О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ

ИСТОРИИ БОЛЬШЕВИЗМА

Письмо в редакцию журнала

"Пролетарская Революция"

 

Уважаемые товарищи!

Решительно протестую против помещения в журнале "Пролетарская Революция" (<№6,1930г.) антипартийной и полутроцкистской статьи Слуцкого "Большевики о германской социал-демократии в период её предвоенного кризиса", как статьи дискуссионной.

Слуцкий утверждает, что Ленин (большевики) недооценивал опасности центризма в германской и вообще предвоенной социал-демократии, то есть недооценивал опасности прикрытого оппортунизма, опасности примиренчества с оппортунизмом. Иначе говоря, по Слуцкому выходит, что Ленин (большевики) не вёл непримиримой борьбы с оппортунизмом, ибо недооценка центризма есть по сути дела отказ от развёрнутой борьбы с оппортунизмом. Выходит, таким образом, что Ленин в период перед войной не был еще настоящим большевиком, что лишь в период империалистической войны, или даже в исходе этой войны, Ленин стал настоящим большевиком.

Так повествует в своей статье Слуцкий. А вы, вместо того, чтобы заклеймить этого новоявленного "историка", как клеветника и фальсификатора, ввязываетесь с ним в дискуссию, даете ему трибуну. Не могу не протестовать против помещения в вашем журнале статьи Слуцкого, как статьи дискуссионной, так как нельзя превращать в предмет дискуссии вопрос о большевизме Ленина, вопрос о том, вёл Ленин принципиальную непримиримую борьбу с центризмом, как известным видом оппортунизма, или не вёл её, был Ленин настоящим большевиком или не был таковым.

В своём заявлении "От редакции", присланном в ЦК 20 октября, вы признаёте, что редакция допустила ошибку, поместив статью Слуцкого в качестве дискуссионной статьи. Это, конечно, хорошо, несмотря на то, что заявление редакции появляется с большим запозданием. Но вы допускаете в своём заявлении новую ошибку, декларируя, что "редакция считает политически крайне актуальным и необходимым дальнейшую разработку на страницах "Пролетарской Революции" всего круга проблем, связанных с взаимоотношением большевиков с довоенным II Интернационалом". Это значит, что вы намерены вновь втянуть людей в дискуссию по вопросам, являющимся аксиомами большевизма. Это значит, что вопрос о большевизме Ленина вы вновь думаете превратить из аксиомы в проблему, нуждающуюся в "дальнейшей разработке". Почему, на каком основании?

Всем известно, что ленинизм родился, вырос и окреп в беспощадной борьбе с оппортунизмом всех мастей, в том числе с центризмом на Западе (Каутский), с центризмом у нас (Троцкий и др.). Этого не могут отрицать даже прямые враги большевизма. Это аксиома. А вы тянете нас назад, пытаясь превратить аксиому в проблему, подлежащую "дальнейшей разработке". Почему? На каком основании? Может быть по незнакомству с историей большевизма? Может быть ради гнилого либерализма, чтобы Слуцкие и прочие ученики Троцкого не могли сказать, что им зажимают рот? Довольно странный либерализм, проводимый за счет кровных интересов большевизма...

Что собственно считает редакция достойным дискуссионного рассмотрения в статье Слуцкого?

1) Слуцкий утверждает, что Ленин (большевики) не вёл линии на разрыв, на раскол с оппортунистами германской социал-демократии, с оппортунистами II Интернационала довоенного периода. Вы хотите дискуссировать по поводу этого троцкистского тезиса Слуцкого. Но что тут дискуссионного? Разве не ясно, что Слуцкий просто клевещет на Ленина, на большевиков? Клевету нужно заклеймить, а не превращать в предмет дискуссии.

Всякий большевик знает, если он действительно большевик, что Ленин еще задолго до войны, примерно с 1903-1904 гг., когда оформилась в России группа большевиков и когда впервые дали о себе знать левые в германской социал-демократии,- вёл линию на разрыв, на раскол с оппортунистами и у нас, в Российской социал-демократической партии, и там, во II Интернационале, в частности в германской социал-демократии.

Всякий большевик знает, что именно поэтому большевики уже тогда (1903-1905 гг.) снискали себе в рядах оппортунистов II Интернационала почётную славу "раскольников" и "дезорганизаторов". Но что мог сделать Ленин, что могли сделать большевики, если левые социал-демократы во II Интернационале и, прежде всего, в германской социал-демократии представляли слабую и немощную группу, организационно не оформленную, идеологически не подкованную, боящуюся даже выговорить слово "разрыв", "раскол"? Нельзя же требовать, чтобы Ленин, чтобы большевики устроили из России за левых раскол в западных партиях.

Я уже не говорю о том, что организационная и идеологическая слабость была характерной чертой левых социал-демократов не только в период довоенный. Она, эта отрицательная черта, как известно, сохранилась за левыми и в период после войны. Всем известна оценка германских левых социал-демократов в известной статье Ленина "О брошюре Юниуса"· , напечатанной в октябре 1916 года, то есть спустя более двух лет после начала войны, где Ленин, критикуя целый ряд серьёзнейших политических ошибок левых социал-демократов в Германии, говорит о "слабости всех немецких левых, опутанных со всех сторон гнусной сетью каутскианского лицемерия, педантства, "дружелюбия" к оппортунистам", где он говорит о том, что "Юниус не освободился вполне от "среды" немецких, даже левых социал-демократов, боящихся раскола, боящихся договаривать до конца революционные лозунги".

Из всех группировок II Интернационала русские большевики были тогда единственной группировкой, способной по своему организационному опыту и идеологической подкованности предпринять что-либо серьёзное в смысле прямого разрыва, раскола со своими оппортунистами в своей российской социал-демократии. Вот если бы Слуцкие попытались даже не доказать, а просто предположить, что Ленин и русские большевики не использовали всей своей мощи для того, чтобы организовать раскол с оппортунистами (Плеханов, Мартов, Дан) и изгнать центристов (Троцкий и прочие сторонники Августовского блока),-то тогда можно было бы спорить о большевизме Ленина, о большевизме большевиков. Но в том-то и дело, что Слуцкие не смеют даже заикнуться в пользу такого дикого предположения. Не смеют, так как знают, что всем известные факты решительной политики разрыва с оппортунистами всех мастей, проводившейся русскими большевиками (1904- 1912 гг.), вопиют против такого предположения. Не смеют, так как знают, что на другой же день будут они пригвождены к позорному столбу.

