Первый неакт. (О непонятных картинах Миннибаевой.)

Я что-то очень победительным выгляжу, раскалывая, как орехи, одно за другим художественные произведения. Как бы не создался отрыв от даже очень доброжелательного ко мне читателя. Он может решить: “Нет. Это не для меня – глубокое понимание искусства. Было б для меня – я б после дюжины таких уроков уже начал бы сам чувствовать позывы к сотворчеству. Видно, только особым людям, вроде этого Воложина, дана такая рентгеновская способность смотреть и читать. Не для меня”.

Для вас, читатель, для вас. Смотрите, как я топором плаваю иной раз. Тридцатипятилетний опыт не помогает.

Продемонстрирую потуги понять картины с древесными листьями Ольги Миннибаевой.

Вы уже читали (если читали), что я ее рассматриваю как некую экстремистку, воинствующую против нашего заигрывания с западной вседозволенностью. На вылете сверхвверх (см. “Акт четвертый) с Синусоиды эволюции идеалов я вижу пафос ее работ.

Из-за древесных листьев на целой серии ее картин мне вспомнился Беклин

<<Но что можно сказать, когда, например, гомеровская метафора “подобны листьям в лесу - поколенья людей”- берется и иллюстрируется буквально: в виде дерева, с которого падают обнаженные люди, мужчины и женщины, в расслабленных позах, причем все это тщательно и детально выписано?.. Остается только развести руками: тупиковый путь для живописи.

И в этот тупик - еще далекий для немецких романтиков, приблизившийся для Беклина и неизбежный для его последователей, для так называемого мюнхенского символизма - в этот тупик двигалось немецкое культурно реакционное изобразительное искусство>>.

Не воодушевляет ли Миннибаеву пафос оторванности, когда она раз за разом живописует сорванные с веток листья? Кому как не заядлому борцу с индивидуализмом чувствовать себя в оппозиции ко всем, чувствовать себя оторванным даже от недавних идейных соратников, не рискующих делать столь крайние, как она, выводы относительно действительности. Грустно ей. Одиноко.

Должно быть.

И так, вроде, и есть на картинах (http://www.magister.msk.ru/art/olga/gallery4.htm). Листья там каких-то угрожающе больших – относительно лиц – размеров. Мрачные… (А лица – нежить какая-то.)

Однако само наличие лиц противоречит ви`дению Миннибаевой как аналога Беклина, этого символиста, разочаровавшегося в неких коллективистских идеалах в результате поражения всеевропейской революции 1848 года и не сумевшего идейно приспособиться к новому времени, т. е. к прагматизму, к позитивизму, а потому ударившегося в символизм, в изображение “осязаемости” ирреального мира. Беклин считал портрет бесплодной областью живописи. И правда. Как мог иначе судить символист, которому чужд здешний мир. Беклин не занимался писанием с натуры из-за таких воззрений

У него самого, правда, есть замечательнейший “Автопортрет” (http://art.gothic.ru/paint/bocklin/show.htm?7.jpg). Но. Уже одно то, что художник там изображен прислушивающимся к шепоту скелета, одно это обличает его мистицизм и символизм. Не психология этого человека есть здесь цель живописания, не характер, а мистические его наклонности.

Кстати, и портрет Миннибаевой (http://www.magister.msk.ru/art/olga/olga.htm) похож на автопортрет Беклина: тот же поворот головы, тот же отсутствующий взгляд… Оба прислушиваются. К, скажем так, далеко-далеко улетевшим мыслям своим.

(Не исключено, впрочем, что это характерная поза и взгляд изображающего себя художника…)

Ну, так или иначе. У символиста Беклина портретов, можно сказать, нет, а у просимволистки Миннибаевой – с листьями – полно. И явно похожесть там ставилась целью.

Зачем? Если нам эти люди не известны и мы не можем судить, похожими ли они вышли…

Лишь Путина мы все знаем в лицо (http://www.magister.msk.ru/art/olga/gallery4.htm) и узнаем его в “Толкователе судеб”.

Ну – Путин. Ну и что? Какой он нам толкователь наших судеб? Не индивидуально наших, а как народа страны – наших?.. Или судеб мира?.. Или чьих еще?..

А при чем здесь оторванность, символизируемая листом? Это он оторван от нас? Он потому не способен толковать судьбы (определять будущее), что оторван?

Потому, могущественный, и невзрачен так?

Но там, в других картинах с листьями, и другие люди невзрачны. Какова там роль невзрачности?

Да и не люди тут всюду, а муляжи. Может, листья вовсе и не гигантские, если муляжи – крохотные…

Может, они вместе с обычного размера листьями притянуты ремешками к тому, что есть фон экспоната?

А названия-то картин всех – многозначительные какие… Темные… Явно что-то хотела “сказать” всем этим художница.

Ничего не выходит - понять.

И я считаю нормальным такое. Художник не иллюстратор известной мысли. Надобен труд души, чтоб художественный смысл открылся. И запросто может быть, что не приведет пока труд к цели. Важно только не снижать критерии.

16 сентября 2003 г.

Натания. Израиль.