондон. Здесь ты в безопасности и я спокойно могу тебя покинуть.

- Надолго?

- Думаю, что нет. На пару недель. В крайнем случае на месяц.

- Как жаль, что все наши очаровательные мужчины покидают нас, - Лора не могла стерпеть того, что подруга оказалась в центре мужского внимания.

- Мы покидаем вас не на долго. Думаю как только начнутся зимние холода - мы вернемся.

- Будем ждать вас.

- А теперь нам пора.

Замок покинули почти все мужчины, оставив только самых старых, которые уже не могли сражаться. Они были бы беспомощны на полях сражений, которых будет еще много за оставшиеся несколько лет войны.

 

 

ГЛАВА 17

 

- Вот мужчины нас и покинули.

- Кажется я уже начинаю скучать.

- Милая моя Лора, не стоит это принимать так близко к сердцу.

После того, как всадники покинули замок, дамы собрались в каминном зале, стараясь согреться в столь холодный вечер.

- Но, миледи, мне в самом деле начинает не хватать их. Я к ним слишком привыкла.

- Лора, - Джессика не могла молчать, - герцогиня права, не стоит так переживать. Они скоро приедут и ты не успеешь по ним соскучиться.

- Джессика права. Ведь ей должно быть еще хуже. Ее жених покинул ее.

- В самом деле, Джесс, ведь тебе сейчас должно быть хуже всего. Роджер уехал, а ты осталась здесь.

- Благодарю вас за заботу, но в самом деле не стоит. Я постараюсь просто не думать об этом.

- Мои милые гостьи, не хотелось бы вам сменить тему разговора? Не хочу прослезиться, ведь для меня эта тема слишком больная.

- С удовольствием, миледи. Джессика, расскажи нам, не собирается ли Роджер жениться?

- В самом деле, милая, он мне ничего не говорил. Расскажи нам, мы ему все таки близкие люди и хотим все знать.

- Не знаю с чего и начать.

- Скажи про ваши отношения.

- Я...Я его невеста.

- Значит ты будешь женой моего сына?

- Да, миледи.

В этот момент Джессика смотрела на Эмили. Она не могла видеть какую реакцию вызвало это заявление у ее подруги. Лора ничего не сказала, но чтобы понять о чем она думает надо было всего-лишь взглянуть на ее лицо.

- Тебе наверное тяжело будет эти дни без Роджера.

- Да, миледи, но я постараюсь преодолеть все трудности ради нашей любви.

"Ну почему ты врешь? - твердило ее сознание, - ведь никакой любви нет и ты это прекрасно понимаешь. Не Роджер тебе нужен. Ты его даже не любишь, зачем оставаться здесь?"

Она не слушала свой внутренний голос, не слушала, потому что понимала что любит Роджера, пусть и с его глупыми принципами.

 

* * *

 

Холодный осенний ветер ветер проникал во все оконные щели, заставляя обитателей замка кутаться в шерстяные одежды и дрожать от холода. Даже камины, которые топились с утра до позднего вечера не помогали согреться.

Замок постепенно превращался в холодное, почти необитаемое жилище. Все его обитатели старались греться около каминов или в других местах. Даже слуги редко покидали свои комнаты без надобности.

- Неужели у вас всегда так холодно? - Джессика не могла поверить что бывают такие холода. Замок ее отца располагался южнее и был более прочен, поэтому девушка никогда не испытывала недостатка в тепле.

Женщины сидели за столом и ужинали, во время еды успевая обсудить все события, случившиеся за последнюю неделю.

- Пришло известие от Роджера.

- В самом деле? Что он говорит? - всполошились девушки.

- Когда он писал письмо, он был еще далеко от лагеря. Пишет что скучает по всем нам и говорит, что на зиму они вернутся. У них какие-то дела, требующие немедленного вмешательства.

- Наверное он опять пишет, что не хочет вдаваться в подробности, так как женщинам этого не понять.

- Абсолютно верно, Джессика. неужели ты смогла так быстро узнать моего сына?

Эмили заинтересовалась девушкой. Она всю эту неделю держалась настолько просто, что казалась милой простушкой и весьма наивной. Такой же, какой была Лора. Но именно сейчас что-то заставило ее присмотреться к девушке. Сердце будто ёкнуло при ее словах. Мужчины всегда считали женщин глупыми созданиями. Именно такой считали и ее до тех пор, пока она не сбежала от законного супруга и не обрела счастье рядом с Говардом Бедфордом. Только он смог разглядеть в ней силу духа и характер.

Но почему же Роджер такой глупый? Какие у него устаревшие взгляды. Эмили даже стало жалко эту девочку, ведь она станет женой человека, который не увидит в ней ту, которая спрятана за маской равнодушности к тому, что ее считают глупым созданием.

- Миледи! - ее размышления прервал голос слуги, вошедшего в зал.

- Что случилось?

- Прибыл ваш сын, наследник титула герцог Бедфорд.

- Джеффри! - Эмили вместе с Лорой вскочили со своих мест и кинулись к дверям, чтобы обнять молодого человека.

"О боже мой! - Джессика не знала куда деться, - снова этот человек. Почему судьба меня с ним сводит?"

Сцена встречи наследника замка была настолько трогательной, что не знай Джессика этого человека, у нее на глазах выступили бы слезы. Но ей хватило одной встречи с ним. Как они могут так его любить? Джессика не стала подходить к этой компании, так радостно приветствующей друг друга. Видимо почувствовав на себе чей-то взгляд Джеффри выпустил из объятий Лору и посмотрел на Джесс. Выражение его лица мгновенно изменилось.

- Что здесь делает Гроуфордовское отродье?

Обе женщины мгновенно обернулись на Джессику и с недоумением уставились на Джеффри.

- Что значит Гроуфордовское? - голос Эмили дрожал, мешая ей говорить.

- А то, мама, что эта девушка дочь Вильяма Гроуфорда.

- Миледи! - Джессика хотела было сказать что-то обидное Джеффри, но Эмили покачнулась и упала в обморок.

- Эмили, что с вами? - Лора подняла такой шум, что сбежались все слуги.

- А-ну разойдитесь, - Джефф взял мать на руки и понес вверх по лестнице.

Эмили пришла в себя уже в своих покоях, опекаемая служанками.

- Джеффри, сынок, вели слугам выйти отсюда.

- Все вон!

- Спасибо. А теперь скажи мне, неужели эта девушка в самом деле его дочь?

- Да. Она Джессика Гроуфорд. Но вы не беспокойтесь. Она не сможет причинить никому вреда. Я об этом позабочусь.

- Нет, - она попыталась подняться, но Джеффри опустил ее на подушки.

- Не стоит волноваться из-за нее.

- Джеффри, милый, приведи ко мне эту девушку.

- Вам не стоит ее видеть. Вы начинаете волноваться уже когда говорите о ней.

- Скажи ей, чтобы она пришла. Прошу тебя.

- Хорошо. Я ее сейчас приведу.

- Нет! Пусть она придет одна.

Джефф не понял, почему матери так захотелось, но решил не перечить ей и сделать все так, как ей того хочется.

Прошло несколько долгих минут, прежде чем в дверь постучали и в комнату вошла девушка, еще недавно так нелюбимая герцогиней Бедфорд.

- Миледи, как вы себя чувствуете? Почему вы так смотрите на меня?

Джессика подошла к постели Эмили и, удивленная ее странным взглядом, села на край постели.

- Джессика, девочка моя, расскажи мне кто ты?

- Что значит рассказать?

- Расскажи кто твои родители.

- Мой отец - герцог Бедфорд, а мать, - Джессика запнулась. Она не хотела разрыдаться прямо здесь, тем самым еще больше расстроить графиню.

- Что с твоей матерью?

- Она умерла, как только родила меня, - она не выдержала и отвернулась. Одинокая слеза стекла с ее щеки.

- Не плачь, милая, не стоит.

Герцогиня приподнялась и обняла Джессику.

Почему-то именно в этих объятиях Джессика смогла наконец почувствовать себя в безопасности.

- Неужели не могло случиться так, что твоя мать жива?

- Нет. С тех пор прошло 17 лет. Если бы она была жива, мне бы об этом сообщили.

- Прошло 17 лет с тех пор, как мне сказали, что моя дочь родилась мертвой.

Джессика наконец подняла голову и посмотрела на герцогиню.

- Неужели вы потеряли ребенка?

- Ровно 17 лет назад я родила ребенка своему супругу. Но мне сказали, что девочка родилась мертвой. Именно тогда я возненавидела мужа и покинула замок. Я не знала, что меня сочтут мертвой.

- Но...

- Вижу, что ты ничего не понимаешь, - она смотрела в глаза девушке и из ее глаз текли слезы, - 17 лет назад я покинула замок Гроуфордов и своего мужа - Вильяма, герцога Гроуфорда.

- Значит вы...

- Значит я твоя мать, деточка!

 

* * *

 

- Эмили, как я рада, что вам стало легче.

Эмили Бедфорд спустилась в зал, опираясь на руку вновь обретенной дочери.

Они обе остановились на лестнице.

- Я хочу сообщить вам всем, - начала герцогиня, обращаясь ко всем собравшимся, в том числе и к Лоре с Джеффри, - что эта девушка, Джессика Гроуфорд, является моей дочерью.

Джессика позабавилась, когда увидела какое выражение лица появилось у этого заносчивого Джеффри.

Но единственного в этот момент не поняла Эмили. Она не поняла того, что отныне Лора осталась одна сражаться за любовь Роджера к ней.

- Миледи! Сеньор Роджер! - раздался откуда-то перепуганный голос слуги, - там..... там......

- Что случилось? Да говори же ты толком! - Джеффри налетел на слугу, как только тот вбежал в залу.

-Там...

Джеффри уже начинал беситься из-за того, что слуга ничего толком сказать не может.

-Там войско Йорков, милорд.

 

* * *

 

- Кто эти люди? Что им надо?

Все семейство Бедфордов вместе с Лорой взобралось на стену замка и смотрело на людей, расположившихся под стенами замка.

- Мне самому это интересно, мама.

И тут, словно в ответ на их вопрос Джессика начала все понемногу понимать.

- Мама, мне кажется, что вон тот человек, видишь в первых рядах? Кажется он из нашей деревни.

- Что за глупости, дочка?

- Но я уверена, что видела некоторых из них раньше.

- Ты не можешь быть так уверена. Их лица не видны с такой высоты.

- Но я...

Она так и не смогла договорить. Она уставилась на того, перед кем расступились воины, пропустив его вперед.

- Что такое?

Все разом посмотрели на девушку, так пристально и со страхом изучавшую мужчину, вышедшего из толпы.

- Что вам нужно? - Джеффри уже не мог выносить этого тягостного молчания. Если бы этим рыцарям нужна была добыча, они напали бы на замок сразу, а не стали бы стоять под его стенами.

-Я скажу, что мне нужно, - раздался снизу насмешливый мужской голос, - но вы отдадите мне то, что я попрошу. Иначе вам всем придется не сладко.

- Почему вы в этом так уверены?

- Потому что в замке кроме вас и нескольких стариков никого нет.

"Откуда он это знает? - пронеслось в голове у Джессики, - откуда ему все это известно?"

- Не знаю откуда вам это известно, но несмотря на отсутствие силы мы сможем оказать вам сопротивление. Так что вам нужно?

- Мне нужно только одно. Мне нужна Джессика! Джессика Гроуфорд!

- О, Господи, нет...

Джессика попятилась от края стены, как будто боясь показаться на глаза этому человеку, но он ее уже успел заметить. Его улыбка повергла его в страх.

- Джесси, что ему от тебя надо?

Все смотрели на нее, не в силах понять, что могло связывать ее и этого человека.

- Кто этот человек? - мать задала вопрос по-другому, все еще надеясь на ответ дочери.

- Мы не отдадим ее, - словно сквозь туман услышала она крик Джеффри.

- Этот человек - сын герцога Дюка.

- О нет! - Эмили хорошо помнила этого человека, - но что ему от тебя надо?

- Отец назначил его моим женихом.

Эмили смотрела в испуганные глаза дочери и понимала, что должна хоть что-то сделать, чтобы искупить свою вину перед ней.

- Не бойся милая, мы тебя ему не отдадим. Ты будешь женой Роджера и ничьей больше.

- Вижу вы меня не поняли, - голос Ричарда вновь зазвучал из-под стен замка.

- Мы все прекрасно поняли, но Джессика останется с нами.

- Чтож, видимо придется нам взять замок штурмом. А у вас там столько женщин, а среди нас одни мужчины.

- Неужели он посмеет такое сделать? - Лора была в ужасе.

- Он сможет это сделать и он это сделает, если только...

- Что ты задумала, дочка?

Но Джессика уже ничего не слышала. Она мчалась вниз по лестнице, не заботясь о том, что оставила мать, Лору и Джеффри в неведении.

Как только она оказалась во дворе замка, то направилась в конюшню.

- Джесси! - Лора окликнула ее, когда та уже почти оседлала лошадь.

- Не останавливай меня, прошу.

- Я не за этим пришла. Ведь мы подруги?

- Подруги.

- Именно поэтому я тебя не брошу на съедение этому человеку.

- Но что ты намерена делать?

- Как что? Я еду с тобой. Помоги-ка мне оседлать лошадь.

Как только лошади были оседланы, девушки вол весь опор промчались по двору, не обращая внимание на крики Эмили и попытку Джеффри остановить лошадей.

Словно по волшебству ворота перед всадницами открылись и закрылись как только девушки оказались за ними.

И вот лошади остановились, оказавшись перед огромным войском, состоявшим из рыцарей.

- Джесси, что нам делать? - растерялась ее спутница.

- Бежим к лесу. Там мы сможем спрятаться. Давай!

Девушки, круто повернув в сторону, помчались прочь от войска.

"Никуда ты от меня не денешься, крошка". Ричард знал, что просто так она не сдастся. Она пытается увести их от замка и это у нее получится, но она не уйдет от него.

Ричард пришпорил коня и помчался вслед за беглянками.

- Джессика, что нам делать? За нами гонится целое войско!

- Только не надо слез, Лора. Надо укрыться лесу. Не вздумай остановить лошадь. Выжми из нее все, что возможно.

- Я больше не могу! Я останавливаюсь!

- Нет! Только не это.

Она не может позволить Лоре остановиться и попасть в руки к этим людям. Джессика постаралась схватиться за уздечку лошади, на которой скачет Лора и это у нее получилось.

- Что она делает? - Ричард видел это и понял насколько девушка рискует. Она сильная, но она не сможет совладать с лошадью, если та понесет или станет на дыбы, - мы должны их догнать! Иначе случится непоправимое, - последнее он добавил будто бы для самого себя.

- Джессика, пусти моего коня!

Лора сама начинала пугаться, видя, что девушке тяжело вести лошадь.

- Нет, ты не остановишься!

- Ты же можешь упасть! Подумай о себе.

- Нет! Это я виновата в том, что мы обе оказались здесь и мне решать что надо делать, а что - нет.

- Джесси! Осторожно! - услышала она сзади голос Ричарда и вдруг Джессика поняла, что ее лошадь, испугавшись близости рыцарей, встала на дыбы. Если бы не лошадь Лоры, Джессика смогла бы удержаться в седле.

 

 

ГЛАВА 18

 

Джессику мучили кошмары. Какие-то люди крутились вокруг нее. Какие-то голоса раздавались то тут, то там. Чей-то смех звучал со всех сторон. Этот смех заставлял ее содрогаться от ужаса. Зловещий смех, незнакомые голоса не давали ей покоя. Вокруг стояла непроглядная тьма, лишь изредка расступавшаяся, чтобы показать чье-то неприятное лицо, а затем снова сгущавшаяся над Джессикой. И вдруг эта тьма расступилась, давая дорогу лучику света. Все образы ушли в небытие и кто-то взял ее ладонь в свою и повел туда, откуда шел этот свет. Они шли и она понимала, что теперь ей ничего не страшно, теперь она в безопасности. И вот они пришли, свет ослепил ее в то же время даря ей тепло и радость.

- Джессика, - еле слышный голос донесся до нее.

Рука, так бережно державшая ее, начала гладить ее руку.

"Ах, если бы так продолжалось подольше." - промелькнула мысль в ее голове.

- Джессика, - голос повторился, но уже ближе.

На губах девушки заиграла улабка, она не хотела открывать глаза, хотела, чтобы эта рука никогда не отпускала ее руку, а этот ласковый голос звучал дольше.

- Джесси, любимая, очнись.

Словно повинуясь этой просьбе, она открыла глаза.

- Где я? Как я здесь оказалась?

Джессика пришла в ужас. Открыв глаза, она поняла, что перед ней сидит Ричард Дюк. Это он держал ее руку в своей, это его голос она слышала все это время.

- Все очень просто, милая мой Джессика, ты находишься в замке Дюков.

- Но как?

- Да не смотри ты на меня такими испуганными глазами, - Ричард забавлялся, смотря на ее широко раскрытые от ужаса глаза, - ничего я с тобой не сделал.

- Но как я оказалась здесь?

- Ты упала с лошади и я не нашел никакого другого выхода, как только привести тебя сюда. Несколько дней ты провела в лихорадке, но теперь все в порядке, во всяком случае хотелось бы на это надеяться.

- Но почему ты не отвез меня в замок к матери?

- О какой матери ты говоришь, Джессика? - теперь пришла очередь Ричарда смотреть на нее непонимающим взглядом.

- Ни о какой, - девушка вспомнила что никто не знает о том, что герцогиня Бедфорд - ее мать. Значит никто и не узнает об этом.

- Нет, ты от меня просто так не отвертишься, - он поднялся с постели и, отойдя на другой край, посмотрел ей в глаза, - ведь твоя мать умерла много лет назад.

- Она в самом деле умерла, - девушка опустила глаза, чувствуя что не сможет соврать, если будет смотреть ему в глаза.

- Тогда что за чушь ты мне только что сказала?

- Видимо я еще не оправилась после болезни.

- Ведь ты же врешь, и я это прекрасно вижу. Ну чтож, не хочешь говорить - не говори. Скоро я итак все узнаю.

- Что значит ты скоро все узнаешь?

Одни только эти слова привели ее в неописуемый ужас. Что он хотел этим сказать?

- Надеюсь, моя наследная герцогиня Гроуфорд. Ты не забыла, что я являюсь твоим женихом?

- Что ты этим хочешь сказать?

- А то, что свадьба не отменяется.

- Да как ты смеешь? - Джессика была готова броситься на него с кулаками. Она соскочила с постели, намереваясь ринуться на него, но застыла, в немом ужасе глядя на свое обнаженное тело.

- Советую тебе вернуться в постель, - с легкой усмешкой на губах и блеском в глазах Ричард смотрел на нее, в то же время сохраняя холодное спокойствие.

- Почему я без одежды?

Забравшись в постель Джессика почувствовала себя униженной, но ей не хотелось выдавать этого.

- Не красней ты так. Можно подумать я тебя никогда не видел без одежды.

Словно прочитав по ее глазам вопрос он ответил на него.

- Не забивай ты себе голову этими дурацкими вопросами. Это ведь я тебя раздевал. Поэтому и видел твое великолепное тело.

Его взгляд, брошенный как-бы мимолетом на нее, заставил девушку покраснеть до самых кончиков волос.

- Зачем ты отыскал меня и заставил покинуть замок? - она сделала попытку сменить неприятную для нее тему.

- Хвалю. Ты умеешь менять русло беседы. Хотя ты права, не стоит больше говорить на ту тему. Но повторяю еще раз. Я сделал все это лишь потому, Джессика, что ты принадлежишь мне.

Девушка хотела влепить ему за это пощечину, но вовремя сообразила, что не одета.

- Ну же, - он готов был рассмеяться, - попытайся еще раз вскочить, может уже не покраснеешь?

- Я не принадлежу тебе. Я никогда никому не принадлежала и принадлежать не буду. Я не вещь, чтобы спорить куда мне идти или кому принадлежать. Я человек и я сама себе хозяйка.

-Да не кипятись ты так, - он подошел к ее кровати и снова сел рядом. -Джессика, ты красива до безумия, - он словно завороженный смотрел на нее и его рука невольно потянулась к ее лицу, - ты даже не представляешь как сводишь мужчин с ума. Ты можешь делать с нами все, что тебе заблагорассудится.

Как ей было приятно ощущать на своем лице его огромную теплую ладонь, она даже не отпрянула. Она смотрела в его глаза, наслаждаясь его голосом, в то же время понимая, что ей нужно бежать от этого незнакомца. Он был ее женихом, но и оставался тем самым незнакомцем, который остался в ее памяти.

- А ты готов сделать все, что я захочу?

- Нет, Джессика, нет. Я никогда этого делать не буду.

- Почему? Ведь ты сказал, что мужчины готовы сделать ради меня все.

- Вот именно. Они готовы сделать все, лишь бы заполучить тебя, но не все согласны делать то, что пожелаешь ты.

- Значит ты хочешь заполучить меня, но это лишь для того, чтобы иметь рядом с собой красивую игрушку?

- Нет. Для этого ты нужна Роджеру.

- Не смей так о нем говорить. Он меня любит.

- Поражаюсь твоей наивности. Думаешь из-за любви к тебе он забрал тебя из леса? Вовсе нет. Ведь тебе было хорошо там, среди разбойников? Можешь не утруждать себя ответом,думаешь я так слеп как он? Нет, я вижу, что ты отдала бы все, лишь бы вернуться к тому образу жизни.

- А если бы я стала твоей женой, ты бы отпустил меня?

- Милочка моя, меня даже удивляет твое если бы. Ты станешь моей женой. Это уже давно решено.

- Кем решено?

- Мной, и нашими отцами. Они заключили договор.

- Значит это всего лишь брак по расчету?

Почему ей захотелось разрыдаться при мысли, что она ему даже не нравится. Он нашел ее, спас от лихорадки и все ради того, чтобы сделать ее своей женой не по любви? Ну почему так несправедливо?

- Думаю с тебя хватит разговоров, - он подошел к сундуку и, открыв его, извлек оттуда платье, - тебе надо одеться. Ужин будет подан через полчаса. Мы все тебя ждем.

Как только Ричард покинул комнату, Джессика погрузилась в раздумья. Она не хотела ничего делать. Она думала лишь о ее похитителе. Он сказал, что этот брак - всего-лишь деловое соглашение. Но нет, ничего такого не будет. Она не выйдет замуж за человека, который видит в ней лишь наследство и дочь друга его отца. Нет, не бывать этому браку. Она станет женой Роджера, ведь они любят друг друга и заслужили счастье.

- Именно так и будет. - с этими словами она поднялась с постели и в полной уверенности в том, что все будет так, как она того захочет, начала собираться к ужину.

 

* * *

 

- Как вы думаете, Ричард, она скоро спустится?

- Она должна была спуститься несколько минут назад. Странно, почему она опаздывает.

- А вы не думаете, что она могла сбежать? Ведь насколько мне известно она уже однажды сбегала от вас.

- Леди, вы еще настолько юны и глупы, что не понимаете одного. Есть вещи, из-за которых Джессика никуда не сбежит.

- Хотелось бы знать, что это за вещи.

- Я не собираюсь удовлетворять ваше любопытство. А вот и Джессика.

Она стояла около самых дверей. Джессика была не в силах отвести взгляд от огромного зала. Посреди него стоял таких же размеров стол, за которым сидела девушка и стоял мужчина. Джессика перевела свой взгляд на него и не смогла оторваться. Он тоже не сводил с нее глаз. Так они и стояли несколько минут, пока Лора не поднялась из-за стола.

- Джесси, у тебя такой испуганный взгляд.

- В самом деле? - Джессика отвела взгляд от мужчины и посмотрела на подругу.

- Ну да, ты сейчас стоишь и смотришь на герцога так, будто испугана до смерти.

- Но это не так, я не боюсь, - Джессика начала было оправдываться, но поняла, что Лору не разубедить.

- Прошу к столу, леди, - Ричард подошел к Джессике, когда та оказалась около стола и помог ей усесться.

- Я вижу вы хорошо поладили, - как только они приступили к трапезе, Джессика решила разузнать, что здесь творилось, пока она была без сознания.

- Джессика, у тебя очень милая подруга. Я рад, что у моей невесты такой хороший вкус в выборе друзей, - он подмигнул Лоре, от чего ту бросило в краску.

- Я вам не невеста, милорд, - девушку ужасно разозлило не то, что он назвал ее невестой, а то, как он глянул на Лору. Однако говорить об этом Джессика никому не собиралась.

- Ну зачем же так говорить? Милая моя Джессика, ты ведь прекрасно знаешь что это так.

- Лора, неужели ты можешь просто так сидеть и слушать, как меня называет своей невестой человек, которого я даже не знаю?

- Джесси, успокойся, - попыталась успокоить ее подруга, - герцог очень милый человек.

- Что же ты мне предлагаешь? - Джессика была не в силах проглотить ни одного куска. Она отложила вилку и в ожидании уставилась на собеседницу.

- Я тебе предлагаю не сопротивляться. Он богат, красив.

- Но я ведь помолвлена с Роджером.

- Дорогуша, ты должна стать женой сэра Ричарда.

- Значит должна?

- Вот именно. Не понимаю как ты до сих пор не поняла, что должна стать моей женой?

- Ну уж нет, - Джессика встала из-за стола, гневно сверкая глазами и сдерживая рвавшуюся наружу злость, - никто не смеет мне что-либо приказывать. Я стану женой того, кого захочу и никто не сможет меня вынудить, никто! Вы меня поняли.

С этими словами она выбежала из зала.

- Вот чего мы добились. Ричард, не стоит думать о том, что она сдержит обещание.

- Лора. Ответь мне, почему ты согласилась помогать мне?

- Я не собираюсь отдавать ей любовь Роджера Бедфорда. Он был моим до встречи с ней, он моим и останется.

 

* * *

 

Джессика уже почти уснула, как слышала, что двери в ее комнату открылись и кто-то в нее вошел, бесшумно закрыв их за собой.

Чуть приоткрыв глаза девушка заметила чью-то тень на фоне догорающего огня в камине.

Страх ледяной рукой сжал ее горло. Фигура приближалась, но девушка не могла закричать, ведь здесь некому ей помочь. Ричард смог бы ее спасти от чужака, но ведь она не нужна ему. При мысли об этом на ее глазах выступили слезы.