Но вот вопрос: могли ли русские большевики осуществить раскол со своими оппортунистами и центристами-примиренцами задолго до империалистической войны (1904-1912 гг.), не ведя вместе с тем линию на разрыв, линию на раскол с оппортунистами и центристами II Интернационала? Кто может сомневаться в том, что русские большевики считали свою политику в отношении оппортунистов и центристов образцом политики для левых на Западе? Кто может сомневаться в том, что русские большевики всячески толкали левых социал-демократов на Западе, в частности левых в германской социал-демократии, на разрыв, на раскол со своими оппортунистами и центристами? Не вина Ленина и русских большевиков, если левые социал-демократы на Западе оказались не созревшими к тому, чтобы итти по стопам русских большевиков.

2) Слуцкий упрекает Ленина и большевиков, что они не поддерживали левых в германской социал-демократии решительно и бесповоротно, что они поддерживали их лишь с серьёзными оговорками, что фракционные соображения мешали им поддерживать левых до конца. Вы хотите дискуссировать против этого шарлатанского и насквозь фальшивого упрёка. Но что тут, собственно, дискуссионного? Разве не ясно, что Слуцкий здесь маневрирует и старается прикрыть фальшивым упрёком против Ленина и большевиков действительные прорехи в позиции левых в Германии? Разве не ясно, что большевики не могли поддерживать левых в Германии, то и дело колебавшихся между большевизмом и меньшевизмом, без серьёзных оговорок, без серьёзной критики их ошибок, не изменяя рабочему классу и его революции? Мошеннические маневры нужно заклеймить, а не превращать в предмет дискуссии.

Да, большевики поддерживали левых социал-демократов в Германии лишь с известными серьёзными оговорками, критикуя их полуменьшевистские ошибки. Но за это надо их приветствовать, а не упрекать. Есть люди, которые сомневаются в этом? Обратимся к наиболее известным фактам из истории. а) В 1903 году выявились серьёзные разногласия между большевиками и меньшевиками в России по вопросу о членстве в партии. Своей формулировкой о членстве в партии большевики хотели создать организационную узду против наплыва непролетарских элементов в партию. Опасность такого наплыва была тогда более чем реальна, ввиду буржуазно-демократического характера русской революции. Русские меньшевики отстаивали противоположную позицию, открывающую широко двери партии непролетарским элементам. Ввиду важности вопросов русской революции для мирового революционного движения западноевропейские социал-демократы решили вмешаться в дело. Вмешались и левые социал-демократы в Германии, Парвус и Роза Люксембург, тогдашние лидеры левых. И что же? Оба они высказались за меньшевиков, против большевиков. При этом было брошено обвинение по адресу большевиков в ультрацентрализме и бланкистских тенденциях. Впоследствии эти пошлые и мещанские эпитеты были подхвачены меньшевиками и разнесены по всему миру.

б) В 1905 году развернулись разногласия между большевиками и меньшевиками в России о характере русской революции. Большевики отстаивали идею союза рабочего класса с крестьянством при гегемонии пролетариата. Большевики утверждали, что дело надо вести к революционно-демократической диктатуре пролетариата и крестьянства с тем, чтобы от революции буржуазно-демократической перейти немедленно к революции социалистической при обеспечении поддержки со стороны деревенской бедноты. Меньшевики в России отвергали идею гегемонии пролетариата в буржуазно-демократической революции, политике союза рабочего класса с крестьянством они предпочли политику соглашения с либеральной буржуазией, а революционно-демократическую диктатуру пролетариата и крестьянства объявили реакционной бланкистской схемой, противоречащей развитию буржуазной революции. Как отнеслись к этим спорам левые в германской социал-демократии, Парвус и Роза Люксембург? Они сочинили утопическую и полуменьшевистскую схему перманентной революции (уродливое изображение марксовой схемы революции), проникнутую насквозь меньшевистским отрицанием политики союза рабочего класса и крестьянства, и противопоставили её большевистской схеме революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства. В дальнейшем эта полуменьшевистская схема перманентной революции была подхвачена Троцким (отчасти Мартовым) и превращена в орудие борьбы против ленинизма.

в) В период перед войной в партиях II Интернационала выступил на сцену, как один из актуальнейших вопросов, вопрос национально-колониальный, вопрос об угнетённых нациях и колониях, вопрос об освобождении угнетённых наций и колоний, вопрос о путях борьбы с империализмом, вопрос о путях свержения империализма. В интересах развёртывания пролетарской революции и окружения империализма большевики предложили политику поддержки освободительного движения угнетённых наций и колоний на базе самоопределения наций и развили схему единого фронта между пролетарской революцией передовых стран и революционно-освободительным движением народов колоний и угнетённых стран. Оппортунисты всех стран, социал-шовинисты и социал-империалисты всех стран не замедлили ополчиться в связи с этим против большевиков. Большевиков травили, как бешеных собак. Какую позицию заняли тогда левые социал-демократы на Западе? Они развили полуменьшевистскую теорию империализма, отвергли принцип самоопределения наций в его марксистском понимании (вплоть до отделения и образования самостоятельных государств), отвели тезис о серьёзном революционном значении освободительного движения колоний и угнетённых стран, отвели тезис о возможности единого фронта между пролетарской революцией и национально-освободительным движением и противопоставили всю эту полуменьшевистскую кашу, являющуюся сплошной недооценкой национально-колониального вопроса, -марксистской схеме большевиков. Известно, что эту полуменьшевистскую кашу подхватил потом Троцкий и использовал её, как орудие борьбы против ленинизма.

Таковы всем известные ошибки левых социал-демократов в Германии.

Я уже не говорю о других ошибках германских левых, раскритикованных в соответствующих статьях Ленина.

Не говорю также об ошибках, допущенных ими при оценке политики большевиков в период Октябрьского переворота.

О чем говорят эти ошибки германских левых, взятые из истории довоенного периода, как не о том, что левые социал-демократы, несмотря на свою левизну, не освободились еще от меньшевистского багажа?

