Полуакт 1-й. (О картинах, одноименных с сочинениями “Книга Уризена” и “Иерусалим”, и о картине “Ньютон” Уильяма Блейка.)

Что за полуакт? – Если акт есть состоявшееся, или кажущееся мне состоявшимся, а полуакт – несостоявшееся открытие художественного смысла произведения имярек, то мыслима ж еще заявка на открытие. Потому заявка, что не хватает материала. Пусть такой случай зовется полуактом. Кто-то когда-то, может, его окончит.

В данном случае мне недоступна “Книга Уризена” и поэма “Иерусалим” на русском языке и тот текст, в котором Блейк выразил негативное отношение к Ньютону.

Доступны, правда, чужие слова о них. Но чужим я не могу верить. Один (http://libra.nsu.ru:7777/fulltext/BarRom.doc) пишет, что Уризен – бог разума, другой (http://www.blake.newmail.ru/text1.html) – что бог абстрактной морали. Этот другой то пишет, что Уризен – грозное божество, то – что бессмертный изгой. Третий (http://mozg.tomsk.ru/viewtitle/16/41) пишет, что Уризен <<одновременно и всемогущий бог, напоминающий некоторыми чертами Иегову, и порабощенный человек, сам разум, могучий и одновременно ограниченный, созидательно-разрушительная мощь сознания: человек и живет этой мощью, и сопротивляется ей, реализуя в сопротивлении свои самые глубокие, но скрытые до поры свойства>>.

Так кому верить?

И даже если однотипно говорят: <<Ньютон, служивший пугалом для Уильяма Блейка>> (http://history.tuad.nsk.ru/Author/Engl/H/HobsbaumEJ/Revol/14.html) и <<Ньютон, “отец современной науки”, в блейковском пантеоне фигурирует в качестве символа зла и обмана>> (http://mozg.tomsk.ru/viewtitle/16/41), то надо остерегаться: а правильно ли поняли они Блейка, а не списал ли один у другого, чуть изменив слова?

Недоверие тем более обосновано, что только я подхожу к художественному произведению с совершенно уникальным инструментом, сложной кривой-иллюстрацией диалектического развития, – Синусоидой изменения идеалов с вылетами вон с этой Синусоиды на ее перегибах (см. “Акт 4-й”). Этот инструмент очень “обостряет зрение”. Особенно при рассматривании переходных эпох и мировоззренческих состояний художника в эти эпохи.

Например, таков переход от Просвещения к романтизму, когда как раз и жил Уильям Блейк. Там кроме коллективистского исторического оптимизма последних деятелей Просвещения был целый букет разочаровавшихся в Разуме: 1) несгибаемые упрямцы-коллективисты, отнесшие свой оптимизм в сверхбудущее для всех, 2) пасынки истории, тем не менее, нашедшие выход – перенести идеал в себя, сделав его достижимым: жить преимущественно воображением, 3) воинствующие пасынки, позволяющие себе очень много в своей жизни души. И это еще не все, а только интересующие нас в связи с Блейком типы людей.

Просветители – на восходящей ветви Синусоиды перед ее перегибом. Упрямцы – на вылете с перегибающейся вверху Синусоиды сверхвверх. Пасынки – на спускающейся ветви Синусоиды после ее перегиба вверху. Воинствующие – на вылете вон с Синусоиды субвниз.

(Тот, кто читал мои предыдущие разборы Блейка (“Акты 2-й, 4-й, 15-й), вспомнит, что Блейк там – воинствующий.)

Такая вот сложная картина переходного времени.

А нам предлагают упрощенную картину синусоиды без вылетов (проекцию спирали, другая проекция которой – круг):

<<…философы и поэты нового поколения переосмыслили этот миф [Откровение Иоанна Богослова] о круговом путешествии человека из Эдема в еще более сладостный рай, создав на основе этого мифа свою собственную, характерно-романтическую модель развития по спирали. Эта модель распространялась и на историю, и на жизнь отдельного человека, и на умственную деятельность, и на сферы нравственности, культуры и искусства>> (http://www.nationalism.org/patranoia/abrams-apocalypse.htm).

Это – с точки перед верхним перегибом Синусоиды – через один период, через низ Синусоиды – в такую же точку вверху ее. – Слишком упрощенно. Вооруженным таким некачественным инструментом верить нельзя:

<<Постоянный сюжет Блейка, кочующий из одного его стихотворного пророчества в другое, он сам в начале "The Four Zoas" описывает так: "Совершенное Целое... Эдема", олицетворенное в фигуре единственного Первоначального Человека, сменяется "Его падением в Разделенность, и Его Воскресением в составе Целого". Подобное развитие событий очерчено Блейком в другом месте как спиральное движение от простодушной невинности к "невинности высокоорганизованной"; или, в другом блейковском описании, как утрата человечеством Эдема и людские усилия завоевать посредством "умственной борьбы" Новый Иерусалим, представляющий собой не просто первозданный сад, но великий город цивилизации, разума и искусств>> (http://www.nationalism.org/patranoia/abrams-apocalypse.htm).

Не понял что-то М. Г. Абрамс у Блейка. Раз Блейк, как романтик, разочаровался в Разуме, то он мог только насмехаться и над процессом, и над результатом "умственной борьбы" человечества.

Так же, думаю, не понята и уризеновская диалектическая <<созидательно-разрушительная мощь сознания>>.

Действительно.