Нет, все таки стоит закричать. Она было открыла рот, но огромная ладонь закрыла его.

- Джессика, не стоит меня бояться.

Ричард, это он! Девушка хотела петь от счастья, но она не должна показать ему эти эмоции. Он не узнает об этом. Раз уж она не нужна ему, то и он не будет нужен ей.

- Обещаешь не кричать, если я уберу руку?

Успокоенная его голосом Джессика кивнула головой.

- Вот и славно, - он убрал руку от ее рта и присел на кровать.

- Что вы здесь хотели, милорд? - подчеркнуто вежливым тоном осведомилась она.

Джессика села на кровати и оказалась лицом к лицу с ночным гостем.

- Почему ты так со мной обращаешься, Джесси?

- Не понимаю о чем вы. Вы похитили меня из замка, вы составили соглашение, в котором соглашаетесь стать моим мужем. И это вы делаете явно не по любви. В конце концов вы пытаетесь командовать мной, - девушка уже начала выходить из себя, - вы испортили всю мою жизнь, и это по-вашему не заслуживает такого обращения?

Но он не дал Джессике до конца высказать все то, что накипело у нее в душе. Страстный поцелуй заглушил рвущийся из нее гнев.

Джессика не ощущала больше гнева. Она чувствовала лишь как в ее крови зажигается пламя. Теперь в ней горел до сих пор неизведанный пожар. Сама того не желай она обвила его шею руками и полностью отдалась во власть поцелуя. Язык Ричарда проник ей в рот и тут она почувствовала такое блаженство, какого не испытывала, да и не могла испытать в объятиях Роджера.

Ричард добился своего, она это хорошо поняла. Он заставил ее понять, что Роджер ей вовсе не нужен. Но она не откажется от него, она не откажется от Роджера. Она не даст никому понять, что ей нужен Ричард, ведь она ему не нужна.

Собравшись с силами она оттолкнула его, перешагнув через себя и свои желания.

Ричард смотрел на нее ничего не понимая.

- Джесси, что случилось? - он провел рукой по ее щеке.

- Уходи из моей комнаты и смей больше ко мне прикасаться.

- Но что случилось?

- Ты мне противен.

- Зато поцелуи тебе нравились, - он издевался над ней и она это понимала.

- Твои поцелуи так же отвратительны как и ты сам.

После этих слов Ричард поднялся и не сводя с нее холодного взгляда поднялся и вышел из комнаты.

 

 

ГЛАВА 19

 

- Милорд, вы меня звали?

- Да, Генри. Нам с герцогом Дюком нужна твоя помощь. Точнее у нас есть поручение к тебе.

- Я к вашим услугам, милорды.

Несколько минут назад герцог Гроуфорд прислал за Генри. Ему сказали, что герцог хочет немедленно видеть его. Теперь он стоит тут, в покоях герцога.

- Генри, помнишь, когда-то ты изъявил желание быть не просто слугой, а моим приближенным.

- Я это хорошо помню.

- У меня есть к тебе поручение, после которого ты станешь моим самым доверенным слугой.

- Я с радостью его исполню, сэр.

- Ты должен отправиться в Лондон. Разумеется не один, - герцог тут же словно ответил на его вопрос, - я пошлю с тобой нескольких человек.

- Но что я там должен делать?

- Ты должен будешь найти человека, имя которого я скажу тебе немного позже. У меня для него есть письмо. Ты должен доставить письмо этому человеку. Как только ты это сделаешь - сразу же возвращайся сюда. Не стоит задерживаться в столице.

- Милорд, вы были правы, что выбрали меня. Я вам докажу, что полезен.

- Надеюсь на это. А теперь ступай.

- Я так и не понял, Вильям, - как только в комнате остались лишь герцоги, Эдуард высказал свои мысли, - ты отдашь этому человеку письмо?

- Да. Генри поедет в Лондон, но до него не доберется. Письмо доставят люди, которым я доверяю.

- Неужели это возможно, дружище? - Эдуард пополнил свой кубок, - ты не доверяешь никому, даже мне. Не вздумай оправдываться, оба мы знаем, что это правда. Неужели ты доверишь письмо этому человеку?

- Я письмо доверяю не ему, а моим людям. Им будет безопаснее, если письмо будет у него, пока они едут по территории, на которой могут быть войска Ланкастеров. Им будет меньше угрожать. Вся опасность будет угрожать Генри.

- Теперь я тебя узнаю. Расчетливость в каждом твоем шаге. Именно таким я тебя помню. И ты ничуть не изменился, старина Вильям.

 

* * *

 

- Лора, как ты могла вчера его поддерживать?

Девушки встретились утром и после завтрака решили прогуляться по замку.

- Я делала это для твоего же блага. Было бы лучше, если бы ты не перечила отцу.

- Но моя мать хочет, чтобы я стала женой Роджера.

- А почему ты решила, что она в самом деле твоя мать?

- Не знаю, - девушка будто бы даже не придавала значения их разговору. Она отвечала на вопросы. Толком не думая об ответах. Все ее внимание занимала галерея портретов, по которой они сейчас шли, - я просто чувствую что она моя мать. Даже не знаю откуда такая уверенность.

- Но если она твоя мать, значит Роджер...

Лора не успела договорить, Джессика побелела от этой мысли.

- Этого не может быть, Лора. Это неправда. - Джессика смотрела на подругу не в силах поверить в услышанное.

- Мы не знаем правда это или нет. Может быть и правда.

На глаза Джессики навернулись слезы. Она не могла в это поверить. Он был ее последней надеждой, но он может оказаться ее братом.

- Это несправедливо, Лора, - Джессика опустилась на пол, спиной прислонившись к стене и обвив ноги коленями, - почему я так несчастна? Человек, которого я люблю может оказаться моим братом.

- Не стоит плакать, Джесси, такова судьба.

- Я должна выяснить правду, - в ее глазах появилась решимость, которой не было видно долгое время.

- Но это невозможно. Мы в заточении и никак не сможем выбраться отсюда.

- С чего ты взяла, что нам это не под силу? Лора, милая, я сражалась с мужчинами, с рыцарями и я побеждала. Неужели ты думаешь, что я останусь здесь? Нет, ты ошибаешься. Я сбегу отсюда как только представится возможность.

- И куда мы побежим?

- Как куда? В замок Бедфордов.

- Там сейчас не безопасно. А если Ричард снова явится и потребует тебя?

- Если он явится, то ничего не поделаешь, придется мне снова повиноваться и выйти. Но я до этого успею узнать, кем мне приходится Роджер.

- И как же ты собираешься бежать?

- Пока не знаю, Лора. Пока не знаю.

 

* * *

 

- Ну что, Генри, ты готов?

Солнечные лучи еще не показались на горизонте, а два человека в конюшне уже поджидали слугу, чтобы отправиться по поручению герцога в Лондон.

- Готов как никогда. Кристофер, Мэтью, едем прямо сейчас?

- Да, нельзя, чтобы кто-нибудь нас увидел.

- Почему?

- Потому, что ходят слухи, будто некоторые из слуг в этом замке связаны с разбойниками, занимающимися грабежами на дорогах.

- Этих людей надо выпороть и выгнать из замка.

- Герцог милостив, - Мэтью начинал выходить из себя, - и если не знает наверняка, то не будет ничего предпринимать, все мы можем ошибаться.

Генри оседлал коня последним и поспешил вслед за этими двумя, которые уже выходили из конюшни.

Посмотрев на них сзади он еще раз понял, что лучше иметь таких людей в друзьях, чем быть им врагом. Здоровенные детины, выше его как минимум на голову, они превосходили его и размерами тела. Казалось один удар такого здоровяка мог повалить человека наземь.

- Генри, - Кристофер не мог не задать вопроса, - надеюсь письмо при тебе?

- Конечно при мне.

- Да тише вы, - свистящим шепотом прикрикнул на них Мэтью, всех разбудите.

- Мы молчим.

Они благополучно миновали замковый двор и вышли за его пределы. Только там они смогли наконец вскочить на своих коней и помчаться в сторону от замка, в Лондон.

 

* * *

 

- Ричард, вы могли бы мне сегодня показать ваш замок?

Сидя за завтраком девушка не смогла удержаться и спросила об этом.

- Милая моя Джессика, я тебя не узнаю. Совсем еще недавно ты смотрела на меня, будто готова была убить, а сегодня, - он выдержал паузу, будто размышляя о чем-то, - а сегодня можно подумать, будто я самый для тебя близкий человек.

- Не хотела говорить, но так оно и есть.

- Джессика, милая, ты лжешь, причем весьма неопытно.

- Но это правда.

- Джесси, твои невинные прелестные глазки могут обмануть кого угодно, но не меня. Думаю тебе это известно. Признаюсь, мне бы очень хотелось, чтобы твои слова были правдой, но если не суждено, то ничего не поделаешь.

- Хорошо, сдаюсь.

- Тогда зачем тебе такое общение со мной сейчас нужно?

- Не знаю, - она опустила глаза, - я просто хотела посмотреть замок.

- Неужели нельзя было сразу так сказать? Я покажу тебе замок, все таки ты его будущая хозяйка.

- Думаю вы решили правильно, - вмешалась в разговор Лора, - Джессике, как будущей хозяйке стоит знать свои владения.

Поймав на себе удивленный взгляд Ричарда она отвернулась. Их договор ей теперь был не нужен. Джессика верит в то, что Роджер ее брат, а это ей только на руку. Пусть теперь решает сама где ей оставаться, а Роджер уже почти принадлежит ей, Лоре.

- Лора, а вы не хотели бы осмотреть замок? - подчеркнуто-вежливым тоном осведомился он, - вы ведь здесь не больше чем гостья.

- В самом деле? - Джессика удивленно посмотрела на обоих, - я думала, что Лора здесь тоже против своей воли.

- Так оно и есть, Джессика, - поспешила опередить Ричарда Лора, - меня схватили в тот же вечер. Неужели я могу покинуть этот замок когда захочу, Дик? Надеюсь мне можно вас так называть?

- Конечно можно. Отвечаю на ваш вопрос. Вы можете покинуть замок в любой момент, как только пожелаете этого. Но не думаю, что вам захочется кинуть подругу в стане врага.

- Что правда, то правда, - огрызнулась Джессика, - друзей у меня в этом замке нет.

- Вы абсолютно правы. Вам вдвоем стоит провести время, ведь вам предстоит стать мужем и женой, а я побуду одна.

- Лора, зачем такие жертвы?

- Джесси, поверь мне, это не жертвы. Я стараюсь для твоего же блага. А теперь, с вашего позволения, я удаляюсь. Оставляю вас наедине.

Как только дверь за Лорой закрылась Ричард подошел к Джесике и помог встать из-за стола.

- А теперь, - он предложил ей руку, которую она с явной неохотой приняла, - я исполню твою просьбу и покажу тебе замок.

- Полностью весь? - с недоверием осведомилась девушка.

- Неужели ты мне настолько не доверяешь? Раз я сказал весь, значит весь.

 

* * *

 

Как только осмотр замка подошел к концу Джессика вернулась в свою комнату. Ей хотелось побыть наедине с собой и своими мыслями.

Закутавшись с плед она села напротив камина, приблизившись к нему как только возможно, чтобы согреться в этот холодный вечер. Сумерки уже опустились на землю и холодный, практически зимний ветер проникал во все оконные щели, хотя их было немного.

Тепло пламени в камине согревало ее. Девушка расслабилась на софе и начала вспоминать все то, что произошло за эту прогулку.

Джессика понимала, что своим хорошим отношением к ней, своей любезностью Ричард добивается того, чтобы она осталась у него, чтобы навсегда забыла о свободе. Девушка сама поразилась своим мыслям, но она подумала о том, что согласна на это. Она согласна провести всю свою жизнь рядом с ним. Она влюблена в него и с каждым днем эта любовь становится все больше,все глубже укореняется в ее душе. Один вид этого человека заставляет ее сердце биться быстрее.

Но она не покажет этого, она не станет женой человека, которому нужна лишь для того, чтобы угодить отцу и иметь еще одну красивую игрушку в замке.

Но все же как прекрасны воспоминания о нем. Она будет их хранить долго. Может даже всю жизнь.

Погруженная в свои раздумья она почувствовала, что плед начинает сползать с ее плечей, она было потянулась, чтобы вновь закутаться в него, но почувствовала чьи-то руки. Это были его руки. Она их узнала. Его теплое дыхание обжигало ее шею.

Ричард обошел вокруг софы и оказался к ней лицом, заслоняя своей огромной фигурой камин. Джессика смотрела в это дорогое ей лицо и не знала что ей делать. Ей хотелось поцеловать его, того самого незнакомца, которого встретила тогда на дороге, обнять его. Хотелось оттолкнуть того Ричарда, которого отец назначил ей в мужья.

Но ей не стоило долго стоять перед выбором. Их губы соприкоснулись в страстном поцелуе. Ее руки, словно не повинуясь голосу разума обвили его шею. Вдруг она почувствовала, что ноги больше не на каменном полу, а где-то в воздухе.

Он нес ее. Нес на руках, а она чувствовала себя в безопасности. Никогда у нее не было такого чувства. Только с ним.

И вот она уже лежит на постели, а он склонился над ней и осыпает ее лицо поцелуями. Как это прекрасно. Внизу живота у нее заныло. Джессика чувствовала, что сейчас произойдет что-то, о чем она потом будет жалеть, но ей было все равно. Она доверяла Ричарду, он с ней ничего плохого не сделает. Это она могла сказать с уверенностью. Была бы она ему безразлична, он не пришел бы сейчас сюда.

Вдруг он перестал ее целовать.

Джессика хотела спросить в чем дело, но не захотела показывать как она разочарована.

- Я не могу, Джессика.

- Что ты не можешь?

- Не могу воспользоваться твоей неопытностью и совратить тебя. Мы с тобой еще не муж и жена, поэтому я только что чуть не поступил как последний негодяй.

- О чем ты говоришь, Ричард?

Джессика начинала приходить в себя после его поцелуев. Ричард не смог сдержать усмешки и Джессика приняла это на свой счет.

- Джесси, не обижайся. Я не хотел затронуть твоих чувств. Думаю мне нужно уйти.

- Нет!

Ричард уже встал с кровати и направился было к двери, но девушка догнала его и, обвив его шею руками, припала к его губам в поцелуе.

- Джессика?

Дик был несказанно удивлен. Его поразила та страсть, с которой поцеловала его девушка. А ведь он ей даже не нравится. Хотя может это всего лишь уловка? Девушки себя так не ведут. Но она особенная, и он знает это.

Девушка отстранилась от него.

- Теперь можешь идти, - ее призывная улыбка говорила совсем обратное. Если бы он не знал что стоящая перед ним девушка невинна, он непременно принял бы это приглашение, но он должен уйти. Обязательно должен.

 

 

ГЛАВА 20

 

- Ну что, друзья, думаю стоит выпить за то, что мы наконец преодолели территории, на которых могут быть приверженцы Ланкастеров.

- Согласен, Мэтью, - Кристофер поднял свой кубок, - теперь мы уже значительно ближе к столице. Больше нам ничего не угрожает.

Все трое подняли кубки и осушили их одержимое.

Трое спутников сейчас расположились на ночлег. Закутанные в теплые пледы они грелись у костра. Но костер не мог дать им достаточно тепла, чтобы согреться в эту осеннюю ночь.

- Генри, - обратился к нему Мэтью, - где находится письмо?

- Оно всегда при мне, - Генри похлопал себя по рубахе, во внутреннем кармане которой лежало письмо.

- Дай-ка мне его.

- Зачем?

- Говорю тебе дай, значит дай. Нужно удостовериться, что оно в целости и сохранности.

- Мэтью, ты мне не доверяешь? Мы ведь с детства друг друга знаем.

- Именно поэтому дай мне письмо. Неужели ты мне не доверяешь?

- Да не смотри ты так на меня, - Кристоферу не понравилось как посмотрел на него Генри. Будто Крис должен его выручить, - мы все росли вместе. Дай ты ему это письмо.

- А если не дам? Герцог велел мне доставить это письмо. Я его и доставлю в Лондон.

- Ошибаешься, дружище. Письмо сказано доставить нам. Мы должны забрать его у тебя как только выберемся с территорий, на которых могут быть Ланкастерцы.

- Что это значит? - Генри поднялся на ноги и уставился на спутников.

- Ничего, - раздался дружный смех громил, - мы просто пугали тебя, садись и не бери в голову.

С этими словами Мэтью поднялся и ушел куда-то.

Генри только сейчас смог успокоиться.

- Куда ушел Мэт? - Генри вновь присел к костру, но вдруг ему показалось, что что-то не так.

Кристофер смотрел куда-то поверх его головы. Еле уловимое движение за спиной у Генри заставило его отпрянуть в сторону.

И тут он увидел, что на то место, на котором он только что сидел, обрушился меч.

- Что за...

Он не успел договорить, Мэтью со свирепым выражением лица поднял меч и начал наступать на Генри.

Наверное именно сейчас, впервые за все путешествие, Генри пожалел, что не взял с собой меч. Он был абсолютно беззащитен. Ему оставалось только одно - бежать.

Генри развернулся и со всех ног бросился к лошадям. Мэтью догонял его. Казалось еще немного и Генри изрубят на мелкие кусочки. Но судьба оказалась к нему милостива. Он вскочил на коня и помчался. Помчался куда глаза глядят.

- Кристофер, надо его догнать.

- Сиди и не дергайся.

- Ты не понимаешь? У него ведь письмо.

- Что ты так разорался? - Кристофер поднялся и подошел к другу, - ведь ты же знаешь что нас убьют, если узнают, что он сбежал.

- Именно поэтому его надо догнать.

Кристофер рассмеялся.

- Ты думаешь, что мы сможем его догнать? Например я в этом не уверен. Сейчас ночь, дорогу не видно. Мы не сможем его найти.

- Почему ты так спокоен? Нам не сносить головы.

- Ошибаешься. Все будет в порядке. Ведь герцог не узнает о том, что этот человек сбежал.

- И что же мы скажем?

- Скажем что он утонул.

- Где?

- Мало ли рек по пути в Лондон.

- Это значит...

- Это значит, что через несколько дней мы повернем обратно к замку и доложим прискорбную новость. Король письмо не получил, но в этом не наша вина. Генри был слишком неосторожен.

 

* * *

 

- Как продвигаются у тебя дела с Джессикой? - Лора ждала Ричард в его покоях, когда он вернулся из комнаты Джессики.

- Лора, милочка, не советую тебе таким тоном о ней говорить.

- Каким тоном?

- Не притворяйся невинной. Ты ее ненавидишь и только она по доброте душевной полагает что ты ей подруга.

- Это уже не моя забота, - она рассмеялась.

- Когда она станет моей женой я буду держать тебя от нее на расстоянии.

- Если, - она выделила это слово, - она станет твоей женой, тебе не придется даже думать обо мне. В этом случае я стану женой Роджера Бедфорда и исчезну из вашей жизни.

- Почему если?

- Потому что, милый мой Ричард, -Лора поднялась с софы, на которой сидела все это время и подошла к нему, - твоя невеста уже придумывает способ, чтобы сбежать отсюда.

- Сбежать?

- Да. Неужели ты надеялся, что такая девушка как она будет сидеть и грустить из-за того, что ее хочет взять в жены ненавистный ей человек, ее враг? Нет, она будет пытаться сбежать от него.

- Лора, - он схватил ее руки, - почему ты назвала меня ее врагом? - практически прорычал он.

Она испугалась этой реакции.

- А разве ты не на стороне Йорков в этой войне?

- Ах, да. Я совсем забыл о том, что Джессика сражалась за Ланкастеров. Ты права, Лора, в этом случае она считает меня своим врагом. Но не думаю, что она решится сбежать.

- В таком случае я тебе просто поражаюсь. Ты слеп.

- Слеп?

- Да слеп, - она практически начала орать, - Джессика не желает оставаться здесь ни секунды. Ты думаешь она просто так попросила тебя показать ей замок?

- Что ты этим хочешь сказать?

- А то, что Джессика ищет любой способ, чтобы убежать.

- Значит вся эта прогулка, все это было маскарадом?

- Вот именно. Все это фальшь.

- Значит эта ангельская оболочка...

- Притворство, Ричард, притворство. Не стоит так убиваться. Лучше послушай моего совета. Присматривай за ней.

- А если я все таки не смогу за ней уследить?

- Если она сможет сбежать, то я уйду с ней. Я должна за ней следить, один неверный шаг и я потеряю все шансы заполучить Роджера, а этого я допустить не могу.

- Значит моя шпионка будет преследовать ее повсюду?

- Вот именно.

 

* * *

 

- Эй, Джос, поди-ка сюда.

- Ну чего тебе? Пойдем-ка лучше в лагерь, я всю ночь не спал. Тебе хорошо, проспал всю ночь, а я за тебя отдувался на дежурстве.

- Да не ворчи ты, подойди-ка сюда.

- Сейчас, Грег, только проберусь через эти проклятые деревья. Ну и холод.

- Я тебя не узнаю, - рассмеялся Грег, - ты стал таким нытиком.

- Какой я нытик?

- Т-с, потише.

Джослин подошел туда, куда звал его друг.

- О Господи, Грег, ему нужна наша помощь.

На лесной поляне лежал человек. Он был буквально на пороге смерти. Весь бледный, без теплой одежды, замерзший.

- Как ты думаешь, что с ним произошло?

- Не знаю, Джос, не знаю. Но мы должны ему помочь, кем бы он ни был.

- Сейчас приведу лошадь.

- Только быстрее, мне кажется он умирает.

- А вот и лошадь, - Джослин привел коня и мужчины усадили человека на коня, а сзади на коня взобрался Джослин.

- Джос, отвези его в лагерь, а я приеду сразу же за тобой. Только смотри, не засни по дороге.

- Да уж постараюсь.

Джослин умчался в лагерь, а Грег остался в этом холодном лесу.

- До чего же здесь холодно, удивляюсь, как только он выжил?

 

* * *

 

- Джесси, не понимаю, как тебя в такой холод потянуло на прогулку верхом?

- А мне нравится такая погода.

- Ты любишь этот мороз? Ведь уже почти зима. Даже лошади мерзнут.

- Ричард, неужели ты хочешь мне отказать в простой прогулке верхом?

Джессика сидела напротив него и он понимал, что она все это делает для того, чтобы потом сбежать. Но что ему делать? Он готов был выполнить любой ее каприз. И даже сейчас, несмотря на холод он готов выехать с ней на прогулку.

- Ну пожалуйста. Не могу я больше сидеть взаперти.

- Я вижу это, Джесси, вижу.

- Видишь? - ее глаза с вопросом смотрели на него.

Как же она не может понять, что он видит какая она.

- Джесси, милая. Почему ты считаешь, что все мужчины видят в тебе лишь красивое украшение для своего замка.

- Потому что все мужчины считают женщин глупейшими созданиями на свете.

- Только не злись.

- Постараюсь.

- Я скажу тебе как я о тебе думаю.

- Думаю мне это придется сделать.

- Да не делай ты такое лицо. Я вовсе не собираюсь говорить тебе что-то ужасное.

Заинтересованность в ее взгляде заставила его говорить дальше.

- Неужели ты думаешь, что девушка, которая гналась за каретой, которая жила столько времени среди разбойников, может оказаться такой же как все?

- Неужели мое мнение тебя интересует?

- Интересует.

- Джессика жила среди разбойников? - Лора спускалась по лестнице и услышала последнюю фразу.

- Неужели ты не знала, Лора?

- Мне казалось, что она была с войском Роджера. Но я не знала что она была связана с разбойниками.

- Разбойники - это и есть ваш Ричард и его рыцари.

- Они не разбойники! - Джессика вскочила с кресла, - ты не имеешь права так на него говорить! Ты не смеешь говорить о людях, которые благороднее тебя!

- Ха, неужели Роджер благороднее меня?

- Да! Он намного лучше тебя.

- Лучше я пойду, - Лора, чувствуя, что начинается скандал решила уйти.

- В чем же он лучше меня?

- Во всем! - Джессика вскочила с кресла и собралась уходить.

- Во всем? Чтож, докажи мне это.

Ричард поднялся со своего места и угрожающе повис над девушкой.

- Как я могу тебе это доказать? - пролепетала она. Ее пугал сам вид этого человека, его огромное тело.

- Ты сейчас сама все узнаешь, - с этими словами он потянулся к ней и его губы в легком поцелуе прикоснулись к ее губам.

Джессика буквально замерла от удовольствия. Его теплые губы доставляли ей несравнимое удовольствие. Его поцелуи будили в ней до сих пор не изведанные чувства. Сама того не замечая она обвила его шею руками. Он обнимал ее за талию. Ей хотелось, чтобы так продолжалось как можно дольше, но вдруг он отстранился и выпустил ее из своих объятий.

- А ты говоришь, что он лучше меня. Ты мне сама доказала, что мои объятия возбуждают тебя.

Звонкая пощечина обрушилась на его лицо.

Глянув на него с ненавистью Джессика развернулась и пошла прочь.

 

* * *

 

- Лора, что нам делать?

Джессика сидела со слезами на глазах.

- Я больше не могу здесь находиться.

- Неужели он тебя обижает?

- Да.

- Он тебя бил?

- Нет, - Джессика опустила голову.

- Вот видишь, а говоришь, что обижает. Джесси, - Лора присела рядом с подругой, - может тебе в самом деле надо подумать над его предложением, а не бежать отсюда?

- Над каким предложением? - Джессика подняла голову и с недоумением уставилась на Лору.

- Может стоит забыть о Роджере и стать женой Ричарда?

- Забыть о Роджере? Лора, это невозможно. Я люблю Роджера.

- А если он твой брат? Что тогда?

- Если он мой брат... - голос ее стал совсем тихим, а из глаз потекли долго сдерживаемые слезы.

- Джессика, послушай меня, - Лора подошла к подруге и обняла ее, - не стоит надеяться на то, чего может не быть. Стань женой Ричарда и забудь о том, кто может быть твоим братом.

- Но он не может быть моим братом, - Джессика отказывалась верить в очевидное.

- Но он твой брат.