Конечно, у левых в Германии были не только серьёзные ошибки. Они имеют за собой также большие и серьёзные революционные дела. Я имею в виду целый ряд их заслуг и революционных выступлений по вопросам внутренней политики и, в частности, избирательной борьбы, по вопросам парламентской и внепарламентской борьбы, об общей забастовке, о войне, о революции 1905 года в России и т. д. Именно поэтому и считались с ними большевики, как с левыми, и поддерживали их, толкали их вперед. Но это не уничтожает и не может уничтожить того факта, что левые социал-демократы в Германии вместе с тем имели за собой целый ряд серьёзнейших политических и теоретических ошибок, что они не освободились еще от меньшевистского груза и нуждались ввиду этого в серьёзнейшей критике со стороны большевиков.

Судите теперь сами, могли ли Ленин и большевики поддерживать левых социал-демократов на Западе без серьёзных оговоров, без серьёзной критики их ошибок, не изменяя интересам рабочего класса, не изменяя интересам революции, не изменяя коммунизму?

Не ясно ли, что Слуцкий, упрекая Ленина и большевиков в том, по поводу чего он должен был бы их приветствовать, если бы он был большевиком,- разоблачает себя до конца, как полуменьшевика, как замаскированного троцкиста?

Слуцкий делает предположение, что Ленин и большевики в своей оценке левых на Западе исходили из своих фракционных соображений, что, стало быть, русские большевики приносили в жертву интересам своей фракции великое дело международной революции. Едва ли нужно доказывать, что не может быть ничего пошлее и гнуснее такого предположения. Не может быть ничего пошлее, так как даже оголтелые пошляки из меньшевиков начинают понимать, что русская революция не есть частное дело русских, что она, наоборот, является делом рабочего класса всего мира, делом мировой пролетарской революции. Не может быть ничего гнуснее, так как даже профессиональные клеветники из II Интернационала начинают понимать, что последовательный и до конца революционный интернационализм большевиков является образцом пролетарского интернационализма для рабочих всех стран.

Да, русские большевики выдвигали на первый план коренные вопросы русской революции, вроде вопросов о партии, об отношении марксистов к буржуазно-демократической революции, о союзе рабочего класса и крестьянства, о гегемонии пролетариата, о парламентской и внепарламентской борьбе, об общей забастовке, о перерастании буржуазно-демократической революции в социалистическую, о диктатуре пролетариата, об империализме, о самоопределении наций, об освободительном движении угнетённых наций и колоний, о политике поддержки этого движения и т. п. Они выдвигали эти вопросы, как пробный камень, на котором они проверяли революционную выдержанность левых социал-демократов на Западе. Имели ли они на это право? Да, имели. Не только имели, но обязаны были поступать таким образом. Они обязаны были поступать таким образом, так как все эти вопросы были вместе с тем коренными вопросами мировой революции, задачам которой подчиняли большевики свою политику, свою тактику. Они обязаны были поступать таким образом, так как только на таких вопросах можно было проверять по-настоящему революционность тех или иных группировок II Интернационала. Спрашивается, в чём же тут "фракционность" русских большевиков и при чём здесь "фракционные" соображения?

Ленин еще в 1902 году писал в своей брошюре "Что делать?", что "история поставила теперь перед нами ближайшую задачу, которая является наиболее революционной из всех ближайших задач пролетариата какой бы то ни было другой страны", что "осуществление этой задачи, разрушение самого могучего оплота не только европейской, но также (можем мы сказать теперь) и азиатской реакции сделало бы русский пролетариат авангардом международного революционного пролетариата". Со времени выхода в свет брошюры "Что делать?" прошло 30 лет. Никто не смеет отрицать, что события за этот период блестяще подтвердили слова Ленина. Но не следует ли из этого, что русская революция была (и остаётся) узловым пунктом мировой революции, что коренные вопросы русской революции являлись вместе с тем (и являются теперь) коренными вопросами мировой революции?

Не ясно ли, что только на таких коренных вопросах можно было проверить по-настоящему революционность левых социал-демократов на Западе?

Не ясно ли, что люди, рассматривающие эти вопросы, как вопросы "фракционные",- разоблачают себя до конца, как пошляков и перерожденцев?

3) Слуцкий утверждает, что не найдено еще достаточного количества официальных документов, свидетельствующих о решительной и непримиримой борьбе Ленина (большевиков) против центризма. Этим бюрократическим тезисом оперирует он, как неотразимым аргументом в пользу того положения, что Ленив (большевики), стало быть, недооценивал опасности центризма во II Интернационале. Вы берётесь дискуссировать против этой галиматьи, против этого жульнического крючкотворства. Но что тут собственно дискуссионного? Разве не ясно и так, что разговорами о документах Слуцкий старается прикрыть убожество и фальшь своей так называемой установки?

Слуцкий считает существующие партийные документы недостаточными. Почему, на каком основании? Разве всем известных документов по линии II Интернационала, так же как и по линии внутрипартийной борьбы в российской социал-демократии, недостаточно для того, чтобы со всей ясностью демонстрировать революционную непримиримость Ленина и большевиков в их борьбе против оппортунистов и центристов? Знаком ли, вообще, Слуцкий с этими документами? Какие ему нужны ещё документы?

Допустим, что кроме уже известных документов будет найдена куча других документов в виде, скажем, резолюций большевиков, лишний раз трактующих о необходимости изничтожения центризма. Значит ли это, что наличия только лишь бумажных документов достаточно для того, чтобы демонстрировать действительную революционность и действительную непримиримость большевиков по отношению к центризму? Кто же, кроме безнадёжных бюрократов, может полагаться на одни лишь бумажные документы? Кто же, кроме архивных крыс, не понимает, что партии и лидеров надо проверять по их делам, прежде всего, а не только по их декларациям? История знает немало социалистов, которые с готовностью подписывали любые революционные резолюции, чтобы отписаться от назойливых критиков. Но это еще не значит, что они проводили в жизнь эти резолюции. История знает, далее, немало социалистов, которые с пеной у рта требовали от рабочих партий других стран самых что ни на есть революционных действий. Но это еще не значит, что они не пасовали в своей собственной партии или в своей собственной стране перед своими оппортунистами, перед своей буржуазией. Не потому ли учил нас Ленин проверять революционные партии, течения, лидеров не по их декларациям и резолюциям, а по их делам?