Посмотрите на этого летающего Иегову, Уризена (http://www.magister.msk.ru/art/blake/blake05a.jpg), думающего: "I work upwards into the future" (Я работаю ввысь в будущее).

Вам не кажется, что художник представил своего героя несколько комичным?

Тот работает. А КАК он работает? Он резко присел,- от чего раздвоилась и взлетела борода и космы волос на голове,- и взмахнул руками. Много движений и все без достижений.

Эти вперившиеся в бесконечность глаза… Он работает. Мыслью, в смысле.

Эта некая нематериальность его тела, начавшего истаивать в тонких тучках…

Эта тьма зеленой тоски вокруг него, которую он, улетевший мыслью, не видит…

Не серьезней и предыдущее изображение (http://www.magister.msk.ru/art/blake/blake11a.jpg). Уризен зарождает мысль о будущем. В положении, низкого старта, которое занимают бегуны на… короткую дистанцию И тоже мрак кругом и бесформенность…

А в шестой (из семи) картин он таки изгой (http://www.magister.msk.ru/art/blake/blake10a.jpg). Сидит. Скованный по рукам и ногам. И с добровольно закрытыми глазами.

Ну глаза – сам закрыл. А сковал себя? Тоже сам? - <<реализуя в сопротивлении свои самые глубокие, но скрытые до поры свойства>>?.. Диалектика <<одновременно>>-противоположного?

Чушь!

Смею предположить, что семь изображений расположены последовательно не только в пространстве интернетской страницы, но и соответствуют сюжету “Книги Уризена”. Таков финал Уризена. Как и финал эпохи Просвещения, кончившегося реками крови, пролитой якобинцами в 1794 году (это и год создания картин и книги Уризена).

Но… Надо бы ту “Книгу” все же почитать.

Как и поэму “Иерусалим”.

И тогда можно было б смело сказать, что на первой из картин с таким же названием – “Иерусалим” (http://www.magister.msk.ru/art/blake/blake01a.jpg) - не зря куриная голова у человека, сидящего в позе роденовского Мыслителя (http://artnude.narod.ru/gal10/photo48.htm). – Куриные мозги у человечества, силящегося <<завоевать посредством "умственной борьбы" Новый Иерусалим великий город цивилизации, разума и искусств>>. Не зря своими глазами, страдающими куриной слепотой, он смотрит на заходящее солнце, и никакого города за его спиной нет – пустота, как у Крамского в “Иисусе в пустыне” (http://www.ivanovo.ac.ru/school21/peredv/gallery1.htm). И не зря черные лучи того солнца.

Только не надо путать поэму “Иерусалим” (1818 г.) с, по-видимому, написанным до разочарования во французской революции стихотворением “Иерусалим” (http://www.vladivostok.com/Speaking_In_Tongues/Blake.htm#Иерусалим):

Вступил ли к нам из тьмы веков,

Блеснув зарницею сквозь тучи,

Святой и светлый Агнец Бог

Явился ль Англии цветущей?

К нам вечный мир и благодать

Пришли ли милостью Господней?

Кто здесь воздвиг Иерусалим,

Средь мрачных фабрик преисподней?

 

Отдайте мне мой лук златой

И стрелы, дышащие страстью!

О ангел! — свод небес раскрой

Своей немыслимою властью!

Пусть меч мой будет занесен,

Пусть будет дух мой полон силы,

Покуда мы не возведем

Иерусалим в отчизне милой

Когда Уильям Блейк это написал, он был еще оптимистом.

Но если про блейковского Ньютона написали правду (что может быть; все же - представитель науки, пусть и не гуманитарной; некоторым образом - сторонник Разума)… Если правду написали… То всю вскрытую ранее (см. “Акт 4-й”) напряженность в картине (http://www.magister.msk.ru/art/blake/blake18a.jpg), выдающую сверхчеловека, надо адресовать блейковскому идеалу вседозволенности не напрямую, а более сложно.

Циркуль – символ рационализма. Даже колоссальным напряжением рационалистический сверхчеловек, Ньютон, не смог осветить мир. Мрак его давит. Сверхчеловек согнулся в три погибели. Его мышцы так напряжены, что неприятно смотреть. Как иным - на культуриста на сцене.

Но отрицается не сверхчеловек, а рационализм. То есть утверждается нечто противоположное: вседозволенность НЕрационализма. Вседозволенность чего-то, противоположного Разуму. – Внутренней жизни антиразумной.

Блейк таким образом оказывается на стороне мрака! Это уж было слишком для его времени. Не зря про него пишут: <<Блейк значительно отличался от других английских революционеров, хотя бы своей ненавистью к теизму, атеизму, и материализму, и своим глубоким, хотя и недогматическим, религиозным чувством>> (http://www.blake.newmail.ru/text1.html). А что, если его недогматика переросла в нечто противоположное обычному религиозному чувству? Ведь мыслимы и религии, где верховенство – Зла… Не оно ли брезжило в “Ньютоне” 1795 года, не это ли расцвело через годы и имелось в виду, когда написали о его “Евангелии Вечности”: <<…"The Everlasting Gospel" (1818?), отрывочной и незаконченой работе, содержащей вызывающую переинтерпретацию учения Христа>> (http://www.blake.newmail.ru/text1.html).

Но.

Все это мыслимо пока лишь на правах гипотезы, ибо не хватает материала для проверки.

10 декабря 2003 г.

Натания. Израиль.