- Этого мы еще не знаем.

- И не узнаем.

- Почему ты так говоришь?

- А как ты собираешься узнать?

- Очень легко. Я сбегу отсюда.

- Как ты это сделаешь? Тут ведь все охраняется.

- Я найду способ, Лора, поверь мне.

- Значит я бегу с тобой.

- Я не могу этого допустить.

- Почему?

- Ты подвергаешь себя опасности.

- Но ты моя подруга и я пойду туда же, куда и ты. Не могу я тебя одну отпустить.

- Лора, - глаза Джессики вновь заслезились, - спасибо тебе за все.

ГЛАВА 20

 

- Ну что, друзья, думаю стоит выпить за то, что мы наконец преодолели территории, на которых могут быть приверженцы Ланкастеров.

- Согласен, Мэтью, - Кристофер поднял свой кубок, - теперь мы уже значительно ближе к столице. Больше нам ничего не угрожает.

Все трое подняли кубки и осушили их одержимое.

Трое спутников сейчас расположились на ночлег. Закутанные в теплые пледы они грелись у костра. Но костер не мог дать им достаточно тепла, чтобы согреться в эту осеннюю ночь.

- Генри, - обратился к нему Мэтью, - где находится письмо?

- Оно всегда при мне, - Генри похлопал себя по рубахе, во внутреннем кармане которой лежало письмо.

- Дай-ка мне его.

- Зачем?

- Говорю тебе дай, значит дай. Нужно удостовериться, что оно в целости и сохранности.

- Мэтью, ты мне не доверяешь? Мы ведь с детства друг друга знаем.

- Именно поэтому дай мне письмо. Неужели ты мне не доверяешь?

- Да не смотри ты так на меня, - Кристоферу не понравилось как посмотрел на него Генри. Будто Крис должен его выручить, - мы все росли вместе. Дай ты ему это письмо.

- А если не дам? Герцог велел мне доставить это письмо. Я его и доставлю в Лондон.

- Ошибаешься, дружище. Письмо сказано доставить нам. Мы должны забрать его у тебя как только выберемся с территорий, на которых могут быть Ланкастерцы.

- Что это значит? - Генри поднялся на ноги и уставился на спутников.

- Ничего, - раздался дружный смех громил, - мы просто пугали тебя, садись и не бери в голову.

С этими словами Мэтью поднялся и ушел куда-то.

Генри только сейчас смог успокоиться.

- Куда ушел Мэт? - Генри вновь присел к костру, но вдруг ему показалось, что что-то не так.

Кристофер смотрел куда-то поверх его головы. Еле уловимое движение за спиной у Генри заставило его отпрянуть в сторону.

И тут он увидел, что на то место, на котором он только что сидел, обрушился меч.

- Что за...

Он не успел договорить, Мэтью со свирепым выражением лица поднял меч и начал наступать на Генри.

Наверное именно сейчас, впервые за все путешествие, Генри пожалел, что не взял с собой меч. Он был абсолютно беззащитен. Ему оставалось только одно - бежать.

Генри развернулся и со всех ног бросился к лошадям. Мэтью догонял его. Казалось еще немного и Генри изрубят на мелкие кусочки. Но судьба оказалась к нему милостива. Он вскочил на коня и помчался. Помчался куда глаза глядят.

- Кристофер, надо его догнать.

- Сиди и не дергайся.

- Ты не понимаешь? У него ведь письмо.

- Что ты так разорался? - Кристофер поднялся и подошел к другу, - ведь ты же знаешь что нас убьют, если узнают, что он сбежал.

- Именно поэтому его надо догнать.

Кристофер рассмеялся.

- Ты думаешь, что мы сможем его догнать? Например я в этом не уверен. Сейчас ночь, дорогу не видно. Мы не сможем его найти.

- Почему ты так спокоен? Нам не сносить головы.

- Ошибаешься. Все будет в порядке. Ведь герцог не узнает о том, что этот человек сбежал.

- И что же мы скажем?

- Скажем что он утонул.

- Где?

- Мало ли рек по пути в Лондон.

- Это значит...

- Это значит, что через несколько дней мы повернем обратно к замку и доложим прискорбную новость. Король письмо не получил, но в этом не наша вина. Генри был слишком неосторожен.

 

* * *

 

- Как продвигаются у тебя дела с Джессикой? - Лора ждала Ричард в его покоях, когда он вернулся из комнаты Джессики.

- Лора, милочка, не советую тебе таким тоном о ней говорить.

- Каким тоном?

- Не притворяйся невинной. Ты ее ненавидишь и только она по доброте душевной полагает что ты ей подруга.

- Это уже не моя забота, - она рассмеялась.

- Когда она станет моей женой я буду держать тебя от нее на расстоянии.

- Если, - она выделила это слово, - она станет твоей женой, тебе не придется даже думать обо мне. В этом случае я стану женой Роджера Бедфорда и исчезну из вашей жизни.

- Почему если?

- Потому что, милый мой Ричард, -Лора поднялась с софы, на которой сидела все это время и подошла к нему, - твоя невеста уже придумывает способ, чтобы сбежать отсюда.

- Сбежать?

- Да. Неужели ты надеялся, что такая девушка как она будет сидеть и грустить из-за того, что ее хочет взять в жены ненавистный ей человек, ее враг? Нет, она будет пытаться сбежать от него.

- Лора, - он схватил ее руки, - почему ты назвала меня ее врагом? - практически прорычал он.

Она испугалась этой реакции.

- А разве ты не на стороне Йорков в этой войне?

- Ах, да. Я совсем забыл о том, что Джессика сражалась за Ланкастеров. Ты права, Лора, в этом случае она считает меня своим врагом. Но не думаю, что она решится сбежать.

- В таком случае я тебе просто поражаюсь. Ты слеп.

- Слеп?

- Да слеп, - она практически начала орать, - Джессика не желает оставаться здесь ни секунды. Ты думаешь она просто так попросила тебя показать ей замок?

- Что ты этим хочешь сказать?

- А то, что Джессика ищет любой способ, чтобы убежать.

- Значит вся эта прогулка, все это было маскарадом?

- Вот именно. Все это фальшь.

- Значит эта ангельская оболочка...

- Притворство, Ричард, притворство. Не стоит так убиваться. Лучше послушай моего совета. Присматривай за ней.

- А если я все таки не смогу за ней уследить?

- Если она сможет сбежать, то я уйду с ней. Я должна за ней следить, один неверный шаг и я потеряю все шансы заполучить Роджера, а этого я допустить не могу.

- Значит моя шпионка будет преследовать ее повсюду?

- Вот именно.

 

* * *

 

- Эй, Джос, поди-ка сюда.

- Ну чего тебе? Пойдем-ка лучше в лагерь, я всю ночь не спал. Тебе хорошо, проспал всю ночь, а я за тебя отдувался на дежурстве.

- Да не ворчи ты, подойди-ка сюда.

- Сейчас, Грег, только проберусь через эти проклятые деревья. Ну и холод.

- Я тебя не узнаю, - рассмеялся Грег, - ты стал таким нытиком.

- Какой я нытик?

- Т-с, потише.

Джослин подошел туда, куда звал его друг.

- О Господи, Грег, ему нужна наша помощь.

На лесной поляне лежал человек. Он был буквально на пороге смерти. Весь бледный, без теплой одежды, замерзший.

- Как ты думаешь, что с ним произошло?

- Не знаю, Джос, не знаю. Но мы должны ему помочь, кем бы он ни был.

- Сейчас приведу лошадь.

- Только быстрее, мне кажется он умирает.

- А вот и лошадь, - Джослин привел коня и мужчины усадили человека на коня, а сзади на коня взобрался Джослин.

- Джос, отвези его в лагерь, а я приеду сразу же за тобой. Только смотри, не засни по дороге.

- Да уж постараюсь.

Джослин умчался в лагерь, а Грег остался в этом холодном лесу.

- До чего же здесь холодно, удивляюсь, как только он выжил?

 

* * *

 

- Джесси, не понимаю, как тебя в такой холод потянуло на прогулку верхом?

- А мне нравится такая погода.

- Ты любишь этот мороз? Ведь уже почти зима. Даже лошади мерзнут.

- Ричард, неужели ты хочешь мне отказать в простой прогулке верхом?

Джессика сидела напротив него и он понимал, что она все это делает для того, чтобы потом сбежать. Но что ему делать? Он готов был выполнить любой ее каприз. И даже сейчас, несмотря на холод он готов выехать с ней на прогулку.

- Ну пожалуйста. Не могу я больше сидеть взаперти.

- Я вижу это, Джесси, вижу.

- Видишь? - ее глаза с вопросом смотрели на него.

Как же она не может понять, что он видит какая она.

- Джесси, милая. Почему ты считаешь, что все мужчины видят в тебе лишь красивое украшение для своего замка.

- Потому что все мужчины считают женщин глупейшими созданиями на свете.

- Только не злись.

- Постараюсь.

- Я скажу тебе как я о тебе думаю.

- Думаю мне это придется сделать.

- Да не делай ты такое лицо. Я вовсе не собираюсь говорить тебе что-то ужасное.

Заинтересованность в ее взгляде заставила его говорить дальше.

- Неужели ты думаешь, что девушка, которая гналась за каретой, которая жила столько времени среди разбойников, может оказаться такой же как все?

- Неужели мое мнение тебя интересует?

- Интересует.

- Джессика жила среди разбойников? - Лора спускалась по лестнице и услышала последнюю фразу.

- Неужели ты не знала, Лора?

- Мне казалось, что она была с войском Роджера. Но я не знала что она была связана с разбойниками.

- Разбойники - это и есть ваш Ричард и его рыцари.

- Они не разбойники! - Джессика вскочила с кресла, - ты не имеешь права так на него говорить! Ты не смеешь говорить о людях, которые благороднее тебя!

- Ха, неужели Роджер благороднее меня?

- Да! Он намного лучше тебя.

- Лучше я пойду, - Лора, чувствуя, что начинается скандал решила уйти.

- В чем же он лучше меня?

- Во всем! - Джессика вскочила с кресла и собралась уходить.

- Во всем? Чтож, докажи мне это.

Ричард поднялся со своего места и угрожающе повис над девушкой.

- Как я могу тебе это доказать? - пролепетала она. Ее пугал сам вид этого человека, его огромное тело.

- Ты сейчас сама все узнаешь, - с этими словами он потянулся к ней и его губы в легком поцелуе прикоснулись к ее губам.

Джессика буквально замерла от удовольствия. Его теплые губы доставляли ей несравнимое удовольствие. Его поцелуи будили в ней до сих пор не изведанные чувства. Сама того не замечая она обвила его шею руками. Он обнимал ее за талию. Ей хотелось, чтобы так продолжалось как можно дольше, но вдруг он отстранился и выпустил ее из своих объятий.

- А ты говоришь, что он лучше меня. Ты мне сама доказала, что мои объятия возбуждают тебя.

Звонкая пощечина обрушилась на его лицо.

Глянув на него с ненавистью Джессика развернулась и пошла прочь.

 

* * *

 

- Лора, что нам делать?

Джессика сидела со слезами на глазах.

- Я больше не могу здесь находиться.

- Неужели он тебя обижает?

- Да.

- Он тебя бил?

- Нет, - Джессика опустила голову.

- Вот видишь, а говоришь, что обижает. Джесси, - Лора присела рядом с подругой, - может тебе в самом деле надо подумать над его предложением, а не бежать отсюда?

- Над каким предложением? - Джессика подняла голову и с недоумением уставилась на Лору.

- Может стоит забыть о Роджере и стать женой Ричарда?

- Забыть о Роджере? Лора, это невозможно. Я люблю Роджера.

- А если он твой брат? Что тогда?

- Если он мой брат... - голос ее стал совсем тихим, а из глаз потекли долго сдерживаемые слезы.

- Джессика, послушай меня, - Лора подошла к подруге и обняла ее, - не стоит надеяться на то, чего может не быть. Стань женой Ричарда и забудь о том, кто может быть твоим братом.

- Но он не может быть моим братом, - Джессика отказывалась верить в очевидное.

- Но он твой брат.

- Этого мы еще не знаем.

- И не узнаем.

- Почему ты так говоришь?

- А как ты собираешься узнать?

- Очень легко. Я сбегу отсюда.

- Как ты это сделаешь? Тут ведь все охраняется.

- Я найду способ, Лора, поверь мне.

- Значит я бегу с тобой.

- Я не могу этого допустить.

- Почему?

- Ты подвергаешь себя опасности.

- Но ты моя подруга и я пойду туда же, куда и ты. Не могу я тебя одну отпустить.

- Лора, - глаза Джессики вновь заслезились, - спасибо тебе за все.

 

 

ГЛАВА 21

 

- Джослин, кто этот человек?

- Я не знаю. Мы с Грегом нашли его в лесу. Ему нужна наша помощь.

- А если он шпион?

- Роджер, угомонись, - Джослин спешился и помог снять с коня мужчину, - какой он шпион? Он при смерти. Мы обязаны ему помочь.

- Это бесполезно.

- Ошибаешься, кузен. Я не для того привез его сюда, чтобы кто-то сказал, что помочь ему нельзя.

- Правильно сделал, Джос, - вмешался подошедший герцог Бедфорд, - мы поможем ему. А ты, сын, должен стыдиться того, что не хочешь помочь человеку, попавшему в беду.

- Сэр Говард, - обратился к нему кто-то из спутников, - куда отнести этого человека?

- Отнеси его в мою хижину.

- Но отец! Ведь он может быть болен заразной болезнью...

- Роджер, я не разрешал тебе перечить мне.

Герцог дал понять сыну, что его мнение не значит абсолютно ничего.

- Нам нужен врач, - герцог словно позабыл о существовании сына и начал заботиться о умирающем.

- Не думаю, что его еще можно спасти.

- А я не думаю, что меня волнует чье-то мнение. Я позабочусь об этом человеке, пусть даже это его последние минуты.

- Сэр Говард, - вмешался Джослин, - тут недалеко есть деревня, думаю там может оказаться лекарь.

- Надеюсь он там в самом деле окажется. Джослин, съезди с кем-нибудь в деревню, спроси лекаря.

- Постараюсь вернуться как можно быстрее.

- Постарайся. Жизнь этого человека в твоих руках.

- Сэр, не волнуйтесь. Я сделаю все, что от меня зависит, лишь бы он остался жив.

- Я в этом не сомневаюсь.

 

* * *

 

День приближался к полудню. Хозяин таверны прибирал за своими ночными посетителями.

Снова куча разбитых бутылок. Снова была драка из-за одной из куртизанок. Ну почему им всегда нужны одни и те же бабы? Ведь тут их так много, а посетители требуют только некоторых. Снова одну из них не поделили. Как он от этого устал.

- Барт, ты снова чем-то недоволен?

- А, это ты. Пенни, дорогая моя. Конечно недоволен, - его недовольство было вымещено появлением молодой куртизанки.

- Чем? - она знала причину недовольства хозяина таверны, но полушутя старалась изменить его настроение. Если он становился зол, то сгонял злость на остальных девушках. Это ей не нравилось. Она любила своих подруг, поэтому всячески старалась развлекать хозяина, когда тот в плохом расположении духа.

- Можно подумать ты не знаешь. Вчера эти пьянчуги снова из-за тебя дрались.

- Неужели это так плохо? - она облокотилась на парила лестницы, на которой стояла и посмотрела на Барта тем взглядом, который заставлял мужчин забыть обо всем на свете.

- Нет моя милая, совсем не плохо, но...

- Эй, хозяин! - раздалось снаружи.

Барт поспешил навстречу приехавшим всадникам.

- Барт, не простудись, - услышал он вдогонку голос Пенилопы.

Джослин с Грегом спешились возле таверны, находившейся на окраине деревни.

Им навстречу поспешил толстый хозяин заведения.

- Проходите. Что вам угодно? - он начал увиваться вокруг них как только они переступили порог таверны.

- Нам нужен врач.

Барт опешил от удивления.

- Врач? Но зачем? Вы ведь не ранены?

- Нет, не ранены, - Джослину не понравились вопросы хозяина этого человека.

- Зачем же он вам тогда?

- Барт. Не задавай своих глупых вопросов, - с лестницы спустилась женщина, присутствия которой молодые люди не заметили, - если людям нужен врач, значит скажи им где его можно найти, а не заваливай их вопросами.

- Но я не знаю где можно найти врача.

- Как это не знаете? - Джос начинал злиться.

- А вот так, сэр. Недавно Йорки напали на нашу деревню. Убитых было много. Среди них и врач.

- Неужели в деревне нет врача?

- К сожалению нет, сэр.

Джослин почувствовал, как его покидают силы. Тот человек должен остаться жив. Его должны спасти, но кто?

- Вижу мы сюда зря пришли, Грег, нам стоит поискать в другом месте.

- Сэр, подождите! - окрикнула их девушка, - если вам нет разницы какой лекарь, то...

- Нам необходимо спасти человека.

- Если вы не против знахарки, то я могла бы сказать вам где ее можно найти.

- Что же ты раньше молчала? Нам каждая минута дорога.

- Барт, я скоро вернусь, - она накинула себе на плечи шерстяную накидку и они вместе с Джослином и Грегом вышли из таверны.

 

* * *

 

- Джесси, когда?

- Очень скоро. Ты даже не представляешь насколько.

- А если наши планы раскроют?

- Будем надеяться что не раскроют.

- Лора, думаю убегать будем завтра. Готовься.

- Так быстро?

- Неужели ты испугалась?

- Да.

- Но чего ты боишься? Ты ведь говорила, что пойдешь со мной куда угодно.

- Я-то пойду, но мне в самом деле страшно. А если они поймают нас?

- А что они могут нам сделать? В конце концов я его невеста, он не посмеет мне ничего сделать.

- Ошибаешься, Джесси. У него есть все права на тебя...

- Что ты хочешь этим сказать? - Джессика побледнела и опустилась на софу, стоящую у окна.

- Ничего. Просто стоит подумать, прежде чем бежать.

Уверенность Джессики в побеге таяла с каждой минутой.

- Джессика, подумай хорошенько над этим, а я пойду. Думаю тебе стоит побыть одной.

Лора вышла из покоев Джессики и направилась прямиком в комнату Ричарда.

- А, это ты, Лора.

- А ты ждал кого-то другого? - она усмехнулась, явно на что-то намекая.

- Да нет. Присаживайся. Будешь ром?

- Нет.

- Что-нибудь выяснила про Джессику?

- Выяснила, причем немало.

Ричард наполнил кубок и сел напротив Лоры.

- Рассказывай.

- Она собирается бежать.

- Это уже точно? Когда?

- Точнее не бывает. Завтра. Думаю вечером, когда вы все будете спать.

- Значит к этому надо готовиться. Мы ее поймаем.

- Я ее пытаюсь отговорить, поэтому она может передумать и остаться.

- Если она останется, я буду твоим должником.

- А она останется, я уверена.

- Как же ты ее сможешь уговорить?

- Этого я сказать не могу. У меня есть свои способы. А теперь мне пора идти. Я тебя предупредила.

- Но почему ты так быстро убегаешь?

- Меня не должны видеть здесь. Могут заподозрить все что угодно.

- А ведь правда. Ну чтож, иди и постарайся ее отговорить от побега.

 

* * *

Стояла тихая зимняя ночь. Луну закрыло тучами. Ничто не нарушало тишины природы, казалось все замерло.

Замок погрузился в ночную тишину. Нигде не было видно и огонька. Камины во всех комнатах потухли. Все обитатели замка находились в теплых постелях. Только один человек не спал в это время.

Джессика поднялась с постели. Как трудно ей было лежать в постели, прикинувшись спящей. Она видела, как к ней в комнату приходил Ричард, но она даже не шелохнулась. Он поверил в то, что она спит.

Девушка не могла больше находиться в замке. Еще один день и она передумает бежать. Слишком сильно она привязалась к этому человеку. Она не испытывает к нему ненависти. В тот день на дороге она испытала какое-то странное ощущение во всем теле при виде этого незнакомца, но сейчас она начинала понимать что это было за чувство. Она не может представить себя ни с кем другим кроме него. Это не может продолжаться. Он - ее враг. Он Йорксист, а она сторонница Ланкастеров. Нет, не могут они быть вместе. К тому же он не испытывает к ней никаких чувств. Она нужна Роджеру. Он любит ее. Он не может быть ее братом, все что угодно, только не это. Она должна вернуться к нему и разобраться во всем. Она станет его женой и ничьей более.

Джессика нащупала в темноте комнаты свечу и зажгла ее.

Окинув взором комнату она начала одеваться. Зимний холод пронизывал ее до костей, комната стала холодной. Но девушка не обращала на это внимание. Она должна бежать. Она должна уйти из этого замка до рассвета.

Как только она собралась, то сразу же направилась к Лоре, на другой конец коридора.

- Лора, просыпайся.

Лора спала и видела чудесный сон. Она вместе с Роджером и тут откуда-то подходит Джессика. она не отнимет у Лоры возлюбленного.

- Лора, Лора, - зовет Джессика и тут до нее доходит, что Джессика зовет ее вовсе не во сне. Она наяву.

- Джессика? - Лора удивленно открыла глаза, - что ты здесь делаешь?

- Собирайся.

- Что это значит?

- Это значит что мы бежим.

- Прямо сейчас?

- Вот именно. Прямо сейчас.

- Но почему? Ведь мы собирались бежать завтра.

- Одевайся и не задавай лишних вопросов.

- Ладно, сейчас поднимусь.

- Постарайся не наделать лишнего шума.

- Уж постараюсь как-нибудь.

Джессика рушит все ее планы этим внезапным побегом. Надо найти способ предупредить Ричарда. Если она сбежит, то ей не видеть Роджера.

- А ты не думаешь, что Ричард будет волноваться, если тебя не окажется утром в замке?

- Это не приходило мне в голову.

В самом деле, он подумает, что с ними что-то случилось. Надо успокоить его. Но если она скажет ему что уходит - он ее не отпустит. Надо оставить ему письмо, но он пустится за ней вдогонку.

- Лора, я сейчас вернусь.

- Ты куда?

- Я в свою комнату.

- Но зачем? Надо бежать.

- Знаю. Я оставлю ему письмо. Подожди немного, я скоро вернусь.

Джессика вышла из комнаты подруги и направилась к себе. Ступая тихой поступью, чтобы никого не разбудить.

Как только она оказалась за закрытыми дверьми своей комнаты, сразу же бросилась к столику, в котором лежало несколько листов бумаги и чернила.

Джессика зажгла свечу и взяв в руки перо начала думать над письмом.

Постепенно из-под ее пера начали появляться строки.

" Не знаю с чего начать это письмо. Скажу лишь то, что не могу больше оставаться здесь. Я не люблю тебя. Моим сердцем завладел другой человек и тебе стоит с этим смириться. Я знаю, ты скажешь, что для брака любовь не нужна, но для меня любовь - это то, ради чего живет человек. Я хотела испытать любовь и я ее испытала. Теперь же я хочу стать женой того, кого люблю.

Не ищи меня, не надо. Если ты вправду хоть что-то испытываешь ко мне, то смирись с моим побегом, докажи что ты мужчина. Прошу тебя, оставь меня, дай мне жить.

Когда ты найдешь это письмо - я буду далеко. Это письмо - последнее, что ты узнаешь обо мне от меня самой.

А теперь прощай. Больше мы не увидимся.

Джессика Гроуфорд "

- Кажется больше писать не о чем, - Джессика еще раз взглянула на это письмо и аккуратно сложила его, при этом запечатав его воском.

Девушка еще раз обвела глазами эту комнату, вспомнила жар объятий Ричарда, его слова про Роджера. Все это было правдой. Поцелуи Ричарда воспламеняли ей кровь, чего не было. Когда ее целовал Роджер. Письмо было неправдой от начала и до конца и Джессика понимала это. Но она не может предать Роджера, не может стать женой человека, который не любит ее. Уж лучше уйти из его жизни навсегда. Он не пойдет за ней, она это знала. Он слишком благороден для этого.

Чтож, это ее последние минуты в этом замке. Но пора. Пора идти к Лоре. Она снова вышла из комнаты и пошла за подругой.

- Джессика, ну наконец-то! я уже давно собралась, а тебя все нет. Я уж думала что-то с тобой случилось.

- Все нормально, не волнуйся.

- Ты написала письмо?

- Да.

- Где ты его оставила?

- У себя в комнате. Нам уже пора идти. Скоро наступит рассвет.

- Ты права. Пошли отсюда.

Как только девушки оказались на лестнице что-то будто защемило сердце Джессики. Она больше не увидит его. Неужели это справедливо? Но она сама хочет этого побега. Чтож, сама она от этого и будет страдать.

- Джесси, - сзади ее позвала подруга. Мне нужно вернуться. Подожди меня немного, пожалуйста. Только не уходи без меня, я не смогу остаться здесь.

- Конечно я тебя подожду, Лора. Только побыстрее. Иначе скоро начнут просыпаться.

- Я мигом.

Лора убежала вверх по лестнице и только сейчас Джессика поняла, что она находится на том этаже, где расположены покои Ричарда. Словно повинуясь какому-то желанию она направилась в его комнату.

Дверь бесшумно отворилась и ее взору предстал этот великан. Он был так прекрасен. Спящий он казался таким безобидным. Девушка подошла к его кровати и присела на край.

В этот момент она, казалось, потеряла контроль над собой. Она дотронулась до его черных длинных шелковистых волос.

- Я люблю тебя, Ричард.

Она произнесла себе этот приговор и, поцеловав его в губы, направилась к выходу.

На лестнице она встретилась с Лорой.

- Теперь мы с ним никогда не встретимся. Он прочтет мое письмо и поймет почему я так поступила.

Знала бы тогда Джессика, что письма в ее комнате больше нет. Ричард никогда его не увидит. Лора поднялась в комнату подруги и аккуратно положила письмо себе в потайной карман. Теперь оно было далеко от ненужных глаз.

 

 

ГЛАВА 22

 

- Принесите еще воды.

- Старуха, что с ним?

- Да ты так не волнуйся. Этот человек жить будет. У него была лихорадка и он слишком много времени провел на холоде.

- А ты то откуда знаешь?