Не ясно ли, что если Слуцкий в самом деле хотел проверить непримиримость Ленина и большевиков в их отношении к центризму, он должен был сделать основой своей статьи не отдельные документы и два - три личных письма, а проверку большевиков по их делам, по их истории, по их действиям? Разве у нас, у российской социал-демократии, не было оппортунистов, центристов? Разве большевики не вели решительную и непримиримую борьбу со всеми этими течениями? Разве эти течения не были связаны и идейно и организационно с оппортунистами и центристами на Западе? Разве большевики не разгромили оппортунистов и центристов так, как не громила их ни одна левая группа в мире? Как можно говорить после всего этого, что Ленин и большевики недооценивали опасности центризма? Почему Слуцкий пренебрёг этими фактами, имеющими решающее значение для характеристики большевиков? Почему он не использовал наиболее надёжный метод проверки Ленина и большевиков по их делам, по их действиям? Почему он предпочёл менее надёжный метод копания в случайно подобранных бумагах?

Потому, что обращение к более надёжному методу проверки большевиков по их делам мигом опрокинуло бы вверх дном всю установку Слуцкого.

Потому, что проверка большевиков по их делам показала бы, что большевики являются единственной в мире революционной организацией, которая разгромила до конца оппортунистов и центристов и изгнала их вон из партии.

Потому, что обращение к действительным делам и действительной истории большевиков показало бы, что учителя Слуцкого - троцкисты были главной и основной группой, насаждавшей в России центризм в создавшей для этого специальную организацию, как очаг центризма, в виде Августовского блока.

Потому, что проверка большевиков по их делам окончательно разоблачила бы Слуцкого, как фальсификатора истории нашей партии, пытающегося прикрыть центризм троцкизма довоенного периода клеветническими обвинениями Ленина и большевиков в недооценке опасности центризма.

Вот как обстоит дело, товарищи редакторы, со Слуцким и его статьёй.

Вы видите, что редакция совершила ошибку, допустив дискуссию с фальсификатором истории нашей партии.

Что могло толкнуть редакцию на этот неправильный путь?

Я думаю, что на этот путь толкнул её гнилой либерализм, имеющий теперь среди одной части большевиков некоторое распространение. Некоторые большевики думают, что троцкизм есть фракция коммунизма, правда, ошибающаяся, делающая немало глупостей, иногда даже антисоветская, но всё же фракция коммунизма. Отсюда -некоторый либерализм в отношении троцкистов и троцкистски-мыслящих людей. Едва ли нужно доказывать, что такой взгляд на троцкизм является глубоко ошибочным и вредным. На самом деле троцкизм давно уже перестал быть фракцией коммунизма. На самом деле троцкизм есть передовой отряд контрреволюционной буржуазии, ведущей борьбу против коммунизма, против Советской власти, против строительства социализма в СССР.

Кто дал контрреволюционной буржуазии духовное, идеологическое оружие против большевизма в виде тезиса о невозможности построения социализма в нашей стране, в виде тезиса о неизбежности перерождения большевиков и т. п.? Это оружие дал ей троцкизм. Нельзя считать случайностью тот факт, что все антисоветские группировки в СССР в своих попытках обосновать неизбежность борьбы с Советской властью ссылались на известный тезис троцкизма о невозможности построения социализма в нашей стране, о неизбежности перерождения Советской власти, о вероятности возврата к капитализму.

Кто дал контрреволюционной буржуазии в СССР тактическое оружие в виде попыток открытых выступлений против Советской власти? Это оружие дали ей троцкисты, пытавшиеся устроить антисоветские демонстрации в Москве и Ленинграде 7 ноября 1927 года. Это факт, что антисоветские выступления троцкистов подняли дух у буржуазии и развязали вредительскую работу буржуазных специалистов.

Кто дал контрреволюционной буржуазии организационное оружие в виде попыток устройства подпольных антисоветских организаций? Это оружие дали ей троцкисты, организовавшие свою собственную антибольшевистскую нелегальную группу. Это факт, что подпольная антисоветская работа троцкистов облегчила организационное оформление антисоветских группировок в СССР.

Троцкизм есть передовой отряд контрреволюционной буржуазии.

Вот почему либерализм в отношении троцкизма, хотя бы и разбитого и замаскированного, есть головотяпство, граничащее с преступлением, изменой рабочему классу.

Вот почему попытки некоторых "литераторов" и "историков" протащить контрабандой в нашу литературу замаскированный троцкистский хлам должны встречать со стороны большевиков решительный отпор.

Вот почему нельзя допускать литературную дискуссию с троцкистскими контрабандистами.

Мне кажется, что "историки" и "литераторы" из разряда троцкистских контрабандистов стараются проводить свою контрабандную работу пока что по двум линиям.

Во-первых, они стараются доказать, что Ленин в период перед войной недооценивал опасности центризма" при этом предоставляется неискушённому читателю догадываться, что Ленин, стало быть, не был еще тогда настоящим революционером, что он стал таковым лишь после войны, после того, как "перевооружился" при помощи Троцкого. Типичным представителем такого рода контрабандистов можно считать Слуцкого.

Мы видели выше, что Слуцкий и компания не стоят того, чтобы долго возиться с ними.

Во-вторых, они стараются доказать, что Ленин в период перед войной не понимал необходимости перерастания буржуазно-демократической революции в революцию социалистическую, при этом предоставляется неопытному читателю догадываться, что Ленин, стало быть, не был еще тогда настоящим большевиком, что он понял необходимость такого перерастания лишь после войны, после того, как он "перевооружился" при помощи Троцкого. Типичным представителем такого рода контрабандистов можно считать Волосевича, автора "Курса истории ВКП(б)".

Правда, Ленин еще в 1905 году писал, что "от революции демократической мы сейчас асе начнём переходить и как раз в меру нашей силы, силы сознательного и организованного пролетариата, начнём переходить к социалистической революции", что "мы стоим за непрерывную революцию", что "мы не остановимся на полпути". Правда, фактов и документов аналогичного порядка можно было бы найти в сочинениях Ленина многое множество. Но какое дело Волосевичам до фактов из жизни и деятельности Ленина? Волосевичи пишут для того, чтобы, подкрасившись под большевистский цвет, протащить свою антиленинскую контрабанду, налгать на большевиков и сфальсифицировать историю большевистской партии.

Вы видите, что Волосевичи стоят Слуцких.

