Акт 19-й. (О сатирической сказке Саши Бирича.)

 

Недавно по телевизору смотрел, не сначала правда, фильм “Вместо меня” со ставшим знаменитым с сериала “Бригада” Сергеем Безруковым. Неудачный фильм. Фальшивый. Такое впечатление, что авторы обязали себя считаться с общественным мнением, а оно – какое-то старорежимное. Нет. Старо- не подходит. Вон, Савик Шустер объявил же на днях, на годовщину Октябрьской революции, что на вопрос, будь сейчас октябрь 17-го, поддержали б вы большевиков? – большинство ответило так или иначе, но, в общем, положительно.

И вот фильм, чтоб утвердить гуманистические ценности, такие, например, как необходимость переступить через свои стыд и совесть для того, чтоб хорошо заработать (съесть дерьмо – буквально, пустить подглядывать за собой, сношающимся с женщиной),- фильм, чтоб идеал терпимости среди людей строгих правил утвердить, декларирует простую человеческую любовь между молодым красавцем и старым, больным миллионером, который все же за деньги не дерьмо заставляет тебя есть, как его в молодости заставили, а всего лишь подсмотреть хочет соитие с понравившейся ему женщиной. Фильм живописует (задумчивостью, долгими планами, изысканностью облика героев и обстановки, музыкальным сопровождением из классического репертуара) – фильм живописует мгновенную (хоть это и банально для круиза) любовь женщины к этому красавцу и его - к ней. Высокие все чувства – любови… И во имя их красавец исхлопатывает от женщины пощечину, старику возмущенно возвращают подарок, драгоценный браслет, и наступает разлука всех со всеми. А что фильм кончается кадром письма с текстом: “Живи вместо меня” (в смысле позволяй себе все),- что читает его молодой человек после смерти старика, читает благодарный за нежданное получение большой суммы,- что плата за гнусность произошла и принята… Так ведь грусть-то какая – как бы вопреки смерти случилось примирение. Как бы иррационально… Не рационально… По-русски (хоть антураж, кроме имен, - западный)…

Люди строгих правил должны наживку проглотить… вместе с крючком вседозволенности.

Фальшь.

 

Так в сравнении с этакой фальшью Саша Бирич кажется естественным и органичным в своем опусе под названием “Городские сказки (цикл 1-й)” (http://www.magister.msk.ru/library/publicat/birich/skazki1.htm).

 

Ведь естественно не только катиться под уклон, но и тормозить себя вплоть до полной остановки. Важно лишь знать, что катит – уклон любой малости.

Сперва – за мороженое – мальчик Петя всего лишь пятки дяде щекочет, потом это ему само по себе понравилось (дяде ж приятно) – “Сказка 1-я”. Потом девочка Женя стала женой своего папы (папе ж приятно) - “Сказка 2-я”. В “Сказке 3-й” пес Бобик нашел псов-извращенцев, и им всем было приятно. Потом Коля с Бобиком стали, меняясь, делать тоже, а потом и с остальными теми псами (всем же приятно). “Сказка 4-я” совсем короткая:

Как-то раз гуляли в парке вместе Петя, Женя, Коля и его пес Бобик ...

Троеточие несет здесь большу-ую смысловую нагрузку. Но еще бо`льшую несет слово “end” в конце каждой сказки. Английское! Любят на Западе happy end. Вот нате и вам – счастье. Терпимости и вседозволенности.

“А-а-а! Вы по-русски хотите? – между строк шутит Саша Бирич,- Пожалуйста”. И выдает вариант с несчастным концом - в том парке четверо:

“лазили по деревьям, прыгали по лужам, гонялись друг за другом. А затем довольные разошлись по домам.

.end”

 

Что в какой цивилизации естественно…

И нужна ли глобализация по-американски?

И не это ли хотел сказать Саша Бирич?

 

15 ноября 2003 г.

Натания. Израиль.