- Милок, - старая женщина поднялась с постели больного и посмотрела на герцога Бедфорда, - я слишком много прожила, чтобы не знать этого. Я ведь знаю еще много чего, но вам об этом лучше не знать.

- Говори, раз уж начала, - Говард угрожающе склонился над этой маленькой старой женщиной, которую несколько дней назад привели Джослин и Грег, но она, казалось, не испытывала абсолютно никакого страха.

- Хорошо, я скажу.

Все, находившиеся в это время возле них с нетерпением ждали, что эта женщина скажет.

- Этот человек выжил только благодаря своей ненависти. Он живет для того, чтобы отомстить людям, из-за которых ему так плохо.

- Что это за люди?

- А вот это я не скажу. Если он захочет, то сам вам все расскажет.

- А если нет?

- Значит вы ничего не узнаете.

- Но...

- Никаких но. Скажу одно. Раньше ему доверять было нельзя, но сейчас он ваш верный союзник. Он вестник.

- Ты о чем говоришь?

- Он принес важную для вас весть. А теперь оставьте меня с ним наедине. Я дам ему еще зелья. А потом я уйду. Засиделась я с вами.

- Чтож, будь по-твоему. Но мы рядом, не вздумай ему что-нибудь сделать, что может ему повредить.

 

* * *

 

- Джесси, как думаешь, они уже гонятся за нами?

- Думаю нет. Я написала письмо. Ричард должен понять меня.

- О чем ты говоришь?

- В своем письме я попросила Ричарда оставить меня в покое. Я сказала, что не люблю его.

- Думаешь он послушает тебя?

- Если он настоящий мужчина, то послушает. Он должен оказаться благородным мужчиной.

- А если это не так и ты в нем ошиблась?

- Если это не так, значит мне очень не повезло.

Девушки погрузились в молчание.

День клонился к вечеру. Холодный зимний ветер продувал насквозь шерстяные накидки, заставляя девушек сжиматься от холода.

Они ехали прочь от замка, где провели несколько дней. Ехали, погруженные каждая в свои мысли.

Джессика думала о Ричарде, о Роджере. Стоило ли ей возвращаться к Роджеру? Стоило ли покидать жениха? Стоило ли ему врать? Стоило! Иначе он бросился бы в погоню, а это ей совсем не нужно.

Лору согревали мысли о письме, которое грело ее карман. Какая же она все таки молодец, что так поступила. Ричард бросится в погоню, обязательно бросится и Джессике не останется ничего иного, как согласиться стать его женой. Роджер будет ее. Если он не брат Джессики, а в этом она не сомневалась, то без помощи наследного герцога Дюка ей не обойтись.

 

* * *

 

- Где я? - Генри начал приходить в себя.

- Ты в надежных руках, - голос доносился откуда-то из темноты.

- Кто вы?

- Сейчас это не имеет значения, - мужчина, которому принадлежал голос, стоял где-то рядом. Генри мог в этом поклясться, но вокруг была темнота, он не мог ничего разглядеть.

- Как я здесь оказался?

- Мои люди нашли тебя. Им ты обязан своей жизнью.

- Я хочу поблагодарить их за это.

- Настанет день и они придут к тебе.

- Обещаете?

- Обещаю. Настанет день и ты узнаешь кто я.

- Очень на это надеюсь, сеньор.

Мужчина усмехнулся и вышел.

Оставшиеся до рассвета часы Генри провел в одиночестве. Он пытался понять к кому в руки попал, кто его спасители. Он молил бога о том, чтобы это оказались Ланкастерцы. Если он попал к приверженцам Йорков - он пропал.

И тут он вспомнил о письме, о том письме, которое вез в Лондон. Но он так и не узнал кому причиталось это письмо. Эти два здоровяка сказали, что доставят письмо сами, а он им больше не нужен.

Словно кошмар Генри вновь одолели воспоминания о той ужасной ночи. Сколько времени прошло с тех пор? Может подобное письмо уже доставили тому же человеку.

С каждой мыслью о письме любопытство его росло. Наконец, не выдержав, он начал ощупывать себя в поисках письма. На нем была его старая одежда. Он нащупал письмо, но тут же вспомнил о том, что не умеет читать.

- Что за чертовщина.

Он собрался было выругаться, как дверь открылась и к нему вошли несколько человек.

- Кто вы?

Вперед выступил один человек.

- Я обещал тебе, что приведу тебе твоих спасителей, как только взойдет солнце.

- Так это были вы?

Генри смотрел на человека, с которым разговаривал некоторое время назад. Если бы не убогая обстановка, в которой он находился, то Генри решил бы, что это не простой человек. Было похоже, что в жилах у него течет голубая кровь.

- Это был я. А теперь позволь представить тебе этих людей. Это, - он указал на одного из людей, - Джослин, а это - Грег. Он нашел тебя в лесу, а Джослин доставил тебя сюда.

- Благодарю вас, - он не знал как выразить свою признательность этим людям, - мое имя Генри.

- А я, - продолжил этот человек, - Говард Бедфорд.

- Вы Ланкастерцы?

- Да.

- Судьба милостива ко мне, - казалось он вот-вот заплачет от счастья.

- Почему ты так радуешься, Генри? - не выдержал Джослин.

- Еще бы мне не радоваться. Несколько дней назад меня чуть не убили. Это хотели сделать Йорксисты.

- Значит ты пострадал за то, что занимал нашу сторону?

- Нет, совсем нет. Я никогда не был за Ланкастеров, - он посмотрел на герцога, - милорд, надеюсь вас не обидело мое признание?

- Вовсе нет, но почему же тогда они пытались вас убить?

- Мой хозяин послал меня в Лондон, но по пути приказал своим слугам убить меня. Я еле вырвался от них.

- Почему мы должны тебе верить? Ведь ты сторонник Йорков.

- Я был их сторонником, но теперь я сторонник своей жизни. Я пойду против любого, кто попытается убить меня.

- Значит ты теперь против них?

- Да, сеньор, теперь я против Йорков.

- А ты не боишься говорить нам эти вещи? Ты ведь когда-то был за них. А они - наши заклятые враги и мы расправляемся со всеми их сторонниками, - Грег не выдержал полной лести речи найденного им человека.

- Но ведь теперь я против них. К тому же я могу вам пригодиться.

- Кто твой сеньор? - не выдержал герцог.

- Не думаю, что вам известно его имя.

- Кто он? Не тяни, - герцог начинал выходить из себя.

- Его имя герцог Гроуфорд.

Этот простой титул напоминал находившимся в комнате слишком многое.

- Ты прав, его имя нам ни о чем не говорит, - первым в себя пришел герцог.

Но он врал. Только они с Джослином знали это имя. Ведь его дочь была невестой Роджера и сейчас находилась в замке Гроуфордов. Кем бы ни был этот человек - врагом или союзником, но он не должен знать о том, что им известно не только кто этот человек, но и что он из себя представляет. Когда они вернулись в лагерь им сообщили о том, что сюда приезжали какие-то люди. Они искали Джессику. По всей вероятности это и был герцог, но кто двое других - они не знали.

- Значит ты теперь наш союзник? - герцог будто разжевывал слова.

- Да, теперь я полностью за Ланкастеров.

- Чем ты это можешь доказать?

- Это надо доказать? - слова о том, что его взгляды на войну надо доказать привели его в замешательство. - Как я могу доказать это?

- Очень просто. Если ты не шпион войск противника, то расскажешь нам все, что ты знаешь о своем сеньоре и о тех людях, которые окружают его.

Джослин теперь только понял как мудро поступил его дядя. Этот человек и без допроса расскажет им все, что знает.

- Хорошо, но сначала я хотел бы поесть. У меня такое чувство. Что я не ел несколько дней.

 

* * *

- Лора, мы прихали! - Джессика была готова разрыдаться от радости. Они вернулись в замок Бедфордов. Они выехали из леса, который расположился вокруг замка. Но до него самого оставалось несколько миль.

- Джесси, мы дома!

Вот и пришел конец их бесконечным скитаниям по просторам Англии. Теперь они вернулись туда, где чувствовали себя в безопасности. Но Джессика не смогла получить от этого удовольствие. Да, она вернулась сюда, вернулась к своему возлюбленному, но она не этого хотела. Чует сердце, что не нужно было этого делать. Теперь она начала жалеть о том, что написала эту чертову записку. Что же она наделала? Он не будет ее искать. Она бльше не увидит того человека, которого она ограбила несколько месяцев назад.

Чтож, видимо не суждено. Что теперь плакать. Что сделано, то сделано. Ей уготована судьба иная. Теперь она будет сидеть в замке, растить детей и заниматься другими делами, которые приписаны герцогиням.

Как это ужасно.

- Джессика, - в мир реальности ее вернула Лора, - почему ты остановилась? До замка еще далеко. Надо доехать до него как можно скорее.

- Не бойся, Лора, мы до него доедем.

- Если ты будешь так же сидеть и пялиться невесть куда, то мы и до ночи до него не доберемся.

- Если ты будешь ныть и во всем видеть опасности, то мы до него никогда не доберемся, - огрызнулась Джессика и пришпорила коня.

 

* * *

 

Генри наконец поел и начал рассказывать собравшимся в домике людям все, что он знал о герцоге Гроуфорде.

К этому времени его представили Роджеру. Тот тоже ничем не выдал того, что знает о герцоге Гроуфорде не только его имя, но и еще кое-что.

- У герцога есть друг. Его имя герцог Дюк. К сожалению я его имени не знаю. Он сейчас гостит у милорда, - словно дожидаясь одобрения он подождал несколько секунд, но поняв, что его слушают и не собираются ничего говорить, он продолжил, - оба герцога ярые приверженцы Ричарда III и Йорков в целом. У герцога Бедфорда есть связи в Лондоне.

- Почему ты так решил? - наконец-то его речь была прервана.

- Я ведь вам уже говорил, что ехал в Лондон. Во мной вместе ехали два человека. Их он ко мне приставил якобы для того, что одному мне не безопасно и сказал, что эти две знают, с кем мы должны встретиться. Мне он того не сказал.

- Зачем же отправлять тебя на встречу с кем-то, если ты даже не знаешь с кем?

- Я должен был передать письмо.

Воцарилась гробовая тишина.

- Письмо? - все четверо удивились.

- Да. Планировалось, что эти люди меня убьют, а вину спишут на бандитов. Ведь когда герцог Дюк с сыном приехали в замок, то герцог долго орал, что их ограбили какие-то бандиты. Мою смерть тоже списали бы на них...

Ему не дали договорить. На него сразу же посыпалась куча вопросов о герцоге.

- Ну да, их обокрали и лишили всего войска.

- Надеюсь вы догадываетесь кого вы обокрали?

- Не совсем мы, кузен, - Джосин усмехнулся в ответ на выпадку Роджера, но вовремя осекся.

- Что значит не совсем вы?

Джослин замялся, но Грег вовремя смог придумать подобающий ответ.

- Я один его ограбил. Джос тут ни при чем.

- Так вы и есть те бандиты, которые ограбили этого герцога?

- Вот именно, Генри.

- Но вы врете.

- Кто тебе такое сказал?

- Герцог несколько дней после этого орал, что его ограбила женщина.

- Что? - казалось Роджер потерял самообладание, - какая еще женщина его ограбила? Насколько мне известно я только одну девушку оставлял с вами. Джос!

Он посмотрел на кузена, который ловко отвел глаза от рассерженного Роджера.

- В самом деле, Джос, что это значит, - не выдержал Герцог Бедфорд.

- Он ни в чем не виноват, милорд, - вступился за друга Грег.

- Не с тобой разговаривают, Грег. Нас интересует что на это ответит мой драгоценнейший племянник.

- Чтож, вижу мне от вас никак не отделаться. Придется выложить правду. Этой женщиной была Джессика.

- Почему? - Роджер начинал звереть.

- Она сама захотела стать одной из нас. Роджер, пойми. Ты уехал, что ей еще оставалось делать? Ты ее сам вынудил.

- Но она ведь такая нежная. Девушка ее происхождения не может сражаться. Она даже меч поднять не может.

- А вот это ты зря. Джессика не только может поднять меч, но она даже может сражаться не хуже одного из нас.

- Не оправдывайся. Я в это ни за что не поверю. Джессика настоящая леди и никогда в руки меч не возьмет, не то, чтобы сражаться.

- Но, если не ошибаюсь, - встрял в разговор Генри, - именно она ограбила герцога.

- Не думаю, - Роджер был непреклонен, - а теперь давайте вернемся к письму.

- Полностью согласен, кузен.

- Так что там за письмо? - спросил герцог.

- Это письмо у меня сохранилось, вот оно, - из кармана своих брюк Генри извлек что-то отдаленно напоминающее письмо, - к сожалению я не умею читать.

- Это не страшно. Читать умеем мы, - герцог взял письмо и, развернув его, начал читать.

" Дорогой наш Ричард,

Ты не представляешь как я рад тому, что ты наконец получил то, к чему так стремился. Вижу, что наши с Эдуардом усилия не прошли зря. Не зря мы с ним побывали в Тайэре в гостях у малолетних принцев. Их смерть не оказалась напрасной. Теперь ты король.

Сейчас у меня гостит герцог Дюк - наш дружище Эдуард. К сожалению очень плохие новости заставили меня вызвать его к себе, но надеюсь что это всего-лишь ложная тревога.

Есть еще одно дело. Думаю ты понял о чем я. Ты собираешься что-нибудь предпринять для того, чтобы это так и осталось слухом? Надеюсь, что собираешься, ведь только после этого ты сможешь спать спокойно.

На этом письмо свое заканчиваю,

Навеки твой друг,

Вильям, герцог Гроуфорд."

- Значит это письмо было адресовано самому королю? Теперь ясно кто приложил руку к убийству наследных принцев.

- Генри, - перебил своего сына герцог, - о чем говорил твой сеньор? Что должен знать король?

- Я не уверен. Но думаю он говорил об одном человеке.

- О ком?

- О последнем из Ланкастеров.

- Неужели есть еще наследник по прямой линии?

- Значит вы о нем не знали? - он смотрел на вопрошающие лица собравшихся, герцог мне однажды сказал, что Ланкастерцы даже не подозревают о его существовании. Он сейчас живет со Франции. Его имя Генрих Тюдор, граф Ричмонд.

 

 

ГЛАВА 23

 

Англия, июнь 1484 года, замок герцога Бедфорда.

Прошло полгода после последнего путешествия Джессики за пределы замка ее матери. С тех пор она больше не видела Ричарда. Она была рада этому. Ее мать подтвердила, что они с Роджером вовсе не брат и сестра. Это событие укрепило ее любовь к нему. Она полностью отдавалась этой любви. Он любил ее, она - его. Что им еще нужно было?

На несколько зимних месяцев Лора уезжала в замок родителей, но, не выдержав разлуки с подругой, вернулась.

За эти несколько последних месяцев изменилось все. Джеффри стал другом Джессики. Видимо в тот момент, когда она вышла из замка ради спасение домочадцев, он пересмотрел свое отношение к ней. Когда они с Лорой вернулись - он с радушием доброго друга принял ее. Чего не случается только на свете.

Вот сейчас Джессика в окружении прочих дам сидела и пряла. Она перебирала в памяти события прошедших месяцев, невольно возвращаясь к заточению в замке Ричарда Дюка. Он не ищет ее, значит он правильно понял ее письмо. Она была рада этому.

- Дамы, - прервала затянувшуюся тишину герцогиня, - Сегодня прибыл гонец. Кажется война скоро закончится.

Эти слова занозой отозвались в сердце ее дочери.

"Война закончится, а я так и останусь сидеть здесь. Это несправедливо. Я должна присутствовать на завершении войны. Чего бы не это не стоило, но я больше не могу здесь сидеть."

- Мама, но почему вы решили, что войне конец?

- Я не разбираюсь во всех этих политических вещах, но гонец сказал, что еще немного и война закончится. Кажется кто-то скоро пребывает в Англию. Гонец сказал о каком-то последнем сражении, которое будет скоро.

- Но ведь Роджер недавно приезжал. Он ничего такого не говорил.

- Правильно, дочка. Роджер приезжает сюда лишь для того, чтобы встретить тебя, но не для того, чтобы обсудить с тобой все политические нюансы. Леди это знать не пристало.

- Это несправедливо.

- Джессика, - не выдержала подруга, - ты в скором будущем станешь женой Роджера, тебе не пристало обсуждать его решения.

- Дочка, Лора права. Ты должна слушать его приказы и принимать его решения.

"Или же просто отказаться стать его женой" - добавила про себя Лора.

- Не отчаивайся, Джесси, все будет хорошо. Уже совсем скоро Роджер вернется и ты станешь его женой.

- Я так на это надеюсь, - Джессика понимала, что врет. Ей вовсе не хотелось провести всю свою жизнь так же, как это сделала ее мать. Она не сможет жить, зная что муж считает ее глупой женщиной.

- Есть еще одна новость. Только я с самого начала забыла о ней сказать.

- Что это за новость, Эмили?

- Лора, откуда в тебе столько любопытства? Ладно, тянуть не буду. Скажу сразу. К нам едет Джон.

Глаза у девушек заблестели мигом.

- В самом деле?

- Когда он приедет?

Они наперебой начали задавать вопросы.

- Девочки мои, и вам не стыдно? Я начинаю предполагать что вы изменяете Роджеру. Кажется Джону досталось больше вашей любви, чем Роджеру.

- Ну что вы мама? Роджер никогда не лишится нашей любви, правда Лора, - она подмигнула подруге.

- Конечно, Эмили. Роджер неповторимый и он получает слишком много нашей любви. Надо небольшой ее кусочек подарить и Джону.

- Озорницы вы мои, как же я вас люблю. Джон обещал приехать через несколько дней. Он едет к Роджеру, но хочет по пути заехать к нам, проведать вас.

- Как это замечательно. Я так давно не видела его.

- Я тоже. Но ведь он у нас в замке был всего один раз. Я видела его только тогда, когда приехали Роджер с Джессикой.

- Кажется он еще раз приезжал сюда. Через несколько дней после его приезда Роджер уехал, если мне память не изменяет. В общем он гостил у нас всего дважды.

- Как хорошо, что он решил приехать. Я знаю его уже давно. Во всяком случае раньше, чем Лора. Я так по нему скучаю. Он хороший человек и друг. Знали бы вы как мне его не хватало.

- Джесси, из твоих слов можно подумать, что тебе Джон больше мил. Чем Роджер.

- Что за глупости, Лора. Роджера я люблю как жениха. А Джон мне ровно как и Джос - я считаю их хорошими друзьями, прямо братьями.

 

* * *

 

- Джос, прибыл гонец от графа Ричмонда. Он говорит, что граф сейчас набирает войско во Франции и готовится высадиться в Англии в следующем месяце.

- Это ведь замечательно.

- Друзья, ну что я вам тогда сказал? - к ним подошел Генри, который уже полгода был с ними, - существует наследник престола и его очень боятся Йорки. Если он появится в Англии...

- ...его жизни грозит опасность.

- Вот именно Роджер. Надо попытаться держать это в секрете как можно дольше.

- Генри прав, Роджер, надо постараться держать это в секрете. Хотя это практически невозможно. Слух о том, что есть новый наследник быстро разнесется по Англии, если еще не разнеслась.

- Генри прав. Роджер, надо как можно скорее собрать войско здесь, чтобы обеспечить безопасность наследнику.

- Скоро приедет Джон. У него должны быть какие-то новости. Надеюсь в Лондоне все нормально и Ричард III не догадывается о наследнике.

- Наша надежда только на это.

 

* * *

 

- Джон, как хорошо что ты приехал!

Едва Джон успел переступить порог Бедфордшира, как ему на шею бросилась Джессика. Он обнял старую подругу так, будто они не виделись целую вечность.

- Как же я скучала по тебе, Джон, - Джессика немного отстранилась от него и уставилась в его глаза, - ты этого даже не представляешь.

- Джесси, голубка моя, я скучал по тебе не меньше, - и, пренебрегая всеми приличиями, он поцеловал ее в щеку.

И тут его взгляд упал на спускающуюся по лестнице девушку. Лора была еще прекрасней, чем обычно. В темно-зеленом бархатном платье, так великолепно оттеняющем ее белую кожу, ее светлые волосы, покрытые шалью. Как ему захотелось в этот момент увидеть ее без всех этих одеяний, но он одернул себя. Его мысли были непозволительно вольны. Он не мог позволить себе таких мыслей относительно леди.

- Лора, - он выпустил Джессику из объятий и, словно позабыв обо всем на свете, направился туда, где остановилась девушка. Словно с каким-то благоговением он поднес ее руку к губам и осторожно коснулся ее поцелуем.

- Джон, - Лора побагровела от смущения, но в то же время она испытала странное блаженство. Как же ей не хватало этого мужчины.

"Кажется я здесь лишняя" - как Джессика не хотела остаться с Джоном, она предпочла удалиться. Кажется он встретил свою любовь. Да и Лоре он не безразличен.

- Джесси, ты куда? - он удивленно посмотрел на удаляющуюся женскую фигуру.

- Но ведь вы хотите побыть наедине...

- Что за ерунда? Я соскучился по вам обеим и не хочу лишаться общества хоть одной из вас.

- Джон, - только и смогла вымолвить Джессика до того, как ее губы расплылись в умилительной улыбке.

Спустя полчаса все они и герцогиня сидели за обеденным столом, наслаждаясь обществом единственного мужчины в замке.

- Джон, - герцогиня решила скрасить неловкое молчание, затянувшееся в зале, - расскажите нам, что творится в мире? Я конечно понимаю. Что интересоваться политикой - это не женское дело, но все же...

- Герцогиня, - молодой человек с уважением посмотрел на женщину, - ну кто вам сказал, что это неженское дело? Поверьте мне, я не из тех, кто считает что место женщины за прялкой. Я с удовольствием посвящу вас во все то, о чем мне самому известно.

Обе девушки вместе с герцогиней затаили дыхание в надежде услышать что-нибудь интересное.

- Намечаются большие перемены в ходе войны, - Джон начал свой рассказ, с каждой минутой все больше увлекаясь им, и вот уже через считанные минуты полностью отбросил мысль о еде, все еще заполнявшей его тарелку, и полностью отдался своему рассказу, - очень скоро на берегах Уэльса высадится наследник престола по линии Ланкастеров...

- Это значит что война еще не проиграна? - вмешалась в разговор Джессика.

- Вот именно, Джесси, война только начинается, - видимо он хотел еще что-то добавить к сказанному, но передумал, увидев странный блеск в глазах подруги. Она почувствовала опасность - он это понял. Теперь надо держать от нее все сведения в секрете, хотя уже поздно. Слишком хорошо он ее знал, чтобы надеяться, будто она пропустила мимо ушей то, о чем он говорил.

- Джон, неужели нас ожидают еще более тяжелые времена? - ужаснулась Лора.

- Лора, дорогая, не стоит так сильно переживать. Феодалам ничего не угрожает. Думаю ваша жизнь будет протекать так же, как и до этого.

- Вы нас успокоили, Джон.

- Чтож, милые дамы, боюсь что мне придется вас оставить. Я слишком устал в дороге и мне нужен отдых. Надеюсь вы не против?

- Ну конечно же, Джон, - герцогиня, увидев что все покончили с трапезой, поднялась из-за стола, тем самым подавая сигнал, что обед окончен.

- С вашего позволения, - молодой человек поднялся и покинул залу.

 

* * *

 

- Войдите, - Джон уже успел принять ванну и готов был лечь в кровать, как вдруг в дверь раздался негромкий стук.

Джессика немного неуверенно приоткрыла дверь и вошла в покои, отведенные для гостей. Эта комната всегда нравилась девушке, именно поэтому она настояла на том, чтобы именно сюда поселили Джона. Огромный пол комнаты покрывал теплый ковер. Стены комнаты украшали гобелены со всевозможными картинами. Посреди комнаты стояла широкая кровать, на которой Джессика не раз любила поваляться.

- Джесси, ты пришла ко мне или разглядывать комнату?

- Джон, извини, - девушка словно очнулась от каких-то раздумий.

- Что ты хотела?

- Ты скоро уезжаешь?

- Что-то я не уверен, что именно этот вопрос тебя больше всего волнует, - он обошел вокруг столика, у которого стоял и направился к девушке.

- Ну почему же, мне это важно знать.

- Ну если важно, то я тебе скажу. Я уезжаю на рассвете.

- О нет! - глаза Джессики наполнились ужасом, - ты не можешь уехать так рано.

- Но почему?

- Я не успею собраться.

- Я чего-то не понял. Куда ты не успеешь собраться?

- Как это куда? В лагерь, - девушка разговаривала с ним так. Будто ехать в лагерь - это обычное для нее дело и она не представляет себе, что может не поехать туда.

- А почему ты решила что вообще куда-то поедешь? Тем более в лагерь.

- Джон, а с чего это ты решил, что я не поеду? Война не окончена. Значит я нужна на поле сражения.

- Джессика, милая моя, - Джон присел на край кровати и усадил ее возле себя, - пойми, что на поле битвы нет места очаровательным девушкам. Это жестокий мир и выживает сильнейший. Этим сильнейшим оказывается не каждый...

- Джон, кажется ты чего-то не понимаешь, - взгляд ее вдруг стал холодным и отчужденным. Никогда прежде Джон не видел таких холодных глаз, - я сказала что поеду и ни кто меня не остановит. Кому это знать как не тебе? Лучше согласись со мной по-хорошему, иначе будет по-плохому.

- Ну что же делать с такой упрямицей? Жду тебя на рассвете. Осталось не так много времени, а тебе еще надо собраться.

Что-то промелькнуло во взгляде девушки, то ли благодарность, то ли еще что-то, Джон так и не понял, но потом к ней вернулось все то же холодное выражение серых глазах. Джессика поднялась с кровати и уже у самых дверей обернулась к Джону.

- На рассвете я буду готова.

 

 

ГЛАВА 24

 

- Джон, расскажи мне о наследнике престола. Ведь ты знаешь намного больше, чем сказал в замке. Хоть ты и говоришь, что ты полностью за права женщин, но я то знаю, что ты о нас думаешь, - Джессина отпила воды из фляги. Это был их последний привал до того, как они доберутся до лагеря.