Таковы "пути и перепутья" троцкистских контрабандистов.

Сами понимаете, что не дело редакции "Пролетарской Революции" облегчать контрабандистскую деятельность подобных "историков" предоставлением им дискуссионной трибуны.

Задача редакции состоит, по-моему, в том, чтобы поднять вопросы истории большевизма на должную высоту, поставить дело изучения истории нашей партии на научные, большевистские рельсы и заострить внимание против троцкистских и всяких иных фальсификаторов истории нашей партии, систематически срывая с них маски.

Это тем более необходимо, что даже некоторые наши историки, - я говорю об историках без кавычек, о большевистских историках нашей партии,-не свободны от ошибок, льющих воду на мельницу Слуцких и Волосевичей. Исключения не составляет здесь, к сожалению, и т. Ярославский, книжки которого по истории ВКП(б), несмотря на их достоинства, содержат ряд ошибок принципиального и исторического характера.

С ком. приветом И. Сталин

Журнал "Пролетарская Революция" № 6(113), 1931 г.


Приложение 1:

ПИСЬМО ТОВ. СТАЛИНА И ЗАДАЧИ ВОАПП

Постановление секретариата ВОАПП

Письмо тов. Сталина в редакцию "Пролетарской революции" "О некоторых вопросах истории большевизма" ставит во весь рост задачу усиления борьбы за партийность в теории, против всех и всяческих враждебных марксизму-ленинизму систем и против гнилого либерализма по отношению к последним. Письмо особенно заостряет внимание на новых формах маскировки троцкизма, этого передового отряда контрреволюционной мировой буржуазии. Разоблачая Слуцких и Волосевичей, письмо показывает, как троцкизм пытается извратить историю большевистской партии, оклеветать ленинизм, противопоставить ему идеологию троцкизма. Письмо бичует гнилой либерализм по отношению к троцкистским (и иным классово-враждебным пролетариату) вылазкам, проводимым "за счет кровных интересов большевизма".

Указания, данные т. Сталиным в его письме коммунистам, разрабатывающим историю партии, имеют самое непосредственное отношение ко всем отрядам пролетариата, действующим на идеологическом фронте. Успехи развернутого социалистического наступления, решение внутри СССР вопроса "кто кого" в пользу социализма, завершение фундамента социалистической экономики, приближение второй социалистической пятилетки, развертывание культурной революции вышибают оружие из рук классовых врагов пролетариата. Но тем ожесточеннее защищает классовый враг свои последние позиции (в том числе и на идеологическом фронте), пытаясь закрепить свои связи с международной контрреволюционной буржуазией, прибегая к новым, все более утонченным формам защитной маскировки, эксплоатируя еще непреодоленные трудности социалистического строительства, используя каждый случай недостаточной бдительности или гнилого либерализма в том или ином отряде пролетариата.

Партия ставит перед пролетарским литературным движением задачу преодоления его отставания от задач социалистического строительства, осуществления решительного перелома в перестройке рядов движения, создания Магнитостроев литературы. Борьба пролетарской литературы за гегемонию предполагает усиление борьбы за ленинское мировоззрение, за повышение идейного уровня, за идейно-художественное качество. Не может быть большевистской литературной практики без большевистской литературной теории. В свете письма тов. Сталина необходимо всему ВОАПП осмыслить новые задачи, встающие перед ним.

Всесоюзное пролетарское литературное движение имеет принципиально-теоретическую и литературно-политическую линию, выработанную под руководством партии. Проводя в жизнь указания партии, ВОАПП в основном успешно боролось против троцкизма, воронщины, переверзевщины, меньшевиствующего идеализма, деборинщины, лефовщины-литфронтовщины, - против правой опасности, как главной, и "левацкого" вульгаризаторства, - против великодержавного шовинизма и местного национализма, - против всех видов гнилого либерализма и примиренчества к буржуазным, антимарксистским теориям, - против искажений ленинской партийности в литературе и ленинского понимания культурной революции.

В результате этой борьбы ВОАПП превратилось в основную организацию пролетарских писателей, проводящую линию партии в вопросах литературы.

Но - при всем этом - результаты работ ВОАПП явно недостаточны. Буржуазная агентура в литературе еще не разгромлена, она борется за овладение трибуной искусства, - она оказывает активное сопротивление наступлению пролетариата в области художественной практики и литературной работы. Проверить все звенья работы ВОАПП под углом указаний тов. Сталина, усилить большевистскую бдительность и нетерпимость, усилить борьбу за ленинизм, как за новую ступень в философии диалектического материализма, усилить тесную связь с другими отрядами идеологического фронта на основе разрешения задач, поставленных партией, - такова наша первоочередная задача.

При общей правильности литературно-политической линии ВОАПП, в практике работы его отдельных звеньев наблюдаются прорывы, проявления гнилого либерализма, недостаточная большевистская бдительность. При общей правильности теоретической линии ВОАПП в теоретической работе последнего, в ряде случаев неизжиты некритическое отношение к плехановской философии, влияние меньшевистствующего идеализма, давление воронщины, формализма и т. д. Теоретическая работа ВОАПП проводится без достаточного плана, что не может не приводить к запаздыванию в разрешении задач, выдвинутых партией и поставленных практикой литературного движения. Недостаточность темпов развертывания самокритики приводит к тому, что на отдельных ошибках движения недостаточно воспитывается все движение в целом, что эти ошибки вскрываются с запозданием. Неумение работать по-новому и тенденции цехового замыкания в узко-литературных вопросах приводят к тому, что, например, лишь после письма тов. Сталина приступлено к широкому разоблачению троцкистской контрабанды типа Горбачева или Лелевича (равно как и троцкистских тенденций, имевших иногда место в художественной практике последних лет) и к разоблачению меньшевистских и иных ошибок, допущенных в отдельных органах воапповской печати. В ряде случаев без необходимого упора, без мобилизации широких масс пролетарской общественности проводится борьба с вылазками классового врага в литературе.

Вопросы национальной культуры и культурного наследства, разрешаемые по-ленински, приобретают исключительное значение для всех национальных отрядов ВОАПП.

Разработку этих вопросов необходимо проводить на основе непримиримой борьбы против оппортунистического "сплошного", классово-недиференцированного подхода к наследству, против тенденций отрицания и смазывания классовой специфики пролетарской, социалистической культуры, национальной по форме, - против ревизии ленинской теории критической переработки наследства, - против великодержавного ассимиляторства и национал-демократической трактовки проблем национальной культуры, - против "левацкого" вульгаризаторства, капитулянтского отказа от использования культурного наследства. Разработка марксо-ленинской теории пролетарской литературы должна быть тесно связана с разработкой творческих задач, с борьбой за повышение качества литературы на основе развертывания творческой дискуссии и создания всех необходимых условий для работы творческих группировок, на основе усиления конкретной критики и закрепления плановости в критической работе.

Секретариат ВОАПП, подтверждая резолюцию 5-го внеочередного пленума Правления РАПП о "задачах перестройки работы РАПП", предлагает всем созываемым пленумам Правлений республиканских АПП:

1) положив в основу своих решений положения, развитые в решениях 5-го пленума Правления РАПП, конкретизировать эти положения применительно к особенностям каждой данной республиканской организации;

2) в центре работы пленумов по перестройке, которые должны быть переломными в работе по преодолению отставания пролетарской литературы, поставить обсуждение указаний письма т. Сталина, сделав из этих указаний все необходимые выводы для работы организации пролетарских писателей в данной союзной республике;

3) особое внимание уделить борьбе с классово-враждебной пролетариату контрабандой в вопросах развития национальной культуры и литературы;

4) разработать развернутый план наступления на агентуру классового врага в области литературы, разоблачив конкретных носителей классово-враждебных влияний и гнилого либерализма в рядах пролетарской литературы и вне их (журналы, издательства и пр.); без такого наступления невозможна работа по дальнейшему приближению к позициям пролетариата литературных союзников;

5) на основе решений республиканских пленумов разработать ряд практических мероприятий по перестройке, обеспечив необходимые темпы для проведения в жизнь этих мероприятий;

6) осуществить во всей работе теснейшую связь АПП с ленинским комсомолом и с отрядами пролетариата на смежных участках идеологического фронта, прежде всего - с ОВМД.

За большевистские темпы перестройки!

За проведение в жизнь указаний т. Сталина!

За повышение большевистской бдительности и нетерпимости!

За Магнитострои литературы!

Приложение 2:

ОБ ОЧЕРЕДНЫХ ЗАДАЧАХ ПЕРЕСТРОЙКИ РАПП

Резолюция по докладу Л. Авербаха на пленуме РАПП 2 декабря 1931 г.

1. Вступление страны в период социализма поставило перед всеми организациями рабочего класса задачу перестройки форм и методов их работы. Перестройка РАППа происходила и происходит недостаточно. Указания партии на недостаточность развития самокритики в РАППе, на наличие элементов администрирования в работе, на частое игнорирование в практике того основного положения, что РАПП является литературно-воспитательной, а не государственно-административной организацией, указания на необходимость изжития всех этих недостатков проводились в жизнь неудовлетворительными темпами, не всегда последовательно, с рядом ошибок. Между тем в РАППе с особой силой должна быть развернута борьба за большевистское содержание и большевистские темпы перестройки, в связи с превращением РАППа из одного из кружков в массовую организацию, объединяющую всех пролетарских писателей, в организацию, являющуюся основным проводником линии партии в литературе, в ведущую организацию всего фронта пролетарского искусства, в организацию идейно-воспитательного характера, в организацию, которая должна заниматься производственными вопросами своей области не окололитературными делами, не спорами вокруг и по поводу литературы, но литературой по существу.

Такая перестройка РАППа являлась и является одним из важнейших условий борьбы за преодоление отставания пролетарских писателей от задач, ставящихся перед ними современным этапом классовой борьбы пролетариата, заканчивающего в обстановке нарастания и подъема мировой революции построение фундамента социализма в СССР, покрывшего СССР сетью социалистических предприятий и гигантов-новостроек, из страны мелкого и раздробленного частнособственнического хозяйства деревни создавшего страну крупного социалистического земледелия, обеспечившего победу социализма в СССР. Такая перестройка РАППа являлась и является одним из важнейших условий борьбы за преодоление отставания искусства от возросших требований читателей, требований, все более растущих в связи с величайшими темпами культурной революции, в связи с победоносным наступлением диалектического материализма во всех областях знания. Такая перестройка РАППа являлась и является одним из важнейших условий создания большого искусства, искусства подлинного познания действительности и орудия ее революционного изменения.

2. Под углом зрения производственных задач РАППа, как организации, обязанной обеспечить наилучшие условия для работы всех пролетарских писателей, обязанной наладить творческое соревнование между ними, их учебу и взаимопомощь, обязанной заботиться о воспитании и выдвижении новых литературных кадров (прежде всего из среды рабочего класса), - должны быть пересмотрены все формы и методы и все содержание работ РАППа. Производственная перестройка РАППа должна охватить, следовательно, не только вопросы организационного порядка, вопросы структуры РАППа и т.д., но в первую очередь и все вопросы его творческой, теоретической и литературно-политической работы, на основе широчайшей самокритики, как непременного условия перестройки. Это относится, конечно, не только к РАППу, но и ко всем другим литературным организациям, особенно к организации пролетарско-колхозных писателей, самокритика в которой развита явно недостаточно, и положение с перестройкой в которой явно неблагополучно.

3. Последняя литературная дискуссия и выступление комсомола (речь т. Косарева) являются свидетельством остроты задач перестройки и необходимости немедленного поворота РАППа к методам работы по-новому. Защищая правильные творческие позиции, руководство РАППа не поняло, что объективным смыслом дискуссии является законное недовольство ленинского комсомола, как и всей пролетарской общественности, темпами и характером проведения РАППом в жизнь указаний партии о задачах пролетарских писателей и их организаций. Последняя литературная дискуссия, обнаружив со всей остротой недочеты и ошибки в работе РАППа, приобрела огромное положительное значение для пролетарской литературы, она должна явиться решающим толчком для перехода к работе по-новому. На эти (как и на ряд других) ошибки РАППа правильно указал ЦО партии "Правда" 24 ноября 1931 г. в статье тов. Мехлиса, наметив перед РАППом задачи решительной перестройки ее работы.