- Неужели ты наконец решилась задать мне этот вопрос? Он мучил тебя последние пару дней, что мы находимся в пути, - он лукаво посмотрел на нее, - да, ты абсолютно права. Я знаю намного больше. Имя наследника - Генрих Тюдор, граф Ричмонд, - Джон склонился над костром и продолжил рассказ, - через месяц он высадится в Уэльсе. Сейчас мы собираем армию, чтобы оказать помощь графу, ведь его войско совсем маленькое, а мы не можем позволить ему проиграть битву.

- Но если напасть на войско Ричарда III внезапно, то есть все шансы на победу.

- В том-то и дело, - он тяжело вздохнул, - Ричарду известно о том, что кто-то посягает на престол. Ему известно все, вплоть до высадки наследника. Черт бы побрал короля, - со всей злости Джон метнул в огонь палку, которой все это время ворочал угли в костре, - ему известно все! Но откуда? - словно в поисках ответа он посмотрел на сидящую напротив девушку, но не нашел ответа.

- Сколько осталось до приезда графа Ричмонда?

- Совсем немного. Меньше месяца.

- Это плохо. Знаешь что, Джон, давай ненадолго забудем об этом. Сейчас нам надо добраться до лагеря до захода солнца, ведь мы окажемся на территории Йорксистов, а с наступлением темноты для нас там становится опасно.

- Ты как всегда права, Джесси. Седлать коней, - раздался громогласный крик разведчика.

Через несколько минут вся свита была в пути. Вся кавалькада погрузилась в молчание. Каждый был занят своими мыслями.

 

* * *

 

Когда кавалькада наконец достигла лагеря, солнце почти село за горизонт. Не смотря на это в воздухе по прежнему сохранилось тепло. Даже в опустившихся сумерках создавалось впечатление, что солнце неумолимо печет.

- Джон, почему в лагере так тихо?

- Вижу ты забыла, Джесси, - он подъехал к ней, - ты же была великолепным воином и сама провела не один вечер в тренировках. Видимо все сейчас находятся на поляне.

- Ты прав, Джон, - Джессика опустила глаза не в силах смотреть не друга, - я стала слишком домашней.

- Как ни странно, но я знал, что именно это случится в конце концов.

- Ты о чем говоришь?

- Я говорю о том, о чем предупреждал и тебя и Роджера много месяцев назад. Я ведь говорил, что в неволе ты не сможешь жить.

- Но я жила, - попыталась было оправдаться она, но Джон резко перебил ее.

- Джесси, милая, очнись, ты лжешь самой себе, а это несправедливо, - он спешился и помог девушке, - я могу поклясться всем на свете, что каждый день твоего пребывания в Бедфордшире приносил тебе только страдания.

- Но это неправда, - она оперлась на предложенную им руку и с изяществом герцогини спешилась.

- Ты стала другой.

- Другой? - с непониманием девушка посмотрела ему в глаза.

- Теперь ты не та юная девчонка, готовая сломя голову броситься в бой. Ты теперь леди. Ведь ты сама призналась, что стала слишком домашней.

- Ты прав, - она отвернулась, не в силах сдержать подступившие к глазам слезы.

- Эти полгода тебя погубили. Ты больше не сможешь быть с нами.

Девушка готова была разрыдаться, но услышанные слова заставили ее снова стать той упрямой своенравной девчонкой, которая сбежала от отца и воевала на стороне Ланкастеров.

- А это мы еще посмотрим, Джон.

Сказав это, Джессика вбежала в домик, который когда-то занимала она.

Она снова здесь. как же она скучала по этому месту. Казалось, что ничто не сможет вновь вдохнуть в нее ту силу, которой она обладала, живя здесь. Но вот она здесь. Она снова в этой хижине, она снова в лагере. Невольная слеза скатилась по ее щеке.

- Джессика, - раздался у нее за спиной знакомый голос, - что ты здесь делаешь?

- Роджер, - она обернулась и уставилась на жениха, стоявшего в дверном проеме.

- Я жду.

- Почему ты такой? Почему ты так суров со мной?

- Я догадываюсь зачем ты приехала, но я не потерплю, чтобы в моих рядах была женщина, тем более ты.

- Значит ты не хочешь, чтобы я была с вами?

- Ты проницательна, милая невестушка.

- А что ты сможешь сделать, если я буду с вами? - неужели это говорит он, тот, которого она любит? Сейчас в ней боролись любовь к нему и ненависть к его глупым предрассудкам.

- А зачем мне что-то делать? Ты не пойдешь против моей воли. Тебе важно, что я о тебе думаю, тем более я твой жених и ты ведь не хочешь неприятностей, когда станешь моей женой?

- Роджер, я тебя не узнаю. Где тот мягкий нежный человек, которого я люблю?

- Я и есть он, но я не хочу, чтобы ты делала то, что собираешься. Ты не будешь подвергать свою жизнь опасности.

- Но я все равно буду сражаться, Роджер. Прости, но я не буду тебя слушать, - из последних сих сдерживая подступивший к горлу ком, она выбежала из хижины и, стараясь не привлекать чужого внимания, пошла к реке.

Луна уже взошла. Зеркальная поверхность реки отражала лунный свет, равномерно струившийся с небосвода.

- Как же я скучала по этим местам, - не в силах сдержать восторга Джессика прошептала эти слова.

Но невыплаканные слезы дали о себе знать. Затмив собой всю красоту ночного леса. Девушка вспомнила своего обидчика.

"Он не достоин тебя. Роджер не понимает, кого любит. Тебе нужна свобода. А он считает тебя своей куклой, которой можно управлять."

Кто же сказал эти слова? Но кто бы их ни сказал, он был полностью прав. И тут она вспомнила. Вспомнила того незнакомца у кареты, вспомнила кем он оказался. Ричард Дюк. Вот кому принадлежали эти слова. Сердце, словно услышав это имя как-то странно заныло. Сразу же вспомнился его поцелуй. Как бы она хотела его повторить.

- Что за мысли на меня нашли?

Словно пытаясь выкинуть что-то из головы, она потрясла ею, но мысли не ушли. Ничего не могло ее заставить забыть Ричарда, даже то, что она обещала другому стать его женой.

"Он тебе не подходит, ты не сможешь жить с ним. Ты будешь в неволе и он никогда не поймет, что ты достойна большего" - словно отголоски прошлого всплывали в ее голове его слова.

Ну зачем он появился в ее жизни?

Поднявшись с земли и подобрав подол платья она направилась обратно, в лагерь. Стоило доказать Роджеру, что она достойна лучшего.

 

* * *

 

- Роджер, почему ты не хочешь, чтобы Джессика вернулась к нам?

- Да ты хоть понимаешь, какому риску она себя подвергает? Это война. Здесь нет места женщине. Ее убьют при первой возможности.

- Ты просто боишься оставить ее здесь, тем самым подорвав свою репутацию. Она не просто женщина, и тебе пора это понять. Она прирожденный воин.

- Если я сказал нет, значит нет. Кто пойдет против меня?

- Я пойду, - отозвался юноша.

- Габриэль?

- Да. Ты удивлен? Брат, мне нравится эта девушка, тем более очень скоро она станет твоей женой, а значит и моей сестрой. Против сестры я не пойду.

- Ты боишься ее?

- Нет. Ты же знаешь, я никогда не боялся женщин, и сейчас не боюсь, но я не иду против друзей. Если она хочет остаться, значит я за это.

- Кто еще поддерживает Джессику и моего брата?

- Я их поддерживаю.

- Джон?

- И я.

- Джос, только не ты. Я готов был услышать это от кого угодно, но только не от тебя.

- Но ты эти слова услышал.

- Все равно она не будет с нами.

- Ошибаешься, дорогой. Я буду с вами и ты этому не сможешь помешать, - словно языческая богиня. Джессика выплыла из ночной мглы к костру, вокруг которого проходил этот спор.

- Давай-те немного сменим тему, - предложил Джон.

- И забыть о разговоре?

- Ты меня прекрасно понял, Роджер.

- И о чем же ты хочешь поговорить? - Роджер раздражался с каждой минутой все больше.

- Я хочу поговорить о тех вещах, которые заставили меня сюда приехать.

Все, включая Джессику, поудобнее расположились у костра и принялись слушать вести, которые принес им шпион из Лондона.

- Всем вам известно, что буквально через несколько недель в Англию прибудет Генрих Тюдор, граф Ричмонд.

Дружное поддакивание подбодрило его.

- Мы хотели напасть с войсками наследника на Ричарда Глостера, но все это должно было происходить внезапно. Он не должен был знать о том, что последний претендент на престол из дома Ланкастеров прибудет в Англию этим летом. Но он все же узнал. Нам не известно о его источниках. Думаю в наших войсках есть утечка. Доносчика надо найти как можно быстрее, иначе мы за него поплатимся жизнями, не только нашими, но и жизнью нашего будущего короля.

- Значит неожиданно напасть на короля не получится? - раздался чей-то голос из толпы.

- Вот именно. Надо что-то предпринять. Нельзя сидеть сложа руки, давай Ричарду все шансы выиграть. Если мы не будем знать о его передвижениях и планах, то шансов на победу у нас нет.

- Но как мы сможем все это узнать, ведь остались считанные дни?

"О чем он говорит? Что Джон этим хочет сказать?" - Джессика не могла понять чего добивается ее друг.

- Нам необходимо узнать у кого-нибудь о Ричарде.

- Джон, - не выдержала девушка. - Я понимаю, что сейчас могу всем доказать, что я ничего в политике не понимаю, но чего ты добиваешься тем, что сейчас нам рассказываешь?

- Я хочу чтобы кто-то внедрился в доверие к Ричарду III.

- Но надеюсь ты понимаешь, что это невозможно?

- Почему? - не только Джон, но и остальные смотрели на девушку так, будто она совершила смертельный грех, возразив мужчине.

- Ричард не верит всем подряд. Чтобы добиться его расположения, а уж тем более доверия - требуются годы. Один месяц - это слишком мало. Тем более он обладает большими силами. Он знает буквально все о силах Ланкастеров. Думаю он знает даже имена всех предводителей. Не стоит играть с ним. Тот, кто решит провести его вокруг пальца дорого поплатится за это. Он может умереть.

- Джессика, дорогая, - выступил из толпы мужчин Джеффри, - откуда ты все это знаешь? Поделись секретом.

- О чем ты говоришь? На что ты намекаешь? - усмешка в его голосе насторожила ее.

- Ты в самом деле хочешь узнать о чем я говорю? Чтож, ты сама этого захотела. Кто-нибудь знает откуда простой женщине известно так много о короле? - он обратился ко всем присутствующим, - а может кто-нибудь знает, что приключилось с нашей дорогой Джессикой прошлой осенью? Буквально сразу же после того, как все мужчины покинули Бедфордшир?

По толпе пронесся странный шепот. Сердце девушки замерло. Что этот человек замышляет против нее?

- Джеффри, не тяни, - среди множества мужских голосов она услышала голос Роджера, - что тогда произошло?

- Хорошо, брат. Помнишь я тебя предупреждал, что она - шпионка? Сейчас я это докажу.

Казалось земля расступилась у нее под ногами. Что сейчас будет? Ее собираются обвинить в измене. Но это не так. Кажется люди на нее сейчас злы. Нет никакой возможности призвать к их разуму. Они сделают то. что скажет Джеффри. Даже Джон, Роджер и Джос ничего не смогут поделать с людьми.

- Сразу же после вашего отъезда замок осадил Ричард Дюк! К чему бы это? Он велел выдать ему Джессику. Любая здравомыслящая дама осталась бы в замке. Его нельзя было взять штурмом. Замок выдерживал и не такие осады. Но наша Джессика не из таких. Она сразу же вышла к нему. Как же она вернулась в замок? Ведь он удерживал ее там силой. Что же ей помогло? К тому же она просто умоляла нас не говорить об этом никому.

- Джессика, это правда? - обратился к ней Роджер.

- Правда, - она опустила глаза, не в силах сдержать подступившие к глазам слезы.

- Значит это ты наша предательница?

- Роджер, как ты мог такое подумать? - Джессика стояла как во все и не могла поверить, что эти слова принадлежали ее возлюбленному.

- Остается только одно - связать ее! - Джеффри отдал такой долгожданный приказ. Мужчины обступили ее.

- Не сметь трогать ее! - Словно из-под земли перед ней возник Джон, Заграждавший ее своим телом, - никто не тронет ее!

- Джон, спасибо тебе за все, - ее тихий голос раздался у него за спиной, но не стоит жертвовать собой ради меня.

- Но ты не виновата.

- Спасибо что веришь мне. Кажется ты тут один такой.

Джон не успел дослушать ее до конца, как кто-то из толпы ударил его по голове чем-то тяжелым и он мешком упал под ноги Джессики.

- Джон, - слезы катились у нее по щекам, - Джон, ты меня слышишь?

Она присела, чтобы посмотреть что случилось сс ее другом, но сильные мужские руки подняли ее, стянули ее запястья веревками и повели в хижину.

Темнота хижины резала глаза, отчаяние вселяло безнадежность в ее сердце. Что же будет? Девушка не могла поверить что все это происходит с ней на самом деле.

- Ты останешься здесь до утра, - услышала она голос Джеффри, - утром мы решим что с тобой делать. А теперь выспись, - его злая усмешка не предвещала ничего хорошего, - не понимаю как только мой брат смог тебя полюбить.

С этими словами он вышел, оставив ее одну.

Мысли бежали от Джессики. Она лежала во тьме, прислушиваясь к разговорам снаружи, не в силах побороть страх, глубоко укоренившийся в ее сердце. Так она и заснула.

Среди ночи ее разбудил звук открывающейся двери.

- Кто здесь?

- Джессика, только не кричи. Это я - Джон.

- Джон, слава богу, ты жив!

- Конечно жив, - он рассмеялся, - иначе просто быть не могло. Они сказали, что ударили меня только для того, чтобы я за тебя не заступался. Но они кое-чего не учли.

- Чего? - она смотрела на него, рисковавшего сейчас всем ради нее.

- Они не учли того, что я освобожу тебя.

- Зачем ты это делаешь?

- Ты мне слишком дорога, чтобы я позволил им с тобой дурно обращаться. А теперь дай-ка мне свои запястья, я обрежу веревки.

- Джон, спасибо тебе за все, что ты делаешь для меня.

- Не за что. А теперь послушай что я тебе скажу. Только сначала скажи, что от тебя хотел Ричард Дюк?

- Наши родители обвенчали нас с ним, - девушка встала с подстилки, на которой провели большую часть ночи и, потирая запястья, продолжила, - он хотел, чтобы я стала его женой. Я сбежала от него.

- Хочешь я тебе дам совет?

- Хочу.

- Тебе сейчас надо убежать отсюда. Беги к нему.

- К Ричарду?

- Вот именно, Джесси, к Ричарду.

- Но зачем?

- С ним тебе будет безопаснее, чем с нами. Ты видишь что люди хотят с тобой сотворить. Беги к нему и не возвращайся. А теперь пошли. Тебе надо выбраться из лагеря как можно быстрее.

Они вышли из домика прямо в ночь. Луна освещала им дорогу, ночная тишина вселяла уверенность. Они почти дошли до лошадей, как вдруг Джон дал ей знак нагнуться.

Джессика не поняла зачем, но все таки нагнулась. Не прошло и нескольких секунд, как в нескольких шагах перед ними прошел часовой. Они пролежали еще немного на мокрой траве, ожидая пока человек не скрылся за деревьями, только тогда они смогли подняться.

- Вот и лошади, Джесси. Теперь наши пути расходятся, - он посмотрел на нее, - надеюсь мы еще свидимся, хотя кто знает что ожидает нас в будущем. Надеюсь, что война пощадит меня и я смогу еще увидеть тебя.

- Джон, что ты такое говоришь? - ее глаза наполнились слезами, которые тут же хлынули из глаз.

- Джесси, милая, не стоит плакать.

- Джон, обещай, что бы ни случилось - ты будешь жить.

- Если тебя это успокоит, то я обещаю.

- Спасибо, - она обняла его.

- А теперь залазь на коня и скачи во весь опор. Едь к Ричарду, - словно прочитав ее мысли он повторил, - обязательно к нему. И никуда более. Если Джеффри будет думать, что ты изменница, то он поедет куда угодно, но только не к нему.

С большим трудом Джессике удалось взобраться на лошадь в платье.

Еще раз обнявшись они наконец простились и Джесика умчалась в ночь.

 

 

ГЛАВА 25

 

6 июля 1484 года.

Воды Бристольского залива были доброжелательны. Легкий ветерок гулял по морской глади.

В отличие от тишины самого залива порт Свонси был похож на улей, в котором кипела жизнь. Рыбаки стояли на каждом углу и пытались продать свой улов. Из ближайшей таверны раздавались пьяные голоса, иногда перераставшие в спор. Улочки порта были загажены, на них выбрасывалось все, что только можно было выкинуть из окон дома. Весь этот пейзаж дополняла попрошайки, бегающие босоногие ребятишки в оборванных одеждах. А над морем носились чайки, в надежде урвать себе хоть какое-то пропитание.

По этим грязным улочкам, зажимая нос накидкой, пробивался юноша. Его голову покрывал капюшон. Он был не здешним и никак не вписывался в повседневный пейзаж. Темная порванная и уже изрядно грязная накидка говорила о том, что он не принадлежит богачам.

- Эй, мальчишка, отойди, иначе на тебя все это выльется.

Он еле успел увернуться, как из окна дома, под которым он шел, посыпались какие-то отходы. Брезгливо поморщившись он пошел дальше. И вот он вышел на пристань.

Несколько кораблей отправлялись в плавание. Но он чего-то ждал. Никто не мог сказать что именно. На берегу юноша стоял несколько часов, пока наконец не увидел то, ради чего пришел сюда в столь ранний час - в воды залива входили несколько кораблей, на мачтах которых развевались французские флаги.

Пять кораблей величаво рассекали воды залива, с каждой минутой все больше приближаясь к пристани.

На пристань вскоре вышли несколько человек и тоже начали наблюдать за кораблями французов. Юноша, заметив их стал присматриваться к ним краем глаза. Сначала его одолевало какое-то беспокойство, но потом, хорошенько к ним присмотревшись, он успокоился и смог уйти с пристани под подозрительные взгляды троицы.

- Джон, как думаешь, кто этот мальчишка? - шепотом обратился один из них.

- Хотел бы я знать. Будем надеяться, что его присутствие никак не угрожает нашим планам.

- Могу поклясться, что он высматривал корабли Генриха Тюдора.

- Мне тоже так показалось, Джефф.

- Кто же он? - себе под нос пробубнил Джеффри.

- Не знаю, брат. Кстати, что-нибудь удалось узнать о Джессике?

- Нет. Ничего. Я ведь говорил, что она предательница.

- А я в это не верю, - вступился за подругу Джон, - думаю она, напуганная вашим к ней отношением, примкнула к цыганам. Сейчас где-нибудь бродит по стране в поисках пропитания.

- Хватит давить на нашу жалостливость, Джон, лучше сбегай и проверь кто этот парень, что стоял тут несколько минут назад, - буркнул Джеффри.

- Ладно, сейчас вернусь.

"Куда же делся этот мальчишка?" - Джон как только отошел от своих спутников, сразу же ринулся в поиски, но было поздно, тот уже скрылся из виду.

Джон начал блуждать по улочкам и только однажды увидел, как в конце улочки мелькнула фигура парнишки. Видимо тот заметил, что его ищут и попытался скрыться. Джон прибавил ходу и почти настиг его в одной из улиц.

- Парень, стой!

Парень обернулся и, заметив, что Джон намеревается идти к нему, бросился бежать. Джон бросился за ним в погоню и уже через считанные минуты нагнал его. Схватив его за ворот, Джон остановил его.

-Что ты делал на пристани?

Вместо ответа юноша скинул капюшон и тут Джон увидел перед собой свою подругу.

- Джессика?

- Удивлен? - она усмехнулась, - я думала ты будешь рад мне.

- Какого черта ты здесь делаешь? Ты должна быть...

- Правильно, - перебила она его, - я должна быть в замке Ричарда. Но я тут.

- Как он только тебя отпустил?

- Он меня не отпускал.

- Ты сбежала?

- Нет.

- Ничего не понимаю.

- Все очень просто, - ее глаза смеялись, - я не возвращалась к Ричарду.

- Но...Где же ты была все это время?

- Я жила в своей деревне около замка.

- Тебя стоило бы отлупить за непослушание. Но самое главное что ты жива. Но почему ты не поехала к нему?

- Я люблю Роджера и я буду с ним. Прошу тебя, не говори им, что я здесь. я хочу быть с ними, быть с нашим будущим королем, но чтобы никто этого не знал.

- Хорошо, я им не скажу. А теперь мне надо вернуться. Корабли скоро прибудут в порт. Надо встретить короля. А ты ступай.

- Где ждет войско?

- За городом.

- Значит как только я увижу короля, то пристану к вам.

- Хорошо. А теперь мне пора.

И вот в порт вошли корабли Генриха Тюдора.

В порту его встречали три человека. Генрих спустился в порт одним из первых. Он приблизился к троице и те поклонились ему, тем самым выражая свою почтительность своему будущему королю.

- Ваше величество, - произнес Джон, - позвольте приветствовать вас в Англии.

- Будет тебе, Джон, - Генрих рассмеялся, - я ведь еще не король, что вы выражаете мне свое почтение.

- Но скоро им будете.

- Перестаньте, господа. Если мы выиграем эту войну, то вы будете мне самыми приближенными людьми. Ведь если бы не вы, то я бы даже не высадился здесь.

- Сочтем за честь, ваше величество.

- Вижу что вы всерьез намерены ко мне так относиться. Чтож, помогите моим людям разгрузить корабли.

Они уже почти отошли от Генриха, как тот их окликнул.

- Каким войском вы располагаете?

- У нас есть тысяча солдат. Они ожидают вас недалеко от этого городка.

- У меня войско в полтысячи. Мало нас.

- Но мне кажется что это не помешает нам выиграть.

- Будем на это надеяться, Джон.

 

* * *

 

В полдень близ портового городка Свонси к войску в тысячу воинов присоединилось войско Генриха Тюдора. Джессика уловила момент и присоединилась к войскам.

Как только войска соединились, то тут же двинулись на север, в надежде немного повременить со стычкой с войском короля Ричарда III. Во главе войска ехал Генрих Тюдор, а также Роджер, Джон, Джосс и Джеффри.

Ехали они довольно недолго, как вдруг к ним примчался разведчик, высланный вперед.

- Ваше величество, - произнес он запыхавшимся голосом.

- Что случилось?

- Вам нельзя вперед, - юноша еле говорил. Весь в поту от бешеной скачки он не мог отдышаться.

- Почему?

- Там... Там Ричард Глостер.

- Как? - Генрих побледнел, - почему он там?

- Они с войском поджидают вас.

Джессика, ехавшая немного позади короля слушала все это и понимала, что сейчас что-то произойдет. Сейчас будет та самая битва, к которой они так долго готовились, но все таки не были готовы.

- Сколько человек у них в войске? - не выдержал Джон.

- Около трех тысяч.

"О нет. Мы не выживем в этом бою" - Джессика не находила себе места от страха. Дело было безнадежным - это поняли все, подтверждая всеобщим молчанием.

- Почему мы так притихли? - Джон выступил перед войском, - мы покажем Ричарды, что мы не трусим и ему не испугать нас! Свергнем его с престола!

- Да! - хором поддержало его полторы тысячи человек.

- В атаку!

- В атаку! - вторили ему голоса войска.

- Ваше величество, если битва будет проиграна, то прошу вас, бегите во Францию. Вы нужны нам живым.

- Я учту это, Джон. А теперь нам надо доказать всем, что нас не так то легко победить.

Как только воины миновали холм, то перед их глазами открылось страшное зрелище - до зубов вооруженные люди словно саранча мчались на них.

"Хоть бы никто из войска не дрогнул перед этой опасностью!" - Джон был уверен за своих людей, но как поведут себя французы? Готовы ли они умереть за некоронованного короля чужой страны? В этом он не был уверен.

И вот оба войска слились в одну кучу. Совсем недавно друзья, соседи - они воевали друг против друга. Дрались не на жизнь, а на смерть - и каждый за своего короля. только два человека остались непричастны к этому бою - Ричард Глостер и Генрих Тюдор. Каждый по свою сторону, но оба такие величественные. Ричард III - кривой горбун с вечной жаждой крови в глазах и красивый молодой Генрих Тюдор, еще не познавший силу власти, но уже стремящийся к ней. Они стоили друг друга.

Джессика снова почувствовала себя свободной. Вокруг нее гибли люди, она сама убивала их, но именно это дало ей понять, что сейчас ее жизнь только в ее и Господа руках. Никто ей ничего не запрещает. Она сама себе хозяйка - как же это пьянит. Но ее опьянение кончилось как только чья-то стрела вонзилась в бок ее лошади, едва не задев ногу девушки.

- Что за черт, - выругалась она. Печально взирая на умирающую лошадь, не в силах ничего сделать. Но терять времени на жалость было нельзя. Каждая минута на счету.

Джессика подняла свой меч и ринулась в бой с пешими рыцарями.

Все смешалось в единую кучу. Нельзя было разобрать кто здесь свой. А кто из войска Ричарда. Но вот кто-то ринулся на нее с высоко поднятым мечом.

"Видимо он не из наших" - Джессика успешно отклонилась от удара, и уже собралась было атаковать этого человека, но он был чрезвычайно внимателен и вовремя отразил ее удар. Ей попался сильный противник - это она поняла буквально после первых минут поединка. Он атаковал, она отражала удары. Она атаковала, он не давал причинить себе вред. Но вот подвернулся удачный момент и Джессика всадила меч ему прямо в живот. Вражеский воин пошатнулся, взглянул на нее невидящими глазами и упал навзничь. Но он был не последним, с кем ей пришлось сразиться. На его место приходили все новые и новые люди.

Через пару часов после поединка на поле уже лежали груды мертвых тем. Поле было пропитано кровью павших в бою. На нем слегли как французы, так и англичане, воевавшие на обеих сторонах. Количество сражавшихся со временем уменьшилось.