Одним из основных выводов из дискуссии должен быть решительный поворот всего РАППа лицом к ленинскому комсомолу и налаживание действительной дружной, совместной работы между комсомолом и РАППом. Этот поворот должен выразиться не только в декларациях, а главным образом в деловой работе, в первую очередь во включении всей организации и всей рапповской печати в начатый "Комсомольской правдой" смотр комсомольской литературы, проведении совместно с комсомолом смотра работы литературных кружков, преследуя цель еще большего приближения комсомола к вопросам литературы.

4. Советская литература является по своей идейной насыщенности самой значительной литературой в мире. Однако, несмотря на успехи и достижения пролетарских писателей, мы имеем только первые победы пролетарской литературы, которая должна стать "шагом вперед в художественном развитии всего человечества" и которая разрешит стоящие перед ней задачи лишь при условии упорной борьбы за повышение уровня ленинского мировоззрения пролетарских писателей, гораздо более последовательной и критической работы пролетарских писателей над усвоением опыта всей литературы прошлого, а также осмысливанием и своего творческого опыта и революционной практики, увеличения подлинного и повседневного участия пролетарских писателей в практике социалистического строительства. РАПП должен усилить борьбу против элементов комчванства, нежелания учиться, зазнайства, против левацкого вульгаризаторства. Без усиления такой борьбы невозможно до конца добить главную - правую - опасность, выражающуюся сегодня не только в отрицании необходимости или возможности развития пролетарской литературы, но и в стремлении направить ее развитие по пути восстановительства, реставраторства, недооценки качественно особых задач пролетарской литературы по сравнению с литературой всех прошлых классов. Данный партией лозунг "за Магнитострой литературы" ориентирует пролетарских писателей на борьбу и с правыми и с "левыми" капитулянтами, в разной форме одинаково отрицающими курс на создание большого искусства, искусства, стоящего на высоте идей Маркса - Ленина - Сталина.

5. Рост пролетарской литературы приводит к возникновению различных творческих группировок, выражающих различные устремления пролетарских писателей к овладению диалектико-материалистическим художественным методом, различные творческие направления, различные тенденции к формированию творческих школ. Поворотом к творческим вопросам, созданием творческих группировок, развертыванием творческого соревнования и смотра, углублением творческой дискуссии - всем этим следует проверять производственную перестройку РАППа, под углом зрения увеличения боевой роли литературы на службе практики рабочего класса, руководимого коммунистической партией.

Руководство РАППа должно не пассивно регистрировать вновь возникающие творческие группировки, но всячески содействовать их возникновению на основе общих творческих установок РАППа по различным принципам объединения (общность творческих взглядов, разработка той или иной области тематики и проч.), не требуя от них опубликования платформ и проверяя их работу прежде всего их творческой продукцией. Творческая дискуссия требует более высокого теоретического осмысливания и обобщения опыта всех пролетарских писателей, всех их направлений, всех их школ. Без такого усиления теоретической работы творческая дискуссия не может быть школой метода, системой воспитания, основным содержанием работы РАППа сверху донизу. В связи с этим, пленум осуждает выдвинутую ленинградской группой "Закал" литфронтовскую теорию "двух струй" (от которой потом эта группа отказалась).

6. Теоретические установки РАППа, неразрывные с литературно-политической линией РАППа, проводившиеся на основе линии партии, всегда были связаны с практикой работы пролетарских писателей и себя в основном оправдали. Но несмотря на то, что во всей работе РАПП, исходя из ленинского учения о культурной революции, под руководством партии боролся за него против школ Бухарина и Деборина в этих вопросах, несмотря на громадное теоретическое содержание борьбы РАППа за ленинизм против богдановщины, троцкизма, воронщины, переверзевщины, лефовщины, литфронтовщины, несмотря, следовательно, на общую правильность теоретической работы РАППа, - в нем имел место ряд ошибок, связанных с влиянием деборинской школы и с недостаточно критическим отношением к литературоведческому наследию Плеханова. Письмо т. Сталина в редакцию "Пролетарской революции" "О некоторых вопросах истории большевизма", являясь образцом большевистской идейной нетерпимости, обязывает РАПП и всех его работников к пересмотру своих теоретических работ под углом зрения борьбы за ленинскую партийность теории, за овладение ленинским философским наследством, как новой ступенью в развитии марксизма, за проверку теории борьбы с классовым врагом и его влияниями на фронте литературной теории.

Пленум считает, что суровая и последовательная самокритика, очищение правильной теоретической линии РАППа от любых больших и маленьких ошибок являются непременным условим движения вперед. Полагая, что ни одна ошибка не должна оставаться неразобранной и неопровергнутой, пленум вменяет в обязанность предстоящему совещанию рапповских критиков дать программу дальнейшей теоретической работы РАППа и особое внимание уделить вскрытию всех ошибок, имевших место как в работах основных работников РАППа и сводившихся, прежде всего, к известным деборинским влияниям, к во многом некритическому отношению к плехановскому наследству, к неполному преодолению влияния воронщины (Авербах, Фадеев, Либединский, Ермилов, Афиногенов, Селивановский, Сутырин, Динамов и др.), так и в работе РАППа в целом (например, ошибочный лозунг "одемьянивания", ошибочная формулировка в дискуссии с Переверзевым - "за плехановскую ортодоксию" и т. д.).

7. Пленум считает, что важнейшими задачами перестройки работы РАППа в области теории являются:

а) разгрузка кадров для серьезной теоретической работы;

б) борьба с начетничеством и нелюбовью к изучению фактов и материала, нередко подменяемому вульгарным "цитатничеством";

в) большее планирование теоретической работы рапповцев и теснейшая увязка ее с институтом ЛИЯ Комакадемии на основе изучения практических задач, диктующихся творчеством пролетарских писателей, и всей работы РАППа;

г) более тесная связь с другими пролетарскими отрядами на идеологическом фронте - прежде всего, с ОВМД, борьба с цеховым замыканием в кругу вопросов искусствознания, расширение круга теоретических запросов рапповского актива;

д) усиление самокритики в качестве условия и предпосылки коллективизма в работе;

е) развитие конкретной критики, повышение ее качества, устранение из нее элементов случайности, поверхностности, заушательства, при непримиримой борьбе с критикой, необъективной, продиктованной групповыми соображениями.

Эта перестройка должна происходить под лозунгом: "За партийность, за ленинскую литературную теорию!"

8. Считая письмо секретариата РАППа о развертывании творческой дискуссии, резолюцию секретариата РАППа о речи т. Сталина и задачах пролетарской литературы и решения о показе героев важнейшими документами творческой линии РАППа, пленум поручает секретариату начать выработку к съезду творческой платформы РАППа, как базы творческой дискуссии, основы для работы и роста творческих группировок, развития и конкретизации лозунга "за Магнитострой литературы". Пленум считает, что этот лозунг, углубляя и дальше развивая основные творческие лозунги движения, подтверждает правильность борьбы РАППа против ликвидаторов искусства справа и "слева", - как против всех и всяческих выражений правой опасности (воронщины, переверзевщины, эстетского формализма, влияния конструктивизма, идеалистических установок "Перевала" и его кулацкого гуманизма), так и против лефовщины, литфронтовщины (сочетавшей и правые и "левые" ошибки), всяческих форм и видов "левацкого" вульгаризаторства. Лозунг "за Магнитострой литературы" требует от пролетарских писателей неуклонной борьбы за повышение художественного качества, против предрассудков барства, против теории "утильсырья", противопоставляющей темпы и качество, против самомалейшего отрыва от практики рабочего класса и деляческого, антибольшевистского опошления и принижения понятия практики. Лозунг "за Магнитострой литературы" обязывает пролетарских писателей к усилению борьбы за тематику периода социалистической реконструкции, за выполнение решений РАППа по поставленной партией задаче показа героев коммунистического труда, за подлинное осмысливание, глубокое обобщение и идейную насыщенность, не мирящиеся с непреодоленными до конца влияниями теории и наличием в творческой практике черт пассивного созерцательства, идеалистической теории непосредственных впечатлений, схематического рационализма, мелкобуржуазного субъективизма, литфронтовщины, эмпиризма и т. д. Разработка вопросов творческого метода должна итти дальше под лозунгом борьбы "за ленинскую партийность творческого метода" и под углом зрения выполнения задач и создания "Магнитостроев литературы". Этим определяются задачи перестройки РАППа по существу вопросов творческой дискуссии.

9. Полагая, что литературно-политическая работа РАППа была в основном правильным проведением в жизнь литературной политики партии, пленум считает необходимым усиление борьбы РАППа с буржуазной опасностью и буржуазными влияниями в литературе и в литературной теории (в частности, разоблачение троцкистских "контрабандистов" типа Лелевича-Горбачева). На этой основе должна быть усилена работа среди попутничества, усилена связь с союзническими группировками, усилена борьба против мелкобуржуазных настроений в творчестве отдельных членов РАППа, увеличена большевистская бдительность и идейная нетерпимость во всех звеньях РАППа, во всех изданиях РАППа, у каждого рапповца. Пленум, отмечая такие прорывы, как напечатание в органе Западного АППа - "Наступление" - контрреволюционного по существу стихотворения Осина, напечатание в органе ЛАППа - "Ленинград" - кулацко-сменовеховской повести Правдухина "Гугенот из Териберки", напечатание в "Красной нови" кулацкого клеветнического пасквиля Платонова "Впрок", - считает необходимым усилить ответственность членов РАППа за их работу в редакциях и журналах.

10. Важнейшими моментами перестройки литературно-политической работы РАППа являются: 1) ведение ее не отдельными работниками, а всей организацией, массовость ее, как одно из средств партийно-политического воспитания рапповских кадров; 2) увеличение идейно-творческой и литературно-политической роли ФОСПа и передача ФОСПом профсоюзам ряда функций, не связанных с идейно-воспитательными задачами литературных организаций; 3) создание ряда добровольных организаций по типу ЛОКАФа для усиления участия писателей в социалистическом строительстве под углом зрения дальнейшей ломки старого типа писателя; 4) жесткий просмотр журналов и издательств с точки зрения выполнения ими задач работы с писателями и действительного превращения их в центры писательской общественности; 5) усвоение на деле всем РАППом и всеми его работниками того положения, что литературно-политическая работа включает в себя вопросы художественного руководства, непосредственной творческой помощи, индивидуализированной работы, учитывающей особенности творческого метода того или иного попутнического и союзнического писателя.

11. Условием и предпосылкой разрешения всех этих задач является решительная организационная перестройка РАППа. Ее важнейшими моментами являются: 1) пересмотр структуры РАППа и всех его органов под углом зрения характера РАППа, как организации идейно-воспитательной; 2) перенос центра тяжести всей работы в журналы, издательства, литстраницы и т. д.; 3) прекращение оргзаседательской суетни и наполнение работы всех звеньев РАППа подлинным производственным творческим содержанием; 4) полная ликвидация элементов администрирования и пережитков кружкового периода; 5) превращение производственных совещаний в постоянную форму работы во всех организациях РАППа; 6) перенос центра тяжести с роста вширь на рост вглубь (подтверждая резолюцию прошлого пленума о работе с ударниками, пленум отмечает ошибочность утверждения о превращении ударника в "центральную фигуру"); 7) диференцированный подход к различным прослойкам в РАППе и индивидуализация работы с писателями на основе своеобразного, учитывающего всю специфику литературы, планирования; 8) развертывание творческих группировок и обеспечение необходимых условий для их работы (в частности и в особености пленум отмечает необходимость создания должной атмосферы для группировки т. Панферова); 9) гораздо большее участие профсоюзов и комсомола в руководстве кружками и во всей работе РАППа; 10) усиление связи между РАППом и МОРПом, усиление помощи МОРПу в проводимой им работе по консолидации международной революционной литературы, усиление связи и обмена творческим опытом как между отдельными национальными отрядами пролетарской литературы РСФСР, так между РАППом и другими отрядами ВОАППа, усиление интернационального воспитания во всей системе работы РАППа; усиление борьбы за партийность во всей работе РАППа, за вовлечение в него новых партийных кадров, за постоянный контроль над всей работой РАППа со стороны партийных организаций, за ликвидацию навыков старой литературной среды (ячества, индивидуализма и т. д.).

Превратить РАПП в массовый производственный писательский коллектив - такова общая задача организационной перестройки.

Одобряя доклад т. Авербаха, пленум выражает доверие руководству РАППа, будучи твердо убежден, что по указаниям партии, под ее руководством и на основе большевистской самокритики оно исправит допущенные ошибки и обеспечит большевистское содержание и большевистские темпы перестройки РАППа.