Девушка снова сражалась, но силы были уже на исходе. Еще один противник, еще одна победа. Правда эти победы доставались ей тяжело. У нее была сильно порезана левая рука, что затрудняло ее движения. Но каждый порез усиливал ее ненависть к врагу, усиливал силу ее атак.

Победив еще одного противника она ринулась на поиски Роджера. Она хотела убедиться, что он жив. Пробравшись через несколько рядов сражавшихся она увидела Роджера. Он был жив. Она остановилась полюбоваться им, но эта остановка могла стоить ей жизни. Словно гигант перед ней возник неприятель, заносивший меч для смертельного удара. Только удачная увертка спасла ей жизнь. Джессика увернулась и нанесла удар по этому человеку. Однако она промахнулась. Битва затягивалась. Сил почти не было, но тут подул небольшой ветерок, снявший капюшон с ее головы и тут воин понял, что борется с женщиной. Уличив момент она нанесла смертельный удар и воин, издав предсмертный вопль, упал без жизни.

И тут взгляд Джессики скользнул туда, где еще недавно сражался ее возлюбленный. Но сейчас она увидела лишь то, что чье-то тело лежит на земле, а воин войска Ричарда Глостера собирается проткнуть его. Что-то словно оборвалось в ее сердце. Она как дикое животное, как горная птица, ринулась на него. Ее удар обрушился словно гром на его голову. Противник повалился наземь рядом с телом Роджера, лежавшего без сознания. Глаза девушки наполнились слезами.

- Роджер, Роджер! Очнись! Умоляю, - она повторяла эти слова, глотая слезы. Он не мог умереть, оставив ее одну.

Но он ее не слышал, казалось он был мертв. Но только слегка вздымавшаяся грудь говорила о том, что в нем еще теплится жизнь. Однако рана, зиявшая в его боку говорила о том, что жить ему осталось недолго.

- Роджер, прошу тебя, не умирай. Я сделаю все, лишь бы тебя уберечь, - сквозь слезы она слышала себя и не могла узнать своего собственного голоса.

- Неужели тебе так уж надо чтобы он был жив? - услышала она позади себя чей-то голос. Не в силах подняться она просто повернула голову. Ей было все равно. Убьют ее или нет. Ведь Роджер умирает.

- Ричард! - в ужасе воскликнула она, - что ты здесь делаешь?

- Я пришел забрать тебя.

- Как это забавно! Откуда ты меня заберешь? Лучше убей меня! Ведь все воины Ричарда III способны на это, - и влепив ему пощечину она поднялась и побежала прочь.

Но далеко убежать ей не удалось. Еще один мужчина пожелал сразиться с ней. Джессика решила особо не сопротивляться. Жить без Роджера она не хотела, так пусть ее убьют прямо сейчас.

Мужчина уже почти нанес ей удар, как кто-то сзади этот удар отразил и принял бой на себя. Словно во сне Джессика видела двоих сражающихся мужчин. Ричард и его сторонник сражались друг с другом. И вот решающий удар нанесен и противник повалился к ногам Ричарда Дюка.

- А теперь, милая моя, - он подошел к Джессике и схватил ее за здоровую руку, - ты поедешь со мной.

- Нет, - она хотела было сопротивляться, но он легким движением перекинул ее через плечо, - спасите!

Она начала кричать, пытаясь привлечь к себе чье-то внимание. Но никому не было до нее дела. Каждый пытался остаться в живых.

Они достигли лошади Ричарда и тот опустил все еще орущую девушку на лошадь поперек седла.

Джослин готов был поклясться что слышал как женщина со знакомым голосом зовет на помощь и тут он увидел, как какой-то мужчина вскинул Джессику на плечо и понес куда-то.

- Джессика? - произнес он пересохшими губами, - что она здесь делала?

И тут сильный удар обрушился на него сзади. Последнее что он увидел - это как лошадь с незнакомым мужчиной и Джессикой помчалась прочь. Он погрузился во тьму.

 

 

ГЛАВА 26

 

Когда Джессика очнулась в комнате никого не было. Она лежала на большой кровати посреди огромной комнаты. Она попыталась подняться, но голова несчадно болела и ей пришлось снова опуститься на подушки.

Уже лежа на подушках она начала осматриваться. Почему-то сразу же ей показалось, будто она уже бывала здесь. но как только она принялась напрягать память, голова снова разболелась и девушка решила повременить с этим занятием.

Где же она находится и как она здесь оказалась?

И тут она услышала звук открывающейся двери и мужские голоса.

- Вот видите, я ведь говорил вам, что она скоро придет в себя, милорд.

- Вы были правы, - вторил ему знакомый голос.

"Кто они?" - Джессика никак не могла узнать этот голос, хотя чувствовала что она его знает и очень хорошо. И тут она повернулась в ту сторону, откуда доносились голоса.

Ричард! О нет, теперь она все вспомнила. Вспомнила сражение, как он ее похитил.

- Джессика, как мы рады что ты наконец пришла в себя, - Ричард подошел к ее кровати.

- Что я здесь делаю? Почему вы говорите, что я наконец пришла в себя?

- Ты несколько дней провела без сознания.

- Но почему?

- Ты перенесла тяжелую операцию, - словно прочитав ее вопрошающий взгляд он добавил, - тебе ранило руку. Рана была очень тяжелой, поэтому доктор решил вмешаться.

- Леди, - вмешался в разговор мужчина пожилых лет, - как вы себя чувствуете?

- Кажется у меня все в порядке, только голова немного болит, - словно в подтверждение этому ее лицо скривилось в гримасе боли.

- Вы идете на поправку, леди. Благодарите вашего жениха за то, что вовремя сообщил мне. Рана была инфицирована. Еще немного и вы могли бы умереть. Чудо что вы так легко отделались.

- Это правда? - она посмотрела на своего еще недавно лютого врага с признательность во взгляде. Теперь она видела перед собой не того жениха, от которого убегала год назад, а того незнакомца, который отдал ей деньги на дороге.

- Чтож, милорд, - прервал их начавшийся было разговор доктор, - мне пора уходить. Я дам вам некоторые рекомендации по уходу за леди и пойду. У меня еще запланировано несколько визитов к больным.

- Хорошо. Пойдем-те, я вас провожу.

Они вышли.

"Неужели он вправду спас меня? Может он все-таки любит меня? Или он сделал все это из-за дурацкого договора между нашими родителями?" - она не находила ответа. Догадок много, но которая из них верная?

Думать не было сил. Да и не представилось более возможности - в покои вошел Ричард.

- Как ты себя чувствуешь, любимая?

"Он назвал меня любимой. Как это красиво звучит. Но как в это не верится."

- Это правда что ты спас меня сейчас?

- Правда, Джессика.

- Но зачем?

- Ты моя невеста и моим долгом было спасти тебя, не смотря на то, что ты доставляешь мне столько проблем, - он усмехнулся.

- Значит только из-за того, что нас обручили? - вся надежда ее моментом угасла. Как она могла надеяться, что он ее полюбит? Это было глупо.

- Не только из-за этого, Джесси, не только, - он нагнулся и поцеловал ее. Этот поцелуй разжег все ее эмоции, до сих пор тщетно скрываемые. Как давно ее не целовали. Она обняла Ричарда за его могучую шею и прижалась к нему сильнее.

Но головная боль не вовремя дала о себе знать и Джессика, поморщившись от боли отстранилась от Ричарда.

- Бедняжка, тебе надо отдыхать, - он сочувствующе посмотрел на нее.

- Скажи, Ричард, только честно, обещаешь?

- Обещаю.

- Ты меня любишь?

Он ненадолго замолчал.

- Я так и думала, спасибо что хоть не врал, - она отвернулась от него, - зачем же ты меня похищал?

- Я не хотел чтобы ты подвергалась там опасности. И кто только позволил тебе участвовать в этом бою?

- Мне ничего не угрожало.

- Ну конечно. Леди Гроуфорд. Ты так же беспечна как и твой отец. Я ведь убил из-за тебя своего союзника! Ты понимаешь это? - он буквально взбесился, - и все из-за того, чтобы спасти тебя! Ту, которой ничего не угрожало.

- Но ведь ты мог просто его убить и не забирать меня оттуда.

- Ну да. Оставить тебя погибать на поле сражения? Нет, это не по мне.

- Но зачем ты выследил меня? Думаю ты не просто тактам оказался. Я же тебе говорила, чтобы ты меня не искал.

В его глазах зажегся огонек интереса.

- Когда же ты мне это говорила?

- Когда покидала твой замок - я оставила тебе письмо.

- Какое еще письмо? О чем ты говоришь?

Джессика растерялась.

- Прежде чем уйти я написала письмо, в котором объясняла почему ухожу и просила меня не искать.

- А может тебе все это просто приснилось? Никакого письма я не находил. Я сильно рассердился тогда на тебя. Даже думал тебя хорошенько выпороть. Меня эта мысль не оставляла даже на поле боя, но увидев что тебе грозит опасность я вмиг забыл об этом.

- Ричард, не горячись, - она вскочила с постели и подошла к нему, - я в самом деле оставляла письмо. Это мне не приснилось! - она смотрела на него с такой невинностью, с такой уверенностью, что он понял - она говорит правду.

- Джессика, зачем ты встала с постели?

- Я хотела... - она не смогла договорить, голова закружилась, ноги подкосились. Если бы не подоспевший вовремя Ричард, Джессика уже лежала бы на полу без сознания.

Ричард поднял ее на руки и отнес на кровать.

- Глупышка моя, зачем же ты вставала?

Джессика лежала без сознания, такая прекрасная в своей еще почти детской невинности. Он видел как она сражалась, видел сколько в ней мужества, отваги. Как же она восхищает его. Его восхищает каждая ее частичка тела.

- Джессика, я отвечаю на твой вопрос - я люблю тебя. Прости что не могу сказать тебе этого, когда ты меня видишь и слышишь. Я не хочу, чтобы ты знала, что именно ты мое слабое место, только ради тебя я готов на все, любовь моя.

 

* * *

 

- Роджер, любимый, очнись, прошу тебя.

Роджер ходил во тьме. Нигде не было ни лучика света. Нигде. Везде сплошная тьма, которая окутывала, не давая ему даже возможности выбраться. И вот его зовет голос. Такой незнакомый голос, называет его любимым. Кто же его зовет? Он бродил среди тьмы и пытался снова услышать голос. Но вот он оборвался. Еще чей-то голос прорезал тьму. Мужской голос. Кажется он его уже где-то слышал. Это Джон.

- Джон! - он кричал, но Джон не откликался.

- Как он, Лора? - Джон вошел в покои Роджера.

- Он все еще без сознания, я так хочу чтобы он выжил, - лицо девушки было увлажнено слезами.

- Я сам этого хочу, - он сел рядом с девушкой и обнял ее, - думаю с ним все будет хорошо.

- Ты в самом деле так считаешь? - в ее глазах было столько надежды, что Джон не смог сказать, что Роджеру осталось недолго жить.

- Конечно я так считаю. Если он смог выжить после битвы, то он останется жить.

- А как там Джослин? Я вовсе забыла о нем. Сижу только с Роджером, а это несправедливо.

- Лора, дорогая, как ты великодушна. Он должен остаться жить. Он это знает. Значит он жить останется, ведь ты же сама знаешь насколько он упрям.

- Конечно, - она рассмеялась, но тут же из ее глаз хлынули слезы.

- Ну-ну, Лора, не стоит так переживать. Все будет хорошо, вот увидишь, - он обнял ее и притянул к себе.

- Джон, спасибо тебе за все. За то, что не даешь нам всем пасть духом. Если бы не ты, мы бы не смогли так все это переносить. Ты помогаешь нам, спасибо тебе огромное!

- Лора, это мой долг.

Стук в дверь прервал их разговор.

- Могу я войти? - в дверном проеме показался старик.

- Лекарь пришел, - обратился Джон к Лоре и тут же добавил врачу, - конечно входите.

- Я бы предпочел, чтобы юная леди покинула покои сеньора, - проговорил он скрипучим от старости голосом.

- Лора, нам придется покинуть Роджера ненадолго.

- Чтож, если так надо, придется подчиниться.

- Миледи, - он предложил ей руку, - позвольте вашу ручку.

С некоторым подобием улыбки она подала Джону руку и они, словно старинные друзья или влюбленные, вышли из покоев Роджера рука об руку.

 

* * *

 

- Ричард, ты не составишь мне компанию?

- Чего хочет моя ненаглядная?

Джессика засмеялась и ее щеки залил румянец.

- Я хочу прокатиться верхом.

- Но ты еще не окрепла после болезни, - он посмотрел на нее, столь прекрасную в своем темно-зеленом платье, как же она ему нравилась, как же он ее любил, - ты уверена, что сможешь много проехать?

- Я уже давно выздоровела, - она ему улыбнулась своей самой очаровательной улыбкой, - и поэтому хотела бы съездить куда-нибудь.

Июль подходил к концу, после сражения прошел почти месяц. Многое изменилось. Между Джессикой и Ричардом установились довольно милые отношения. Нельзя сказать, что она была влюблена в него, но она испытывала к нему чувство, немногим похожее на любовь.

Сейчас они сидела в большой зале и обедали. Множество рыцарей, обедавший вокруг них их не смущало. Они видели только друг друга.

- Ричард, твой замок находится далеко от того места, где проходило сражение?

- О каком сражении ты говоришь?

- Не притворяйся, тебе прекрасно известно о чем я.

- За эти несколько недель ты успела изучить меня, - он усмехнулся, - но зачем тебе знать где это место?

Джессика не сразу нашлась с ответом.

- Дело в том, что там пало много воинов. Я хочу узнать, кто погиб.

- Джесси, не стоит так сильно переживать, - он уловил перепадок в ее настроении, - времени не повернуть вспять, то что произошло - то произошло. Нам остается только смириться с этим.

- Я это понимаю, но надо же мне знать, кого считать живым, а кого - нет. Ричард, пойми меня.

- Я понимаю тебя, Джесси, понимаю как никто другой. Ведь на полях сражений пало много моих друзей. Мне известно, как это - стоять и видеть. Как падают пораженные чужим мечом твои собраться.

Немного подумав он добавил:

- Это место находится в одном дне пути, но я отвезу тебя туда. правда не сейчас.

- А когда?

Девушка даже оживилась, услышав такие слова.

- Поедем завтра, если ты не против.

- Конечно не против, - она буквально прыгала от счастья.

- А теперь, думаю нам надо подняться в мои покои и поговорить без посторонних.

Ричард поднялся из-за стола первым, подошел к Джессике и помог ей встать. Только после этого они рука об руку удалились из залы, под любопытные взгляды челяди и рыцарей.

 

* * *

 

- Как он?

- Миледи, он приходил в себя. Ему требуется уход, но сейчас самое опасное время миновало. Он будет жить.

- Я не знаю как вас благодарить. Могу я к нему войти?

- Думаю можете, миледи, - с этими словами лекарь удалился.

- Лора, как он? - следом за ней вошел Джон.

- Лекарь сказал, что он будет жить. Джон, ты был прав, когда говорил, что Роджер будет жить, - на радостях она кинулась к Джону и обняла его.

- Лора, ты же меня задушишь в своих объятиях, - засмеялся он.

- Прости, - она разжала объятия и вернулась с кровати Роджера.

- Знаешь что я сейчас хотел бы узнать больше всего? - он подошел к девушке и сел на кровать напротив нее.

- Что?

- Я хочу знать что приключилось с Джессикой. До сих пор мы о ней ничего не слышали. Думаю как только Роджер придет в себя, то захочет знать что с ней. Как ты думаешь, могла она погибнуть?

- Не знаю, Джон. Я так о ней беспокоюсь. Ведь прошел уже почти месяц, - она изобразила некоторое подобие беспокойства.

"Как же я могла о ней забыть? Джон прав, как только он очнется. То первый его вопрос будет о ней. Что же делать? А если она жива?"

- Лора, думаю нам стоит сейчас оставить Роджера одного.

- Ты прав, Джон. Нам стоит удалиться.

Лора направилась во двор замка. Ей нужно было подумать о том, что же делать дальше. Словно читая ее мысли ворота в замок распахнулись и в них въехал всадник.

- Миледи, - он обратился к Лоре - единственному человеку в этот момент находившемуся во дворе замка.

- Я вас слушаю.

Юноша спешился и протянул ей запечатанное письмо.

- Это просили передать Роджеру Гроуфорду.

- Я передам его. Прямо сейчас. О вас позаботятся и о коне тоже. Вы только пройдите к конюшне.

- Благодарю вас, миледи, - гонец поклонился ей и, вскочив на коня, поехал легкой рысцой к конюшням.

"Что же в этом письме? Думаю Роджер не узнает, если я его прочту."

Спрятав письмо в рукав Лора направилась в свои покои. Только достигнув их она смогла спокойно отодрать печать и вскрыть письмо.

Вскрыв письмо она от неожиданности выронила его из рук. на нем красовался такой красивый и такой знакомый почерк.

Лора подняла письмо и, прежде чем прочесть его, заглянула в свой ларец. Она извлекла оттуда письмо, написанное Джессикой во время побега из замка Дюков. Так и есть - почерк один и тот же.

Это письмо написано Джессикой и адресовано Роджеру. Что же там написано?

Не теряя времени Лора приступила к чтению.

"Любимый мой Роджер!

Любимый мой, как ты без меня? Я по тебе соскучилась! Я пишу тебе это письмо, потому что думаю ты уже извелся мыслями обо мне.

У меня пока что все хорошо. Я нахожусь в замке Дюков. Не подумай ничего предосудительного. Я нахожусь здесь на правах гостьи, но чувствую себя словно в неволе. Ричард Дюк считает меня все еще своей невестой. Помоги мне, прошу тебя. Спаси меня! Мне грустно это говорить, но он назначил наше венчание на середину сентября. Я не хочу быть его женой. Мне нужен только ты.

Хочу чтобы ты знал - я никогда вас не предавала. Я всегда была верна нашему делу, верна Ланкастерам.

Я люблю тебя, Роджер!

Твоя Джессика Гроуфорд."

- Нет, это письмо не должно попасть Роджеру в руки, - прошипела Лора, - но у меня есть одна идея.

Лора взяла недавно вытащенное из ларца письмо и направилась в покои Роджера.

- Ты увидишь это, мой любимый, - и положив письмо на стол рядом с кроватью, она по-дьявольски зловеще засмеялась.

 

 

ГЛАВА 27

 

Солнце только несколько часов назад озолотило своими лучами небосвод, а природа уже оживилась. Лесная дорога была наполнена звуками, свидетельствовавшими о том, что в лесу кипит жизнь. В канавах по краям дороги все еще чернели лужи, после прошедшего несколько дней назад дождя. Огромные многовековые деревья делали итак прохладное летнее утро еще прохладнее.

Было начало августа - последнего месяца уходящего лета. В воздухе уже чувствовался запах осени, все еще далекой, но в то же время такой близкой.

Небольшая кавалькада из пяти рыцарей и молодой леди не спеша ехала по этой дороге. Джессика вдыхала этот запах свободы, по которой она так соскучилась. Если бы кто-нибудь из кавалькады сейчас знал о чем она думала, то они бы немедленно вернулись обратно в замок Дюков.

Мысли Джессики были о их лагере. Она вспомнила то самое утро, когда разбойники из лагеря напали на их кавалькаду, но она вырвалась и умчалась прочь.

"Ах, если бы кто-нибудь сейчас знал, что мы едем здесь, они непременно меня высвободили. Я ведь написала Роджеру что со мной. Он обязательно меня выручит."

После этих слов она немного подумала и тут в ее голову пришел безумный вопрос - а хочет ли она, чтобы ее выручили?

"О чем это я думаю? Роджер - мой жених и мне не надлежит быть ни с кем, кроме него. Но с другой стороны, - тут же пришла противоречивая мысль, - Ричард мой настоящий жених - мой отец обвенчал нас. Почему я думаю о таких вещах? - тут же одернула она себя, - свадьбе нашей с Ричардом не бывать, я ведь сообщила о ней Роджеру. А уж он этого не допустит."

Наверное Джессика еще долгое время предавалась бы своим мыслям, но тут перед их взором предстало поле, полное человеческих мертвых тел.

Перед ее мысленным взором предстало это поле в тот день, когда они все сломя голову ринулись на войско Ричарда III, поджидавшее их здесь. это была зеленая цветущая поляна. Девушка снова оказалась на поляне месяц назад. Как тут было прекрасно. Если бы не война, сколько радости могла бы доставить полянка. Но сколько горя она принесла на самом деле. И вот тому подтверждение.

На все пространстве, сколько хватало взгляда, лежали остатки человеческих тел. Даже не приближаясь к ним можно было предугадать их лица - полные невыразимых страданий. Ведь не все из них погибли сразу же после того, как их поразил меч рока. Многие из них еще долгое время мучились в страшнейших мучениях, лежи среди умерших друзей и родных.

Страдания, выпавшие на долю этих несчастных, невозможно даже представить.

Как только кавалькада выехала к поляне, все разговоры разом смолкли. Рыцари молча оплакивали ушедших из жизни в этом жестоком сражении. Армия Ричарда III превосходила численно, но армия Генриха Тюдора не сдалась. И только сейчас Джессика поняла, что ее интересует один вопрос.

- Кто одержал победу? - не поворачивая головы в сторону Ричарда она задала вопрос.

Он понял к кому она обращалась.

- Победа осталась за нами. Здесь не могло быть иного окончания битвы. Вас было слишком мало.

- А что стало с королем?

- С Ричардом?

- Нет. Я говорю о Генрихе Тюдоре.

Ричард рассмеялся.

- Голубушка моя, кто же тебе сказал. Что король - Генрих? В Англии есть только один престолонаследник и это Ричард III.

- Не делай из меня дурочку. Я знаю, кого вы считаете королем. Но не забывай, что я на стороне Ланкастеров, а значит ни за что не признаю вашего короля. Советую тебе это понять раз и навсегда, Ричард.

- Это угроза? - он даже потерял дар речи от удивления.

- Нет. Всего лишь предупреждение.

Она развернула коня и направила обратно в лес.

- Советую вам последовать за мной, а то я ведь могу и убежать.

 

* * *

 

Как же больно ему было открывать глаза. Сначала было тяжело приподнять веки, но он знал, что должен это сделать. Потом пришла боль. Так болели глаза. Дневной свет был слишком ярким после той темноты, в которой Роджер пролежал почти месяц. Он был рад, что наконец видит свет, что избавился от той темноты, в которой блуждал столько времени. Теперь он слышит людей по-настоящему, а не отголоски чьих-то голосов.

- Где кто-нибудь?

Он попытался произнести слова, но они давались ему тяжело. Губы словно слиплись, были сухими. Его мучила жажда, но поблизости не было никого, кто помог бы ему напиться.

Прошло несколько минут и он уже привык к дневному свету, но по-прежнему из его уст вылетали только еле слышные слова. Никто его не слышал.

Чтобы хоть как-то скрасить одиночество он начал осматриваться, словно пытаясь узнать где находится. Свои покои он узнал сразу. Ничего здесь не изменилось. Совсем ничего. Но на столике не было никогда этого листка.

Любопытство Роджера было задето. Он потянулся к столику. Но руки, слишком слабые, чтобы дотянуться до столика, повисли в бессилии. Только после нескольких тщетных попыток ему в руки наконец попал заветный листок.

Не теряя времени Роджер вскрыл его.

Сначала ему показалось, что это лишь чья-то подлая шутка, что кто-то хочет ему отомстить. Но потом он понял - это не шутка. Это действительно писала Джессика.

Он выронил письмо из рук и погрузился в забытье. Ему все стало безразлично, лишь стояли в голове аккуратно выведенные строчки:

" Не знаю с чего начать это письмо. Скажу лишь то, что не могу больше оставаться здесь. Я не люблю тебя. Моим сердцем завладел другой человек и тебе стоит с этим смириться. Я знаю, ты скажешь, что для брака любовь не нужна, но для меня любовь - это то, ради чего живет человек. Я хотела испытать любовь и я ее испытала. Теперь же я хочу стать женой того, кого люблю.

Не ищи меня, не надо. Если ты вправду хоть что-то испытываешь ко мне, то смирись с моим побегом, докажи что ты мужчина. Прошу тебя, оставь меня, дай мне жить.

Когда ты найдешь это письмо - я буду далеко. Это письмо - последнее, что ты узнаешь обо мне от меня самой.

А теперь прощай. Больше мы не увидимся.

Джессика Гроуфорд "

- Роджер, ты наконец вернулся к нам.

Джон пришел проведать Роджера и застал его в сознании, но тут же его радость сменилась недоумением. Роджер лежал словно покойник. Только открытые глаза говорили о том, что он все еще жив. Но что с ним случилось?

Казалось, что Роджер потерял всякую способность чувствовать все, что происходит вокруг.

- Роджер. Ты меня слышишь? - Джон начал уже беспокоиться и тут его взгляд упал на скомканную бумажку, лежащую у подножия кровати.

"Неужели она все таки одумалась?" - когда он прочел письмо, то два противоречивых чувства заговорили в нем.он так давно говорил Джессике о том, что Роджер не для нее. Ей нужен Ричард. Но теперь, видя как страдает Роджер, он готов был взять свои слова обратно. Роджер был его другом, и Джону было больно смотреть на то, как тот мучается.

"Но с другой стороны, мне почему-то не верится, чтобы Джесси так поступила. Она сводила свою любовь к Роджеру до фанатизма. Она не любила его, но была привязана к нему. Но она не могла так быстро поменять своего решения. Хотя теперь все это не важно. Мы получили хоть какую-то весточку от нее. И это самое главное. Время ответит на все нашим вопросы, а сейчас остается только ждать."

- Роджер, - снова обратился к нему Джон, - а ты точно уверен, что это письмо написала Джессика?

С большим усилием Роджер разомкнул губы.

- Я точно знаю, что это ее почерк.

- Дружище, если тебе больно, то молчи. Не стоит напрягаться, ведь ты только недавно пришел в себя.

- Лучше испытывать физическую боль, чем душевные раны. Она предала меня, Джон, предала, - он после этих слов долго пронзительно смотрел на друга.

- Не стоит отчаиваться из-за этого, Роджер. Она ведь всего навсего женщина.

- Но я люблю эту женщину.

- А может она написала это ...

- Не оправдывай ее, не пытайся смягчить мою боль. Ведь мы оба знаем, что она хотела сказать этим письмом.

-Ты прав, - Джон присел на край кровати, - может не стоит о ней говорить?

- Думаю не стоит.

- Как же я боялся за тебя, Роджер.

- Наверное зря я не умер.

- Хватит говорить о таких вещах, - начал сердиться Джон.

- Все, я прекращаю, - и тут, будто о чем-то подумав, он добавил, - принеси мне воды, пожалуйста.

- Может лучше чего-нибудь по-крепче?

- Нет, не стоит. Только воду.

- Я мигом.

Джон ушел, прикрыв за собой двери в покои недавно больного Роджера. Дверь за ним не успела закрыться, как раздался приглушенный стук и на пороге показалась Лора.

- Роджер! - взвизгнула она от счастья и кинулась к нему на шею, - ты здоров! Ты с нами!

- Лора, я еще не достаточно окреп, чтобы принимать такие объятия, - он попытался отстраниться от нее и ему это удалось, но с большими усилиями.

Лора села на край кровати и долго смотрела на него, пока наконец не призналась, что скучала по нему и боялась потерять.

- Лучше бы я умер.

- Не говори так, Роджер, прошу тебя, - она ласково провела рукой по его щеке, - я бы не простила себе, если бы потеряла тебя.

- Кажется тебе одной я нужен. Я тронут, леди.

- Кажется ты прав, только мне, - она все ближе двигалась к нему, приближая свои уста к его. Роджер не возражал.

Их губы почти слились в поцелуе, но тут дверь с шумом распахнулась и вошел Джон. Парочка буквально отскочили друг от друга, даже Роджер сейчас не думал о боли во всем теле.

- Вижу Роджер, ты пошел на поправку, - Джон делал вид, что ничего не видел, хотя это было не так. Последние несколько минут он стоял у двери и слушал, что происходит в покоях. Как же это мерзко. Роджер только что убивался из-за того, что Джессика предпочла другого, а сейчас уже готов целоваться с ее подругой.

- Кажется ты прав, Джон, - Роджер не мог унять дрожь в голосе, ведь его только что чуть не застукали целующимся с Лорой.

- Тебе все еще нужна вода? А может тебе уже стало настолько лучше, что ты способен сам о себе позаботиться? - он посмотрел на Лору, неловко стоящую в стороне и хранившей тишину и продолжил, - а может вы, леди, позаботитесь о нем?

Притворно сладостный голос Джона говорил о том, что ему вовсе не нравится то, что здесь происходит.

- Лора, дорогая, не могла бы ты оставить нас с Джоном наедине?

- Конечно Роджер.

- Джон, - продолжил Роджер после ухода Лоры, - что ты себе позволяешь?

- Я позволяю себе намного меньше, чем ты.

- О чем ты? Я не понимаю.

- Я о том, что тебе видимо мало Джессики. Тебе нужно влюбить в себя ее подругу?

- Если ты не заметил, то Лора итак в меня влюблена. А Джессика... Джессика меня оставила.

- И ты не будешь сражаться за нее?

- А зачем? Неужели ты видишь в этом смысл? Она просила меня не искать ее.

- Ты смешон, Роджер! Неужели ты собираешься слушать ее желания? Никогда ее воля тебя не интересовала!

- Ее воля? О чем ты говоришь, Джон?

- О том, что ты все это время делал лишь то, чего она не хотела, - Джон решил выложить Роджеру все, что происходило с его подругой, - она хотела быть в войске, но ты ей мешал. Ты говорил, что это не женское дело, хотя она была лучшей из нас! Знаешь как у нее загорелись глаза, когда я приехал в замок и сказал, что впереди нас ждут сражения. Она чуть ли не силой заставила меня взять ее с собой.

- И ты послушал ее? Исполнил женскую волю?

- Вот видишь, ты говоришь именно так же, как и всегда. А помнишь порт Свонси?

- Еще как помню, - усмехнулся он.

- Помнишь как в порт входили корабли Генриха Тюдора? - Роджер утвердительно кивнул головой и только тогда Джон продолжил, - а неизвестного парнишку, за которым я последовал?

Роджер снова утвердительно кивнул.

- Но тебе так и не удалось его догнать.

- Ошибаешься. Это вы все время так думали, но на самом деле я его догнал. Точнее ее.

- Что? - брови его поползли вверх, - о чем ты говоришь?

- Я говорю о том, что этим парнем была Джессика. Генрих для нее больше чем просто престолонаследник. Она считает его королем, думаю даже после его поражения.

- Надеюсь она не принимала участия в бою?

- Зря надеешься. Она сражалась. Я ведь думал, что после полугода, проведенного в Бедфордшире она даже меч в руках разучится держать. Но я ошибался. Она прекрасный воин. И она очень страдала от того, что ты этого не замечал.

- Но это не женское дело.

- Вот именно. А разве женское дело говорить мужчине, что она его оставляет из-за того, что любит другого?

- Нет.

- В таком случае я тебя не понимаю. Тебе стоило бы отправиться за ней.

- Но она меня разлюбила.

- Но неужели из-за этого стоит разбивать сердце Лоры?

- Ты прав. Не стоит. Но и за Джессику я бороться не буду. Как только она поймет, что я лучше всех, то сама придет ко мне.

"Как же ты наивен, друг. Она никогда не поймет, что ты лучший, если решилась покинуть тебя."

И тут Роджер будто что-то вспомнил. Его лицо изменилось в мгновение ока.

- Что с Джослином?

- С ним почти все в порядке, - усмехнулся Джон.

- Что значит почти?

- Он жив, но он сейчас без сознания. Лекарь сказал, что Джос будет жить, но он не знает, когда тот проснется. Он был тяжело ранен.

- Где он?

- Лекарь или Джос?

- Конечно же Джос, - Роджер начинал раздражаться.

- Он в покоях для гостей.

- Так он в нашем замке?

- Ну да. До его замка было слишком далеко. Он бы не выжил. Поэтому мы оставили его здесь. Неужели ты против?

- Конечно нет. Ведь он мой кузен и друг. Я хочу к нему.

- Не советую тебе этого делать.

- Почему?

- Ты еще слишком слаб. Как только ты сможешь подняться на ноги. То я сразу же тебя к нему отведу.

 

* * *

 

- Ну вот, Джессика, мы с тобой этого дождались. До нашего бракосочетания осталось меньше месяца.

Он подошел к ней и помог спешиться.

Они совершали ежедневную утреннюю прогулку верхом по владениям герцогов Дюков.

- А кто тебе сказал, что я согласна стать твоей женой? - она оправила юбки, словно то, что она сказала было фразой, произносимой каждый день.

- А откуда такая уверенность, что тебя кто-то будет спрашивать хочешь ты стать моей женой или нет?

- Но ведь должны спросить, - она в растерянности смотрела на стоящего перед ней мужчину.

- Ты права, - он засмеялся, - тебя спросят. Но есть одно но.

- Какое?

- Что бы ты ни ответила - пастор посчитает как утвердительный ответ.

- Но это несправедливо!

- Неужели ты одна из тех наивных дурочек, которые считают, что в этом мире существует справедливость?

Она смущенно потупила глаза, а он продолжил.

- Ты хочешь выйти замуж по любви? Ведь я правильно понял? Ну так вот, браков по любви не существует. Особы королевской крови женятся между собой, но не они выбирают себе супругов. Политики заранее решают кто с кем заключит брачный договор. Там нет даже разговора о любви. То же самое происходит и с герцогами и графами. Мы не можем сами выбрать себе пару. Нам ее выбирают родители.

- Неужели в целом мире запрещен браки по любви?

Он смотрел на эту девушку, такую молодую и невинную и ему становилось жаль ее. Он знал, что сможет дать ей все: любовь, ласку. Но сможет ли она полюбить его?

- Нет, не во всем. Браки по любви совершают лишь крепостные.

- Значит они, те, кто лишен почти всех прав. Имеют такую привилегию?

- Вот именно, Джессика, вот именно.

- Наверное в этом и есть справедливость. У нас есть все: деньги, власть, а у них этого нет. Зато у них есть любовь, - она посмотрела на Ричарда с такой мольбой в глазах, что ему стало искренне жаль ее, - отпусти меня. Прошу.

- Нет. Джессика. Я тебя не отпущу. Еще никогда я не встречал девушки, подобной тебе. Поэтому я тебя не отпущу ни за какие сокровища в мире.

- Но это... - она хотела сказать несправедливо, но не смогла. Ричард запечатлел на ее губах поцелуй, отчего она забыла абсолютно обо всем на свете.

- Это очень даже справедливо, - еще один страстный поцелуй прервал их разговор. Так они и стояли: два врага, два совсем разных человека, но связанные одной судьбой.

- Что ты делаешь, Ричард? Зачем?

Когда прервался поцелуй, он не скоро еще выпустил невесту из своих объятий.

- Я хочу доказать тебе, что в моих объятиях ты забываешь обо всем. Будешь ли ты так себя чувствовать в объятиях Роджера Бедфорда?

Джессика колебалась с ответом.

- Вот видишь. Ты не знаешь. Поэтому советую тебе подумать, прежде чем говорить, что не хочешь быть моей женой.

- Но мы с тобой совсем разные. Мы не сможем жить вместе. К тому же ты на стороне Ричарда Йорка, а я за Генриха Тюдора.

- Это глупо, Джесси. Пойми, что в этом браке никого не интересует на чьей ты стороне. Тебя считают просто женщиной и к твоему мнению не прислушаются.

- И что же мне делать?

- Как что? Готовиться к свадьбе.

 

 

ГЛАВА 28

 

- Джос. Вот я сейчас стою тут и смотрю на твое мертвенно-бледное лицо. Ты не умрешь - я это знаю. Но ты и не приходишь в себя. Почему? Ты мне нужен. Нужен как никогда прежде. Милый мой кузен. Как я по тебе скучаю. Возвращайся в этот мир. Я ведь тоже скитался в той тьме, в которой находишься сейчас ты. Но я вернулся и жду твоего возвращения. Возвращайся скорее.

Но Джослин лежал. Лежал, будто и не слышал ничего из того, что ему говорил Роджер. Мертвецки бледный он лежал на белых простынях кровати и, казалось, даже сливался с ней. Сердце Роджера обливалось кровью, когда он думал, что Джос мог не выжить.

Прошло уже несколько дней с тех пор, как Роджер поднялся на ноги. Он был совершенно здоров. Но его заботила судьба кузена. Каждый день он навещал больного в его покоях. Но все это время улучшения в состоянии Джослина не было.

Все уже отчаялись. Казалось, что Джослин никогда не проснется.

Роджер снова ушел, чтобы вскоре вернуться. Все это время после того как он выздоровел он чувствовал себя одиноким. Казалось все его забыли. Только мать и отец оказывали ему внимание. Раньше ему казалось, что Лора к нему неравнодушна, но сейчас казалось, что она оказывает внимание Джону. Слишком много времени они проводили вдвоем.

Может оно было к лучшему, ведь Роджер все еще не мог забыть Джессику. Он раскаивался в том, что посчитал ее предательницей. Но теперь все потеряно. Она больше его не любит. А Лора... Лора была бы для него всего-лишь средством забыть Джессику. Но он никогда бы не сделал Лору своей женой. Никогда.

- Сынок, о чем ты задумался? - мать подошла к нему сзади в тот момент, когда он стоял у окна, смотря наружу, но не замечая ничего.

- Я думаю о Джослине.

- Не лги матери, Роджер. Ты думаешь о моей дочери?

- Да, о ней.

- Я не знаю как ты воспримишь мои слова, но я не верю, что это письмо писала она.

- Почему? - небольшая надежда заблескала в его глазах, но тут же потухла.

- Не способна она на это.

- Откуда вам знать? Ведь вы знаете ее меньше чем я.

- Но ведь я ее мать, - она не обратила внимание на его грубый тон, - и я должна знать какая она. К тому же я это чувствую.

- Джон тоже не верит, что это писала она. Но это ее почерк! Я это знаю. И хватит меня разубеждать. Что случилось, то случилось. Ее обратно не вернуть.

- А ты пытался?

- Нет. Это бесполезно.

- Откуда тебе знать?

Он посмотрел на нее и молча удалился.

"Что же с ней на самом деле случилось? Как-то все это странно. Не верю я во все это."

 

* * *

 

- Джослин! Ты пришел в себя!

Шла середина августа, когда Джослин наконец открыл глаза. Роджер, находившийся в этот момент в его покоях, не находил себе места от счастья.

- Как я рад, что ты жив.

Но в глазах кузена не было ни тени радости.

- Где... - начал он, но не смог закончить.

Глаза Джослина снова закрылись. Он погрузился в сон.

- Кажется ты уснул, Джос.

Роджер подошел к кузену и посмотрел на него. Бледность спала, на щеках виднелся небольшой румянец.

Все было в порядке, Роджер в этом убедился. Теперь он смог по-настоящему расслабиться. Джослину в самом деле ничего не угрожает.

Но одно не давало Роджеру покоя - что хотел спросить Джос? почему он спросил "где..."?

Оставалась надежда на то,что когда Джослин очнется, то будет помнить свой вопрос.

Прошло несколько часов, прежде чем Джослин очнулся. На этот раз он подольше был в сознании. Он успел подкрепиться и снова погрузился в сон.

Окончательно он пришел в сознание только на следующий день.

- Джослин, слава Богу ты жив.

- Я тоже этому рад. долго я лежал в беспамятстве?

- Полтора месяца.

Джослин даже подавился, услышав сколько он был на грани жизни и смерти.

- Прошло так много времени. Я столько пропустил.

- Я так не думаю. За это время почти ничего не произошло. Во всяком случае я так думаю.

- Почему ты так говоришь?

- Я тоже был тяжело ранен в бою. В беспамятстве я пролежал около месяца.

- Значит ты тоже недавно вернулся в этот мир?

- Да.

- А чем закончилось сражение?

- Мы проиграли. Генрих Тюдор вернулся во Францию. Ричард III все еще восседает на престоле.

- Вот черт!

- Что я слышу, - засмеялся Роджер, - ты еще даже не окреп после болезни, а уже ругаешься.

- Но ведь я это заслужил.

- Ты прав. Ты сегодня сможешь спуститься вниз?

- Не думаю. Мне еще становится дурно от того, что надо будет становиться на ноги. Я уже попытался встать, так чуть не поцеловался с полом.

- Я тоже через такое прошел полмесяца назад. Ты помнишь свои слова, когда ты впервые очнулся?

- Нет. А что я сказал?

- Ты сказал только одно слово - где...

- Я даже не знаю что я хотел сказать. Но думаю это не важно. Было бы важно - я бы вспомнил.

- Думаю ты прав. А теперь я тебя оставлю. Набирайся сил. Тебе они понадобятся.

Роджер не хотел говорить кузену о Джессике. В конце концов это его проблемы и посвящать в них Джослина было бы нечестно. Он только что выбрался из объятий смерти. Нельзя было его волновать.

Роджер спустился в залу, где в это время находились Джон, Лора и герцогская чета.

- Как чувствует себя Джослин? - осведомилась герцогиня.

- Он в полном порядке. Сейчас снова лег спать.

- Как хорошо что все обошлось. Теперь вы оба живы. Это приносит радость в дом.

- В самом деле, дорогая. Наши дети живы. Ведь Джослин нам все равно что ребенок. Мы знаем его с детских лет. К тому же его отец был моим любимым братом.

- А что с ним случилось? - заинтересовался Джон.

- Он погиб в сражении при Тьюксбери.

- Если не ошибаюсь, она состоялась в 1471 году.

- А ты хорошо проинформирован, мой мальчик.

- Этим я зарабатываю на пропитание, милорд.

- Видимо хорошо стараешься, потому что много заработал.

Вся зала сотряслась от смеха.

- Если не возражаете, милорд, миледи, я удалюсь. Хочу проехаться верхом. А то кажется я уже отвык от лошади.

- Конечно съезди покатайся.

- Лора, не составите мне компанию? - он предложил ей руку, на которую она с радостью оперлась.

- Джон, с удовольствием.

Джон с Лорой удалились.

- Красивая они пара, - обратилась герцогиня к мужу с сыном.

- Очень красивая. А что если нам их женить?

- Нет, Говард. Мы не в праве женить их. Ведь она не наша дочь, а он - не наш сын.

- Ты права, но как бы они красиво смотрелись вместе. Они были бы счастливы в браке.

- Ты так считаешь?

- Конечно. Ты только посмотри на них. Они влюблены друг в друга. Только слепец этого не заметит.

 

* * *

 

- Джос, наконец-то ты спустился к нам.

Все были рады видеть как Джослин спустился в залу, чтобы поужинать со всеми. Прошла уже неделя с тех пор, как Джос пришел в себя. Он очень быстро шел на поправку.

Когда ужин закончился, то все разошлись кто куда. Джослин отправился с Роджером на прогулку верхом.

- Роджер, - когда они оказались за пределами замка Джослин решил начать разговор, - я не видел за столом Джессику. Ты знаешь что с ней случилось?

- Знаю.

- Но если знаешь, то зачем не предпримешь ничего?

- И ты туда же. Не хочу я ее возвращать.

- Кузен, я тебя просто не понимаю. Почему ты не хочешь вернуть ее?

- Потому что она предпочла мне другого, - он пришпорил коня и помчался во весь опор вперед.

- О чем он говорит? - пробубнил себе под нос Джослин и помчался вслед за ним.

- Не начинай при мне даже говорить о Джессике.

- Роджер, я тебя не понимаю. Почему ты говоришь что она предпочла тебе другого?

- Как? Ты не знаешь? Когда я пришел в себя, то обнаружил письмо, в котором она говорила, что не хочет меня больше видеть, что любит другого и просила меня не искать ее.

Джослин даже приостановил лошадь, боясь выпасть из седла от удивления.

- Что, дружище? Тебе тоже это понравилось?

- Я не верю в это. Она не могла это сделать.

- Мать с Джоном тоже так говорят. А почему ты не веришь? Только не говори, что тебе так кажется, потому что ты ее знаешь. Это глупо, - он развернул лошадь и не спеша поехал дальше, не дожидаясь кузена.

- Я не верю в это, потому что ее похитили!

- Что ты сказал?

Роджер даже вернулся к кузену, лишь бы понять о чем он говорит.

- Я сказал, что ее похитили. Я сам это видел.

- Рассказывай что тебе известно.

- Я не знаю толком ничего. Я знаю лишь то, что видел на поле боя. Джессика была в мужском платье. Я видел, как какой-то мужчина вскинул ее поперек седла и они умчались.

- И ты не остановил их? - Роджер не мог в это поверить.

- Я не смог этого сделать. Именно в этот момент я потерял сознание. Только недавно я пришел в себя. Ты был этому свидетелем.

- Значит это писала не она?

- Вот именно. Конечно могла написать и она, но кто знает. Может ее заставили это сделать.

- А ведь ты прав. Как думаешь, кто мог ее похитить?

- Я даже не догадываюсь. Хотя знаю кто может быть к этому причастен.

- Кто?

- Лора!

- Почему ты в этом так уверен?

- Она влюблена в тебя. А влюбленная женщина пойдет на все ради любимого мужчины.

- Ты не прав, Джос. Лоре нравится Джон.

- Я на твоем месте так бы не думал. Она хитра, очень хитра. Ты подумай, после того как ты прочел письмо она тебе ничего не говорила? Не оказывала никакого внимания?

- Нет. Хотя....

- Что еще за "хотя"?

- Когда я прочел письмо, то был не в состоянии следить за собой. Мы с Лорой чуть не поцеловались. Нам помешал Джон. Я ему до сих пор благодарен.

Джослин рассмеялся.

- Вот видишь, а ты еще говоришь что ей нравится Джон. Она влюблена в тебя. Просто ей удачно удается все это скрыть.

- А если она в самом деле причастна к похищению Джессики?

- Мы не можем еще этого говорить, но скоро все станет ясно. Вот увидишь.

- Джос, что ты задумал? Признавайся!

- Рано тебе еще знать об этом. Мне нужно только одно от тебя. Одна маленькая услуга.

- Хорошо. Я согласен на эту услугу. Что я должен делать?

- Все очень просто. Ты должен сделать так, чтобы Лоры завтра как можно дольше не было в замке.

- Но как я это устрою?

- Это уже твои проблемы, кузен. Ты обещал, так что завтра жду исполнения, - видя что кузен не совсем понимает что можно сделать, Джос решил ему помочь, - ну своди ее на прогулку.

- И очень долго с этой прогулки не возвращаться. Я правильно понял?

- Очень правильно, - Джослин улыбнулся и они, словно сговорившись, повернули лошадей в сторону замка.

 

* * *

 

Роджер сдержал свое обещание. С самого утра они с Лорой и Джоном отправились на прогулку. Лора была рада, что Роджер предложил ей прогуляться. Но узнав о том, что им нельзя поехать только вдвоем была крайне недовольна. Она проклинала все приличия, которые запрещали молодой незамужней девушке оставаться наедине с мужчиной далеко от замка.

Но чем была ближе прогулка, тем меньше недовольства в ней оставалось. И вот пришел тот момент, когда Лора вместе с мужчинами отправилась на прогулку.

Джослин проводил троицу взглядом из окна и решил незамедлительно приступить к своему плану.

Прошло несколько минут и он оказался в покоях Лоры.

Комната была обставлена со вкусом. Большая кровать занимала почти полкомнаты. На стенах висели гобелены, а пол украшал ковер. Недалеко от окна поместился небольшой столик.

Времени было мало. Его нельзя было терять, поэтому Джослин приступил к осуществлению плана немедленно.

- Что же может доказать причастность Лоры если не к похищению Джессики, то к письму?

Он не знал с чего начать. Надо искать какие-нибудь бумаги или вещи, которые бы доказали ее виновность. Он начал со шкафа. Там были только платья. Ничего хорошего он там не нашел. Теперь пришла очередь обыскать постель. Там тоже было пусто.

- Неужели она не причастна к этому? Неужели мы ошибаемся?

И тут его взгляд упал на столик.

- Ну конечно же. Как я сразу не догадался? Бумаги могут быть там.

Он направился к нему. Выдвинул единственный ящичек, но так не было ничего, кроме румян и прочих женских вещичек.

- Что за черт?

Он задвинул ящичек и собрался уже было уйти как вдруг понял, что снаружи ящичек кажется намного больше, чем внутри. Еще раз посмотрев на него, он в этом убедился.

- Черт бы тебя побрал, Лора. Двойное дно. Что же ты там прячешь?

Вытащив все вещички из ящика он начал искать то место, в котором дно приподнималось. Несколько минут усилий и дно поддалось. Его взору открылся тайник, в котором лежал какой-то ларец.

- Ну-ка, посмотрим что у нас тут есть.

Он открыл ларец и увидел там какой-то лист.

- Да это же письмо... письмо Джессики, адресованное Роджеру.

"Любимый мой Роджер!

Любимый мой, как ты без меня? Я по тебе соскучилась! Я пишу тебе это письмо, потому что думаю ты уже извелся мыслями обо мне.

У меня пока что все хорошо. Я нахожусь в замке Дюков. Не подумай ничего предосудительного. Я нахожусь здесь на правах гостьи, но чувствую себя словно в неволе. Ричард Дюк считает меня все еще своей невестой. Помоги мне, прошу тебя. Спаси меня! Мне грустно это говорить, но он назначил наше венчание на середину сентября. Я не хочу быть его женой. Мне нужен только ты.

Хочу чтобы ты знал - я никогда вас не предавала. Я всегда была верна нашему делу, верна Ланкастерам.

Я люблю тебя, Роджер!

Твоя Джессика Гроуфорд."

Но любоваться находкой было некогда. Во дворе раздался стук копыт. Приехала Лора. Как можно быстрее Джослин положил обратно ларец и прикрыл тайник. Он еле успел выйти из ее покоев, как она показалась на лестнице.

- Джослин. Что ты здесь делаешь? Насколько я знаю твои покои в другом месте.

- Я сего лишь совершаю прогулку. Вы ведь уехали, оставив меня скучать.

- О, Джослин, дорогой. Как мы с тобой плохо поступили. Надеюсь ты простишь нас?

- Уже простил. А теперь, если не возражаешь, я пойду к кузену.

- Конечно не возражаю.

Роджер уже ждал его в его покоях. Как только Джослин вошел, тот набросился на него с вопросами.

- Ну что, удалось что-нибудь найти?

- Только это, - и он протянул найденное им письмо.

 

 

ГЛАВА 29

 

- Милорд, - юноша в почтении склонил колено перед Роджером.

- Тебе что-нибудь удалось узнать о предстоящем бракосочетании Ричарда Дюка и Джессики Гроуфорд?

- Не очень много, милорд. Только то, что свадебная церемония будет проходить 19 сентября и еще несколько мелочей.

- Хорошо. Ты очень здорово помог нам.

- Рад оказать любую помощь вам, милорд.

Юноша удалился с позволения Роджера.

- Роджер, милый, о каком бракосочетании ты говорил?

- Лора, не прикидывайся. Ты знаешь о чем я лучше меня. Я говорю о той свадьбе, письмо про которую ты получила больше месяца назад. Ты подменила письмо Джессики. Откуда у тебя то письмо, которое ты мне подсунула?

- О чем ты говоришь, Роджер?

- Не прикидывайся такой невинной. Пару недель назад мы нашли в твоем тайнике письмо Джессики, адресованное мне. зачем ты подменила его?

- Значит ты хочешь знать правду?

- Хочу.

- Я подменила письмо, потому что хотела чтобы ты остался со мной. Мне не нравится то, что ты сделал Джессику своей невестой, хотя знаком со мной раньше! Я должна была стать твоей невестой!

- Лора, прекрати! Ты мне никогда не нравилась. Я бы ни за что не женился на тебе.

- Но твоя мать была за наш брак.

- Если ты забыла, то напоминаю. Джессика - ее дочь и она несомненно станет на сторону моего с ней брака.

- Роджер. Советую тебе подумать еще раз, прежде чем говорить, что я не гожусь тебе в жены.

- А тут и думать нечего. Лора, ты сама вынуждаешь меня быть грубым с тобой.

- Я ненавижу тебя, Роджер Бедфорд! Ненавижу!

С бешеным криком она убежала из залы в свои покои, чтобы броситься на кровать и предаться рыданиям.

 

* * *

 

1484 год, 19 сентября, замок Дюков. Раннее утро.

- Милорд, - шепотом позвал Роджера юноша, только что пришедший из замка, у стен которого они находились, - там есть небольшой проход в стене. Обычно через него в замок ходят торговцы, поэтому его никогда сильно не охраняют. Думаю стоит воспользоваться этим шансом и пройти через этот проход.

- Ты прав, Реджинальд. Это хороший шанс, - и тут он обратился ко всем своим людям, - помните, нам не нужны жертвы, хотя это и замок наших врагов. Нам надо обезоружить Ричарда Дюка. А может и взять его в плен - я этого еще не решил. Самое главное, чтобы никто не поднял сейчас шум. Надо дождаться дня. Вы меня поняли?

- Да, милорд! - раздался тихий шепот войска, состоящего из двух десятков воинов.

Они двинулись вдоль стены замка туда, куда вел их Реджинальд. Еще немного и они оказались в самом замке.

- Теперь нужно пробраться в главное помещение замка и найти покои Ричарда. Нам надо распределиться и двинуться на поиски. До рассвета остались считанные минуты.

И в самом деле, темное ночное небо начинало светать. Теперь уже можно было увидеть очертания громоздкого замка и крепостную стену, уходившую далеко вверх.

Все двадцать человек вошли в главный дом замка и рассыпались по этажам в поисках покоев Ричарда Дюка.

Роджер поднялся на второй этаж и направился в самый конец длинного коридора. Он хотел быть тем. Кто найдет покои этого ублюдка, способного похитить его невесту и пытаться жениться на ней. И у него это получилось. Он нашел покои Ричарда.

Он тихонько раскрыл дверь, не желая разбудить того, кто здесь спал.

Как только он вошел в комнату, то сразу же принялся рассматривать человека, мирно спавшего на кровати. Это был мужчина лет на десять его старше. Темные курчавые длинные волосы спадали ему на лицо. "А он красив" - подумалось Роджеру, но тут же он выкинул прочь эту мысль. Этот человек - его заклятый враг.

- Кто здесь? - Ричард проснулся и почувствовал чье-то присутствие.

- Ты в самом деле хочешь знать кто я?

- Хочу! - Ричард поднялся с постели и начал одеваться, даже не зажигая свечи.

- Я - ваш заклятый враг, Ричард Дюк.

- И кто же вы? Позвольте полюбопытствовать, - он откровенно смеялся.

- Я Роджер Бедфорд.

- Так к нам в гости пожаловал сам Бедфорд? Не ты ли являешься тем, о ком воздыхает моя будущая супруга?

- Я именно тот. А ты тот, кто похитил ее.

Сами того не замечая они перешли на ты. Но это было не доказательство того, что они признали друг друга равным себе. Скорее они таким образом пытались оскорбить друг друга.

- Ну не сказал бы что я похитил ее.

- Что же ты в таком случае с ней сделал?

- Я увез ее с поля боя, чтобы спасти. Ведь не всегда ей кого-то спасать.

- Что ты этим хочешь сказать?

- А то, что если бы не она, тебя бы сейчас не было в живых. Она спасла тебя от рокового удара.

- Значит это ей я обязан жизнью?

- А ты догадливый. Вот именно, только ей и никому более.

Ричард уже был полностью одет. Он спокойно подошел к своему мечу и вынул его из ножен.

- Надеюсь вы понимаете, что без боя Джессику вам я не отдам. Я люблю ее точно также как и вы, поэтому нам придется сразиться.

- Конечно я все понимаю. Сейчас мы узнаем, кто из нас достоин ее, - он последовал примеру Ричарда и достал меч.

- Ну чтож, скрестим наши мечи?

- С удовольствием.

Сразу же за этими словами последовал первый удар. Роджер даже не смог толком понять что его атаковали. Стремительными движениями Ричард наносил удары. Роджер еле успевал их отбивать. Шум от сражения разносился по всему замку. Он был услышан и воинами Роджера. Они словно по команде ворвались в покои Ричарда. Было видно, что Роджер почти побежден, это и заставило их действовать. Ричард отбивался что было мочи, но это было бесполезно. Их было слишком много, а он один.

Прошло несколько минут беспощадной схватки и Ричард был побежден. Всего в порезах, выбившегося из сил, его связали и оставили в покоях.

- Думаю пришло время поговорить, Ричард Дюк.

- Мне не о чем с тобой говорить, Роджер Бедфорд. Я не говорю с трусами!

- Ты меня еще и оскорбляешь, мразь!

- Неужели ты со мной не согласен? - он засмеялся, - только трус будет сражаться с человеком при помощи нескольких десятков человек.

- Они всего-лишь помогли мне.

- Ну да. Ты, бедняжка, даже не просил их помочь. Пришел ко мне в замок с такой оравой, все вместе меня победили. Что дальше?

- А чего ты больше всего боишься?

- А зачем тебе это знать? Чтобы уметь воздействовать на меня? Я не такой дурак. Тебе этого никогда не узнать.

- Ну чтож, в таком случае я скажу тебе что я собираюсь делать. Я женюсь на Джессике.

- Ты не посмеешь! - Ричард вскочил с кресла, в которое его посадили, но один из воинов стукнул его кулаком по челюсти, отчего в глазах потемнело, но он выдержал удар и не потерял сознания.

- Ты мне не помешаешь, Ричард Дюк.

- Это мы еще посмотрим.

 

* * *

 

Время приближалось к полудню. Вокруг собора уже собралось много народу. Среди них были и родители тех, кто должен был сочетаться браком.

- Как думаешь, Эдуард, может уже стоит сходить за Джессикой?

- Думаю уже пора. Приведи ее в церковь. Ричард кажется уже на месте. Сейчас люди стекутся в церковь и начнется обряд.

- Хорошо. Мы сейчас придем.

- Джессика, - спустя несколько минут он уже был в покоях дочери, - вижу ты готова. Нам уже пора идти.

- Отец, я знаю что ты ко мне относился все время как к человеку, от свадьбы которого зависит твое будущее, но прошу тебя, не выдавай меня замуж за этого человека. Умоляю! - она кинулась к его ногам, но он лишь отступил в сторону.

- Ты станешь его женой и точка. Лучше пойдем в церковь.

Вытирая слезы, струившиеся по ее щекам, она поднялась с колен и пошла вслед за отцом.

Они миновали двор и спустя несколько минут оказались у ворот церкви.

В самой церкви раздались восхищенные возгласы присутствующих. Невеста была прекрасной. Белое платье ниспадало по ее гибкому тонкому стану. В этот момент Вильям гордился своей дочерью.

Отец с невестой прошли по проходу между рядами приглашенных и оказались у алтаря, где Вильям оставил дочь.

Священник начал церемонию. Невеста была не в силах поднять глаз на жениха. Ей казалось, что еще немного и она в панике убежит из церкви. Она не может стать женой того, кто ее не любит.

- Джессика, почему ты все время опускаешь голову? - услышала она голос жениха. Но это не его голос. Это голос... она подняла голову и в страхе замерла. Перед ней был Роджер.

- Роджер. Что ты тут делаешь?

- Я женюсь на тебе, неужели ты не понимаешь?

Но священник не дал им договорить.

- Джессика Гроуфорд, согласна ли ты сочетаться браком с этим мужчиной?

- Нет! - какой-то человек стоял в дверях церкви. Его лица было не видно.

- Схватить его! - приказал Вильям Гроуфорд, - никто не смеет мешать свадьбе моей дочери.

Джессика обернулась на Ричарда, стоявшего в воротах. Он был весь в ранах. Как ей сейчас захотелось обнять его, обработать все те раны, которые ему нанесли видимо люди Роджера.

- Никто не смеет меня хватать в моей же церкви, - он вошел в церковь, - Джессика, ты не должна стать его женой.

- Но что мне стоит прямо сейчас сказать, что я согласна?

- Ты будешь жалеть об этом всю жизнь.

- Почему?

- Потому что я люблю тебя, Джесси.

"Что же мне делать? Он меня любит. Но..."

- Схватить того. кто сейчас у алтаря, - распорядился Ричард.

- Ты меня никогда не схватишь! - Роджер поднялся из-за алтаря и вытащил свой меч.

- Это мы еще посмотрим! - Ричард достал меч и двинулся на врага.

Они снова скрестили свои мечи. Роджер, который только что мог жениться на любимой женщине, и Ричард, сильно уставший, израненный, только чудом освобожденный, и помешавший этой свадьбе.

Очень скоро в сражение вступили обе стороны. Повсюду слышались крики дерущихся. Только Джессика сидела на ступеньках алтаря не в силах понять что произошло. Он сказал, что любит ее. Как она этого долго ждала.

- Джессика! Беги отсюда! - услышала она голос Ричарда. Чтож, хоть раз она сделает как он хочет.

Девушка начала пробираться через ряды сражавшихся к выходу. Как только она вышла из церкви, то вздохнула с облегчением. И тут она увидела мчавшуюся прямо на нее лошадь.

- Джон! Это ты? Как ты тут оказался?

- Не время спрашивать. Садись сзади меня. Нам надо убираться отсюда.

- Но как же...

- Они сами о себе позаботятся.

Джессика послушалась его и с проворностью воина вскочила на лошадь сзади наездника, крепко вцепившись в него обеими руками.

- Он любит меня, Джон, любит, - прошептала она.

- Теперь то ты поняла, что я тебе все это время советовал?

- Да, поняла, - она улыбалась.

- Так может ты останешься?

- Нет. Увези меня. Я хочу к матери.

- Слушаюсь, миледи, - усмехнулся он и пришпорил коня.

 

* * *

 

- Джесси, вот и пришла пора прощаться. Я уезжаю.

- Джон. Мне будет тебя сильно не хватать.

Джон обнял девушку.

- А мне будет не хватать тебя еще сильнее. Ты ведь стала мне лучшим другом.

- Ты тоже мой лучший друг. Но как я смогу тебя отыскать, если ты мне вдруг понадобишься?

- Если тебе будет угрожать беда, Джесси, я сам тебя найду. Но знай, я уезжаю в Лондон. Война еще не закончена и я нужен Генриху.

- Джон, прошу, не исчезай надолго. Я буду тебя ждать.

- Еще чего. Я не доставлю тебе удовольствия отдохнуть от меня.

- Джон... - Джессика смахнула со щеки слезу и кинулась на шею друга.

- Ну, не стоит плакать. Мы ведь расстаемся не на всегда. Я еще вернусь.

- Ты дал обещание. Ты должен вернуться.

- Я вернусь, обязательно. Лора, - он обратился к подошедшей девушке, - а вы не хотите попрощаться со мной?

Она бросилась к нему на шею и разрыдалась. Джессика удалилась, оставив их наедине.

- Джон, мне будет так тебя не хватать.

- Ну почему же? - с сарказмом ответил он, - ведь у тебя есть Роджер.

- Зачем ты так?

- А зачем ты все время меня мучила? Я этого не заслужил.

Захлебываясь слезами Лора убежала прочь.

- Ты довел ее до слез. Это так не по-рыцарски, - подшутили над ним Роджер с Джосом.

- Будет вам, давайте лучше простимся. Мне уже пора ехать.

- Чтож, дружище. Ты всегда желанный гость в этом доме. Ты нам все равно что брат.

- Спасибо вам за все. Я вам так благодарен.

- Когда приедешь в следующий раз?

- Не знаю. Думаю что весной или летом.

- Почти через год?

- Да, Джос, почти через год. А может и раньше. Ну все, мне пора уезжать.

Друзья, крепко обнявшись, распрощались и Джон отправился в Лондон.

 

* * *

 

- Лора, - Джессика вошла в покои подруги, - почему ты плачешь?

- Он уехал, Джесси, уехал.

Джессика обняла Лору за плечи.

- Не стоит так переживать. Я уверена что он еще вернется.

- Даже если и вернется, то таким же, как и уехал.

- Что ты хочешь сказать?

- Он ненавидит меня!

- Но почему? Ведь ты не сделала ничего плохого.

- Ошибаешься, Джессика, - Лора странным взглядом посмотрела на подругу и тихо, уже без слез, повторила, - ошибаешься.

- Что это значит?

- А то и значит, - Лора вскочила и начала ходить по комнате, - Джессика, ты ведь меня даже не знаешь. Я плохой человек.

- Лора, мы знакомы с тобой уже давно. Все это время ты была моей лучшей подругой.

- Ты хоть сама понимаешь что говоришь? - она рассмеялась, я никогда не была тебе подругой.

- Лора, что ты говоришь?

- Я всегда любила Роджера! Я хотела стать его женой, а тут вмешалась ты. Я возненавидела тебе еще тогда, когда узнала о том, что ты существуешь. Как ты думаешь, почему наш побег из замка Дюков был остановлен? Это я рассказала Ричарду, что ты замыслила. Почему я пыталась тебе внушить, что Роджер твой брат? Хотя я знала, что все это ложь. Почему Ричард не нашел записки, оставленной тобой при побеге? Я ее тогда спрятала и подсунула Роджеру, когда он пришел в себя после сражения, в котором ты была похищена, - Джессика слушала эту исповедь и не могла поверить своим ушам, - а почему ты так долго жила в замке Дюков до свадьбы и Роджер не приходил тебе на помощь, хотя письмо ты отправила ему давно? Да потому что я перехватила его и Роджер прочел его только за несколько дней до бракосочетания.

- Прекрати! - Джессика закрыла уши руками, - это не правда! Ты не могла так поступить. Ведь я считала тебя лучшей подругой.

- Но я так поступила, - сказала она совсем тихо и снова из ее глаз полились слезы.

- Тогда почему ты сейчас мне все это рассказываешь?

- Потому что мне больше не нужен Роджер. Я люблю другого человека. Это Джон.

Джессика сидела долгое время молча.она словно пыталась осмыслить все сказанное.

- Я прощаю тебя, Лора.

- Я не просила тебя прощать меня, - огрызнулась она.

- А я и не ждала твоей просьбы. Ты прощена.

Джессика поднялась и вышла из комнаты Лоры.

 

* * *

 

На замок Дюков опустилась ночь. Только два человека в замке не спали. Заперевшись в зале они обсуждали сорванную на днях свадьбу.

- Эдуард, я очень виноват в том, что моя дочь была похищена из-под венца.

- Да брось ты, Вильям, - Эдуард Дюк поудобнее устроился в кресле, - это не твоя вина. Эти ланкастерцы мне уже порядком поднадоели. Надо бы напомнить Ричарду, что он нам должен. Как ты думаешь, он сможет осадить замок Бедфордов?

- Конечно сможет. Он ведь король. Но зачем?

- Как ты до сих пор не понял? Именно там находится твоя дочь. Если осадить замок, то они отдадут нам Джессику.

- Ты прав, надо напомнить Ричарду кто постарался избавить его от наследных принцев. Мальчики так сопротивлялись...

Они рассмеялись, но они даже не догадывались, что именно в этот момент к двери в залу подошел Ричард.

 

 

ГЛАВА 30

 

1485 год, конец августа.

Волны Бристольского залива бороздили корабли под французским флагом. На берегу их ждало войско сторонников дома Ланкастеров. Это был великий день, они это чувствовали. Настроение в стране было для них выгодно - казалось все население Англии было против короля Ричарда III Глостера. Для сторонников дома Ланкастеров настало самое лучшее время, чтобы явить стране своего престолонаследника. И вот он плывет.

Король Франции был благосклонен к Генриху Тюдору. Он даровал ему войско, состоящее из трех тысяч французских воинов. И теперь Генрих вместе в этим войском бороздил воды залива, чтобы высадиться в Англии.

- Как думаешь, Джессика, скоро они сойдут на берег?

- Я даже боюсь предположить, Джон. Мне так бы хотелось побыстрее увидеть короля.

- Он еще не король, - напомнил ей Роджер.

- Но скоро им будет, вот увидишь.

Джессика, Роджер, Джон, Джослин и Джеффри стояли на берегу Бристольского залива и ждали, когда причалят корабли. Прошло уже два года с тех пор, как они познакомились. Как много изменилось с тех пор.

Девятнадцатилетняя Джессика стала еще прекраснее, чем была раньше. Те испытания, которые выпали на ее долю не только не сломили ее, но и сделали мужественнее. Теперь она была не той девочкой, которая бежала от разбойников в лесу, а девушкой, закаленной в боях. Даже Роджеру пришлось это признать.

Роджер только немного постарел, но в душе остался все тем же молодым человеком, каким был прежде.

Джон, Джослин и Джеффри почти не изменились, разве что немного поменялись их взгляды на жизнь. Ведь их жизнь нельзя назвать простой и скучной.

Теперь все пятеро стоят на берегу, все пятеро воинов, все равные между собой.

И вот произошло то, чего они так долго ждали. Первый из кораблей бросил якорь в порту и на берег спустился сам Генрих Тюдор.

- Ваше величество, - все пятеро опустились перед ним на колено.

- Как я рад видеть все те же верные мне лица, - Генрих подошел к ним, - если вреди вас есть те, кто не посвящен в ранг рыцаря, то я дарую вам эту возможностью

- Милорд, войско из двух тысяч воинов ждет вас за ближайшим холмом.

- Вот и славно. Как только все мои воины сойдут на берег - мы сразу же двинемся в путь.

Через полчаса они уже были в пути. Через пару часов они наконец добрались до того места, где их ждало войско.

- Значит это и есть то войско, на которое я могу рассчитывать?

- Да, милорд, - ответил Джон, - пять тысяч воинов, кажется этого достаточно.

- Мне тоже так кажется. А теперь пора сдержать мое обещание. Я хочу произвести вас в рыцари. Юноша, тебя я хочу возвести в этот ранг первым. Ты был на пристани сегодня и встречал меня, - обратился он к Джессике, - те, кто были с тобой уже давно рыцари, но ведь ты - нет?

Юноша отрицательно покачал головой.

Генрих вытащил меч из ножен и приказал юноше подойти. Тот повиновался.

- Скинь капюшон.

И как только Джессика сняла капюшон, все это время покрывавший ее голову, все французы, включая престолонаследника, восхощенно вдохнули воздух.

- Леди, - Генрих Тюдор присел перед ней на одно колено и с восхищением сморел прямо в ее глаза, - что такая красавица делает в войске? Я могу поклясться, что вы не простая крестьянка.

- Милорд, вы правы. Мое имя Джессика Гроуфорд.

- Но ведь...

- Вы правы еще раз, - перебила она его, - те, кто носят эту фамилию являются приверженцами Йорков. Но я не такая. Я за то, чтобы престол в Англии заняли Ланкастеры.

- Ты чудесная девушка. Преклони колено и сейчас ты станешь самым настоящим рыцарем.

- Благодарю вас, ваше величество.

Джессика встала на одно колено перед будущим королем и тот произвел ее в ранг рыцарей.

Спустя несколько часов все люди, находившиеся на этом поле стали рыцарями.

Переждав немного все они двинулись в глубь Англии, к Лондону.

Но подойдя к Босвордскому полю 21 августа они наткнулись на войско Ричарда, состоящее из десяти тысяч закаленных в боях воинов.

К этому времени войско Генриха Тюдора достигало шести тысяч воинов.

Но помимо этих двух армий на поле появилась третья армия. Ею командовал лорд Стэнли - самый могущественный и честолюбивый из английских аристократов.

Всем было известно, что он заверял в своей преданности Ричарда, но в то же время ланкастерцы знали, что он вел тайные переговоры с Генрихом.

Исход этой битвы - битвы при Босворте решало не оружие, а предательство. Только лорд Стэнли мог решить кто станет королем. Кого же он выберет? Оба войска стояли в нерешительности, этим человеком решалась их судьба.

- Милорд, - лорд Стэнли услышал позади себя чей-то голос, - могу я вам дать совет?

- Я слушаю тебя, Ричард Дюк.

- Сейчас эти два войска ждут вашего решения. Только вы с четырехтысячной армией можете решить кто станет королем. Неужели вы допустите, чтобы на пристол взошел этот убийца, а сын вашей жены погиб?

Но ничего в этот день так и не было решено. На поле были размещены три лагеря. Ночь прошла спокойно.

В лагере Генриха Тюдора всем было тревожно. Сам молодой Генрих ужасно боялся завтрашнего сражения. Всю ночь из его палатки доносились то истеричный смех, то безудержный рыдания.

Ричард наоборот был уверен в своей победе. Но утром перед сражением, когда он надевал латы, ему доложили, что небольшие группы его людей покинули лагерь и перешли на сторону Генриха.

Герцог Норфолк, военачальник Ричарда, проснувшись, обнаружил записку, приколотую к палатке:

"Норфолкский наездник, не будь слишком смел. Ричард продан и куплен - таков ваш удел"

Пришла пора сражаться. Ричард разделил армию на три части: во главе авангарда поставил герцога Норфолкского, вторую часть оставил сзади - в резерве, а сам с королевской конной гвардией расположился в центре. Они уже два часа находились на занятых позициях, когда появилась армия Тюдора. Стэнли расположился со своей армией на краю основного поля битвы, явно выжидая. Казалось он присоединится к Ричарду, но у него также была удобная позиция для нападения на правый фланг королевского войска.

На ближних подступах к месту сражения войска Генриха резко повернули на север,чтобы обойти болота у подножия холма. Генрих поступил очень мудро, доверив войско такому опытному военачальнику, как граф Оксфорд. Не имея военного опыта, Генрих всегда находился за войском Оксфорда с небольшой личной охраной, состоящей из 70 рыцарей, среди которых были Джон, Джессика, Роджер, Джослин и Джеффри.

Герцог Норфолк не предпринимал никаких действий. Ричард пришел в ярость от его нерешительности и от того, что наконец осознал, что лорд Стэнли его предал.

Войска Генриха двигались вдоль холма и очень скоро вышли перед авангардом Ричарда. Оказавшись лицом к лицу, противники принялись осыпать друг друга оскорблениями.

Град стрел посыпался с обеих сторон и именно это побудило войска действовать.

Тяжело вооруженные воины кидали гранаты и петарды, которые взрываюсь превращались в огненные шары. Охваченные пламенем солдаты бежали с поля боя.

Норфолк отдал своим солдатам приказ спускаться с холма. Они наступали, ощетинившись пиками и алебардами. Когда рыцари Норфолка врезались в передовые ряды Оксфорда, раздался ужасающий лязг металла. Противники двинулись вперед, пронзая друг друга копьями.

Но пики и копья ломались. На смену им пришли мечи и кинжалы. Началась кровавая рукопашная схватка. Но у людей Норфолка не было особого желания умирать за короля, а войско Генриха держалось твердо.

Это была самая кровавая битва из всех, в которых Джессика принимала участие. Ей приходилось убивать одного за другим. Через несколько часов сражения она уже не испытывала ни малейшего сострадания к тем, кого убивала. И вдруг ее меч скрестился с мечом Ричарда.

- Джесси?

Он был глубоко поражен тем, что сейчас сражается с ней.

- Да. Ты удивлен? И что мне с тобой делать? Убить?

- Нет. Ведь я не в войске Ричарда.

- А в чьем? - она не могла поверить, что теперь он ее союзник.

- Я в войске лорда Стэнли, отчима Генриха Тюдора.

Но Джессика так и не успела сказать ему, как она этому рада. Их оттеснили друг от друга и уже через минуту она потеряла его из поля зрения.

А битва тем временем продолжалась.

Войско Норфолка начало отступать. Видя это Ричард III отдал приказ резерву наступать, однако тот не двинулся с места. Король остался в безвыходном положении.

Сражение было для Генриха почти выиграно, но он об этом не знал. Поэтому он решил попросить лично лорда Стэнли помочь ему.

Король видел, как от войска отделился Генрих и помчался в атаку во главе 800 рыцарей. Ричард прокладывал дорогу к сопернику с помощью меча. Уже был убит знаменосец Генриха и Ричард добрался почти до него самого, как был отброшен в сторону рыцарями лорда Стэнли, посланными на помощь Генриху. Их было более 1000 против 800 Ричарда.

Ричард III был убит. В это же мгновение битва закончилась.

Джессика не могла поверить в то, что все уже кончено. Но где же Ричард? Она сейчас хотела видеть его больше всех.

- Джессика! - окрикнул он ее.

Она посмотрела на него со слезами радости на глазах и бросилась в его объятия.

- Я так боялась за тебя, Ричард, - она прижалась к его груди, а он осыпал ее лицо поцелуями.

- Как же я люблю тебя, Джесси!

- Я люблю тебя, Ричард.

Страстный поцелуй стал доказательством их слов.

- Где же наша герцогиня? - вдруг пронесся голос Генриха над недавним полем сражения, - ах вот она где, - он подошел к все еще целующейся паре, - вижу наша героиня выбрала себе избранника?

- Да, ваше величество, выбрала, - ее глаза сейчас сеяли от счастья.

- Ты все время была на нашей стороне и я должен как-то тебя отблагодарить.

- Ну что вы, не стоит.

- Я твоего мнения не спрашивал, герцогиня, - он ей улыбнулся своей самой добродушной улыбкой и прокричал на все поле, - здесь есть аббат?

- Есть, ваше величество, - к ним засеменил толстенький мужичок небольшого роста.

- Я хочу, - начал Генрих, - чтобы ты поженил этих людей сейчас же.

- Ваше величество, - молодые люди были тронуты любезностью короля.

Спустя несколько минут Джессика стала женой Ричарда, будущей герцогиней Дюк.

Генрих Тюдор был провозглашен королем на поле боя и вошел в историю под именем Генрих VII Тюдор, положив начало новой династии - Тюдоров. Он женился на Елизавете Йоркской, тем самым положив конец вражде династий и соединив на гербе династии Тюдоров две розы - алую и белую, Ланкастеров и Йорков.

Спустя несколько месяцев состоялась еще одна свадьба - поженились Лора и Джон.

Очень скоро Джессика стала герцогиней Дюк. Она так никогда и не пожалела о том, что стала женой Ричарда. Оказывается браки по любви - это привилегия не только крестьян.

 

Рига, 17 мая 2003 год